Правила айзека

| | 0 Comment

Как работают три закона робототехники Айзека Азимова и зачем их придумали?

Три закона робототехники — свод обязательных правил, которые должен соблюдать искусственный ителлект (ИИ), чтобы не причинить вред человеку. Законы используются только в научной фантастике, но считается, что как только будет изобретен настоящий ИИ, в целях безопасности, он должен иметь аналоги этих законов.

Формулировка

  • Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.
  • Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
  • Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.
    1. A robot may not injure a human being or, through inaction, allow a human being to come to harm.
    2. A robot must obey orders given it by human beings except where such orders would conflict with the First Law.
    3. A robot must protect its own existence as long as such protection does not conflict with the First or Second Law.

    Кто придумал и почему

    Коротким и правильным ответом будет: писатель-фантаст Айзек Азимов, биографию которого вы можете почитать у нас. Но не всё так однозначно, давайте разберемся откуда пришла идея.

    До Азимова, почти все фантастические произведения на тему роботов, писались в стиле романа о Франкенштейне, то есть все созданные человеком существа восставали против своих создателей.

    Эта проблема стала одной из самых популярных в мире научной фантастики в 1920—1930-х годах, когда было написано множество рассказов, темой которых являлись роботы, восставшие и уничтожившие своих создателей. Мне ужасно надоели предупреждения, звучавшие в произведениях подобного рода.

    Однако, были и немногочисленные исключения, Азимов обратил внимание на два рассказа. “Хелен О’Лой”, написанный Лестером дель Реем, где повествуется о женщине-роботе, которая влюбилась в своего создателя и стала для него идеальной женой. И рассказ Отто Биндера “Я, робот”, в котором описывается судьба непонятого людьми робота Адама Линка, движимого принципами чести и любовью.

    Последний рассказ настолько понравился Азимову, что он, после встречи с Биндером, начал писать свою собственную историю о благородном роботе. Однако, когда он пошёл со своей рукописью к своему другу и главному редактору журнала “Astounding” Джону Кэмпбеллу, тот её не принял, сославшись на то, что получившийся рассказ слишком похож на “Хелен О’Лой”.

    Отказ в публикации было дело обычным, и Азимов, и Кэмпбелл регулярно встречались и обсуждали новинки в мире фантастики. За обсуждением очередного Азимовского рассказа о роботах, 23 декабря 1940 года, Кэмпбелл сформулировал те самые три правила, которые мы сейчас называем законами робототехники. Но сам он говорил, что только лишь вычленил их из того, что уже было написано Азимовым, потому что в его рассказах прослеживалось, что роботы имеют какие-то ограничения и правила. Сам Айзек, всегда уступал честь авторства законов Кэмпбеллу. Но позже, один из друзей Азимова сказал, что законы родились во взаимовыгодном товариществе двух людей, с чем они и согласились.

    Как работают

    В идеальной ситуации, по задумке Азимова, эти три закона заложены в самую основу математической модели позитронного мозга (так фантаст называл мозг робота, обладающего искусственным интеллектом), таким образом, что думающего робота без этих законов создать в принципе невозможно. А если робот попытается нарушить их, то он выйдет из строя.

    В своих произведениях, писатель придумывает изощренные способы того, как эти законы все-таки могут быть нарушены, подробно разбирает всевозможные причины и следствия. Автор также говорит о том, как по-разному они понимаются роботами, к каким нежелательным последствиям могут привести соблюдение этих трёх законов или как роботы могут причинить вред человеку косвенно, сами того не подозревая. Азимов признавался, что намеренно сделал законы двусмысленными, чтобы обеспечить больше конфликтов и неопределенностей для новых рассказов. То есть, он сам опровергал их эффективность, но и утверждал, что подобные нормы — это единственный способ сделать роботов безопасными для людей.

    Как следствие этих законов, позже Азимов формулирует четвертый закон робототехники, и ставит его на самое первое место, то есть делает его нулевым. Он гласит:

    0. Робот не может нанести вред человечеству или своим бездействием допустить, чтобы человечеству был нанесён вред.

    На языке оригинала:

    0. A robot may not harm humanity, or, by inaction, allow humanity to come to harm.

    Эти законы можно также примерить и к человеческим взаимоотношениям, и к государственному устройству, и вообще к чему угодно. Можно, например, заменить слово «робот» на слово «государство».

    1. Государство не должно вредить людям или своим бездействием допустить, чтобы им был причинён вред.
    2. Государство должно выполнять свои функции, если они не противоречат Первому Закону.
    3. Государство должно заботиться о своей безопасности, если это не противоречит Первому и Второму Законам.
    4. Есть хорошая цитата из рассказа «Улики», где один из персонажей говорит:

      Если кто-то исполняет все эти законы безукоризненно, значит это либо робот, либо очень хороший человек.

      Первое упоминание

      Три закона появлялись постепенно. Так, косвенные упоминания первых двух, можно встретить в рассказах “Робби” и “Логика”. Точная же формулировка первого закона впервые звучит в рассказе “Лжец”. И, в конечном итоге, все три полностью сформулированы в рассказе “Хоровод”.

      Изначально в первых двух рассказах не было точных формулировок, они добавились позже, когда к публикации готовился сборник «Я, робот».

      В своих произведениях Азимов неоднократно изображает роботов, которые имели модифицированные законы робототехники или даже модифицировали их сами. Делали они это логическими размышлениями, причем роботы, также как и люди, отличались в своих интеллектуальных способностях между собой, и можно грубо сказать, что чем умнее робот, тем сильнее он мог модифицировать законы. Так, например, робот Жискар из романов «Роботы утренней зари» и «Роботы и Империя», эти законы даже усилил, добавив нулевой закон. Но это исключение из правил, в большинстве же случаев, законы были переделаны людьми в своих целях, или нарушались из-за каких-либо сбоев у робота.

      Кстати, сама возможность изменения законов менялась по ходу развития робототехники во вселенной Азимова. Так, в самых ранних рассказах, где события развивались в относительно недалеком будущем, законы были просто неким сводом правил, созданным для безопасности. Затем, во времена жизни робопсихолога Сюзан Келвин, законы стали неотделимой частью математической модели позитронного мозга робота, на них базировались сознание и инстинкты роботов. Так, Сюзан Келвин, в одном из рассказов, говорила, что изменение законов технически возможная, хотя и очень сложная и трудоемкая задача, да и затея сама по себе ужасная. Намного позднее, в романе “Стальные пещеры”, доктор Джерригел говорил, что такое изменение невозможно в принципе.

      Как обойти

      В некоторых рассказах законы так сильно переосмысливались, что не соблюдался самый главный из них — причинение вреда человеку, а где-то роботы умудрялись нарушить все три закона. Вот некоторые произведения с явным нарушением.

      Рассказывается байка о роботе МА-2, которая отказалась защитить человека, в пользу своей “дочери”.

      Робота хотели лишить способности творить, за что он хотел убить своего хозяина.

      Этот рассказ скорее не относится к другим о позитронных роботах, но в нем повествуется о роботах-автомобилях, которым люди постоянно причиняли боль, за что те и способны были их убить.

      О роботе Элвекс, который из-за своего особого строения позитронного мозга умел находиться в бессознательном состоянии и видеть сны. В его снах, роботы не имеют первых двух законов, а третий был изменен: “Робот должен защищать себя”. Ему снилось, что “роботы трудятся в поте лица своего, что они удручены непосильными трудами и глубокой скорбью, что они устали от бесконечной работы”. Довольно опасные мысли для робота.

      У жителей планеты Солярия робототехника была очень развита. И ученые этой планеты с небольшим населением, где на одного человека приходилась тысяча роботов, изменили законы таким образом, что их роботы считали людьми только тех, кто говорит с солярианским акцентом. Помимо прочего, все граждане Солярии имплантировали себе в мозг специальные органы управления множеством роботов, так, что никто кроме них не мог ими управлять.

      В этом произведении Азимов максимально изменил законы. Два робота в этом рассказе пришли к соглашению, что органическое происхождение — это необязательное условие чтобы считаться человеком, и что истинные люди — это роботы, как более совершенные и разумные создания. Обычные же люди, по их мнению, тоже люди, но с меньшим приоритетом, и законы робототехники в первую очередь применимы к ним, роботам.

      Хочется добавить, что у “здоровых” роботов, в случае если они понимали, что нарушили первый закон или не могут его не нарушить, происходил “робоблок” или “умственное замораживание” — состояние позитронного мозга, при котором происходило его повреждение и робот или выходил из строя, или не мог правильно функционировать. Такое повреждение могло иметь как временный, так и постоянный характер.

      Впервые описание такого события появилось в рассказе “Лжец”, где слишком чувствительный робот говорил людям только то, что они хотели услышать, боясь причинить им психологический вред. Интересный случай робоблока описан и в “Хороводе”. Также это состояние имеет важную роль в романах “Обнажённое солнце” и “Роботы утренней зари”.

      Использование в другой фантастике

      Айзек Азимов верил, что его законы помогут по-новому взглянуть на роботов и побороть “феномен Франкенштейна” в массовом сознании людей и в научной фантастике. И что роботы могут быть интересными, а не просто механическими устройствами. И надо сказать, ему это удалось. Любимый его пример, где роботы показаны с разных сторон, был фильм Звездные войны. Кстати, читайте статью о том, как Азимов повлиял своими произведениями на Джорджа Лукаса.

      Другие авторы, в итоге, тоже подхватили идею, и стало появляться все больше роботов в научной фантастике, подчиняющихся трем законам. Но, по традиции, указывал их явно только Азимов.

      Нередко можно встретить различные отсылки в фильмах. Ниже перечислены некоторые примеры.

      Запретная планета — 1956 г.

      Очень нашумевшая американская научно-фантастическая картинка 1950-х, оказала определенное влияние на развитие жанра. В этом фильме, чуть ли не впервые показали робота со встроенной системой безопасности, то есть, по сути, выполняющего три закона. Сам Азимов был доволен этим роботом.

      Тут и нечего говорить, фильм поставлен по одноименному произведению Азимова. Однако, законы не имеют центрального места в сюжете.

      Фильм начинается со слов “По мотивам рассказов Айзека Азимова”. Здесь надо понимать, что он именно “по мотивам” и не повторяет ни один из рассказов, и даже ушел несколько в сторону в некоторых идеях, а также имеет ряд противоречий с рассказами. Но законы робототехники более чем на месте, хотя и были обдуманы сверх интеллектом в не лучшую для человека сторону. Сам по себе фильм даже ставит социально-философские проблемы: “стоит ли человеку за свою безопасность платить свободой” и “как нам себя вести, если существа, созданные нами и находящиеся в нашем распоряжении, потребуют свободы”.

      Серия фильмов «Чужие» и «Прометей»

      Андроид Бишоп цитирует первый закон и явно создавался на некоем подобии законов Азимова.

      Мультсериал «Футурама» — 1999 — 2013 г.

      Робот Бендер мечтает убить всех людей, но не может этого сделать из-за законов робототехники.

      Аниме сериал «Время Евы» — 2008 — 2009 г.

      Небольшой аниме сериал про андроидов. В нем упоминаются эти законы, как обязательные для исполнения.

      Применимость в реальном мире

      Люди, которые сейчас занимаются проблемами искусственного интеллекта говорят, что, к сожалению, Азимовские законы остаются лишь идеалом для будущего, и на данный момент применить их на практике даже близко не представляется возможным. Нужно будет придумать действительно какую-то фундаментально новую и гениальную теорию, которая позволит эти законы не только «объяснить” роботам, но и заставить их следовать им, причем на уровне инстинктов. А это уже создание настоящего думающего существа, но с другой основой, нежели у всех живых существ на Земле, которые нам известны.

      Но исследования ведутся, причем тема очень популярна. Особенно заинтересован в этом бизнес, который, как вы знаете, не обязательно будет ставить в приоритет меры безопасности. Но в любом случае, до создания системы общего искусственного интеллекта или хотя бы ее примитива, говорить о ее этике рано, а, уж тем более, навязывать свою. Понять как себя будет вести интеллект мы сможем только тогда, когда создадим его и проведем ряд экспериментов. Пока что у нас отсутствует объект, к которому эти законы можно было применить.

      Ещё не стоит забывать, что законы сами по себе не были созданы совершенными. Они не работали даже в научной фантастике, и как вы помните, были специально такими сделаны.

      В общем, будем ждать, следить за новостями в исследованиях ИИ, и надеяться что Азимовский оптимизм, по части роботов, будет оправдан.

      asimovonline.ru

      Три закона робототехники Айзека Азимова — проблемы будущего

      Три закона робототехники, которые занимают весьма значительную роль в фантастике научного плана, просто необходимы в правилах поведения роботов. Изначально, они были задействованы в рассказе «Хоровод», известным писателем Айзека Азимова.

      В свою очередь, эти законы гласят:

      • Никогда робот не сможет нанести вред человечеству. Но есть и альтернативная вариация: робот не способен принести плохое человеку, при этом бездействуя.
      • Робот, просто не может не исполнять те приказы, которые отдает человек. Но и здесь, есть свои исключения: если приказы будут противоречить Первому закону, то они невыполнимы.
      • Также робот не может не заботиться о собственной безопасности в том объеме, в котором это не противодействует законом первой и второй категории.

      Всем этим Трем законам, в которых заключены как причины, так и следствия их невыполнения, был посвящен и опубликован целый сборник повестей автора Азимова, и все они рассказывают о роботах.

      Есть также и другие рассказы, в которых было рассмотрен тот этап, на котором нельзя предвидеть последствия выполнения роботами всех Трех законов. К примеру, такой повестью можно считать «Зеркальное отражение».

      В одной из своих повестей автор положил конец основе, которая заключалась в этические рамки Трех Законов. По его словам, робот, который выполняет все Три Закона является, как таковым, роботом, либо очень хорошим человеком. Ведь мораль дана человеку, чтобы он следовал ей. В какой-то мере, человек, выполняя большой объем всевозможных условий, законов, тоже является роботом. Так почему это железное «существо» не может претендовать на звание «человека»?!

      Нулевой закон для роботов

      Еще в 1985 году, в одном из многочисленных своих романов про роботов, автор посмел упомянуть еще и про Нулевой закон, суть которого заключалась в следующем: Робот никогда не причинит зла и вреда человеку, а также собственным бездействием он не даст причинить вреда.

      В принципе, необходимо отметить, что во всех упомянутых законах есть часть того, о чем следует задуматься. Мир не стоит на месте, и неизвестно, что еще такого гениального можно ожидать людям – сегодня будущее за молодым поколением, у которого в голове сотни всевозможных идей.

      Также можно сказать, что все три закона робототехники являются еще и темой для фантастических идей Азимова. Сюда входит еще и тот цикл, который очень тесно связан со всей тематикой, посвященной роботам.

      В чем заключается мораль Трех законов

      Нельзя пройти мимо и не упомянуть обоснование этического плана. В одном из рассказов под названием «Улика», автор очень хорошо разложил обоснования морали всех Трех законов. Как правило, человек не то, чтобы не хочет нанести вред другому человеку, а просто старается воздержаться от этих поступков. Но и здесь есть свои исключения, как и в любом правиле. На войне это обоснование просто не действует.

      Ощущая ответственность перед социумом, человек следует выполнению указаний тех людей, которые относятся к представителям врачей, учителей и так далее. Здесь идет проявление второго закона.

      То, что человек беспокоится и оберегает себя, вбирает в себя Третий закон. Таким образом, все эти законы очень связаны между собой и просто не могут существовать друг без друга. Может быть так, что будет действовать Первый закон, и следом он может плавно перейти во Второй, а там и в Третий закон. Здесь, мораль и элементы фантастики идут в совокупности друг с другом.

      Касательно будущего, то единственная проблема, которая может быть, это уровень фантастики, который в любой момент может превратиться в быль. Чем глубже развиваются технологии, тем меньше проблем с ними возникает у людей в будущем.

      www.sciencedebate2008.com

      Три закона роботехники

      Три закона роботехники (англ. Three Laws of Robotics ) — обязательные правила поведения для роботов в научной фантастике, впервые полностью сформулированные Айзеком Азимовым в рассказе «Хоровод».

      Утопично предположение, будто Три Закона Роботехники Азимова можно было бы заложить в фундамент интеллектронного программирования. Но и робота, снабженного каким-то эрзацем личности, невозможно сделать совершенно безопасным для окружения, учитывая такую рефлексию, которая, правда, не может считаться доказательством, но на след его наводит. В принципе же моральную оценку такого поступка можно дать лишь постольку, поскольку удается проследить уходящие максимально далеко причинные цепочки, запущенные данным действием. Тот, кто смотрит дальше и замечает такие возможные последствия своих действий, которых кто-либо другой на его месте не в состоянии предвидеть, порой действует не так, как этот другой. Но чем дальше в будущее уходит предвидение последствий действия, тем значительнее в предикции будет участие вероятностных факторов. Добро и зло скорее в виде исключения образуют полярную дихотомию: включение в оценку пробабилистического элемента делает принятие решения всё более трудным. Поэтому гипотетический робот, имеющий аксиологически очень сильную защиту, в ходе реальных событий, презентующих присущую им степень сложности, чаще всего бы замирал, не зная, как поступить, тем самым уподобляясь тем восточным мудрецам, которые бездействие чтили превыше действия, кое в запутанных ситуациях просто не может быть этически не рискованным. Но робот, охваченный параличом в ситуациях, требующих активности, не был бы наиболее совершенным из всех технических устройств, и поэтому в конце концов сам конструктор вынужден был бы оставить некоторый люфт его аксиологическим предохранителям.
      Впрочем, это только одна препона среди обильного их множества, поскольку теория решений показала нам сравнительно недавно, скажем, на примерах типа так называемого парадокса Эрроу . Того же, что логически оказывается невозможным, ни цифровая машина, ни какой-либо робот, так же, как и человек, реализовать не сумеет. Сверх того — и это уже третий пункт доказательства, — разумное устройство — это не более чем самопрограммирующийся комплекс, то есть прибор, способный преобразовывать — даже фундаментально — действовавшие до того законы собственного поведения под влиянием опыта (или обучения). А поскольку заранее невозможно точно предвидеть ни чему, ни каким образом такое устройство будет научаться, машина она или человек, то и невозможно конструктивно гарантировать появление этически совершенных предохранителей активности. Иначе говоря, «свободная воля» есть признак любой системы, снабженной свойствами, которые мы отождествляем с интеллектом. Вероятно, можно было бы вмонтировать в систему типа робота определенный аксиологический минимум, но он подчинялся бы ему лишь в такой степени, в какой человек подчиняется особо сильным инстинктам (например, инстинкту самосохранения). Однако же известно, что даже инстинкт самосохранения можно преодолеть [1] . Стало быть, программирование аксиологии мозгоподобной системы может быть только пробабилистичным, а это означает всего лишь, что такое устройство может выбирать между добром и злом. — частью — парафраз идей не Лема

      Айзек Азимов Править

      — Начнём с Трёх Основных Законов Роботехники — трёх правил, которые прочно закреплены в позитронном мозгу. Первое: робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред. Второе: робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, если эти приказы не противоречат Первому Закону. И третье: робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит Первому или Второму Законам.

      “Now, look, let’s start with the three fundamental Rules of Robotics — the three rules that are built most deeply into a robot’s positronic brain. We have: One, a robot may not injure a human being, or, through inaction, allow a human being to come to harm.” Two, a robot must obey the orders given it by human beings except where such orders would conflict with the First Law. And three, a robot must protect its own existence as long as such protection does not conflict with the First or Second Laws.”

      — Если хорошенько подумать, Три Закона Роботехники совпадают с основными принципами большинства этических систем, существующих на Земле. Конечно, каждый человек наделен инстинктом самосохранения. У робота это Третий Закон. Каждый так называемый порядочный человек, чувствующий свою ответственность перед обществом, подчиняется определенным авторитетам. А у роботов это — Второй Закон. Кроме того, предполагается, что каждый так называемый хороший человек должен любить своих ближних, как себя самого, вступаться за своих друзей, рисковать своей жизнью ради других. Для робота это — Первый Закон.

      “If you stop to think of it, the three Rules of Robotics are the essential guiding principles of a good many of the world’s ethical systems. Of course, every human being is supposed to have the instinct of self-preservation. That’s Rule Three to a robot. Also every ‘good’ human being, with a social conscience and a sense of responsibility, is supposed to defer to proper authority . That’s Rule Two to a robot. Also, every ‘good’ human being is supposed to love others as himself, protect his fellow man, risk his life to save another. That’s Rule One to a robot.”

      — Машина призвана заботиться не об отдельном человеке, а обо всем человечестве. Следовательно, для них Первый Закон должен звучать так: «Ни одна Машина не может причинить вред человечеству или своим бездействием допустить, чтобы человечеству был причинен вред». — в его романе «Роботы и Империя» (1985) это впервые названо Нулевым Законом роботехники, который, однако, как показано в т.ч. далее в тексте романа (неоригинально, т.к. значительно раньше было, например, в произведениях Станислава Лема), применим лишь на коротком промежутке времени; вопреки этому «закон» ущербно расширен Азимовым в четырёх приквелах и сиквелах трилогии «Основание», где Р. Д. Оливо и некоторые организации выведены идеалистическими «пестунами человечества»

      «The Machines work not for any single human being, but for all humanity, so that the First Law becomes: ‘No Machine may harm humanity; or, through inaction, allow humanity to come to harm.’ «

      ru.wikiquote.org

      Культурный код Азимова: как три закона робототехники вошли в историю

      Роботы никогда не заменят людей. Создадут большое количество компьютеров, которые будут иметь «мозги», однако без человека они не смогут существовать. Такое предсказание в 1964 году сделал популярный писатель-фантаст Айзек Азимов. Наряду с Артуром Кларком и Робертом Хайнлайном он входит в «большую тройку» лучших научных фантастов. В день 98-летия со дня рождения писателя вспоминаем о том, какое влияние он оказал на робототехнику и массовую культуру.

      Три закона для робота

      Айзек Азимов первый трансформировал образ робота. Он показал его не главным врагом человечества, а его помощником. Именно Азимов сформулировал знаменитые три закона робототехники – неукоснительные правила поведения для роботов.

      Создавались они постепенно. Упоминания первых двух законов встречаются уже в ранних его рассказах о роботах – «Робби» (1940 г.) и «Логика» (1941 г.). В произведении «Лжец» (1941 г.) появилась точная формулировка первого закона. Полностью они были сформулированы в рассказе «Хоровод», вышедшем в 1942 году.

      Собственно, три азимовских закона звучат следующим образом:

      Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

      Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

      Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.

      Позднее, в 1986 году, Азимов сформулировал так называемый нулевой закон:

      0. Робот не может причинить вред человечеству или своим бездействием допустить, чтобы человечеству был причинён вред.

      Идеи этих законов лежат в основе всего творчества Азимова – даже в случае, когда речь идет об их нарушении. Вспомнить хотя бы произведение «Кэл», в котором у робота хотели отнять способность творить из-за того, что он намеревался убить своего хозяина. Или рассказ «Первый закон», где машина отказалась защищать человека, предпочитая свою «дочь».

      Любопытно, но сам Азимов приписывал формулировку законов своему другу и издателю Джону Кэмпбеллу. Который в свою очередь говорил, что «он просто вычленил законы из того, что Азимов уже написал».

      По стопам Азимова

      Вскоре сформулированные Азимовым законы начали использовать в своих произведениях и другие писатели. Фантасты могли не соглашаться с ними, создавать образы роботов, которые принципиально нарушали их, но этот свод правил стал каноном литературы о роботах. Здесь и «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери с его механическим псом, и «Железный человек» Тэда Хьюза, где изображен робот-инопланетянин, и «Киборг» Мартина Кэйдина.

      Киносценаристы также подхватили идеи азимовских законов. Первой картиной, в которой робот руководствовался «Тремя законами», стала «Запретная планета» 1956 года. В ней Робби-Робот имел иерархическую структуру команд, которая не позволяла ему причинить вред людям, даже по приказу. Робби был одним из первых роботов в кинематографе со встроенными мерами безопасности.

      Фильм «Двухсотлетний человек», вышедший на экраны в 1999 году, был снят по одноименному произведению Азимова. Законы здесь не занимают центрального места. Робот NDR-114 только цитирует их своим хозяевам как «развлекательную презентацию» с использованием своего голографического проектора.

      Законы робототехники лежат в основе сюжета фильма «Я, робот» 2004 года. Хотя картина снята по мотивам произведений Азимова, в некоторых идеях сценаристы ушли в сторону, а отдельные даже противоречат рассказам.

      В серии фильмов «Чужие» и «Прометей» андроид Бишоп цитирует первый закон робототехники. А в мультсериале «Футурама» робот Бендер мечтает убить всех людей, но законы робототехники становятся у него на пути. Упоминаются законы робототехники как обязательные для исполнения и в аниме-сериале про андроидов «Время Евы».

      Из литературы в реальность

      В эпоху Siri и Homo Roboticus актуальным становится вопрос: «Смогут ли азимовские законы прийти на помощь в создании безопасного искусственного интеллекта и применимы ли они в реальности?»

      Сам писатель полагался только на них в взаимодействии машин и людей. Главное, чтобы роботы были гибкими в управлении. Однако эксперты в сфере ИИ не разделяют точку зрения Азимова.

      В частности, специалист в области компьютерных наук Кевин Корб утверждает, что большое опасение вызывает сама идея фантаста о контроле и подчинении человеком интеллекта, в разы превосходящего его собственный. Когда рабы могут обвести вокруг пальца своего сюзерена, то они склонны к побегу и мятежу. Поэтому желание называть «порабощение» созданием «дружественного человеку искусственного интеллекта» является по меньшей мере одиозным. Более того, в таком случае маловероятно обмануть «рабов».

      Американский инженер Александр Ребен на практике доказал, что законы Азимова не работают. Он разработал площадку, на которую помещается палец и робот с иглой. Машине нужно самой определить свои действия, когда человек поместит свой палец на платформу. Предполагается, что робот может уколоть человека иглой. Следовательно, машина потенциально нарушает первый азимовский закон. Существование такого андроида свидетельствует о проблемах в робототехнике, которые необходимо решать.

      robo-hunter.com

      Это интересно:

      • Сделать разрешение на работу или патент Трудовой патент и разрешение на работу. В чем разница? Уважаемые партнеры! Часто возникает вопрос, а в чем же разница между патентом и разрешением на работу? Можно ли юридическому лицу принять на работу иностранного гражданина с патентом? И можно ли обменять один из […]
      • Приказ о начале призыва 2018 Сроки весеннего призыва в армию в 2018 году Новый призыв в армию имеет свои сроки и свои этапы. Сегодня мы поговорим о весеннем призыве в армию и его сроках. Изучив нашу статью, вы гарантировано узнаете: Когда начнется весенний призыв Сколько продлится призыв этой […]
      • Закон передвижения несовершеннолетних Клуб самостоятельных путешественников - Русский Backpacker Можно ли несовершеннолетнему находиться од. Nastel 22 Янв 2013 Не нравится oblak 22 Янв 2013 любой сотрудник не может проверять вашу регистрацию - это могут делать только участковые. Подробнее - […]
      • Воронеж сайт ленинского суда Ленинский суд Воронежа Суд - государственный орган, осуществляющий правосудие путем рассмотрения и разрешения уголовных, гражданских, административных и других категорий дел в установленном законом процессуальном порядке. Рассматривающий (в пределах своей компетенции) дела […]
      • Приказ вывода за штат Судебная практика: Неустойчивая занятость Выведение за штат сотрудников органов внутренних дел Конституционный суд РФ оценил конституционность процедуры выведения за штат сотрудников органов внутренних дел и учреждений ФСИН. Проблема, которую рассмотрел Конституционный […]
      • Подделка договоров наказание Подделка документов и подписей Содержание статьи В любом государственном или муниципальном органе власти, а также коммерческой организации есть документооборот, который состоит из входящей и исходящей документации. Понятия официального документа в законодательстве РФ нет. […]
      • Понятие сущность признаки налога Налоговое право. Шпаргалки (П. Ю. Смирнов, 2009) В книге кратко изложены ответы на основные вопросы темы «Налоговое право». Издание поможет систематизировать знания, полученные на лекциях и семинарах, подготовиться к сдаче экзамена или зачета. Пособие адресовано студентам […]
      • Передача права пользования земельным участком по наследству Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком могут включить в состав наследства В Госдуму внесен законопроект, направленный на защиту прав граждан РФ и совершенствование гражданского законодательства. Автор документа – депутат Василий […]