Видеонаблюдение на работе закон

| | 0 Comment

Слежка за сотрудниками, или Когда суд признает видеонаблюдение в офисе и чтение электронной почты сотрудников законными

В 2012 году две работницы из Красноярского края пригрозили работодателю сжечь себя, если он не выполнит их требования по дополнительным мерам охраны труда. Работодатель попытался пойти им на встречу, а в итоге оказался в суде по обвинению в нарушении права на неприкосновенность личной жизни. Дело дошло до краевого суда, который и поставил окончательную точку в споре. Но какую – несколько позже.

В последнее время на различных форумах, сайтах юридической помощи, в группах в социальных сетях, да и в моей практике, все чаще стали встречаться жалобы работников на «слежку» со стороны работодателя – последний осуществляет видеонаблюдение, читает электронную почту, отслеживает интернет-траффик и т. п. Все это вызывает дискомфорт, а самое опасное – нередко приводит к увольнению работника за, казалось бы, «банальные пустяки»: отправленное с корпоративной почты личное письмо или сброшенные на флешку файлы для работы дома. Как, например, это было в деле, рассмотренном Мосгорсудом в апреле прошлого года (Апелляционное определение Московского городского суда от 20 апреля 2015 г. по делу № 33-12843 и Определение Московского городского суда от 20 октября 2015 г. № 4г/8-9884/2015):

П. отправила на личную почту несколько файлов со служебной информацией, а затем сбросила их на флешку. Уже на следующий день на имя руководителя поступила служебная записка от специалиста по информационной безопасности о выявлении факта копирования на флеш-носитель файлов, содержащих конфиденциальную информацию с указанием времени копирования и наименования файлов. С работницы потребовали объяснений, а затем уволили по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (разглашение охраняемой законом коммерческой тайны). По-видимому, работодатель не поверил словам П. о том, что копировала она файлы для работы на дому, в том числе и во время болезни, а намерений разглашать информацию не имела. Увольнение работница обжаловала в суде.

Суд встал на сторону работодателя,поскольку работник и работодатель в обязательстве о неразглашении сведений предусмотрели запрет работника на производство несанкционированных выписок и копий документов с информацией, составляющую коммерческую и банковскую тайну. Скопировав конфиденциальную информацию на флеш-носитель и отправив ее на почтовый сервер, работник тем самым создал условия по выводу данной информации из-под контроля работодателя, что повлекло нарушение принятых на себя обязательств по неразглашению охраняемой тайны

Как видим, отслеживание активности компьютеров позволило работодателю применить столь радикальные меры за привычное копирование файлов на флеш-носитель.

Работодатели во всех подобных случаях оправдываются необходимостью контроля за выполнением работниками трудовых функций и обеспечением безопасных условий труда. Работники ссылаются на ст. 23 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; ограничение этого права допускается только на основании судебного решения, а сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия в соответствии с ч. 1 ст. 24 Конституции РФ не допускаются.

Кто прав и может ли работодатель «следить» за своими работниками? В свете последнего решения ЕСПЧ по делу «Барбулеску против Румынии» от 12 января 2016 г. 1 , этот вопрос стал особенно актуальным.

Электронная почта и социальные сети: имеет ли работодатель право отслеживать их?

В декабре 2015 года в Верховном суде Республики Башкортостан было рассмотрено дело по апелляционной жалобе сотрудницы, которую уволили за нарушение кодекса этики государственного служащего и регламента использования служебной техники. Работодатель в ходе служебной проверки установил, что работница с рабочей почты вступала в переписку с гражданами по личным вопросам, а также в переписке обсуждала действия других сотрудников, критиковала их работу. Был составлен соответствующий акт осмотра рабочего места с фиксацией адресов, по которым шла переписка и краткого содержания переписки. Работница была уволена в связи с утратой представителем нанимателя доверия к гражданскому служащему (п. 1.1 ч. 1 ст. 37 Федерального закона РФ от 27 июля 2004 года «О государственной гражданской службе Российской Федерации»).

Суд принял акт осмотра рабочего места и почтового ящика в качестве доказательства нарушения работником трудовой дисциплины и Кодекса этики, посчитал оправданным и допустимым просмотр личной переписки, так как она велась со служебного почтового ящика(Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 1 декабря 2015 г. по делу № 33-17852/2015).

В другом деле пострадала от своих действий работница почты, которая выгрузила из служебной программы данные о заработной плате сотрудников и отправила их на свой личный почтовый адрес и личный почтовый адрес другого сотрудника. Суд принял в качестве допустимого доказательства акт осмотра рабочего места и жесткого диска с компьютера сотрудницы с фиксацией адресов электронной почты и содержания личной переписки и признал законным увольнение работницы по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за разглашение персональных данных других сотрудников Апелляционное определение Московского городского суда от 4 августа 2015 г. по делу № 33-24617/15).

Суды спокойно реагируют на факт просмотра содержания переписки сотрудников с другими лицами, и не считают это нарушением тайны переписки, вмешательством в частную жизнь, даже если переписка шла не с корпоративного почтового ящика как в выше рассмотренных делах, а с личного, но с использованием рабочего компьютера (отслеживание при этом осуществляется через специальные программы мониторинга интернет-траффика и активности пользователей (компьютеров), в том числе через системы корпоративных пакетов класса Internet Security).

Так, работник был уволен за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну. Со своего рабочего места он с использованием сначала корпоративной почты, а затем и личного почтового ящика переслал несколько файлов со служебной информацией на почту другого лица. При этом работодатель в ходе осмотра корпоративного почтового ящика и через систему мониторинга интернет-траффика, по сути,просмотрел личную переписку работника, так как достоверно установил не только адреса почтовых ящиков,»с» и «на» которые шла переписка,но и содержание писем и файлов, которые работник пересылал с корпоративной и личной почты. Суд не посчитал это «вторжением в личную жизнь», акты осмотра рабочего места с фиксированием содержания переписки принял как допустимые доказательства, и признал увольнение законным (Апелляционное определение Московского городского суда от 8 сентября 2014 г. по делу № 33-18661/2014).

Другую работницу уволили по подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогул, и заблокировали ей доступ на рабочий компьютер, сменив пароль. По мнению сотрудницы, были нарушены ее права на неприкосновенность личной жизни и тайну переписки. Она требовала возмещения морального вреда, поскольку в почтовом ящике находились и личные письма работницы, а она потеряла доступ к их содержимому и адресной книге. Суд же рассудил иначе, так как компьютер является собственностью работодателя, почта – корпоративной, следовательно, работодатель вправе был заблокировать уволенной работнице доступ к почте, тем более, что увольнение за прогул было вполне законным, а просмотр работодателем в этом случае личной переписки работницы оправданным, так как велась она с корпоративного почтового ящика (Апелляционное определение Московского городского суда от 24 мая 2013 г. по делу № 11-16473).

Суды в таких спорах исходят из того, что согласно ч. 2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать работников оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей. Компьютер с установленным программным обеспечением, в том числе корпоративным почтовым ящиком также относится к рабочему оборудованию и предоставляются работнику для выполнения им трудовых обязанностей. Работник может использовать собственность работодателя только в рабочих целях.

При этом работодатель в силу ч. 1 ст. 22 ТК РФ вправе контролировать исполнение работником трудовых обязанностей и использование им оборудования и других технических средств, предоставленных работодателем для работы. Поэтому отслеживать содержание корпоративной почты, интернет-траффик, использование компьютера – законное право работодателя. Что и подтвердил также ЕСПЧ в указанном выше решении.

Между тем, и в решении ЕСПЧ, и в большинстве решений российских судов речь идет о законности отслеживания переписки с корпоративной почты, рабочих аккаунтах в соцсетях и т. п. с рабочего компьютера. В этом плане может возникнуть другой вопрос: вправе ли работодатель получать намеренно доступ к личному почтовому ящику работника? Ответ отрицательный, поскольку это уже будет прямым нарушением ст. 23-24 Конституции РФ. Однако, в большинстве дел, в которых фигурирует фиксирование переписки работника с личной почты через рабочий компьютер данные о такой переписке работодатель получает без взлома почтового ящика только через системы отслеживания активности компьютера и интернет-траффика, которые позволяют фиксировать адреса, по которым шло обращение к сети, а также вид и содержание пересылаемой информации, особенно, если она шла в виде прикрепленных файлов. В этом случае формально не происходит несанкционированного доступа к личному почтовому ящику работника, так как анализируется использование работником интернет-траффика, а целью мониторинга является не раскрытие тайны переписки, а использование работником оборудования работодателя, выполнение им трудовых обязанностей (функций). Данные о такой переписке фиксируются системой в специальных журналах, в которых указано с какого компьютера, когда и под именем какого пользователя отправлена информацию и на какой сервер.

То есть работодатель может контролировать входящую и исходящую с рабочего места информацию, а значит вправе и перехватить информацию по личному почтовому ящику, если доступ к ящику идет с рабочего компьютера, как было в деле № 33-18661/2014 (см. выше). Но перехват не должен предусматривать намеренного взлома аккаунта на почтовом сервисе.

Примером подобного «просмотра» траффика может послужить дело, рассмотренное в Мосгорсуде в октябре 2014 года. Тогда на основании данных мониторинга использования корпоративной почтовой системы (т. е. посредством специального программного обеспечения) был установлен факт отправки служебной информации с корпоративного почтового ящика на личный почтовый ящик работника и ящик его супруги. Работник был уволен по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за разглашение охраняемой законом тайны. Суд признал увольнение обоснованным, а данные системы с указанием адресов, по которым шла пересылка информации и содержанием писем допустимым доказательством (Определение Московского городского суда от 20 октября 2014 г. № 4г/9-9007/2014).

Однако отслеживание почтовой переписки работников лишь частный случай контроля за активностью пользователя на рабочем компьютере, работодатель вмешивается и в иные сферы жизни работников, прежде всего в их «жизнь» в социальных сетях, и это зачастую заканчивается для работника трагично.

Так, в одном деле работодатель обосновывал законность сокращения единицы юрисконсульта на 0,5 ставки тем, что значительно снизился объем претензионной работы из-за завершения проектного и строительного этапа реконструкции животноводческого комплекса. В качестве одного из доказательств были приведены данные мониторинга, из которых следовало, что штатный юрист большую часть рабочего времени проводил в социальных сетях с рабочего компьютера. Суд данный довод принял во внимание и отклонил требования работника о признании незаконным сокращения ставки юрисконсульта (Апелляционное определение Новгородского областного суда от 6 июня 2012 г. по делу № 2-1935/12-33-823).

В другом деле работника за просмотром социальных сетей и прочих развлекательных сайтов с рабочего компьютера «застукал» начальник, в целях проверки активности пользователя работодатель изъял компьютер и исследовал журнал посещения сайтов браузера, где были обнаружены ссылки на посещаемые работником страницы сайтов, касающиеся продажи автомобилей, сервисы выбора товаров личного пользования, развлекательные сайты и социальные сети. На основании осмотра работнику объявлен выговор. Суд, рассматривая иск работника о признании незаконным приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности, принял в качестве допустимого доказательства акт осмотра журнала браузера (Апелляционное определение Рязанского областного суда от 11 февраля 2015 г. № 33-335).

А вот в третьем деле все закончилось увольнением: работодатель, проводя проверку по жалобе одного из интернет-пользователей, просмотрел личную страницу работницы в социальной сети, после осмотра работница была уволена основании подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей – разглашение охраняемой законом служебной тайны, ставшей ей известной в связи с исполнением трудовых обязанностей. Суд, признавая увольнение законным, посчитал действия работодателя обоснованными.

Работница на своем рабочем месте в палате реанимации и интенсивной терапии стационара, произвела фотосъемку палаты и двух находящихся в ней без сознания пациенток и разместила фотографии палаты с пациентками, назвав их «Рабочая обстановка», на своей странице в социальной сети «ВКонтакте». Работодатель и суд сочли это разглашением информации о личной жизни пациентов, нарушением медицинской тайны, поскольку по фотографиям можно определить в каком состоянии и где находятся пациенты, а фотография сделана была в рабочее время при исполнении служебных обязанностей. (Апелляционное определение Омского областного суда от 12 февраля 2014 г. по делу № 33-649/2014).

Последний пример показывает, что работодатель вправе осмотреть и личные аккаунты работника в социальных сетях и по результатам осмотра применить к нему меры дисциплинарной ответственности.

Во всех указанных выше делах работодатель получил доступ к содержанию личных писем или аккаунтов в социальных сетях, однако, использовал их только в объеме достаточном для установления факта нарушения трудовой дисциплины. Анализ информации проводился не для установления обстоятельств личной жизни работника, а в целях выявления признаков разглашения охраняемой законом информации или нарушения корпоративных кодексов этики и иных требований закона. Именно поэтому суды не воспринимали это как нарушение положений ст. 23 Конституции РФ. А вот использование данной информации в иных целях уже было бы нарушением неприкосновенности частной жизни.

Видеонаблюдение на рабочем месте – законно или нарушение неприкосновенности личной жизни?

Хорошо, с перепиской работников с рабочего компьютера, и просмотром аккаунтов в соцсетях немного разобрались, а как быть с иной формой «слежки» – такой как видеонаблюдение?

Вначале мы завели разговор о работниках из Красноярского края, их угрозах, и судебном споре с работодателем по обвинению во вмешательстве в частную жизнь. Напомню, что сотрудницы требовали от работодателя принять дополнительные меры по обеспечению безопасности труда. Работодатель в качестве такой меры установил камеры видеонаблюдения в рабочем кабинете, и тут же работницы обратились в суд с иском обязать работодателя демонтировать камеры и возместить компенсацию морального вреда. Свои требования мотивировали тем, что в рабочем кабинете они переодеваются, обедают, совершают личные звонки по мобильным телефонам, ведут личные разговоры друг с другом, а все это фиксируется камерами; непонятно каким образом работодатель потом будет использовать их изображение и иную полученную через камеры информацию; видеонаблюдение нарушает их право на неприкосновенность частной жизни.

Суд отклонил такие доводы и признал правомерность установления видеокамер, поскольку такая мера была продиктована обязанностью работодателя создать безопасные условия труда в силу ч. 1 ст. 22 ТК РФ. Камеры установлены в том числе под давлением самих работниц, которые писали жалобы во всевозможные инстанции, грозили работодателю самоубийством, жаловались на небезопасные условия труда. При установке камер работодатель в соответствии со ст. 21 ТК РФ проинформировал работников о введении видеонаблюдения, объявления об этом размещены и для посетителей. Работодатель вел наблюдение на рабочем месте, на котором работники осуществляют свои трудовые функции, следовательно, вмешательства в частную жизнь не происходило (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 14 ноября 2012 г. по делу № 33-9899).

В другом деле действия работника не были столь мелодраматичными, но тоже отличились некоторым артистизмом. В поликлинике в качестве антитеррористической меры и в целях обеспечения безопасных условий труда установили видеонаблюдение в рабочих кабинетах, работники были ознакомлены под роспись с положением о видеонаблюдении, уведомлены о запрете препятствовать работе видеокамер. Однако одна из работниц посчитала установку камеры вмешательством в свою личную жизнь, и каждый день, когда приходила в кабинет, развешивала перед камерой воздушные шары, так чтобы перегородить обзор. По результатам служебного расследования сотрудница была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора, что и послужило поводом для обращения в суд с иском о признании соответствующего приказа незаконным.

Суд, отказывая в удовлетворении иска, указал на то, что работница была ознакомлена под роспись с положением о видеонаблюдении и обязана была соблюдать нормы ЛНА, а использование работодателем средств видео- и аудио-фиксации не может нарушать основные конституционные права истца, поскольку видеозапись рабочего процесса не является раскрытием персональных данных работника и не использовалась для того, чтобы установить обстоятельства ее частной жизни либо его личную и семейную тайну. Видеонаблюдение в кабинетах установлено в целях обеспечения антитеррористической защищенности и безопасности в организации, данные обрабатываются исключительно в объеме, необходимом для достижения указанных целей (Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 3 декабря 2014 г. по делу № 33-7039/2014, аналогичный вывод содержится и в Апелляционное определение Московского областного суда от 2 июня 2014 г. по делу № 33-11953/2014).

Сделаем выводы на основе просмотренных судебных споров.

Работодатель вправе контролировать исполнение работником трудовой функции любыми законными способами, в том числе и осуществлять контроль за использованием служебной техники, корпоративной почты. При этом риск раскрытия личной переписки лежит на работнике, если он ведет ее со служебного компьютера и с использованием рабочего почтового ящика, иных средств связи, предоставленных работодателем. Отметим, что работодатель при этом не вправе использовать технические и программные средства, применение которых разрешено только ограниченному кругу лиц в специальных условиях (спецслужбы, правоохранительные органы и т. п.), например, средств дистанционной прослушки или дистанционного доступа к личным мобильным и иным устройствам работника. В этом плане более правильным выглядит применение программных средств основанных на анализе интернет-траффика, использования приложений, аппаратных ресурсов, но весьма сомнительно использование средств перехвата по типу кейлоггеров.

Работник согласно ч. 1 ст. 21 ТК РФ имеет право на полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте, поэтому работодатель обязан уведомить работника под роспись о возможности проведения контрольных мероприятий. В частности, в обязательном порядке работников уведомляют о ведении видео- и аудио-наблюдения. Нарушение данного требования дает право работнику требовать компенсации морального вреда за нарушение его трудовых прав, а именно права на получение достоверной и полной информации об условии труда и мерах по охране труда. В этом плане, на мой взгляд, работник имеет право знать и о ведении контроля за активностью рабочих компьютеров, прочих мониторинговых действий, так как они также являются составляющими условий труда и охраны труда. Правда, на практике, работники редко обращают на это внимание и редко предъявляют претензии работодателю при отслеживании активности пользователей на рабочих компьютерах, т. к. работники не воспринимают это как угрозу, в отличии от видеонаблюдения.

И все же работодателю рекомендуется разработать (и ознакомить с ним под роспись работников) специальный ЛНА, в котором бы регулировались вопросы использования средств мониторинга за поведением работника (видеонаблюдение, системы отслеживания активности пользователя и т. п.).

Работникам не рекомендуется использовать корпоративную рабочую почту, рабочие аккаунты в социальных сетях и т. п. для личной переписки и личных дел, так как это может расцениваться как нарушение трудовой дисциплины. Работодатель вправе привлечь работника за такие действия к дисциплинарной ответственности. Однако, работодатель не вправе использовать полученную информацию о личной переписке гражданина в каких-либо целях, кроме установления факта нарушения трудовой дисциплины.

Также работникам рекомендую ограничить доступ широкого круга лиц к своим личным страницам в социальных сетях, а также ответственно подходить к размещению информации в Интернете.

www.garant.ru

Видеонаблюдение на рабочих местах: законодательство, позиции судов и Роскомнадзора

Автор: Елена Смирнова

Каждый работодатель стремится всеми доступными и законными способами обеспечить свои интересы. Одним из таких способов является установка системы видеонаблюдения в рабочих помещениях.

Право работодателя вести видеонаблюдение за работниками не урегулировано напрямую трудовым законодательством. Поэтому на практике возникают многочисленные вопросы о правовом регулировании мероприятий, связанных с применением видеонаблюдения на рабочих местах.

Имеет ли работодатель законное право на ведение видеонаблюдения за работниками?

Не ущемляется ли в процессе видеонаблюдения на работе конституционное право каждого лица на неприкосновенность частной жизни?

Не нарушаются ли работодателем в процессе видеонаблюдения правила обработки персональных данных работников?

Какие шаги следует предпринять работодателю, чтобы обеспечить возможность правомерного использования видеонаблюдения на рабочих местах?

В судебной практике можно встретить немало исков, когда работники обращаются в суд с требованиями признать видеонаблюдение на рабочих местах незаконным и прекратить его, обосновывая это тем, что установка камер видеонаблюдения приводит к ухудшению условий трудового договора, нарушает их право на неприкосновенность частной жизни, а также право на обработку персональных данных только с их согласия.

Посмотрим, как реагируют судебные органы на такие требования работников.

Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 15 октября 2013 г. по делу N 33-8403/2013.

Работник обратился в суд среди прочего с требованием признать незаконным изменение существенных условий труда, выразившееся во введении системы видеонаблюдения.

Суть дела. На рабочем месте работника была установлена система видеонаблюдения. Однако, по мнению работника, установление системы видеонаблюдения является существенным изменением условий трудового договора. Следовательно, об изменении условий трудового договора (введении системы видеонаблюдения) работник должен был быть уведомлен в письменной форме не менее чем за 2 месяца.

Суд отказал работнику в удовлетворении требований. Данный вывод судебной коллегии был обоснован тем, что в соответствии с положениями ст. 57 ТК РФ наличие или отсутствие видеонаблюдения рабочего места не отнесено к существенным условиям трудового договора. Кроме того, судебная коллегия подтвердила правомерность установления видеонаблюдения на рабочем месте истицы, поскольку оно было установлено для обеспечения сохранности ТМЦ, контроля исполнения трудовых обязанностей сотрудников, а работник был поставлен в известность, что его рабочее место оборудовано камерами видеонаблюдения.

Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 14 ноября 2012 г. по делу N 33-9899.

Работники обратились в суд с требованием демонтировать камеры наблюдения на рабочих местах.

Суть дела. На рабочих местах была установлена система видеонаблюдения. По мнению работников, установка камер видеонаблюдения на рабочих местах нарушает их конституционное право на неприкосновенность частной жизни без их согласия. Непрерывный контроль в течение всего рабочего времени не может не затронуть частной жизни работников, так как в течение рабочего времени они могут делать необходимые для них звонки, содержание которых составляют личные сведения, переодеться перед началом и в конце рабочего дня, принять лекарственные препараты и т. д. Кроме того, поведение работника на рабочем месте подпадает под определение персональных данных.

Суд отказал работникам в удовлетворении требований. Вывод судебной коллегии был обоснован тем, что видеокамеры установлены для обеспечения безопасности работников в служебном кабинете, где в силу должностных обязанностей работниками осуществляется прием граждан (в силу абз. 4 ч. 2 ст. 22 ТК РФ), конституционные права истцов на неприкосновенность частной жизни не нарушены, право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте (ст. 21 ТК РФ) работодателем были соблюдены в полном объеме, поскольку истцы были поставлены в известность, что их рабочие места, где они осуществляют прием граждан, оборудованы камерами видеонаблюдения, для граждан также имеется объявление о ведении видеонаблюдения.

Апелляционное определение Московского городского суда от 10 сентября 2012 г. по делу N 11-20012.

Работник обратился в суд с иском к работодателю, ссылаясь на незаконность привлечения его к дисциплинарной ответственности за отсутствие на рабочем месте.

Суть дела. В обосновании своего требования заявитель указал, что работодателем нарушены требования ст. 23 , ст. 24 Конституции РФ (неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия) в результате того, что факт отсутствия истца на рабочем месте был установлен с использованием видеокамер, к просмотру видеозаписей были привлечены посторонние лица.

Судебная коллегия не согласилась с доводами истца, поскольку представленные ответчиком доказательства (записи камер видеонаблюдения) фиксировали факт отсутствия работника на рабочем месте и не использовались для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную и семейную тайну в тот период, когда он отсутствовал на работе.

Определение Самарского областного суда от 29 марта 2011 г. по делу N 33-2876/2011.

Работник обратился в суд с требованием о признании действий работодателя незаконными.

Суть дела. Были установлены камеры видеонаблюдения, направленные на рабочие места аппаратчиков сушки. Работник считал установку камер вмешательством в личную жизнь, нарушением законодательства по сбору и обработке без его согласия биометрических персональных данных, нарушением неприкосновенности его частной жизни.

Суд не нашел оснований для удовлетворения данных требований, поскольку, во-первых, местом работы истца является опасный производственный объект, а установка видеокамер в производственных помещениях организации обусловлена необходимостью соблюдения мер безопасности и прямо предусмотрена ст. 10 Федерального закона РФ от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» («создавать системы наблюдения»); во-вторых, камеры видеонаблюдения установлены на основании приказа генерального директора организации в целях безопасного ведения технологического процесса, сохранности собственного и арендованного имущества в помещениях цехов; в-третьих, видеонаблюдение ведется открыто, о наличии видеокамер работники поставлены в известность, в производственных помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие таблички; в-четвертых, поскольку работник находится в производственных помещениях для осуществления своей трудовой функции, то видеонаблюдение на рабочем месте нельзя считать вмешательством в его личную жизнь.

Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 3 декабря 2014 г. по делу N 33-7039/2014.

Работник обратился в суд с требованием о признании незаконным приказ о наложении дисциплинарного взыскания.

Суть дела. Был издан приказ «О порядке внедрения и организации видеонаблюдения в помещениях учреждения, которым было утверждено Положение о порядке проведения видеонаблюдения на территории поликлиники, которое предусматривало установление камер открытого видеонаблюдения в помещениях рабочих кабинетов, запрещало сотрудникам организации и посетителям загораживать, закрывать камеры или каким-либо иным способом препятствовать производству видеонаблюдения. С указанными приказом и положением работница была ознакомлена под роспись. Кроме того, работником и работодателем было заключено дополнительное соглашение о том, что «в целях обеспечения безопасности и недопущения ущерба здоровью людей, минимизации материального ущерба и убытков, фиксации возможных действий противоправного характера в учреждении введена система видеонаблюдения в помещениях учреждения (включая служебные) в соответствии с Положением о порядке проведения видеонаблюдения на территории учреждения». За загораживание камер видеонаблюдения работница была привлечена к дисциплинарной ответственности.

Отказывая в удовлетворении жалобы работника, суд указал среди прочего, что использование работодателем средств видео- и аудиофиксации не нарушает основные конституционные права истца, поскольку видеозапись рабочего процесса не является раскрытием персональных данных работника и не использовалась для того, чтобы установить обстоятельства ее частной жизни либо ее личную и семейную тайну.

Аналогичные последнему сделаны выводы и в Апелляционном определении Саратовского областного суда от 18 октября 2012 г. по делу N 33-5946/2012.

Как следует из выше рассмотренных судебных актов, видеонаблюдение на работе может применяться только в обусловленных законодательством и правомерных целях.

Кроме упомянутых выше, видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях и на территории работодателя может применяться в таких целях, как эффективность производства, контроль и учет рабочего времени работников, рациональное использование работниками рабочего времени, повышение производительности труда. Это подтверждается судебной практикой (например, Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 29.08.2014 по делу N 33-8937/2014).

При этом если работодатель использует материалы видеонаблюдения для привлечения работника к ответственности за нарушение им режима рабочего времени (опоздание, отсутствие на рабочем месте, невыполнение нормы рабочего времени и т. п.), то ему следует иметь в виду, что табели учета рабочего времени также должны содержать информацию о данных нарушениях. В случае расхождения сведений табеля учета рабочего времени с материалами видеонаблюдения работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, если работодатель внесет в табель соответствующие изменения. В противном случае при рассмотрении дела в суде приоритет может быть отдан сведениям, содержащимся в табеле учета рабочего времени, как это было сделано в Краснодарском краевом суде (Апелляционное определение от 4 июня 2013 г. по делу N 33-10158/13).

Записи видеонаблюдения могут быть весомым аргументом для подтверждения или опровержения трудовой функции работника, который может быть использован не только работодателем, но и работником, как это было в Кировском районном суде г. Ярославля (Апелляционное определение Ярославского областного суда от 18 апреля 2013 г. по делу N 33-1947/2013).

Выводы судебной практики находят свое подтверждение в Разъяснениях Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видеоизображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки».

Роскомнадзор также отмечает, что видеонаблюдение в рабочих помещениях оператора вводится в порядке ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации. Работники должны быть в данном случае уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись.

Вместе с тем из Разъяснений Роскомнадзора следует, что посетители организаций должны заранее предупреждаться их администрацией о возможной фото-, видеосъемке соответствующими текстовыми и/или графическими предупреждениями. При соблюдении указанных условий их согласие на проведение указанных мероприятий не требуется.

Кроме того, Роскомнадзор отдельно выделяет случаи открытого наблюдения, когда видеонаблюдение может вестись с целью осуществления контроля качества предоставляемых услуг.

В некоторых учреждениях использование видеотехники является обязанностью работодателя. Так, системой видеонаблюдения должны быть оборудованы помещения учреждений здравоохранения и образования с целью обеспечения антитеррористической и пожарной безопасности (Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», п. 6.48 СП 118.13330.2012. «Свод правил. Общественные здания и сооружения. Актуализированная редакция СНиП 31-09-2009».

Основные выводы по изложенному материалу

Видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях, на территории работодателя является правомерным, если работодателем соблюдены следующие условия:

видеонаблюдение осуществляется только для конкретных и заранее определенных правомерных целей, связанных с исполнением работником его должностных (трудовых) обязанностей;

работники поставлен в известность о ведении видеонаблюдения (таким образом реализовано право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда);

видеонаблюдение ведется открыто, в помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие информационные таблички в зонах видимости камер.

Использование работодателем средств видеонаблюдения не нарушает конституционные права работников на неприкосновенность частной жизни и разглашение персональных данных, поскольку осуществляется в целях, связанных с трудовой деятельностью работников, а не для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную и семейную тайну.

В некоторых случаях установка видеокамер в организации является не правом, а обязанностью работодателя (например, в организациях, эксплуатирующих опасные производственные объекты, в учреждениях образования, здравоохранения и др.).

1. Если работодатель планирует установить на территории организации систему видеонаблюдения либо таковая уже установлена, необходимо разработать Положение о порядке проведения видеонаблюдения на территории организации, в котором следует указать среди прочего:

цели ведения видеонаблюдения,

порядок и сроки хранения видеозаписей,

ответственных лиц, имеющих доступ к системе видеонаблюдения,

запрет работникам организации и посетителям загораживать, закрывать камеры или каким-либо иным способом препятствовать производству видеонаблюдения.

Ознакомьте работников под роспись с данным Положением.

Несмотря на то, что судебная практика и рекомендации Роскомнадзора расходятся во мнении о том, нужно ли вносить изменения в условия трудового договора и дополнять его положением о ведении на рабочем месте видеонаблюдения, рекомендуем во избежание претензий со стороны Роскомнадзора уведомить работников об изменении условий трудового договора за два месяца под роспись в прядке, установленном ст. 74 ТК РФ, а при приеме на работу включать в трудовой договор право работодателя проводить видеосъемку в рабочих помещениях.

Разместите таблички в зонах видимости камер, информирующие как работников, так и посетителей о ведении в организации видеонаблюдения.

Если вы используете видеонаблюдение для контроля и учета рабочего времени работников, то при применении его материалов (для дисциплинарной ответственности, уменьшении размера заработной платы, премии и т. п.) не забывайте синхронизировать табели учета рабочего времени с данными видеонаблюдения.

В случае возникновения споров с работниками относительно выполняемых им должностных обязанностей, помните, что записи камер видеонаблюдения могут быть использованы и против вас.

www.top-personal.ru

Это интересно:

  • Квартиры в счет материнского капитала Чем рискует покупатель, приобретая квартиру, купленную в свое время с привлечением средств материнского капитала Использование материнского (семейного) капитала, на первый взгляд, не таит в себе ничего сомнительного, это ведь специальная программа, разработанная […]
  • Справка заработок учитываемый при исчислении пенсии Помощь: Выплаты, учитываемые при исчислении пенсий ВЫПЛАТЫ, УЧИТЫВАЕМЫЕ ПРИ ИСЧИСЛЕНИИ ПЕНСИЙ В соответствии со ст.58 Закона РБ от 17.04.1992 № 1596-ХII «О пенсионном обеспечении» в справку о заработке для назначения пенсии следует включать все виды выплат, начисленных в […]
  • Пособия в оао ржд Положения нового договора опираются на действующий договор и Отраслевое соглашение, подписанное 20.07.2016 г. Все перечисленные ниже льготы работникам РЖД и их семьям действуют до 31.12.2019 г. Соцпакет с долевым участием, оплачиваемый частично работодателем, а частично […]
  • Приказы министерства культуры республики крым Приказ Министерства культуры Республики Крым от 28 ноября 2017 г. N 247 "Об утверждении Порядка приема, распределения, обработки, хранения и использования обязательного экземпляра документов Республики Крым" Приказ Министерства культуры Республики Крымот 28 ноября 2017 г. […]
  • Образец расписка займа под проценты Расписка о получении денег в долг Образец долговой расписки о получении денежных средств в долг Составлять акт о передаче/приёмке денег, полученных за товар/услугу или в долг, не обязательно. Правда, если должник не вернёт обещанное, придётся проститься с финансами, […]
  • Нижнекамск орган опеки Нижнекамск орган опеки Проект поддержки приемных семей «Ванечка» реализуется с 2009 года.Суть проекта – люди, допускающие для себя возможность когда-либо принять в семью ребенка, с нашей помощью дозревают до конкретных действий по устройству детей в семью и получают […]
  • Ходатайство содержание Возражение на ходатайство Образец возражения на ходатайство с учетом последних изменений законодательства РФ. В соответствии со статьей 35 Гражданского процессуального кодекса РФ, истец и ответчик вправе заявлять ходатайства. Их содержание и количество закон не […]
  • Имеют ли право отказать в приёме в школу В школу по прописке: кто не успел, тот опоздал? Пост опубликован: Июль 7, 2016 Пока школьники отдыхают на летних каникулах, многие родители ведут борьбу за право своего чада учиться в школе по месту прописки. Казалось бы, нет ничего естественнее, чем обучение ребёнка в […]