Присвоение и растрата состав преступления

| | 0 Comment

Присвоение или растрата

Присвоение или растрата (ст. 160 УК). Объект преступле­ния — отношения определенной формы собственности. Пред­мет — чужое имущество, вверенное виновному.

Объективная сторона выражается в присвоении или растрате, т.е. хищении чужого имущества, вверенного виновному. Присвое­ние представляет собой обособление части имущества, вверенного виновному, изъятие и безвозмездное обращение его последним в свою пользу. Растрата — это изъятие части имущества, вверенного виновному, и безвозмездное обращение его в пользу других лиц или потребление, расходование самим виновным. Составы при­своения и растраты материальные. Присвоение считается окон­ченным, когда виновный, изъяв имущество, получил реальную возможность им распоряжаться по собственному усмотрению. Мо­мент окончания растраты специфичен, он связан с моментом по­требления изъятого имущества или с его отчуждением.

Субъективная сторона — умышленная вина в виде прямого умысла и корыстная цель. Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет, которому вверено похищенное имущество. Таким образом, субъектами рассматриваемого преступления яв­ляются лица, которые в силу должностных обязанностей, договор­ных отношений или специального поручения осуществляют в от­ношении похищаемого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению. Прежде всего, это матери­ально ответственные лица: продавцы, кассиры, агенты по снабже­нию, кладовщики, экспедиторы и т.д. Это могут быть лица, дейст­вующие по специальному поручению (например, председатель ро­дительского комитета класса по поручению коллектива родите­лей, собрав деньги на общественное мероприятие, присваивает их;

староста группы, получающий по поручению учащихся и их дове­ренности стипендию, растрачивает денежные средства на свои нужды), а также на основании договорных отношений хранения, подряда и др. Если лицо не обладает перечисленными выше право­мочиями по отношению к имуществу, но имеет к нему доступ в связи с полученной работой (например, рабочие, водители и т.д.), то такое хищение следует расценивать как кражу.

Квалифицированные виды присвоения и растраты (ч. 2 ст. 160 УК) — совершение:

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) лицом с использованием своего служебного положения;

г) с причинением значительного ущерба гражданину.

Часть 3 ст. 160 УК предусматривает ответственность за мошен­ничество и растрату, совершенные:

а) организованной группой;

б) в крупном размере;

в) лицом, ранее два или более раз судимым за хищение либо вымогательство.

Содержание всех перечисленных признаков рассмотрено выше.

www.bibliotekar.ru

Присвоение или растрата

Предметом преступления является имущество чужое, но вверенное виновному.

Вверенное имущество означает, что оно передано собственником или законным владельцем лицу, которое является посторонним к этому имуществу(оно для него чужое), для осуществления основных полномочий: распоряжения, управления, доставки и хранения.

Объективная сторона состоит из двух альтернативных деяний:

  • присвоение – неправомерное удержание имущества, вверенного виновному, для обращения его в свою собственность;
  • растрата – отчуждение чужого имущества, вверенного виновному, в пользу третьих лиц любыми способами (продажа, дарение и т. д.).

Отличие кражи от присвоения или растраты: как присвоение либо растрата вверенного имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица). Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше правомочиями, но имеющим к нему допуск в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража.

Если вверенное имущество использовано незаконно, но без намерения обратить его в свою собственность либо в собственность третьих лиц, действия не должны рассматриваться как хищение. Действия виновного при наличии соответствующих признаков могут быть квалифицированы как самоуправство по ст. 330 УК РФ или по ст. 285 УК РФ (для должностного лица).

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Субъект преступления – специальный – лицо, которому имущество вверено.

Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2–4 ст. 160 УК РФ. К ним относятся:

  • группа лиц по предварительному сговору и причинение значительного ущерба (ч. 2);
  • использование своего служебного положения и крупный размер (ч. 3);
  • организованная группа и особо крупный размер (ч. 4).
  • Поскольку и присвоение, и растрата совершаются специальным субъектом – лицом, которому имущество было вверено, постольку группа лиц по предварительному сговору, в отличие от организованной группы, должна включать хотя бы двух соисполнителей, обладающих признаками специального субъекта. Действия остальных соучастников требуют квалификации по ст. 33, 160.

    Крупным размером кражи признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным – один миллион рублей.

    be5.biz

    Понятие присвоения и растраты.

    Присвоение или растрата является одной из форм хищения, ответственность за которую предусмотрена ст. 160 Уголовного кодекса РФ. В диспозиции статьи дано определение понятия «присвоение или растрата», под которым понимается хищение чужого имущества, вверенного виновному. Названная статья объединяет две формы хищения – присвоение и растрату. Присвоением, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 года №51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»(далее Постановление), признаётся безвозмездное, совершенное с корыстной целью, противоправное обращение лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника. Растрата – противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

    Состав преступления, предусматривающего ответственность за присвоение или растрату.

    Объект присвоения и растраты полностью соответствует объекту любого хищения, т.е. это отношения собственности.
    Предметом присвоения или растраты может быть не любое имущество, а лишь то, которое вверено виновному. Представляется, что для признания имущества вверенным, необходимо наличие у виновного правомочий в отношении этого имущества. Такие правомочия могут возникнуть:
    1) на основании гражданско-правовых договоров (хранения, аренды, перевозки и т.д.);
    2) в силу трудовых, служебных отношений или в силу специального полномочия.
    На данное обстоятельство обращает внимание и Пленум Верховного Суда в Постановлении, где он указывает, что если лицо не обладало полномочиями по правомерному владению имущества, то тайное хищение чужого имущества лицом, имеющим доступ к похищенному в силу выполняемой работы или иных обстоятельств, должно быть квалифицировано по ст.158 УК РФ. То есть, не является вверенным, например, имущество, переданное под присмотр случайному человеку, либо под охрану. Правомочия по вверенному имуществу обычно оформляются документами (договорами), либо в отношении имущества, находящегося в ведении работников, локальными актами организации, трудовыми договорами. Существенное отличие присвоения и растраты от воровства заключается в том, что нарушение чужого владения не относится к существенным признакам рассматриваемого преступления. Таким образом, с объективной стороны, преступник не изымает имущество у собственника, а оно на законных основаниях поступает во владения виновного.
    Так же присвоение или растрата отличается от других форм хищения способом обращения имущества в свою пользу или пользу других лиц, выраженных в невозвращении вверенного имущества. Данные действия могут быть разнообразными и зависеть, в частности, от физических свойств похищаемого имущества, его целевого назначения, местонахождения, порядка охраны.
    Данное преступление может быть совершено как путём действия (например, использование имущества, переданного на хранение), так и путём бездействия (например, если лицо, которому было вверено имущество, говорит собственнику, что оно погибло во время пожара, было похищено).
    Состав преступления, предусматривающего ответственность за присвоение и растрату материальный. Присвоение считается оконченным с момента, когда законное владение вверенным имуществом стало противоправным и лицо начало осуществлять действия по обращению этого имущества в свою пользу. Растрата считается оконченным преступлением с момента начала противоправного издержания имущества.
    Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Таким образом, прямой умысел направлен на причинение имущественного ущерба потерпевшему, которому сопутствует реализация корыстной цели виновного. Корыстная цель выражается в намерении использовать чужое имущество как своё собственное и получить от этого материальную выгоду.
    Субъект данного преступления специальный – лицо, достигшее возраста 16 лет, которому вверено имущество, т.е. материально ответственное лицо, которому имущество, являющееся предметом хищения, вверено его собственником или владельцем по документу. Так же при совершении присвоения или растраты в соучастии, кроме таких форм как организованная группа и преступное сообщество, исполнителем может быть только лицо, обладающее признаками специального субъекта. Согласно п.22 Постановления, лица, не обладающие признаками специального субъекта присвоения или растраты, но непосредственно участвовавшие в хищении имущества согласно предварительной договоренности с лицом, которому это имущество вверено, должны нести уголовную ответственность по статье 33 и статье 160 УК РФ в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.

    Отличие присвоения от растраты.

    При присвоении имущество находится у виновного, который незаконно им владеет. Растратой же является противоправное отчуждение, потреблении, израсходование вверенного имущества, т.е взамен правомерного владения виновный незаконно пользуется и распоряжается имуществом.
    По мнению многих авторов, растрата является следующим этапом после присвоения чужого имущества, т.к. для того, чтобы растратить имущество его нужно сначала присвоить, принять решение о невозвращении его собственнику, обратить в свою пользу. Однако нельзя придерживаться позиции, согласно которой растрате предшествует присвоение, т.к. в этом случае одно и тоже хищение имело бы два момента окончания: окончание присвоения и окончание растраты.
    Отличающим признаком присвоения и растраты является нахождение (ненахождение) имущества у виновного в момент окончания хищения.
    Таким образом, в момент окончания присвоения, имущество находится у виновного, и он имеет реальную возможность им распорядиться. В момент окончания растраты виновный реализует эту возможность, т.е пользуется и распоряжается указанным имуществом. Можно сделать вывод о том, что между правомерным владением и неправомерным издержанием имущества отсутствует какой-либо промежуток времени, в течение которого виновный осуществляет незаконное владение им. Таким образом, отличие присвоения от растраты состоит в наличии имущества у виновного в момент окончания преступления.

    Отличие присвоения и растраты от мошенничества, совершённого путем злоупотребления доверием

    Согласно п.3 Постановления, злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Такое доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим. Таким образом, под злоупотреблением доверия в данном случае понимается использование доверительных отношений с потерпевшим в силу сложившихся отношений. Для квалификации по ст.160 УК РФ, предусматривающей ответственность за присвоение и растрату, необходимо наличие юридически закреплённых отношений между собственником и виновным, которому вверено имущество. Таким образом, субъект присвоения и растраты находится с собственником имущества в правоотношении, а субъект мошенничества – нет, т.е. отношения в данном случае основаны на доверительном отношении собственника к виновному.

    www.shemetov.ru

    80.Присвоение или растрата. Их отличие от кражи. — alekssandrs Jimdo-Page!

    80. Присвоение или растрата. Их отличие от кражи.

    Непосредственный объект преступления – право собственности.

    Предметом преступления является имущество чужое, но вверенное виновному.

    Вверенное имущество означает, что оно передано собственником или законным владельцем лицу, которое является посторонним к этому имуществу(оно для него чужое), для осуществления основных полномочий: распоряжения, управления, доставки и хранения.

    Объективная сторона состоит из двух альтернативных деяний:

    – присвоение – неправомерное удержание имущества, вверенного виновному, для обращения его в свою собственность;

    – растрата – отчуждение чужого имущества, вверенного виновному, в пользу третьих лиц любыми способами (продажа, дарение и т. д.).

    Если вверенное имущество использовалось без намерения обратить его в свою собственность либо в собственность третьих лиц, действия не должны рассматриваться как хищение.

    Отличие кражи от присвоения или растраты : как присвоение либо растрата вверенного имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица). Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше правомочиями, но имеющим к нему допуск в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража.

    Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

    Субъект преступления – специальный – лицо, которому имущество вверено.

    Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2–4 ст. 160 УК РФ. К ним относятся:

    – группа лиц по предварительному сговору и причинение значительного ущерба (ч. 2);

    – использование своего служебного положения и крупный размер (ч. 3);

    – организованная группа и особо крупный размер (ч. 4). Поскольку и присвоение, и растрата совершаются специальным субъектом – лицом, которому имущество было вверено, постольку группа лиц по предварительному сговору, в отличие от организованной группы, должна включать хотя бы двух соисполнителей, обладающих признаками специального субъекта. Действия остальных соучастников требуют квалификации по ст. 33, 160.

    Крупным размером кражи признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным – один миллион рублей.

    Статья 160. Присвоение или растрата

    1. Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, —

    наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

    2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, —

    наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

    3. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, —

    наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

    4. Деяния, предусмотренные частями первой , второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, —

    наказываются лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

    alekssandr.jimdo.com

    Присвоение и растрата состав преступления

    Несмотря на относительную разработанность понятий присвоения и растраты, при более внимательном сопоставлении и сравнении их признаков с основными признаками общего понятия хищения, прослеживается некоторое несоответствие между ними.

    В экономической теории и юриспруденции под присвоением понимается обращение материальных благ в свою пользу, т.е. фактическое владение, пользование и распоряжение им как своим собственным [1] .

    Очевидно, что присвоение, определенное законодателем в качестве формы хищения, по своему содержанию и значению не должно отличаться от содержания и значения общеупотребительного понятия присвоения.

    Следовательно, присвоение вверенного виновному имущества должно означать, что имущество полностью перешло в его пользование, в сферу его хозяйствования. По существу, при присвоении в точном соответствии с его этимологическим значением должна иметь место практическая реализация цели хищения, и чтобы признать присвоение оконченным преступлением, необходимо установить, что субъект обратил вверенное имущество в сферу своего хозяйствования: внес его в свою имущественную массу, начал эксплуатировать, извлекать из него пользу, материальную выгоду.

    При краже, грабеже и мошенничестве изъятие и завладение строго отделены от присвоения имущества в его общеупотребительном значении. Перечисленные преступления совершаются с целью присвоения и окончены с момента фактического завладения имуществом, само же присвоение лежит за пределами составов этих преступлений. Поэтому для признания их оконченными преступлениями не нужно, чтобы виновное лицо воспользовалось похищенным имуществом.

    Но такое понимание присвоения как формы хищения противоречит основным признакам общего понятия хищения и приводит некоторых авторов к выводу о том, что «уголовное законодательство не знает понятия единого момента окончания хищения, который являлся бы всеобщим для всех его форм» [2] .

    Может быть, мы имеем дело с очередным исключением из общего правила наряду с разбоем, только в противоположном направлении? Разбой также является формой хищения, но в качестве исключения считается оконченным с момента нападения с целью завладения, а не фактического завладения имуществом. И судебная практика четко придерживается этого положения.

    Однако в ходе применения ст.160 УК РФ (ст.92, 147-1УК РСФСР) судебная практика при определении момента окончания присвоения исходит из общего понятия хищения, а именно: уже при фактическом неправомерном завладении имуществом (замене правомерного владения неправомерным) независимо от направленности умысла и дальнейшего его использования, присвоение считается оконченным.

    При таком понимании рассматриваемых форм хищения искажается этимологическая сущность термина «присвоение». Такая же участь постигла и понятие «растрата».

    Метод теоретического моделирования позволяет нам создать такую возможную криминальную ситуацию, которая, на наш взгляд, со всей очевидностью ставит под сомнение необходимость и целесообразность признания присвоения и растраты формами хищения.

    Например, кладовщик одного из складов, находящихся на охраняемой территории, после поступления товара на склад, изымает его из склада и прячет в пределах охраняемой территории с целью последующего выноса имущества за её пределы, т.е. с целью его хищения. Причем определенной цели, а именно: продать имущество (подарить, потребить, иным способом растратить) или же воспользоваться этим имуществом самому (присвоить), — у виновного на момент изъятия нет. Его мысли можно сформулировать примерно таким образом: «Пока спрячу, а там видно будет. Будет выгодно — продам прямо здесь у склада. А может и самому пригодится. Подвернётся удобный случай, вывезу к себе на дачу. Поживем — увидим!».

    В случае пресечения его преступной деятельности на этой стадии, возникает вопрос: какое в данном случае следователю, судье принять решение по вопросу квалификации? К хищению в какой форме приготовилось материально-ответственное лицо? К присвоению или растрате?

    То, что здесь приготовление к хищению — сомнений не вызывает. Но если невозможно установить форму хищения, то нельзя определить и способ хищения, который является необходимым признаком объективной стороны состава преступления. Значит, нельзя говорить и о наличии состава преступления (хищения) в целом, и лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности.

    С другой стороны, такая практика привела бы к необоснованному освобождению от уголовной ответственности виновных лиц.

    Однако не менее порочна и другая практика: перестраховка в квалификации и «сваливание в кучу» всех признаков, относящихся к составу преступления, предусмотренного ст.160 УК. «Сообразительный» следователь, прокурор, судья, не долго думая в такой ситуации, квалифицирует действия виновного как «приготовление к присвоению или растрате», как это часто бывает на практике.

    Безусловно, при существующей конструкции диспозиции ч.1 ст.160 УК на практике такой вопрос не вызовет недоумения, поскольку и присвоение, и растрата указаны в одной части статьи, и за их совершение предусмотрена одинаковая ответственность (санкция). Хотя законодатель и различает рассматриваемые формы хищения, признает их самостоятельными, расположение их в одной диспозиции в качестве альтернативных составов при одной санкции нивелирует самостоятельность присвоения и растраты.

    Ошибка в определении формы хищения (присвоение или растрата) на квалификацию не влияет, поэтому совершенно спокойно воспринимается субъектами правоприменительной деятельности, и, прежде всего, практическими работниками (следователями, прокурорами, судьями).

    Это же обстоятельство – отсутствие практической потребности в отграничении присвоения от растраты, – на наш взгляд, влияет и на отношение к рассматриваемой проблеме представителей уголовно-правовой науки.

    Ситуация изменилась бы кардинальным образом, если бы законодатель ответственность за присвоение предусмотрел бы в части первой, а за растрату – в ч.2 ст.160 УК с чуть более строгой санкцией. Вот тогда бы и возникла острая необходимость у практических работников отграничивать присвоение от растраты. Тогда и законодатель стал бы более внимательно относиться к предложениям представителей уголовно-правовой науки о совершенствовании уголовного законодательства.

    По нашему мнению, существующее понимание присвоения и растраты в уголовном законодательстве, их трактовка в современной юридической литературе не отражают в полной мере сути явления, нуждаются в изменениях и уточнениях.

    Представляется, что в создавшейся ситуации возможны два выхода:

    1) возврат к положениям дореволюционного законодательства, выделяющего присвоение в качестве самостоятельного преступления наряду с хищением, оставив это понятие в системе норм уголовного законодательства.

    2) отказ от законодательного признания присвоения и растраты в качестве форм хищения. Ибо обстоятельства, составляющие содержание объективной стороны названных преступлений, отграничивающие их друг от друга, находятся за пределами общего понятия хищения и, таким образом, не имеют квалифицирующего (конструирующего) значения. И, следовательно, с точки зрения момента окончания преступления присвоение и растрата как формы хищения не имеют права на существование.

    Не служит доказательством необходимости и целесообразности разграничения этих форм хищения приводимый в литературе практически всеми авторами пример с уголовным делом Ж. и М.

    Ж., будучи материально-ответственным лицом, получил на мясокомбинате мясо и решил продать часть его, а деньги присвоить. С этой целью он оставил часть мяса в автомашине на территории воинской части, и на следующий день вывез в магазин для продажи, где по договоренности с М. — продавцом магазина — мясо реализовал. Военные трибуналы гарнизона и округа усмотрели в его действиях растрату, совершенную в соучастии. Военная коллегия Верховного Суда СССР признала в данном случае присвоение, что существенно изменило уголовно-правовое положение М.

    Изменим в совершенно ничтожном плане описанную ситуацию. Предположим, что Ж. не стал заезжать на территорию воинской части, а, следуя со всем мясом, по пути в воинскую часть с той же целью заехал в магазин, где так же по договоренности с М. реализовал часть мяса. Несомненно, что формой хищения в данном случае является растрата. Правомерное владение практически сразу заменяется неправомерным — имущество продается (отчуждается) без завладения со стороны виновного. Роль же М. остается неизменной в обеих ситуациях. Однако, за те же действия в первом случае он — лицо, прикосновенное к хищению, во втором — соучастник хищения (растраты). Аналогичных примеров можно привести много.

    Поэтому, выступая в реальной жизни не в качестве форм хищения, а, являясь лишь способами распоряжения фактически уже похищенным имуществом, понятия «присвоение» и «растрата» должны быть исключены из законодательной терминологии при определении форм хищения.

    На наш взгляд, совершенно справедливо замечает по этому поводу В.И.Плохова, что «в диспозиции ст.92 (ныне ст.160 УК РФ – О.Б.) УК РСФСР должен найти отражение способ преступления. это — использование правомочий в отношении вверенного имущества» [3] .

    При присвоении или растрате обязательным признаком злоупотребления правомочиями являются особые отношения доверия между виновным и потерпевшим, имеющие под собой определенное юридическое основание. Нам представляется, что сам факт передачи имущества в ведение виновного (вверение) является определенным актом доверия, поэтому последующее присвоение (растрата) вверенного имущества, есть одновременно злоупотребление оказанным доверием [4] .

    С этимологической точки зрения понятие «вверенное» охватывает и то имущество, которое передается частному лицу (группе лиц) по договору хранения, бытового проката, аренды, доставки, перевозки и другим гражданско-правовым договорам с ним (ними). При хищении такого имущества тоже происходит злоупотребление оказанным доверием. В подобных случаях у виновных также имеются определенные правомочия в отношении имущества и они (до похищения) на законных основаниях владеют им.

    Закономерно возникает вопрос: как квалифицировать подобные действия? Подпадают ли они под признаки преступления, предусмотренного ст.160 УК РФ? Или здесь иное преступление? Например, мошенничество, совершенное путем злоупотребления доверием?

    Нам представляется, что в подобных ситуациях (до тех пор, пока состав мошенничества предусматривает в качестве конструктивного признака «злоупотребление доверием»!) действия виновного должны квалифицироваться как мошенничество. Действительно, при всей схожести мошенничества, совершенного путем злоупотребления доверием, с присвоением (растратой), на наш взгляд, имеется критерий, позволяющий, отграничить эти формы хищения друг от друга. Мы предлагаем в качестве такого критерия использовать отрасль права (законодательства), регулирующая отношения между виновным и потерпевшим на момент совершения хищения.

    При присвоении (растрате), с нашей точки зрения, отношения между потерпевшим и виновным регулируются нормами трудового законодательства. Сюда же можно отнести нормы уставов различного рода организаций (государственных, муниципальных, общественных и иных организаций), инструкций по их применению и т.п. Предметом такого хищения является имущество, переданное виновному на законных основаниях в связи с исполнением служебных обязанностей по трудовому договору либо по доверенности, выдаваемой в соответствии с нормами трудового законодательства.

    Если же отношения между собственником (владельцем) имущества и виновным, которому оно было передано (вверено), регулируются нормами гражданского законодательства (аренда, прокат, безвозмездное пользование, хранение), то хищение имущества в такой ситуации, мы полагаем, следует считать мошенничеством.

    К сожалению, в руководящих разъяснениях высших судебных органов на такой критерий отграничения названных составов преступлений внимание не акцентируется. Однако изучение следственно-судебной практики показало, что работники правоохранительных органов (скорее, интуитивно, чем с полным осмыслением), в основном, именно данный критерий кладут в основу отграничения присвоения (растраты) от мошенничества при квалификации действий виновных. Хотя и не дают подробной аргументации, почему в одном случае преступление квалифицируется по ст.160, а в другом – по ст.159 УК РФ.

    Так, устное указание или простое письменное распоряжение начальника своему подчиненному, в трудовые обязанности которого не входит обслуживание имущества, доставить товарно-материальные ценности по назначению, даже с согласия виновного, думается, нельзя считать основанием для признания этого имущества вверенным последнему в смысле ст.160 УК. Хищение при указанных обстоятельствах, по нашему мнению, следует квалифицировать по ст. 159 УК РФ как мошенничество путем злоупотребления доверием.

    Таким образом, мы предлагаем по действующему уголовному законодательству (до тех пор, пока не будет исключен признак «злоупотребление доверием» в составе мошенничества. ) для разграничения присвоения (растраты) от мошенничества, совершенного путем злоупотребления доверием, прежде всего, учитывать, какой именно отраслью законодательства регулируются отношения между потерпевшим и виновным, при которых имущество поступило в правомерное владение последнего. Если имущество вверяется виновному в результате заключения гражданско-правовой сделки (по договорам аренды, проката, безвозмездного пользования, хранения), совершенное хищение следует рассматривать в свете положений ст.159 УК (мошенничество).

    Если похищается имущество, вверенное лицу, в трудовые обязанности которого входит осуществление в отношении него определенных правомочий, то налицо присвоение или растрата.

    Конечно, было бы более правильным существующую коллизию между присвоением (растратой) и мошенничеством путем злоупотребления доверием разрешить в уголовном законодательстве посредством исключения признака «злоупотребление доверием» из состава мошенничества [5] . Тогда субъектом присвоения (растраты) признавалось бы любое лицо, которому имущество будет вверено на любых законных основаниях, предусмотренных как трудовым, так и гражданским законодательством.

    Рискнем предложить следующую формулировку ст.160 УК РФ:

    «Статья 160. Хищение путем злоупотребления доверием (вариант: полномочиями)

    1. Хищение путем злоупотребления доверием (вариант: полномочиями), совершенное лицом, которому чужое имущество передано на законных основаниях (вверено или передано в ведение)» —

    При этом из ст.159 УК следует исключить признак «злоупотребление доверием», сформулировав мошенничество следующим образом:

    «Статья 159. Мошенничество

    1. Мошенничество, т.е. х ищение путем обмана —

    [1] См.: Сухарев Е.А., Горбуза А.Д. Методика квалификации преступлений против социалистической собственности. Свердловск, 1983. — С.65.

    [2] Литовченко В.Н. Уголовная ответственность за посягательства на социалистическую со6ственность: (Понятие хищения). М.,1985. — С.48.

    [3] Плохова В.И. Эффективность нормы, предусматривающей ответственность за хищение социалистического имущества путем присвоения, растраты либо злоупотребления служебным положением: Дисс. канд.юрид.наук. Свердловск, 1978. — С.93.

    [4] См.: Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. М.,1971. — С.74.

    [5] См.: Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. М.,1971. — С.74.

    www.allpravo.ru

    Это интересно:

    • Ооо фортуна налог Организация ООО "ФОРТУНА" Адрес: Г РОСТОВ-НА-ДОНУ,УЛ БЕРЕГОВАЯ, 10 Юридический адрес: 344037, РОСТОВСКАЯ ОБЛ, РОСТОВ-НА-ДОНУ Г, 20-Я ЛИНИЯ УЛ, 22 ОКФС: 16 - Частная собственность ОКОГУ: 4210014 - Организации, учрежденные юридическими лицами или гражданами, или […]
    • Понятия и виды преступления против собственности 15.1. Понятие и виды преступлений против собственности Родовым объектом преступлений, предусмотренных главой 21 УК, являются отношения собственности, то есть общественные отношений в сфере распределения материальных благ, предназначенных для индивидуального или […]
    • Закон державну статистику ГОЛОВНА :: ЮРИДИЧНІ НОВИНИ :: ПУБЛІКАЦІЇ :: КАТАЛОГ . Рус Про державну статистику ( Відомості Верховної Ради України (ВВР), 1992, N 43, ст.608 ) < Вводиться в дію Постановою ВР N 2615-XII ( 2615-12 ) від 17.09.92, ВВР, 1992, N 43, ст.609 > < В редакції Закону N […]
    • П6 ст13 закона рф от 07021992 2300-1 Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I"О защите прав потребителей" С изменениями и дополнениями от: 2 июня 1993 г., 9 января 1996 г., 17 декабря 1999 г., 30 декабря 2001 г., 22 августа, 2 ноября, 21 […]
    • Телесные наказания в россии сохранились до Телесные наказания — карательные меры, направленные непосредственно на причинение физического страдания. Они обыкновенно разделяются на 1) членовредительные (изувечивающие), состоящие в лишении человека какой-либо части тела или в повреждении ее (ослепление, вырезание […]
    • Управления федеральной службы исполнения наказаний по оренбургской области Организация УФСИН России по Оренбургской области Адрес: Г ОРЕНБУРГ,УЛ ПРОЛЕТАРСКАЯ Д 66 Юридический адрес: 460000, ОРЕНБУРГСКАЯ ОБЛ, ОРЕНБУРГ Г, ПРОЛЕТАРСКАЯ УЛ, 66 ОКФС: 12 - Федеральная собственность ОКОГУ: 1318010 - Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН […]
    • Пенсия по инвалидности назначается при наличии Трудовая пенсия по инвалидности Материальное обеспечение инвалидов включает в себя денежные выплаты по различным основаниям (пенсии, пособия, страховые выплаты при страховании риска нарушения здоровья, выплаты в счет возмещения вреда, причиненного здоровью, и другие […]
    • Департамент суда ростов Организация УСД В РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ Адрес: Г РОСТОВ-НА-ДОНУ,УЛ БОЛЬШАЯ САДОВАЯ, 164 Юридический адрес: 344022, Ростовская область, г Ростов-на-Дону, Кировский район, ул Большая Садовая, 164 ОКФС: 12 - Федеральная собственность ОКОГУ: 1400025 - Система Судебного […]