Тенденции развития залога

| | 0 Comment

Основные тенденции развития обязательственного права.

Понятие обязательства. Обязательство как разновидность гражданских правоотношений. Содержание обязательства. Определение обязательства. Основания возникновения обязательств, их классификация.

Система обязательств, ее понятие и значение.

Субъекты обязательств. Стороны обязательства. Обязательства с множественностью лиц. Активная, пассивная и смешанная множественность. Солидарные, долевые и субсидиарные обязательства. Обязательства с участием третьих лиц. Перепоручение и переадресовка исполнения обязательства. Перемена лиц в обязательстве. Уступка требования. Перевод долга.

Исполнение обязательств. Принципы исполнения обязательств. Условия и способы исполнения обязательств. Надлежащее исполнение обязательств. Субъект, способ, место и срок исполнения. Предмет исполнения денежных, альтернативных обязательств и в факультативных обязательствах. Досрочное и встречное исполнение обязательств.

Способы обеспечения исполнения обязательств. Неустойка. Понятие и виды неустойки. Соотношение неустойки и убытков.

Прекращение обязательств. Понятие и основания прекращения обязательств. Расторжение договора. Прекращение обязательства сделкой. Надлежащее исполнение. Отступное. Зачет. Прощение долга. Новация. Иные основания прекращения обязательств. Невозможность исполнения. Совпадение кредитора и должника в одном лице. Ликвидация юридического лица. Смерть гражданина (по обязательствам личного характера). Издание акта государственного органа.

Тема 27. Гражданско-правовой договор

Сущность и значение гражданско-правового договора. Понятие договора.Роль договора в условиях рыночной экономики.

scicenter.online

Тенденции развития залога

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Проблемы и тенденции совершенствования института залога в Российском уголовном судопроизводстве :

Проблемы и тенденции совершенствования института залога в Российском уголовном судопроизводстве :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Общая характеристика работы

Актуальность темы диссертации. Одним из приоритетных направлений уголовно-процессуальной политики российского государства является разработка и принятие такого законодательства, которое, четко и непротиворечиво регулируя полномочия субъектов уголовно-процессуальной деятельности, одновременно гарантировало надлежащую охрану прав, свобод и законных интересов всех лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, и особенно — лиц, подвергнутых уголовно-процессуальному принуждению.

Меры пресечения — одна из наиболее значимых разновидностей принуждения. Применяя меры пресечения, органы и должностные лица, осуществляющие уголовно-процессуальную деятельность, вторгаются в сферу прав, свобод и законных интересов личности, поэтому особенно важна точность понятийного аппарата, детальная, четкая законодательная процедурная регламентация данных мер, в том числе, дифференцированный подход при выборе конкретной меры пресечения, однозначность при определении оснований, условий применения мер пресечения, что в совокупности будет способствовать исключению злоупотреблений, принятия ошибочных решений, положений неопределенности при выборе меры пресечения, а также их законному и эффективному применению.

Осознание залога в качестве потенциально эффективной меры пресечения наблюдалось еще в трудах дореволюционных авторов: С.И. Викторского, П.И. Люблинского. А. Кистяковского, И.Я. Фойницкого. В дальнейшем вопросы, связанные с разработкой института залога в отечественном уголовном процессе, привлекали внимание многих ученых-процессуалистов, однако, за исключением периода НЭПа, указанный институт не оказался широко востребованным в практической деятельности, особенно, по сравнению с заключением под стражу или подпиской о невыезде. Ученые склонны полагать, что не последнюю роль здесь играют социальные причины, прежде всего неприязнь к «юстиции для богатых»[1]. Здесь имеется в виду, что хорошо обеспеченный человек может, внеся залог, фактически купить себе свободу, тогда как у малоимущего человека отсутствует аналогичная возможность, несмотря на равенство их вины и уголовной ответственности. Представляется, что в целом отсутствие широкой практики применения залога в России свидетельствует о низком уровне жизни, о наличии глубочайшего кризиса в социальных структурах нашего государст-

ва. Данные положения подтверждаются статистикой исследователей, согласно которой применение залога в городах, областях с более или менее высоким уровнем жизни намного выше, чем в остальных.

Теоретически залог как мера пресечения является альтернативой заключению под стражу. Однако, по статистике, если, согласно материалам уголовного дела, фактически и существует альтернатива в качестве применения залога заключению под стражу, либо подписке о невыезде, то практические работники ее не часто используют. В результате интервьюирования, изучения статистических данных о применении мер пресечения установлено, что следователями прокуратуры г. Ростова-на-Дону в 2006 году было вынесено постановлений об избрании в отношении подозреваемых и обвиняемых мер пресечения по Ленинскому району 104, из них касались возбуждения ходатайства перед судом об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в 32 случаях, в 71 случаях применялась подписка о невыезде, лишь в 1 случае — залог, по Кировскому району всего 72, из них под стражу в 18 случаях, в 54 случаях применялась подписка о невыезде, залог — 0, по Железнодорожному району всего 126, из них под стражу в 22 случаях, в 20 случаях применялась подписка о невыезде, залог — 0, по Советскому району всего 80, из них под стражу в 25 случаях, в 50 случаях применялась подписка о невыезде, залог — 0 и по остальным четырем районам города аналогичная ситуация. Итого, всего один раз по находящимся в производстве районных прокуратур г. Ростова-на-Дону дел было вынесено постановление о применении меры пресечения в виде залога.

В рамках проводимого нами опроса 90 % респондентов отвечали, что вызывает сомнение, прежде всего: процедура принятия залога 50 %, вопросы определения размера залога 22 %, вопросы определения предмета залога 18 %.

Исследование причин редкого применения залога как меры уголовно-процессуального пресечения особо актуально в настоящий период, поскольку, несмотря на «реабилитацию» данного института в 90-ые годы (после полного отказа от него, отрицания его роли в системе мер пресечения в советский период развития уголовного процесса), на признание его значимости, гуманной направленности, роли по обеспечению прав и свобод лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, а также на принятие нового УПК РФ в 2001 году, мера пресечения в виде залога, не смогла стать реальной альтернативой заключению под стражу, вытеснить данную меру пресечения с главенствующих позиций. Причины этого заключаются в том, что современное правовое регулирование залога как меры уголовно-процессуального пресече-

ния содержит много пробелов и нереализованных возможностей, которые заслуживают специального исследования с целью совершенствования данного института.

Наличие четкой регламентированной процедуры механизма залога, исключающей произвол или необоснованный отказ при его применении, установление конкретных обязанностей подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), связанных с применением к нему меры пресечения в виде залога, установление критериев определения размера залога, его нижнего предела и предельного срока внесения залога, постепенно обусловит понимание сущности и высокой эффективности данной меры пресечения, формирование особого мотива у населения не уклоняться от следствия и суда. Это с неизбежностью обеспечит снижение материальных затрат, связанных с содержанием под стражей.

Перечисленные обстоятельства определили актуальность темы исследования, обусловили ее научную и практическую значимость.

Степень разработанности проблемы. Вопросы, касающиеся применения залога как меры пресечения в уголовном судопроизводстве, рассматривались в теории уголовного процесса, как в дореволюционных работах русских процессуалистов, так и в трудах советских и российских ученых. Значительный вклад в разработку проблематики применения залога в качестве меры пресечения внесли С.И. Викторский, А.О. Кистяковский, Н.Н. Розин, И.Я. Фойницкий, А.Е. Белоусов, А.Д. Буряков, Л.И. Даньшина, З.Д. Еникеев, 3.3. Зинатуллин, З.Ф. Коврига, В.М. Корнуков, В.В. Коряковцев, Ю.Д. Лифшиц, Ю.В. Манаев, В.А. Михайлов, И.Л. Петрухин, М.А. Пешков, А.П. Рыжаков, О.И. Цоколова и др.

В последние годы интерес к залогу как к мере пресечения заметно возрос, что сразу отразилось в научной уголовно-процессуальной литературе. Так, например, особо следует отметить работы В.А. Михайлова, в которых он предложил свое решение некоторых проблем залога.

Вместе с тем, следует отметить, что большинство современных научных исследований, в том числе и диссертационных, посвященных изучению залога как меры пресечения было проведено либо до принятия (СИ. Вершинина и др.), либо во время подготовки проекта нового УПК (Т.И. Шаповалова, А.В. Величко), некоторые авторы исследовали залог в сравнении с другими мерами пресечения (О.В Медведева), в основном залог исследовался наряду с иными мерами пресечения, применяемыми на предварительном расследовании (Б.Б. Булатов, Е.Г. Васильева, Н.В. Ткачева, Е.Ю. Лихачева и др.), в системе уголовно-процессуального принуждения на досудебных стадиях (Э.К. Кутуев), в рамках мер пресечения, применяемых судом (К.В. Попов).

Между тем, требуется современное, комплексное теоретическое осмысление сущности залога как меры пресечения, изучение практики его применения, особенностей обеспечения охраны прав и свобод личности при избрании данной меры пресечения органами предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Настоящая работа содержит предложения по восполнению пробелов в законодательной регламентации залога, формулирует методические рекомендации по применению залога, представляет иную научную информацию, ранее не получавшую освещения в литературе.

Объектом диссертационного исследования являются правоотношения, возникающие в сфере уголовного судопроизводства в связи с применением института залога как меры пресечения.

Предметом диссертационного исследования являются:

— теоретические положения науки уголовного процесса (досоветского, советского и постсоветского периодов) в части рассмотрения залога как меры пресечения в уголовном судопроизводстве;

— Устав уголовного судопроизводства Российской империи 1864 года, уголовно-процессуальные кодексы РСФСР 1922, 1923, 1960 годов. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2001 года;

— уголовно-процессуальное законодательство стран СНГ и иных зарубежных стран, в части касающейся тенденций развития и практики применения института залога как меры пресечения;

— профессиональное общественное мнение (сотрудников органов дознания, следователей, прокуроров) по поводу теоретических и практических аспектов применения залога как меры пресечения в уголовном судопроизводстве.

Цель исследования состоит в разработке на концептуальном уровне тенденций становления и развития залога как меры уголовно-процессуального пресечения, как в российском, так и зарубежном уголовном судопроизводстве, выработке на данной основе оптимальных теоретических положений и научно-практических рекомендаций, призванных обеспечить законное, эффективное, качественное применение норм уголовно-процессуального закона, связанных с залогом, обеспечить соблюдение прав и свобод личности при избрании залога в качестве меры пресечения.

В соответствии с указанной целью были определены задачи исследования. Они сводятся к тому, чтобы:

— выявить основные тенденции исторического развития института залога как меры пресечения в отечественном и зарубежном законодательстве;

— определить понятие и сущность залога как меры пресечения;

— оценить современное состояние института залога в уголовном процессе;

— изучить гарантии применения залога;

— обобщить и проанализировать действующее уголовно-процессуальное законодательство и практику применения залога как на предварительном расследовании, так и на судебных стадиях;

сформулировать предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства в области применения залога как меры пресечения.

Методологическую основу исследования составляют общенаучный диалектический метод научного познания. А также общие и частные методы: исторический, логический, сравнительный, социологический, системно-структурный.

Изучены в аспекте рассматриваемых вопросов работы по уголовному праву и процессу, общей теории права, истории, истории государства и права, гражданского и финансового права, а также конституционного и международного права.

Нормативную базу исследования составляют нормы международно-правовых документов. Конституция Российской Федерации, постановления Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного суда России, УПК России, модельный УПК СНГ, УПК ряда государств ближнего зарубежья.

Эмпирическая база исследования. Диссертантом было проведено исследование 230 уголовных дел ГУВД и прокуратур Ростовской, Волгоградской областей. Краснодарского и Ставропольского края с 2002 по 2007 гг., опрошено 125 следователей и дознавателей ОВД, 120 следователей прокуратуры. Опрос практических работников проводился в разных регионах России (Ростовской, Волгоградской областях. Краснодарском и Ставропольских краях).

В работе использованы социологические данные, опубликованные другими учеными и авторскими коллективами по теме исследования. При подготовке диссертации использовался личный опыт практической работы автора в органах прокуратуры.

Научная новизна диссертационного исследования определяется, прежде всего, авторским подходом к определению основных направлений развития института залога как меры пресечения. Рассмотрение становления и эволюции данного института с учетом дореволюционных этапов, а также в сравнении с аналогичными зарубежными институтами позволило на монографическом уровне сформулировать современное понимание данной меры пресечения, а также сформулировать приоритетные направления ее совершенствования.

Основные положения и выводы, выносимые на защиту:

1. Залог в уголовном процессе — это самостоятельный уголовно-процессуальный институт, который ведет свое происхождение от поручительства как меры пресечения, имеющий характер публично-имущественного обязательства (а не гражданско-правового договора), он может применяться без привязки к аресту, в этом смысле также самостоятельно, а не одновременно с принятием решения об отказе в аресте, то есть только взамен ареста (как, например, в США, Англии, Франции, Германии и мн.др.).

Залог представляет собой установленную уголовно-процессуальным законом меру пресечения, избираемую на основании постановления органов расследования, прокурора либо по определению суда по собственной инициативе, или по ходатайству подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) о его применении, и действующую вплоть до её изменения, отмены, вступления приговора суда в законную силу; обеспечивающую устранение обвиняемому возможности скрыться от органов предварительного расследования и суда, противодействовать органам расследования, совершать новые преступления, а также обеспечивающую его своевременную явку по вызовам органов уголовного судопроизводства и исполнение приговора; избрание и применение меры пресечения в виде залога предусматривает внесение обвиняемым или иными физическими либо юридическими лицами частного права на депозит органа, его избравшего, определенной суммы денежных средств, определяемой органом расследования, прокурором, судом, избирающим данную меру пресечения.

2. Залог является составной частью системы мер уголовно-процессуального принуждения, имеющей специфическую особенность, которая заключается в том, что это мера уголовно-процессуального пресечения, имеющая двойственную природу (имущественно-психологическую) воздействия на обвиняемого (подозреваемого). Залог — это вторая по строгости после заключения под стражу мера пресечения, прежде всего потому, что оказывает существенное ограничение имущественных прав человека, так же как и заключение под стражу и применяется только с согласия прокурора или определения суда, а также потому, что другие меры пресечения основываются лишь на психологическом принуждении, или моральном воздействии, или минимальном ограничении свободы передвижения обвиняемого (подозреваемого) и незначительно, по сравнению с залогом ограничивают права обвиняемого (подозреваемого).

3. Тенденции развития регламентации и применения залога в практике современного уголовного судопроизводства США, Великобритании, ФРГ, Франции, бывших социалистических стран и стран СНГ свидетельствуют о высокой степени эффективности залога в обеспечении явки обвиняемых в органы уголовного судопроиз-

водства, а также их значимости в качестве гарантии неприкосновенности личности Практическое применение ст. 106 УПК РФ затруднено по ряду причин, важнейшими из которых является отсутствие в настоящее время четкого механизма применения залога в уголовном судопроизводстве, в том числе и отсутствие однозначности при определении оснований, условий применения залога как меры пресечения, процедуры принятия залога, в вопросах определения размера и предмета залога. Кроме того, имеются разночтения по поводу природы и сущности залога, которые приводят, в том числе и к психологическим трудностям в правоприменении. Залог в российском уголовном судопроизводстве, в целом, имеет все необходимые предпосылки стать альтернативой заключению под стражу: с одной стороны залог ограничивает экономические права человека, и поэтому может вызвать большую мотивацию соблюдения подозреваемым (обвиняемым) условий меры пересечения, а с другой стороны, необходимо учитывать гуманную сущность залога, его роль в обеспечении прав и свобод граждан в процессе осуществления уголовного судопроизводства, которая заключается в том, что при его применении соблюдаются нормы морали и нравственности, требования равенства и справедливости, что применение залога способствует соблюдению личной свободы человека, неприкосновенности личности, а также освободит государство от обременении различного рода, связанных с заключением и содержанием под стражей.

4. Цели применения меры пресечения в виде залога подразделяются на основные и дополнительные. Основными целями залога являются: обеспечение явки подозреваемого, обвиняемого, подсудимого по вызовам органа дознания, предварительного следствия, прокурора, судьи (суда); обеспечение невозможности для подозреваемого, обвиняемого, подсудимого воспрепятствовать органам предварительного расследования и суду; пресечение возможной преступной деятельности подозреваемого, обвиняемого, подсудимого; обеспечение исполнения приговора суда.

Дополнительными целями являются: 1) возможность оставления обвиняемого на свободе без ущерба для правосудия; 2)возможность для обвиняемого вести нормальный образ жизни (исключить негативное воздействие на обвиняемых краткосрочного лишения свободы), включая выполнение служебных и семейных обязанностей; 3) возможность реализации права на защиту.

5. В диссертации сформулированы предложения по совершенствованию законодательной регламентации института залога в уголовном судопроизводстве Российской Федерации:

— учитывая особенности в определении предмета залога, предлагается его сузить: принимать в качестве залога только наличные деньги в национальной валюте.

поскольку принятие в качестве залога иностранной валюты, ценных бумаг, недвижимости, вещей и драгоценностей, их внесение, а также оценка, хранение и возврат, порождают излишние трудности;

— залог в качестве меры пресечения должен избираться не только по инициативе субъектов расследования в любой момент производства по уголовному делу, но и по ходатайству подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) о его применении.

— признать в качестве залогодателя не любое юридическое лицо, а лицо частного права, поскольку юридические лица публичного права: государственные органы, представительные органы местного управления, профсоюзы, партии, другие общественные объединения не имеют тех цивилистических качеств, которые должны быть у организации как залогодателя по уголовному делу, только юридические лица частного права, то есть зарегистрированные в установленном законом порядке организации, которые имеют в собственности обособленное имущество, обладают собственными средствами, не являющимися бюджетными, и могут отвечать по обязательствам этим имуществом и средствами, приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, выступать залогодателем по уголовному делу;

— обосновывается положение о том, что срок внесения залога не должен превышать пяти суток с момента вынесения постановления (определения) об избрании залога в качестве меры пресечения;

— обосновывается необходимость установления нижнего предела залоговой суммы в зависимости от причиненного ущерба, от размера незаконного дохода, задолженности или стоимости имущества, являющихся признаками преступления;

— сформулирован перечень обязанностей подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) при применении к нему залога в качестве меры пресечения;

— сформулированы обстоятельства, при которых залог не может избираться;

— раскрыто содержание формулировки «принятие залога»;

— обосновывается необходимость вручения копии протокола (определения) о принятии залога подозреваемому, обвиняемому (подсудимому);

— формулируется последовательность действий, которые необходимо выполнить должностному лицу, либо органу, применяющему залог, в случае невыполнения или нарушения подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) обязанностей, связанных с применением к нему залога в качестве меры пресечения;

6. С учетом данных предложений статью 106 УПК РФ предлагаем изложить в следующей редакции:

«1. Залог состоит во внесении подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) либо другим физическим или юридическим лицом частного права на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения, денег в национальной валюте в целях: обеспечения явки подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) к следователю, прокурору или в суд; предупреждения совершения им новых преступлений или воспрепятствования производству по уголовному делу; обеспечения исполнения приговора.

2. Залог в качестве меры пресечения может быть избран следователем или дознавателем с согласия прокурора, прокурором, судом в любой момент производства по уголовному делу по собственной инициативе либо по ходатайству подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) о его применении.

3. В постановлении либо определении об избрании залога в качестве меры пресечения, вынесенном дознавателем, следователем, прокурором либо судом в соответствии со статьей 101 настоящего Кодекса, отражаются:

1) срок внесения залога;

2) размер залога;

3) обязанности подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) при применении к нему залога;

4) номер депозитного счета, на который необходимо внести залог.

3.1. Срок внесения залога не должен превышать пяти суток с момента вынесения постановления (определения) об избрании залога в качестве меры пресечения.

3.2. Размер залога определяется с учетом характера и тяжести совершенного преступления, данных о личности подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), а также имущественного положения лица, вносящего залог. При этом размер залога не может быть менее установленного при производстве по уголовному делу на момент вынесения постановления (определения) о применении залога в качестве меры пресечения:

1) размера имущественного вреда, причиненного совершенным преступлением;

2) либо размера незаконного дохода, задолженности или стоимости имущества, являющихся признаками преступления.

3.3. При применении к подозреваемому, обвиняемому (подсудимому) залога в качестве меры пресечения на них возлагаются следующие обязанности:

1) не заниматься преступной деятельностью и не нарушать общественный порядок;

2) не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда;

3) в назначенный срок являться к дознавателю, следователю, прокурору или в суд;

4) не препятствовать производству по уголовному делу.

4. Залог не может избираться в случаях, если:

1) лицо подозревается, обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления против личности;

2) ранее примененная по данному уголовному делу мера пресечения в виде залога отменена судом с обращением внесенного залога в доход государства в связи с невыполнением или нарушением подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) обязанностей, связанных с применением залога;

3) подозреваемый, обвиняемый (подсудимый) отбывает наказание в виде лишения свободы за совершение другого преступления.

5. При не внесении в установленный срок залога, либо внесении его в меньшем размере, постановление (определение) об избрании залога в качестве меры пресечения подлежит отмене, избирается иная мера пресечения. При этом деньги, поступившие на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения, подлежат возврату лицу, внесшему залог.

6. Принятие залога следователем, дознавателем, прокурором или судом, вынесшим постановление (определение) об избрании залога в качестве меры пресечения, состоит в принятии квитанции о поступлении на депозит органа, избравшего залог, определенной суммы денег, о чем составляется протокол (определение), в котором отражаются сведения о разъяснении подозреваемому, обвиняемому (подсудимому) их обязанностей, связанных с применением к ним залога, а также о последствиях их неисполнения. Копия данного протокола (определения) о принятии залога вручается подозреваемому, обвиняемому (подсудимому), а также залогодателю.

7. При внесении залога залогодателем, ему разъясняются существо подозрения (обвинения), в связи с которыми избирается данная мера пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), а также связанные с ней обязанности подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) и последствия их неисполнения для залогодателя. Заявления залогодателя об отказе от залога и его возврате после подписания протокола о принятии залога не могут служить основаниями для отмены применения данной меры пресечения.

8. Если мера пресечения в виде залога применяется вместо ранее избранных мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, то подозреваемый, обвиняемый (подсудимый) остается под стражей или под домашним арестом до внесения на депозитный счет залога и составления соответствующего протокола о принятии залога.

9. В случае невыполнения или нарушения подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) обязанностей, связанных с применением к нему залога в качестве меры пресечения, составляется протокол о нарушении п. 3 ч. 3 ст. 106 УПК РФ, с изложением обстоятельств нарушения и фактических данных, подтверждающих его совершение. Протокол подписывается обвиняемым, подсудимым, залогодателем и иными лицами, подтверждающими изложенные в протоколе факты, а в случае совершения подсудимым указанных нарушений при рассмотрении дела судом обстоятельства нарушения излагаются в протоколе судебного заседания. Залог обращается в доход государства по судебному решению, выносимому в соответствии со статьей 118 настоящего Кодекса, а данная мера пресечения отменяется постановлением лица или органа его применившего.

10. При соблюдении подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) своих обязанностей залог подлежит возврату. При прекращении уголовного дела, отмены или изменении меры пресечения дознавателем, следователем, прокурором, судом залог возвращается залогодателю, подозреваемому, обвиняемому, о чем указывается в соответствующем постановлении либо определении, одновременно с отменой, изменением меры пресечения или прекращением уголовного дела. В иных случаях решение о возврате залога залогодателю принимается судом при вынесении приговора».

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что сделанные выводы и рекомендации расширяют и углубляют научные знания о предмете исследования, могут способствовать совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, следственной и судебной практики в части применения норм закона об избрании меры пресечения в виде залога, а также в том, что его результаты могут быть использованы при подготовке учебных, методических и учебно-методических пособий, монографий.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты проведенного исследования, сформулированные на их основе выводы, предложения и рекомендации прошли обсуждение на кафедре уголовного процесса Ростовского юридического института МВД России.

Теоретические и прикладные положения диссертации докладывались диссертантом и обсуждались на научно-практических конференциях, состоявшихся в Ростовском юридическом институте МВД России, в Краснодарском университете МВД России в 2005-2007 году. Основные результаты исследования опубликованы в научных статьях общим объемом 1,25 п.л.

Методические рекомендации по избранию и применению меры пресечения в виде залога внедрены в практическую деятельность прокуратуры Ростовской области. Положения диссертационного исследования применяются в учебном процессе при чтении лекций и проведении семинарских и практических занятий по дисциплинам «Уголовный процесс», «Предварительное следствие», «Прокурорский надзор» в Ростовском юридическом институте МВД России.

Структура и объем работы. Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования и включает введение, три главы, объединяющие восемь параграфов, заключение, список использованной литературы и приложения.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность, степень разработанности проблемы, определяются цель и задачи, методологическая основа, научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, а также приводятся сведения о результатах апробации.

Глава первая «История становления и развития института залога в законодательстве России и зарубежных стран» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Тенденции становления института залога в российском уголовно-процессуальном законодательстве и странах ближнего зарубежья» автором рассматриваются тенденции развития института залога в российском уголовном судопроизводстве, странах ближнего зарубежья.

Имущественные меры обеспечения участия обвиняемого в уголовном судопроизводстве используются уже много веков в России. Исторические корни российского залога находятся в поручительстве, имеющем имущественный характер, когда ручались за кого-либо деньгами, еще каким-либо имуществом. Поэтому тенденции развития российского залога автор начал с анализа положений, касающихся поручительства.

Имущественное поручительство было известно на Руси еще в средневековье, когда поручительствовала община за своего члена; в период централизации в XV-XVI вв., когда Россия обрела инквизиционный уголовный процесс на первый план вышла личная ответственность (Судебники 1497 г . и 1550 г .), а поручительство потеряло имущественный характер, поручители ручались «головой» за явку обвиняемого на суд; меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, исчезли (Соборное уложение 1649 г .). Во времена Екатерины II предпринимаются первые попытки к гуманизации российского уголовного судопроизводства и автором отмечается, что

учрежденный ею Совестный суд — это своеобразная попытка внедрить в России процедуру «Habeas Corpus»; по Своду законов уголовного судопроизводства изданий 1832, 1842 и 1857 гг. в рамках предварительного следствия могли приниматься различные меры пресечения, в том числе личное задержание, поручительство (носившее характер исключительно личного ручательства, без всякой ответственности поручителя, в том числе и имущественной), а залог был совершенно неизвестен.

Когда на смену инквизиционному (розыскному) процессу, где приоритет отдавался аресту, пришел смешанный или состязательный процесс, способы имущественного обеспечения обязательств были законодательно восстановлены. Впервые институт залога получил законодательное закрепление в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г . (УУС). Согласно УУС под залогом было принято понимать публично-имущественное обязательство, заключающееся в принимаемой на себя известным лицом конфискации внесенного им залога в случае уклонения обвиняемого от следствия и суда.

Согласно УУС 1864 г . применение залога было строго регламентировано, и детально проработано, прежде всего, он применялся в зависимости от тяжести инкриминируемого обвиняемому деяния: если лицо обвинялось в преступлениях и проступках, влекущих наказание в виде заключения в тюрьме или крепости, соединенных с лишением некоторых особенных прав и преимуществ (ст. 418 Устава), учитывались возможности скрыть следы преступления, и силу собранных против него улик, пол, возраст, состояние его здоровья и положение в обществе (ст. 421 Устава), а также устанавливался предел нижней суммы, который должен был быть не ниже гражданского иска потерпевшего от преступления (ст. 425 УСС).

Автором отмечается, что к началу XX века институт залога был достаточно развит в России и широко применялся. Дальнейшая практика применения залога претерпела значительные изменения, поскольку весь отечественный уголовный процесс меняется коренным образом после Октябрьской революции 1917 г . Автор делает вывод, что роль имущественных мер пресечения в советском уголовном процессе намеренно занижается, им придается негативный идеологизированный контекст, как мерам пресечения, противоречащим революционной совести и революционному правосознанию.

Исследование тенденций развития института залога позволяет сделать автору вывод о том, что на том или ином этапе развития советского уголовного процесса в силу различных причин от института залога пытались отказаться, но через более или менее продолжительные сроки законодатель вынужден был возвращаться к исполь-

зованию имущественных мер пресечения как к наиболее удачным мерам (наиболее широко использовался в период НЭПа), позволяющим сочетать оптимальную степень принуждения с соблюдением прав обвиняемого при достижении целей и задач, поставленных перед уголовным судопроизводством.

Автор отмечает, что принятый в 1960 г . УПК РСФСР предусмотрел такую меру пресечения, как залог (ст. 99 УПК), однако прежний негласный запрет на его применение все так же имел место, нормы о залоге были неработающими, мертвыми. Возрождение института залога в российском уголовном процессе в значительной мере связано с введением в 1992 году судебного контроля за законностью и обоснованностью ареста, а также продления срока содержания обвиняемого под стражей. Автор отмечает исторические параллели: в 1864 году, перед принятием УУС, из всех предусмотренных мер пресечения, на практике традиционно применялись всего две -подписка о невыезде и содержание под стражей. И в том случае, когда действенность первой вызывала сомнения, а вторая представлялась слишком суровой, следователь или судья оказывались в весьма затруднительном положении. Поэтому очевидной стала необходимость введения некой меры, обеспечивающей с одной стороны свободу и справедливость для обвиняемых, и, с другой — более жесткой, чем подписка, но менее суровой, чем взятие под стражу. Принятый в 2001 году УПК РФ несколько изменил положения нормы о залоге по сравнению с редакцией статьи о залоге в УПК РСФСР 1960 года. Однако, на основе изучения практики, опросов, собственного опыта работы автор пришел к выводу, что новая редакция нормы, регламентирующей залог как меру пресечения, не смогла стать востребованной.

Автор делает вывод, что в большинстве постсоветских государств, таких как Украина, Беларусь, Молдова, Эстония, Казахстан, Кыргызстан, Азейбарджан, и других бывших республиках Советского Союза, в уголовно-процессуальном законодательстве, залог как мера пресечения предусматривается. В некоторых случаях четко прослеживаются тенденции рецепции бывшего советского права (Украина, Беларусь и мн.др.), или частичный отказ от даже знакомых терминов (например, в Молдове), однако во всех случаях заметны тенденции совершенствования конструкции залога с тем, чтобы институт перестал быть мертвой нормой. Автор творчески переработал данный опыт и синтезировал некоторые положения, которые можно в дальнейшем использовать для совершенствования законодательного регламентирования залога в российском уголовном судопроизводстве.

Во втором параграфе «Тенденции развития практики применения залога в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных государств» анали-

зируется сущность и нормативное содержание залога как меры пресечения в зарубежном процессуальном законодательстве, исследуются зарубежные тенденции развития залога.

Диссертант отмечает, что залог как мера пресечения известен как англосаксонским, так и континентальным системам уголовного судопроизводства. Несмотря на разницу подходов к организации процесса, на различные наименования данного института в конкретных национальных законодательствах (Habeas Corpus, bail, свобода с поручительством, отсрочка исполнения приказа об аресте под условием мер обеспечения явки и т.д.) залог выступает в качестве эффективной альтернативы заключения под стражу. Автор отмечает, что залог — одна из наиболее часто применяющихся сегодня мер пресечения в уголовном процессе англо-саксонской правовой системы, что влияет в конечном итоге на сокращение количества заключенных под стражу, и что не так активно используется залог в качестве меры пресечения в странах континентальной системы уголовного судопроизводства, несмотря на то, что юридически институт залога детально проработан и имеет свою историю. Представляется, что причины данного явления комплексные, тесно связанные с историческими особенностями их государственного развития. По мнению автора, особо влияет на эффективность применения залога положение данного института в системе мер пресечения. В уголовно-процессуальном законодательстве многих зарубежных стран применение залога возможно лишь взамен ареста, при наличии юридически значимого решения об аресте обвиняемого либо его фактическом осуществлении, то есть залог не выступает самостоятельной мерой пресечения (например, как в России, КНР, или до закона 1970 г . во Франции).

Автор приходит к выводу, что, несмотря на разницу в подходах к системе судопроизводства, исторического развития и других причин в законодательстве зарубежных стран наблюдаются следующие тенденции: практика применении залога обусловливается определенными схожими юридически значимыми факторами: обстоятельствами, характеризующими личность, возможного уголовного наказания за совершенное преступление и др.; в основном не содержится ограничений в минимуме и максимуме размера залоговой сумм, что обеспечивает, с одной стороны — учет всех обстоятельств дела при применении данных мер, а с другой — возможность их применения к лицам различного материального достатка; имеются стремления к упрощению процедуры применения залога, например, в англо-саксонских странах, где по ряду производств функции по освобождению арестованных под залог передаются органам, ведущим расследование и т.д.

Автор подходит к пониманию, что современному российскому законодателю и правоприменителю в целях создания подлинно демократичной системы уголовного судопроизводства следует ориентироваться не столько на современный зарубежный опыт, сколько на собственный исторический, однако одновременно учитывать и опыт зарубежной регламентации применения залога, учитывать их просчеты и положительные результаты с учетом особенностей российского уголовного судопроизводства.

Глава вторая «Правовая природа и нормативное содержание залога как меры пресечения в российском уголовном процессе» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе «Понятие и сущность залога как меры пресечения в российском уголовном процессе» рассматриваются различные теоретические подходы, высказанные процессуалистами по поводу определения залога, его этимологии, сущности, социальных и правовых аспектов данного явления, особенности его правовой природы, функции залога как меры пресечения.

Существующие разночтения, как в науке, так и в законодательстве различных государств, по поводу того, как следует определять залог — как материальные ценности, передаваемые в обеспечение цели пресечения и надлежащего поведения («Залог состоит в деньгах. ») или как действие по передаче этих ценностей в обеспечение («Залог состоит во внесении»), автор объясняет смещением акцента с «действия» по обеспечению на «предмет» обеспечения. Учитывая, что согласно Толковому словарю, «залог» — это отдача (имущества) в обеспечение обязательств[2], то определение залога «Залог состоит во внесении. » как оно дается по УПК РФ, Республики Беларусь и Азербайджанской Республики автору представляется более предпочтительным, так как в нем дается более точная уголовно-процессуальная оценка содержания данной меры пресечения.

По поводу происхождения залога, то есть вопроса о том, как появился процессуальный залог, перешел ли он в уголовный процесс из гражданского права и был приспособлен к нуждам уголовного судопроизводства и в таком случае он должен регулироваться нормами двух отраслей — гражданского и уголовно-процессуального (точка зрения, которой придерживаются В.А. Михайлов, Н. Колоколов, Т.А. Ханов и мн. др.), или возник как самостоятельный институт для специальных целей уголовного судопроизводства, воспользовавшись лишь терминологией цивилистов, а потому должен регулироваться нормами уголовного процесса (точка зрения, которой при-

держиваются А.Д. Буряков, М. Гранкин, А.В. Величко и мн. др.), точка зрения автора заключается в том, что залог как мера пресечения — это самостоятельный уголовно-процессуальный институт, возникший на основе имущественного поручительства, между определенными участниками, преследующий определенные цели, получивший при появлении в XIX веке одноименное название с гражданско-правовым институтом постольку, поскольку залог как гражданско-правовой договор и как мера пресечения характеризуется передачей, движением имущества от одного лица к другому, взамен чего-либо, то есть в залог, в обеспечение обязательства. У рассматриваемых институтов общая основа — это способы обеспечения исполнения обязательств, но позиция автора заключается в том, что они развивались параллельно в своих отраслях. Автором обосновывается, что характеристики залога как гражданско-правового договора к залогу уголовно-процессуальному неприменимы, что правовая природа одноименных институтов различна.

Для полного уяснения различия автором подробно рассматриваются цели, которые желает достичь законодатель, используя залог в качестве меры пресечения. Предлагается в качестве основных целей залога считать: обеспечение явки подозреваемого, обвиняемого, подсудимого по вызовам органа дознания, предварительного следствия, прокурора, судьи (суда); обеспечение невозможности для подозреваемого, обвиняемого, подсудимого воспрепятствовать органам предварительного расследования и суду; пресечение возможной преступной деятельности подозреваемого, обвиняемого, подсудимого; обеспечение исполнения приговора суда. В качестве дополнительных, специальных целей залога рассматривать: возможность оставления обвиняемого на свободе без ущерба для правосудия, вести нормальный образ жизни (исключить негативное воздействие на обвиняемых краткосрочным лишением свободы на несколько недель или даже дней), включая выполнение служебных и семейных обязанностей, возможность реализации права на защиту.

В отличие от гражданско-правового залога, уголовно-процессуальная природа одноименного института проявляется в том, что в уголовном судопроизводстве применение залога носит публичный характер, так как это мера принуждения, применяемая от имени государства органом, производящим расследование. Его сущность заключается в том, что лицо, обеспечивающее залог (либо сам обвиняемый, либо залогодатель), изымает из собственного обращения определенную сумму имущественных ценностей и помещает их на депозит органа, избравшего меру пресечения, временно лишаясь права распоряжения ими. Заложенные имущественные средства — это гарантия надлежащего поведения соответствующего лица, побуждающая обвиняемо-

го вести себя надлежащим образом, то есть соблюдать установленные договором залога определенные процессуальные обязательства (явки, неуклонения от суда и следствия и т.д.); залогодателя наблюдать за соответствующим исполнением обвиняемым своих обязанностей перед органами уголовного судопроизводства. Одновременно у залогодателя появляется опасность потери данных ценностей в случае уклонения обвиняемого от следствия и суда.

Диссертант делает вывод, что в системе мер пресечения по степени тяжести уголовно-процессуального принуждения залог является, несмотря на то, выступает ли он самостоятельной мерой пресечения (как, например, в России, или как до введения судебного контроля во Франции, в ряде стран постсоветских республик (Украина, Беларусь, Казахстан и т.д.) или альтернативой аресту, то есть только взамен ареста (как, например, в США, Англии, Франции, Германии, республике Молдова и мн.др.), высшей после заключения под стражу мерой пресечения, самой строгой среди мер пресечения, не связанных с арестом и заключением под стражу.

Для залога как меры принуждения, характерна двойственная природа воздействия на обвиняемого. Государственное принуждение в процессе применения залога порождается угрозой реальной утраты обвиняемым (залогодателем) имущества, денег, ценностей, составляющих предмет залога, в случае неисполнения обвиняемым обязательств по неуклонению от органов дознания, следствия, прокурора и суда. В соответствии с указанными обстоятельствами залог является мерой пресечения, рассчитанной на создание у обвиняемого сильного эгоистического мотива к неуклонению от явки и тем самым к сохранению неприкосновенности своих, а также залогодателя имущественных прав и интересов. Применение залога порождает у обвиняемого мотивы экономического характера, вынуждающие его добросовестно выполнять обязательства по явке и неуклонению от явки по вызовам. Кроме того, залог в ряде случае способен заинтересовать подозреваемого (обвиняемого) в обеспечении нормальных условий производства по делу для органа, ведущего расследование, поскольку очевидно, что залог облегчает тяготы лишения прав и свобод, как если бы обвиняемый был заключен под стражу, он все также имеет возможность учиться, работать, обеспечивать семью и т.д.

На основе анализа сущности залога, его социальных и правовых аспектов, с учетом исторического развития института залога в различных государствах, автором были исследованы функции залога: обеспечительная (залог нацелен на обеспечение явки обвиняемого); превентивно-охранительная (так как залог — это не санкция, не наказание за совершенное действие, а лишь предупредительная мера, применяемая в

случае, если есть опасения совершения обвиняемым каких-либо действий, направленная на воздерживание лица, отпущенного под залог, от совершения новых преступлений, иных правонарушений); восстановительная, компенсационная (деньги, поступившие в залог могут быть использованы на возмещение ущерба, удовлетворения гражданского иска); санкционная (залог в некоторых случаях может выполнять роль наказания, как, например в США).

Во втором параграфе «Основания и гарантии применения залога в уголовном судопроизводстве» рассматриваются вопросы, касающиеся теоретических основ применения залога.

Автор делает вывод, что все процессуальные изыскания по вопросу определения оснований применения мер пресечения сводятся в конечном итоге, в различных формулировках, к выводу о том, что «достаточные основания», указанные в статье 97 УПК РФ, это фактические, то есть подкрепленные доказательствами, зафиксированные в материалах уголовного дела, данные о том, что лицо, если к нему не применить меру пресечения, может допустить со своей стороны ненадлежащее поведение.

Представляется верным, что все обстоятельства, не вошедшие в перечень ст. 97 УПК РФ, но так или иначе влияющие на избрание меры пресечения, относятся либо к условиям, либо к порядку их применения, или, иными словами, к гарантиям применения залога в уголовном судопроизводстве. Согласно авторской концепции под процессуальными гарантиями следует понимать установленные законом средства и способы, содействующие успешному отправлению правосудия, защите прав и законных интересов личности, а также их эффективной реализации.

Автор рассматривает гарантирующий эффект обстоятельств, учитываемых при избрании конкретной меры пресечения, то есть тех благоприятных условий, при наличии которых органами, осуществляющими расследование или судом, делается выбор непосредственно в пользу применения залога. В качестве гарантий применения залога автор предлагает выделять наличие следующих условий: 1) обстоятельства, учитываемые при избрании конкретной меры пресечения (ст. 99 УПК РФ); 2) деятельность субъектов залога: органов расследования, прокуратуры и суда — с одной стороны, и подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), залогодателя — с другой; 3) обеспечение залога определенной суммой имущественных гарантий (наличие суммы залога); 4) процессуальный порядок применения залога.

Обстоятельства, учитываемые при избрании конкретной меры пресечения -это те благоприятные условия, при наличии которых органами, осуществляющими расследование, или судом, делается выбор непосредственно в пользу применения за-

лога. Автор приходит к выводу, что перечень данных обстоятельств, представленных в ст. 99 УПК РФ, не является исчерпывающим, помимо тяжести преступления, сведений о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраста, состояния здоровья, семейного положения, рода занятий, сюда же можно отнести, например, наличие постоянного места жительства, высокого социального и имущественного положения обвиняемого и др.

В качестве гарантий, обеспечивающих законное применение залога, автор рассматривает права и обязанности: органов уголовного судопроизводства, уполномоченных на применении мер пресечения; лиц, в отношении которых по закону может быть избрана мера пресечения; залогодателя. Свои выводы автор предлагает отразить в следующей редакции части статьи о залоге: «При применении к подозреваемому, обвиняемому (подсудимому) залога в качестве меры пресечения на них возлагаются следующие обязанности: 1) не заниматься преступной деятельностью и не нарушать общественный порядок; 2) не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда; 3) в назначенный срок являться к дознавателю, следователю, прокурору или в суд; 4) не препятствовать производству по уголовному делу».

Автор исходя из правовой сущности залога, делает вывод, что если отсутствует денежное обеспечение, то цели залога, на достижение которых направлены действия субъектов залога, не могут быть достигнуты, и, следовательно, наличие предмета залога, который имеет четко выраженную рыночную стоимость, может быть легко оценен правоприменителем, удобен в принятии и хранении, — важная гарантия применения залога.

В третьем параграфе «Процессуальный порядок как гарантия применения залога» рассматривается определенный законом порядок деятельности государственных органов, осуществляющих производство по уголовному делу в качестве одной из важнейших гарантий применения залога.

С учетом специфики залога выделяются следующие вопросы, касающиеся процессуального порядка применения залога: 1) какова внутренняя процессуальная форма применения залога; 2) какова процедура принятия залога; 3) каков срок действия залога; 4) каков порядок возвращения залоговой суммы; 5) каковы последствия невыполнения условий залога; 6) как осуществляется отмена или изменение залога на другую меру пресечения; 7) порядок обжалования решения о залоге. Рассмотрение данных вопросов напрямую связано с совершенствованием нормативного регулирования и практики применения залога как меры пресечения, поскольку надлежащее

исполнение предписаний уголовно-процессуального закона процедурного характера, то есть порядка принятия процессуальных решений, правил фиксации хода и результатов процессуальной деятельности, обусловленная правовыми нормами последовательность свершения действий, принятия решений, при применении меры пресечения в виде залога, то есть его применение в режиме законности, должно исключать затруднения при применении, отказ от его применения, или применение данной меры пресечения с нарушениями. Однако с учетом настоящей редакции статьи о залоге сделать это невозможно.

По поводу уточнения процедуры по возврату залога предлагается следующая редакция: «При соблюдении подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) своих обязанностей залог подлежит возврату. При прекращении уголовного дела, отмены или изменении меры пресечения дознавателем, следователем, прокурором, судом залог возвращается залогодателю, подозреваемому, обвиняемому, о чем указывается в соответствующем постановлении либо определении, одновременно с отменой, изменением меры пресечения или прекращения уголовного дела. В иных случаях решение о возврате залога, залогодателю принимается судом при вынесении приговора».

В главе третьей «Совершенствование нормативного регулирования и практики применения залога как меры пресечения» рассматриваются вопросы оптимизации регламентации и практики применения залога.

В первом параграфе «Проблема определения сферы применения залога» автор использует опыт, как зарубежных стран, так и отечественный исторический опыт, точки зрения различных авторов в установлении круга преступлений, в отношении которых должен применяться залог, а также субъективных условий, связанных с особенностями освобождаемой личности под залог, при наличии которых данная мера пресечения не может быть применена, установления крута лиц, которые могут выступить залогодателями.

Априори залог выступает альтернативой заключению под стражу, а потому автор предлагает применять залог по преступлениям небольшой и средней тяжести, прежде всего по экономическим ненасильственным преступлениям, так как не должно вызывать сомнение, что при наличии тяжести и особой тяжести, в том числе и по преступлениям против личности, вместо залога будет избрана более строгая мера пресечения, чтобы лишить лицо, обвиняемое в тяжком или особо тяжком преступлении, возможности избежать заключения под стражу или домашнего ареста.

Автор обосновывает, что важное значение для назначения залога имеют субъективные условия, связанные с особенностями освобождаемой личности под залог,

при наличии которых к ней (подозреваемому, обвиняемому, подсудимому) данная мера пресечения не может быть применена. Предлагается вышеуказанные обстоятельства законодательно обозначить, чтобы уточнить как основания для применения залога, так и основания по отказу от применения данной меры пресечения: «Залог не может избираться в случаях, если: 1) лицо подозревается, обвиняется в совершении умышленно тяжкого или особо тяжкого преступления против личности; 2) ранее примененная по данному уголовному делу мера пресечения в виде залога отменена судом с обращением внесенного залога в доход государства в связи с невыполнением или нарушением подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) обязанностей, связанных с применением залога; 3) подозреваемый, обвиняемый (подсудимый) отбывает наказание в виде лишения свободы за совершение другого преступления».

Автор критически относится к предложениям усложнения процедуры применения залога путем увеличения количества залогодателей, а также учреждения института «профессиональных залогодателей».

Исходя из смысла закона и учитывая приведённые мнения, предлагает допускать в качестве залогодателя тех физических лиц, которые могут обладать способностью быть субъектами права, то есть в силу закона правомочны совершать юридические сделки и имеют право распоряжаться имуществом, вносимом в качестве залога. Автор отмечает, что в соответствии с широким использованием термина «юридическое лицо» в теории права, конституционном, административном праве, необходимо различать юридические лица публичного права, и юридические лица частного права. Залогодателем по уголовному делу могут выступать только те юридические лица, которые принимают участие в гражданском обороте, осуществляют предпринимательскую деятельность в сфере производства, обслуживания, иными словами юридические лица частного права. В то время как юридические лица публичного права: государственные органы, представительные органы местного управления, профсоюзы, партии, другие общественные объединения, не имеют тех цивилистических качеств, которые должны быть у организации как залогодателя по уголовному делу, они не располагают способностями от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, владеть, управлять и распоряжаться обособленным имуществом, если они и обладают какими-то объемом имущественных прав, то они носят лишь характер сопутствующих, обеспечивающих осуществление общественных интересов — основного назначения юридического лица публичного права. И, следовательно, залогодателем в уголовном процессе может выступать любое юридическое лицо частного права, то есть зарегистрированная в установленном

законом порядке организация, которая имеет в собственности обособленное имущество, обладает собственными средствами, не являющиеся бюджетными, и может отвечать по обязательствам этим имуществом и средствами, приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности быть истцом и ответчиком в суде. Кроме того, автор обосновывает, что появление в уголовном процессе залогодателя, должно осуществляться, прежде всего, по воле лица за которого будет осуществляться денежное поручительство (по смыслу действующей нормы залогодатель сам изъявляет свое желание выступить в качестве такового), в связи с чем, предлагаем законодательно закрепить, что такая воля должна выражаться в виде ходатайства подозреваемого, обвиняемого, подсудимого о внесении залога залогодателем (в котором надобности не будет, если он сам будет вносить залог). В ходатайстве о внесении залога должно быть указано имя физического лица, либо наименование частного юридического лица, вносящего по согласованию с обвиняемым, подозреваемым, подсудимым денежную сумму в качестве залога.

В связи с чем предлагается следующая редакция статьи: «Залог состоит во внесении подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) либо по его ходатайству другим физическим или юридическим лицом частного права на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения. ».

По мнению диссертанта, залогодатель обязательно должен быть поставлен в известность о сущности дела, содержании обвинения и последствиях неисполнения обвиняемым условий меры пресечения, в связи с чем, предлагается следующая редакция: «При внесении залога залогодателем, ему разъясняются существо подозрения (обвинения), в связи с которыми избирается данная мера пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), а также связанные с ней обязанности подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) и последствия их неисполнения для залогодателя. Заявления залогодателя об отказе от залога и его возврате после подписания протокола о принятии залога не могут служить основаниями для отмены применения данной меры пресечения».

Во втором параграфе «Проблемы процедурного характера применения залога» рассматриваются вопросы совершенствования процессуального порядка залога.

По мнению отдельных авторов (Вершинина С.И.) процессуальный порядок применения залога должен быть различным в зависимости от формы залога, то есть от того, кто вносит залог — сам подозреваемый или залогодатель. На самом деле, практически он и различается, но, по мнению диссертанта не представляется целесообразным закреплять данные различия законодательно, так как по большинству про-

цедурных вопросов установленный законодательством порядок сходится или должен сходиться, чтобы избегать неточностей и произвола при толковании норм УПК. Анализ положений, посвященных залогу, позволяет сделать вывод, что таких неточностей имеется достаточное количество, чтобы нормы о залоге были признаны не эффективными.

Согласно авторской позиции, предполагается, что обе формы залога необходимо максимально унифицировать, свести процедуры к единому порядку, за исключением, конечно, особенностей каждой формы. Согласно такой концепции диссертант входит в оппозицию по отношению к тем авторам (Вершинина С.И.), которые считают, что различным, в зависимости от формы залога, оказываются все позиции по процедурному порядку его применения. Принимаемый за основу подход, по мнению автора, в конечном итоге сделает норму о залоге предельно простой, ясной, экономной и эффективной, то есть иными словами оптимальной, реальной альтернативой применения задержания и заключения под стражу.

Автор обосновывает, что процедурный порядок внесения, определения размера залога, принятия залога должен быть при различных формах залога единообразным. Сущность процедуры принятия залога должна быть четко сформулирована в законе, не зависимо от того, кто вносит залог, должна иметь единственно возможный алгоритм, чтобы избежать злоупотреблений. В связи с чем, автором обосновывается необходимость участия в процедуре принятия залога не только залогодателя, но и лица, в отношении которого применяется залог и в связи с этим предлагается следующая редакция: «Принятие залога следователем, дознавателем, прокурором или судом, вынесшим постановление (определение) об избрании залога в качестве меры пресечения, состоит в принятии квитанции о поступлении на депозит органа, избравшего залог, определенной суммы, о чем составляется протокол (определение), в котором отражаются сведения о разъяснении подозреваемому, обвиняемому (подсудимому) их обязанностей, связанных с применением к ним залога, а также о последствиях их неисполнения. Копия данного протокола (определения) о принятии залога вручается подозреваемому, обвиняемому (подсудимому), а также залогодателю».

Автор обосновывает, что самым оптимальным, с учетом действия залога для подозреваемых всего лишь 10 суток, предоставить срок внесения залога до 5 суток. В связи с чем предлагается следующая редакция: «Срок внесения залога не должен превышать пяти суток с момента вынесения постановления (определения) об избрании залога в качестве меры пресечения». Предлагается усовершенствовать процедуру, связанную с обращением залога в доход государства путем четкого фиксирования факта

нарушения обязанностей, составляющих главную суть залога как меры пресечения Согласно действующей процедуре, в случае невыполнения или нарушения подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) обязанностей, связанных с применением к нему залога в качестве меры пресечения, залог, принадлежащий залогодателю, равно как и вносимый самим подозреваемым, обвиняемым, обращается в доход государства по судебному решению, выносимому в соответствии со ст. 118 УПК РФ. Автор считает, что недостаточно делать ссылку на упомянутую статью, необходимо данные положения зафиксировать в норме, посвященной залогу и предлагает следующую редакцию статьи: «В случае невыполнения или нарушения подозреваемым, обвиняемым (подсудимым) обязанностей, связанных с применением к нему залога в качестве меры пресечения, составляется протокол о нарушении обязательств, с изложением обстоятельств нарушения и фактических данных, подтверждающих его совершение. Протокол подписывается обвиняемым, подсудимым, залогодателем и иными лицами, подтверждающими изложенные в протоколе факты, а в случае совершения подсудимым указанных нарушений при рассмотрении дела судом обстоятельства нарушения излагаются в протоколе судебного заседания. Залог обращается в доход государства по судебному решению, выносимому в соответствии со статьей 118 настоящего Кодекса, а данная мера пресечения отменяется постановлением лица или органа его применившего». В третьем параграфе «Проблема определения предмета и размера залога» автором рассматриваются вопросы совершенствования по определению предмета и размера залога.

Автором рассматривается действующая редакция статьи о залоге, в части касающейся предмета залога, а также различные точки зрения, представленные в уголовно-процессуальной науке по поводу того, что следует подразумевать под деньгами, ценными бумагами, ценностями, составляющими предмет залога, по поводу того, следует ли расширять предмет залога, вводя в него ценные бумаги, недвижимое имущество (квартиры, дома, коттеджи, дачные участки, гаражи), движимое имущество большого объёма: дорогостоящий авто-, мото- транспорт, яхты, самолеты, товар, подлежащий реализации, исходя из широкого толкования термина «ценности» и мн.др. Автор считает, что вследствие принятия помимо денег иного обеспечительного имущества существенно усложняется процедура принятия залога, так как не денежные формы залога зачастую не обладают устойчивым стоимостным выражением, а также отсутствует орган, который мог бы оценить их стоимость, кроме того, эти предметы нужно где-то хранить, обеспечивать им охрану, что скажется на эффективности залога, и поэтому, рассмотрев различные варианты решения этих проблем, су-

шествующих в научной литературе, автор делает вывод, что предложения по поводу расширения предмета залога не являются оптимальными, а лишь усложняют процессуальную форму залога, не способствуют экономии трудо-, время-, материальных затрат уголовного судопроизводства.

Делается вывод, что только денежная форма залога не встречает препятствий и не усложняет применение залога, причем только наличные денежные знаки (а не выписка из банковского счета, или книжка банковских вкладов), исключительно в валюте Российской Федерации в виде банковских билетов (банкнот) и монет. Использование рубля в качестве предмета залога будет свидетельствовать об укреплении российской государственности, так как национальная валюта — один из показателей российского суверенитета. По мнению диссертанта, вопрос о размере залога должен решаться единообразно, не зависимо от формы залога, и предлагается следующая формулировка части статьи о залоге: «Размер залога определяются с учетом характера и тяжести совершенного преступления, данных о личности подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), а также имущественного положения лица, вносящего залог».

Учитывая исторический опыт, регламентацию залога по УСС, автор предлагает установить показатель нижнего предела залога, который должен быть гибким, в каждом случае учитывающим общую характеристику преступления, лица его совершившего, поскольку очевидно, что одна и та же сумма может иметь существенное значение для одного лица и несущественное для другого. Автором предлагается размер залога определять с учетом характера и тяжести совершенного преступления, данных о личности подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), а также имущественного положения лица, вносящего залог. При этом, размер залога не может быть менее установленного при производстве по уголовному делу на момент вынесения постановления (определения) о применении залога, в качестве меры пресечения размера подкрепленного материалами уголовного дела заявленного гражданского иска или иными словами, по нашему мнению, не менее размера имущественного вреда, причиненного совершенным преступлением, либо размера незаконного дохода, задолженности или стоимости имущества, являющихся признаками преступления.

В заключении изложены итоги проведенного исследования, делаются обобщения и выводы, намечаются новые направления исследования проблемы.

Основные научные результаты диссертации изложены в следующих работах автора:

В рецензируемых журналах, включенных в перечень, утвержденный Высшей аттестационной комиссией:

1. Фокин А.С. Понятие и сущность залога как меры пресечения в российском уголовном процессе // Юристъ-правоведъ. 2006. № 4 (19). — 0,3 п.л.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

2. Райгородский В.Л., Фокин А.С. К вопросу о применении залога // Общество и право. Выпуск 1.2. Краснодар: Краснодарская Академия МВД России, 2005.- 0,25/0,15 п.л.

3. Райгородский В.Л., Фокин А.С. Проблемы применения залога в качестве меры пресечения // Об итогах работы Ростовского юридического института МВД России в первом полугодии 2005-2006 учебного года и задачах по реализации Федеральной целевой программы развития образования на 2006-2010 годы: Материалы учебно-методического сбора руководящего, профессорско-преподавательского и начальствующего состава подразделений служебно-боевой подготовки Ростовского юридического института МВД России. Ростов-н/Д: РЮИ МВД России, 2006. — 0,25 / 0,15 п.л.

4. Фокин А.С. Залог в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных государств // Уголовно-правовая политика: Материалы всероссийской научно-практической конференции. Ростов-н/Д: РЮИ МВД России, 2006. — 0,3 п.л.

5. Фокин А.С. Основания и гарантии применения залога в уголовном судопроизводстве // Глобальные и региональные факторы правового обеспечения национальной безопасности: Тезисы конференции. Часть 2. Ростов-н/Д: РЮИ МВД России, 2006.- 0,25 п.л.

6. Райгородский В.Л., Фокин А.С. К вопросу об актуальности использования залога в качестве меры пресечения в российском уголовном судопроизводстве // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Четвертый всероссийский «круглый стол»: Сборник материалов. Ростов-н/Д: РЮИ МВД России, 2006.-0,2/0,1 п.л.

[1] Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М.: Фирма «СПАРК», 1995. С. 93.

[2] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М: Азбуковник. 1999. С.210.

law.edu.ru

Это интересно:

  • Срок вступления решения районного суда в силу Когда вступит в силу решение суда по лишению родительских прав? Здравствуйте,29 марта 2017 у меня был суд по лишению родительских прав(отца),суд вынес заочное решение,27 апреля 2017 ему было отосланно решение,интересует когда же решение вступит в силу? Ответы юристов […]
  • Правила поведения в детсаду Правила поведения в детсаду Версия для слабовидящих Версиядля людей сограниченнымивозможностями Главное меню Наши достижения Методическая страница Страна дошколят Для родителей Семья и ее ценности Медицинский блок Советы специалистов Физ.развитие и […]
  • Учебные пособия по арабскому Учебные пособия по арабскому Casas 11 сентября 2017, 02:12 1 Casas 11 сентября 2017, 02:02 2 Eldar 27 августа 2017, 00:49 1 Marat 27 августа 2017, 00:43 1 Lukman 25 августа 2017, 23:19 1 Malik 23 августа 2017, 19:31 1 Maki 22 августа 2017, 22:44 1 Lukman 17 марта […]
  • Котельничским районным судом кировской области Котельничским районным судом кировской области Распорядок работы суда (рабочий день): С понедельника по пятницу с 8 часов 00 минут до 17 часов 00 минут.Перерыв на обед с 12 часов 00 минут до 13 часов 00 минут.Предпраздничные дни 8 часов 00 минут до 16 часов 00 […]
  • Гатчина нотариус на соборной Нотариусы Гатчина Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Антипова Анна Владимировна Телефон: +7 (81371) 3-53-28 Адрес: 188300, г. Гатчина, ул. Карла […]
  • Образец протокола о ликвидации ооо и назначении ликвидатора Образец протокола о ликвидации ооо и назначении ликвидатора Примерный образец протокола о Ликвидации юридического лица, который подходит для публикации сообщения (объявления) о ликвидации Юридического лица в журнале "Вестник государственной регистрации" юридических лиц […]
  • Пребывание в запасе категория запаса Категория запаса группы учета РА в военном билете Содержание многочисленной армии – для любой страны задача не простая. Поэтому уже отслужившие положенный срок военнослужащие переводятся в запас, чтобы в случае войны пополнить ряды действующей армии. Каждый военнообязанный […]
  • Материнский капитал от соцзащиты Материнский капитал от соцзащиты "Управление социальной защиты населения Кстовского района" Телефон: 8 (831 45) 2-10-90 Факс: 8 (831 45) 7-79-02 Адрес: Нижегородская область,г.Кстово, бульвар Нефтепереработчиков, дом 3 e-mail: uszn@soc.kst.nnov.ru ОБУЧЕНИЕ СТАРШЕГО […]