Указ о форме суда

| | 0 Comment

Именной указ от 5 ноября 1723 г. «О форме суда»

Именной указ от 5 ноября 1723 г. «О форме суда»

Понеже о форме суда многие указы прежде были сочинены, из которых ныне собрано, и как судить надлежит, тому форма яснее изображена, по которой во всяких делах, какого б оныя звания ни были, исполнять должно, а не по старым о том указам, ибо в судах много дают лишнего говорить, и много ненадобного пишут, что весьма запрещается, и не надлежит различать (как прежде бывало) один суд, другой розыск, но токмо один суд, и судить следующим образом:

1. Как челобитные, так и доношения писать пунктами, так чисто, дабы что писано в одном пункте, в другом бы того не было.

2. А когда время придет суда, тогда изготовить две тетради, прошивныя шнуром, и оной запечатать, и закрепить секретарю по листам, из которых на одной писать ответчиков ответ, на другой истцовы или доносителевы улики.

3. Когда станут честь первой пункт, тогда отвечать словесно, а письменного ответа отнюдь не принимать (а для памяти записку, по чему отвечать, в руках тогда иметь не запрещается) на оной только, а не на все, и не только постороннего, но ниже о других пунктах говорить, ниже обличать ответчику того, кто бьет челом или доносит в каких его противных делах, кроме того пункта обоим, то есть ответчику и истцу (а доносить очистя все свои пункты, по чему судьи по вершении зачатаго следовать, или ежели не их суда отослать должны), но только свое дело очищать против пунктов.

4. А когда первой пункт со всем очистит (ежели дальных справок не будет, а буде дальныя будут, то можно другой пункт начать, дабы время не тратить) тогда спросить истца: имеет ли он еще что доказательства, и потом ответчика, что он имеет ли более ко оправданию, и буде не имеет, велеть руки приложить каждому к своему пункту, и друг у друга, то есть истец у ответчика на каждом пункте и листе, а ответчик у истца; буде же ответчик станет просить времени для справок, то давать, ежели какия писма имеет, с поверстным сроком, а для того, чтоб думать или иной какой ради причины, как истцу, так и ответчику не давать сроку.

5. Надлежит прежде суда (кроме сих дел: измены, злодейства или слов противных на Императорское Величество и Его Величества фамилию и бунт) дать список ответчику с пунктов, поданных от челобитчиков, для ведения ко оправданию. Таким образом, призвав ответчика пред суд, и ему самому отдать оной список, на котором пометить всем судящим число, в котором стать к суду, дабы неделя полная та копия в ответчиковых руках была (кроме тех дней, в которые поруки по себе сбирать будут), и взять у него реверс, что он копию получил и должен на положенной срок к суду стать без всякой отговорки. А ежели усмотрено будет, что у того ответчика на толикое число, сколько в челобитье истцове показано иску, движимого и недвижимого имения не будет, то собрав по нем поруки, которым в том иску можно верить, что ему до вершения того дела не съехать, и в сборе тех порук сроку более недели не давать; а буде порук по ком не будет, то держать его под арестом. А истцу також дать билет за руками судящих, что он должен стать на положенной срок в суде со всеми к тому иску принадлежащими письменными документами или доказательствы, и для того не надлежит ему сроку давать, когда он скажет, что документы его не при нем, но в других городах или местах обретаются, но разве в таких случаях, ежели ответчик такия отговорки во оправдание себе принесет, о которых истец и чаять не мог, но принужден будет оное письменным свидетельством опровергнуть, то в таком случае истцу для положения такого, при нем необретающегося, документа судье давать поверстной срок изо всего его челобитья токмо одинакова. А буде истец на тот ему данной срок документов не положит: то вершить то дело по обретающимся в деле обстоятельствам. А приходить истцам и ответчикам к суду в указной день не позднее 8 часу по утру; а ежели кто из них придет в 11 часу, тогда тому сказать, чтоб он (ежели не торжественной праздник и не воскресной день, в которые судные дела не отправляютца) был на другой день рано; а буде кто и в другой день также придет позднее 8 часа, тогда того до другого дни, в котором суд быть имеет, из Приказу не выпускать, чтоб от того в таких судных делах продолженья не было.

6. Но понеже много того бывало, что от бездельных ябедников челобитчиков или ответчиков чинились просрочки одному от другого, и тем их обвиняли таким образом, что пред самым сроком, когда ответчику или челобитчику к суду становиться, тогда истец или ответчик ябеднически учинит один на другаго в другом Приказе челобитье, по которому в тот срочный день того туда захватят, и тако он просрочится, и тем обвинены бывали, и других подобных тому коварств много было. Того для ныне повелевается сим, что хотя тот, кто обязан на срок к суду стать, истец или ответчик, и взят будет в другой срок по какому-нибудь делу, то оные должны объявить о себе, и показать ответчик копию с челобитной, а истец билет, данные им за руками судящих, что уже обязан прежде тот день, где в суде стать, по которому объявлению должны судьи того захваченного немедленно послать в то место, где он прежде обязан стать к суду, ежели не государственное до него дело; а ежели государственное дело, то об нем тотчас дать знать письменно в тот суд, где он прежде обязан, что он в том месте обретается, дабы ему то в просрочку не было поставлено, и он бы тем не был обвинен; а когда оной очистится в том, тогда его отослать в то место, где он обязан по показанной копии или билету. И ежели в котором суде, видя помянутую копию или билет, а задержат его не в государственном деле, то будут наказаны яко преступники указу; а ежели хотя и в государственном деле задержан будет, а известия против вышеописанного не учинят, то жестоким штрафом наказаны будут, как в конце сего изображено. Равным же образом и те наказаны будут яко преступники указа, которые кроме судных мест кого с копиею или с билетом каким-нибудь образом ведая удержат или из того места увезут. А ежели истцу или ответчику приключится болезнь в то время, когда к суду стать обязан, тогда немедленно должен дать о себе знать в суде, что заболел, по чему из суда должен послать осмотреть трех членов, и с ними, буде где есть доктор или лекарь, а буде где нет, то осмотреть одним членам; и ежели правда явится, то в вину не ставить, и срок переменить по рассмотрению, а ежели притворно объявит, что болен, то его неволею взять в суд. А ежели ответчик или истец к суду не станет на положенной срок, и не объявит о себе, для чего не стал, то его сыскивать таким образом: первой день с барабанным боем, и указ публиковать, чтобы явился к суду в неделю, и когда по прошествии недели не явится, того обвинить; и буде по ком есть поруки, править иски на поручиках, а буде порук нет, брать из движимого и недвижимого их имения; а ежели по прошествии недели кто и явится, а законной причины, для чего он на срок не явился, не покажет, таких винить же, и иски править по вышеописанному ж. Буде же в таком случае покажет законные причины, а именно: 1) Ежели от неприятеля какое помешательство имел; 2) без ума стал; 3) от водянаго и пожарнаго случая и воровских людей какое несчастие имел; 4) ежели родители или жена и дети умрут, о тех сыскивать, правду ли он показал, и буде явится правда: то ему в вину не ставить, но следовать дело его по указу.

7. Челобитчикам же и ответчикам дается воля вместо себя посылать в суд, кого хотят, только с письмами верющими, что оной учинит, он прекословить не будет.

8. А по окончании допросов по истцах брать поруки, что им до вершенья дела не отлучаться (сии поруки брать по таких, у кого нет пожитков довольно, как о том писано выше). А когда дело исследовано все будет, тогда сделать выписки пунктами ж, и прочесть каждому и велеть подписать по пунктам челобитчику и ответчику каждому на свое, для того все ли писано; и буде будут спорить, что не все или инако выписано, то те пункты подписанные от них предложить им, и буде что неисправно, исправить; а когда подпишут, тогда приговоры подписывать на каждом пункте для решения по государственным правам, приводя самые приличные пункты к тому решению; а ежели по неприличным пунктам решение учинено будет: то судящие нижеописанным штрафом наказаны будут.

Титло. Потом бьет челом имрак на имрака, а в чем мое прошение, тому следуют пункты, и писать пункт за пунктом.

Прошу Вашего Величества, о сем моем челобитье решение учинить.

Все суды и розыски имеют по сей форме отправляться, не толкуя, что сия форма суда к тому служит, а к другому не служит. А ежели кто будет иным образом судить и розыскивать, или челобитные принимать, тот яко нарушитель государственных прав наказан будет. А ежели что во оной пренебрегать будет или слабо поступать: то в первые 500 рублев, в другой ряд 1000, в третие половины движимого и недвижимого и чина лишен будет.

Суды по сей форме начать судить с приходящаго 1724 году с начала.

Извлечение из книги Законодательство Петра I. 1696-1725 годы (cоставитель, автор предисловия и вступительной статьи В.А. Томсинов). — «Зерцало», 2014.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru

Понеже о форме суда многие указы прежде были сочинены, из которых ныне собрано, и как судить надлежит, тому форма яснее изображена, по которой во всяких делах, какого б оныя звания не были, исполнять должно, а не по старым о том указам, ибо в судах много дают лишняго говорить, и много ненадобнаго пишут, что весьма запрещается, и не надлежит различать (как прежде бывало) один суд, другой розыск, но токмо один суд, и судит следующим образом:

1. Как челобитиыя, так и доношения писать пунктами, так чисто, дабы что писано в одном пункте, в другом бы того не было.

2. А когда время придет суда, тогда изготовить две тетради, прошивныя шнуром, и оной запечатать, и закрепить Секретарю по листам, из которых на одной писать ответчиков ответ, на другой истцовы или доносителевы улики.

3. Когда станут честь первой пункт, тогда отвечать словесно, а письменнаго ответа отнюдь не принимать (а для памяти записку, по чему отвечат, в руках тогда иметь не запрещается) на оной только, а не на все, и не только посто-ронняго, но ниже о других пунктах говорить, ниже обличать ответчику того, кто бьет челом или доносит в каких его противных делах, кроме того пункта обоим, то есть ответчику и истцу (а доносить очистя все свои пункты, по чему судьи по вершении зачатаго следовать, или ежели не их суда отослать должны), но только свое дело очищать против пунктов.

5. Надлежит прежде суда (кроме сих дел; измены, злодейства, или слов противных на Императорское Величества и Его Величества фамилию и бунт) дать список ответчику с пунктов, поданных от челобитчиков, для ведения ко оправданию, таким образом, призвав ответчика пред суд, и ему самому отдать оной список; на котором пометить всем судящим число, в котором стать к суду, дабы неделя полная та копия в ответчиковых руках была (кроме тех дней, в которые поруки по себе собирать будут) и взять у него реверс, что он копию получил и должен на положенной срок к суду стать без всякой оговорки. А ежели усмотрено будет, что у того ответчика на толикое число, сколько в челобитье истцове показано иску, движимаго и недвижимаго имения не будет, то собрав по нем поруки, которым в том иску можно верить, что ему до вершения того дела не съехать, и в сборе тех порук сроку более недели не давать; а буде порук по ком не будет, то держать его под арестом. А истцу також дать билет за руками судящих, что он должен стать на положенной срок в суде со всеми к. тому иску принадлежащими письменными документами или доказательства, и для того не надлежит ему сроку давать, когда он скажет, что документы его не при нем, но в других городах или местах обретаются, но разве в таких случаях, ежели ответчик такия отговорки во оправдание себе принесет, о которых истец и чаять не мог, но принужден будет оное письменным свидетельством опровергнуть, то в таком случае истцу для положения такого, при нем иеобретающегося, документа судье давать поверстной срок изо всего его челобитья токмо одинакова. А буде истец на тот ему данной срок документов не положит: то вершить то дело по обретающимся в деле обстоятельствам.

www.history.ru

Указ о форме суда

Навигация по сайту

Реклама на сайте

Суд и процесс

Главные изменения коснулись судоустройства. Предпринятые Петром I попытки отделить судебные органы от административных (о них шла речь выше) продолжила Екатерина II. Основные параметры судебной ре­формы Екатерины II следующие. Во-первых, произошло отделение судеб­ных органов от административных. Во-вторых, введен в действие сослов­ный принцип судоустройства (для каждого сословия – свой суд). В-третьих, судебные органы стали формироваться на новых выборных нача­лах, которые сочетались с назначением.

Судебные органы делились на две инстанции: первую – на уровне уез­дов, которая осуществляла основные судебные дела, и вторую — на уров­не губернии, которая действовала как апелляционная и ревизионная ин­станция. Так, по Учреждению о губерниях 1775 г. были организованы сле­дующие судебные органы: для дворян уездный суд (низшая инстанция), состоявший из уездного судьи и двух заседателей, избранных дворянством уезда и утвержденных губернатором; верхний земский суд (один на губер­нию), являвшийся апелляционной и ревизионной инстанцией для уездного суда. Он делился на 2 департамента – уголовных и гражданских дел, каждый из которых состоял из председателя, назначавшегося императ­рицей по представлению Сената, и пяти заседателей, избиравшихся дворянством.

Свой сословный суд получили и городские жители. Для них низшей ин­станцией, состоявшей из двух бургомистров и четырех ратманов, изби­равшихся купцами и мещанами уездного города сроком на три года, стал городовой магистрат. Губернский магистрат (одни на губернию) был апелляционной и ревизионной инстанцией для городовых магистратов. Как и верхний земский суд, он состоял из двух департаментов уголов­ного и гражданского, во главе которых стояли председатели, назначав­шиеся Сенатом. Они решали дела коллегиально вместе с тремя заседате­лями, избиравшимися купцами и мещанами губернского города.

Государственные крестьяне судились в пил/спей расправе (суд низшей инстанции), состоявшей из судьи, назначенного губернским правлением из чиновников, и из восьми заседателей, избранных крестьянами. Верхняя расправа выполняла роль апелляционной и ревизионной инстанции для нижних расправ. В двух ее департаментах уголовном и гражданском действовали председатели, назначаемые Сенатом, и но пять заседателей, избранных самими крестьянами.

Как видим, новая судебная система на уровне высших инстанций отде­лила уголовный суд от гражданского. Это же правило преследовалось в создании двух высших апелляционных и ревизионных инстанций – палат уголовного и гражданского суда, поставленных над всеми судебными мес­тами губернии. Императрица назначала в каждую палату председателя, а Сенат двух советников и двух асессоров.

Кроме того, в каждой губернии учреждались совестные суды, состояв­шие из назначенного совестного судьи и из шести заседателей, избирав­шихся по два от каждого сословия. Их ведению подлежали гражданские дела, рассматривавшиеся в примирительном порядке, и некоторые уго­ловные дела (по преступлениям малолетних, безумных, о колдовстве и пр.), выносить решения по которым можно было не только на основании законов, но и «естественной справедливости».

В Петербурге и Москве были организованы также Нижний и Верхний над­ворные суды, которые разбирали дела лиц, приезжавших в столицы по делам службы и прочим своим занятиям. Высшим судебным местом империи стал Сенат, которому принадлежали апелляционные и ревизионные функции.

Важным моментом в истории суда стала также передача следственных функций в 1782 г. Управе благочиния. Была подвергнута реорганизации и прокуратура, которая стала действовать при губернском правлении. Ей подчинялись прокуроры при высших сословных судах: верхнем земском, губернском магистрате и верхней расправе. Екатерина II надеялась, что прокуратура будет «споспешествовать» правосудию и сохранять «добрый законами установленный порядок». Прокуроры в судах следили за тем, как рассматриваются дела, и при обнаружении злоупотреблений ставили в известность губернского прокурора. Надзор за судами помогали осущест­влять стряпчие уголовных дел. Уездный стряпчий надзирал за судами пер­вой инстанции. Возглавлял институт прокуратуры генерал-прокурор.

Однако отделение суда от администрации не было полным, поскольку губернаторы сохраняли право общего надзора за судебными местами гу­бернии. Они могли приостанавливать исполнение судебных решений, если признавали их несправедливыми, без санкции губернатора не могли ис­полняться приговоры о смертной казни или лишении жизни.

Реформа суда, увы, не затронула огромные массы крепостного кресть­янства, которое по-прежнему судилось у своих помещиков и у их приказчиков. В таком виде судебная система Российской империи дожила до ре­формы 1864 г. Некоторые изменения произошли в конце XVIII в. (отмена совестных судов, высших инстанций, роль которых взяли на себя губерн­ские палаты и пр.), но они не затронули ее сути: сословности, коллегиаль­ных начал, отделённости уголовного суда от гражданского, следственной части от судебной. Возрожден был созданный Петром I, по затем захи­ревший военный суд (Петр называл его «кригсрехт»). Продолжал действо­вать учрежденный Петром I духовный суд, в котором судились духовные лица и «миряне», совершившие преступления против религии и церкви. Органами духовного суда были «духовных дел управители» (первая ин­станция), епархиальный архиерей, консистория, Синод.

Процесс при Петре I. Главные законы о процессе – это указ 1697 г. «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо них расспросу и розы­ску», который нанес серьезный удар по состязательной форме процесса и ввел розыск (следственный и инквизиционный процесс). Регламентирова­ние последнего осуществилось в «Кратком изображении процессов или су­дебных тяжеб» 1716 г. Наконец, указ 1723 г. «О форме суда» восстановил состязательный процесс в гражданских делах.

Итак, характерные черты процесса петровского времени: 1. Оконча­тельное вытеснение старинного состязательного (обвинительного) про­цесса следственным. Письменное приложение к Воинскому уставу — «Краткое изображение процессов», заимствованное из Западной Европы и регулировавшее военно-уголовный процесс, было распространено и на сферу гражданских дел. В процессе главную роль стал играть суд (а не са­ми стороны), судоговорение заменили письменные доказательства, права обвиняемого резко ограничились, он становится объектом пытки, судо­производство осуществляется тайно, а представительство сторон (поверенные) ограничивается и допускается только в исключительных случаях и только в гражданских делах (болезнь).

2. Вводится формальная система доказательств, сила которых опреде­лена законом. Собственное признание, добытое пыткой, превращается в «лучшее свидетельство всего света». Не пытают лишь стариков старше 70 лет, детей, беременных женщин, дворян, служителей высоких чинов (если речь идет не о государственном деле или убийстве). На втором месте среди доказательств стоят свидетельские показания, но круг свидетелей строго очерчен. Не могли свидетельствовать в суде опороченные люди (преступники, прелюбодеи, не бывшие на исповеди), а также родственники и дети моложе 15 лет. Сила свидетельских показаний была выше у мужчи­ны, чем у женщины, у знатного человека, чем у простолюдина, у духовно­го лица, чем у светского, у учёного, чем у неуча.

Лучшим доказательством в делах гражданских признавались письмен­ные документы. При отсутствии доказательств сохраняла силу присяга. Этот остаток Божьего суда был единственным доказательством, сохра­нившимся от обвинительного процесса.

С особой тщательностью проводилось следствие по политическим де­лам. Сохранившиеся документы – судебно-следственные дела Тайной канцелярии позволяют судить о процессе. В их составе находятся изветы, дававшие повод к началу розыска (с указа 1715 г. анонимные доносы велено было сжигать, не вникая в их содержание), расспросные речи — свое­образные протоколы допросов изветчика, обвиняемого и свидетелей (если допрос сопровождался пыткой, то «речь» называлась пыточной), справки – отсылки к соответствующей норме закона, экстракты краткое из­ложение сути и хода дела (для доклада в вышестоящую инстанцию или царю), приговоры, которые содержали не только характеристику меры на­казания (штраф, освобождение, нещадное битье, ссылка, каторга, смертная казнь), но и указание места и даты исполнения приговора и формы поощре­ния изветчика (денежное вознаграждение, повышение по службе и пр.).

Приговор принимался большинством голосов, при равном их распреде­лении решающим был голос председателя. После принятия решения судь­ями приговор излагался письменно, со всеми обстоятельствами дела и мо­тивами, подписывался любо всеми судьями, либо председателем и огла­шался секретарем в присутствии челобитчика и ответчика. Приговоры можно было обжаловать в вышестоящей инстанции: Генеральном кригсрехте, у фельдмаршала, командующего, генерала и др.

Целью введения розыскного процесса было желание царя избавиться от волокиты и злоупотреблений, процветавших в старом суде. Но сделать это не удалось. Новая судебная система работала плохо: пестрота в делах гражданских приводила не к уменьшению, а к увеличению волокиты. Кроме того, потребовался огромный судейский аппарат, заполнить кото­рый оказался некем, ибо система подготовки судей отсутствовала. В судах заседали те же чиновники, что и в других органах. Не зря И. Т. Посошков писал, что в России «судная расправа никуда не годная, какие указы его императорского величества не состоятся, все ни во что обращается, но всяк по своему обычаю делает».

Очевидно, плачевные результаты реформирования процесса были из­вестны законодателю, который указом 1723 г. «О форме суда» попытался восстановить состязательный процесс. Устанавливались сокращенные сро­ки для явки сторон и законные поводы неявки, обязанность челобитчика излагать обстоятельства дела «по пунктам» и т.п. В следующем, 1724 г., однако, из производства по этому указу стали изыматься дела «доносительские и фискальные» (о политических преступлениях, взяточ­ничестве и казнокрадстве), а после смерти Петра I в 1725 г. и все другие уголовные дела, где восторжествовал чисто розыскной процесс. Но и в производстве по гражданским делам устное судоговорение не восстанови­ло своих позиций, уступив их окончательно письменной форме суда.

При Екатерине II произошли серьезные изменения в организации су­дебной системы, но они почти не затронули процесса. Только применение пыток было резко ограничено, а в уездных городах они были запрещены вообще. В губернских судах для их применения требовалось испрашивать разрешение губернатора. Выла разработана также система подачи апелля­ций. Устанавливался недельный срок по объявлении приговора для заяв­ления о ее подаче, годичный срок для ее оформления лицами, жившими в России, и двухгодичный для лиц, живших за границей. Пересмотр в апел­ляционном порядке допускался лишь в отношении гражданских и тех уго­ловных дел, которые возбуждались по инициативе пострадавших. Прочие уголовные дела могли пересматриваться только по инициативе суда выс­шей инстанции.

Таким образом, в XVIII в. в России сложился тот государственный и правовой порядок, который просуществовал почти без изменений до ре форм 1860–1870-х годов, а в некоторых отношениях и до революции 1917г.

lawtoday.ru

Реформа судебной системы

Судебная реформа явилась составным элементом реформы центральных и местных органов государственного аппарата. Судебную реформу Петр I начал проводить в 1719 г., после учреждения Юстиц-коллегия, надворных судов в губерниях и нижних судов в провин-циях.
Смысл реформы состоял в отделении суда от администрации, чтобы дать правовые гарантии купцам и промышленникам от притеснений дворянской администрации. Однако идея отделения суда от администрации и вообще идея разделения властей, заимствованная с Запада, не соответствовала российским условиям начала XVIII в. Идея разделения властей свойственна феодализму в условиях нарастающего его кризиса, разлагающемуся под натис-ком буржуазии. В России буржуазные элементы были еще слишком слабы, чтобы «освоить» сделанную им уступку в виде суда, независимого от администрации.
Во главе судебной системы стоял монарх, который решал самые важные государст-венные дела. Он был верховным судьей и разбирал многие дела самостоятельно. По его ини-циативе возникли «канцелярии розыскных дел», которые помогали ему осуществлять судеб-ные функции. Генерал-прокурор и обер-прокурор подлежали суду царя. Следующим судеб-ным органом был Сенат, который являлся апелляционной инстанцией, давал разъяснения су-дам и разбирал некоторые дела. Суду Сената подлежали сенаторы (за должностные преступ-ления). Юстиц-коллегия была апелляционным судом по отношению к надворным судам, яв-лялась органом управления над всеми судами, разбирала некоторые дела в качестве суда первой инстанции.
Областные суды состояли из надворных и нижних судов. Президентами надворных судов были губернаторы и вице-губернаторы. Дела переходили из нижнего суда в надворный в порядке апелляции, если суд решал дело пристрастно, по распоряжению высшей инстан-ции или по решению судьи. Если приговор касался смертной казни, дело передавалось также в утверждение надворного суда.

Некоторые категории дел решались иными учреждениями в соответствии с их ком-петенцией. Камериры судили за дела, касавшиеся казны, воеводы и земские комиссары су-дили за побег крестьян. Судебные функции исполняли почти все коллегии, исключая колле-гию Иностранных дел. Политические дела рассматривали Преображенский приказ и Тайная канцелярия.
На практике подданные видели власть в лице губернаторов и иных администрато-ров, им и обжаловали решения надворных судов. Губернаторы вмешивались в судебные де-ла. Хаос во взаимоотношениях судов и местных властей привел к тому, что в 1722 г. вместо нижних судов были созданы провинциальные суды в составе воеводы и асессоров (заседате-лей), а в 1727 г. упраздняются и надворные суды. Их функции передавались губернаторам, то есть суд и администрация вновь слились в один орган. Дела по политическим обвинениям (как уже говорилось выше) решались в органах политической полиции (Тайной канцелярии, Тайной экспедиции) и в Сенате, а нередко и лично императорами. На Украине, в Прибалтике и в мусульманских областях существовали особые судебные системы. Таким образом, по-пытку судебной реформы в начале XVIII в. нельзя считать успешной.
В начале правления Петра I общая тенденция развития процессуального законода-тельства и судебной практики предшествующих веков —замена состязательного принципа следственным, инквизиционным — привела к полной победе розыска. Владимирский-Буданов считал, что «до Петра Великого вообще надо признать еще состязательные формы процесса общим явлением, а следственные — исключением» . Иной точки зрения придержи-вался С. В. Юшков. Он полагал, что в это время только «менее важные уголовные и граж-данские дела. рассматривались в порядке обвинительного процесса, т. е. так называемого суда» . М.А. Чельцов говорил о «последних остатках состязательного процесса (старинного «суда»)», которые, по его словам, исчезают при Петре I. . Думается, однако, что розыск нельзя еще до Петра I считать господствующей формой процесса, но нельзя считать и ис-ключением.
Тенденция к замене суда розыском определяется обострением классовой борьбы, неизбежно вытекающим из общего развития феодализма.
Переход к высшей и последней стадии феодализма — абсолютизму, обусловленный в России в первую очередь громадным размахом крестьянских восстаний, сопровождается стремлением господствующего класса к наиболее беспощадным, террористическим формам подавления сопротивления трудящихся масс. В этом деле не последнюю роль играет и су-дебная репрессия.
Суд призван стать быстрым и решительным орудием в руках государства для пресе-чения всякого рода попыток нарушить установленный порядок. От судебных органов требо-валось, чтобы они стремились не столько к установлению истины, сколько к устрашению. В этом плане для государства более важно покарать иногда и невиновного, чем вообще никого не покарать, ибо главная цепь — общее предупреждение («чтоб другим не повадно было так воровать»). Этим задачам и отвечает процессуальное законодательство эпохи Петра I.
Ужесточение репрессии, свойственное переходу к абсолютизму, отражалось и в процессуальном праве. Усиливается наказание за «процессуальные преступления»: за лже-присягу и лжесвидетельство теперь вводится смертная казнь.
В начале своего царствования Петр совершает решительный поворот в сторону ро-зыска. Именным указом 21 февраля 1697 г. «Об отмене в судных делах очных ставок, о бы-тии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах» полностью отменяется состязательный процесс с заменой его по всем делам процессом следственным, инквизиционным. Сам по себе указ 21 февраля 1697 г. не создает принципиально новых форм процесса. Он использует уже извест-ные, сложившиеся на протяжении веков формы розыска.
Закон очень краток, в нем записаны лишь основные, принципиальные положения. Следовательно, он не заменял предыдущее законодательство о розыске, а наоборот, предпо-лагал его использование в нужных пределах. Это хорошо видно из указа 16 марта 1697 г., изданного в дополнение и развитие февральского указа. Мартовский указ говорит: «а кото-рые статьи в Уложенье надлежат к розыску и по тем статьям разыскивать по прежнему ».
Указ 21 февраля 1697 г. был дополнен и развит «Кратким изображением процессов или судебных тяжеб», вышедшим в апреле 1715 г. (одним томом вместе с Артикулом воин-ским). «Краткое изображение процессов…», основываясь на принципах указа 1697 г., разви-вает их применительно к военной юстиции, военному судопроизводству, являясь, таким об-разом, специальным законом по отношению к общему закону.
В правовой науке вопрос о пределах действия «Краткого изображения процессов» вызвал споры. Владимирский-Буданов счел необходимым применить осторожную формули-ровку: «Законодатель не объяснил, к какого рода судам и делам должно быть применено «Краткое изображение процессов». Думать надобно, что по первоначальной его мысли при-менение его ограничивается военными судами» . Некоторые исследователи прямо утвер-ждали, что этот закон применялся в невоенных судах, ссылаясь на указ Петра I Сенату 10 ап-реля 1716 г.
Пределы действия Артикула воинского распространялись только на военные суды. Эти доказательства вполне относятся и к «Краткому изображению процессов», которое тесно связано с Артикулом. Указ 10 апреля 1716 г. следует понимать не в том смысле, что он рас-пространял Воинский устав на гражданские органы, а лишь в том, что эти органы, когда их деятельность в той или иной мере соприкасалась с армией, должны были иметь в виду дан-ный закон. Имеются сведения лишь о более позднем применении «Краткого изображения процессов» в невоенных судах.
Вместе с тем «Краткое изображение…» не просто детализирует применительно к армейской обстановке принципы процесса, изложенные в указах 21 февраля и 16 марта 1697 г., которые опирались на Соборное Уложение. Этот закон вносит существенно новые формы и институты в процессуальное право России. В нем закреплялась система судебных органов, а также состав и порядок формирования суда; содержались процессуальные нормы; давалось определение судебного процесса, квалифицировались его виды; определялась система дока-зательств; устанавливался порядок составления оглашения и обжалования приговора; систе-матизировались нормы о пытках.
Эти нововведения в определенной мере проистекают из западных источников, кото-рыми пользовались составители русских воинских законов, но они, несомненно, отражают и уровень общественно-политического и правового развития России, достигнутый ею к началу XVIII в., дальнейшее развитие абсолютизма.
Поскольку «Краткое изображение процессов» имело ограниченную сферу примене-ния и было именно кратким, нельзя сказать, что Соборное Уложение в части, касающейся розыскного процесса, полностью потеряло силу.
По словам Владимирского-Буданова, в «Кратком изображении» «нашло себе место полное применение понятия следственного (инквизиционного) процесса. » . Тем не менее отдельные элементы состязательности все же сохраняются: возможность для сторон прояв-лять некоторую инициативу в движении дела, обмен челобитной и ответом, определение круга спорных вопросов и доказательств и др. Впрочем, «чистого» следственного процесса, очевидно, не бывает.
Каковы же характерные черты розыскного («инквизиционного») процесса?
Во-первых, дело начиналось в большинстве случаев по инициативе государства, т.е. самого суда, независимо от того, из какого источника суд получил сведения о совершенном деянии, хотя дела о гражданско-правовых спорах по-прежнему начинались, как правило, по челобитной грамоте истца или потерпевшего. Во-вторых, в розыскном процессе судьи сами вели следствие и сами же решали дело, т.е. данные предварительного следствия не перепро-верялись в судебном следствии другими людьми, у которых мог сложиться иной взгляд на доказательства и существо дела. Таким образом, розыск не давал гарантии от возможного предвзятого подхода судей к делу, сложившегося в ходе следствия.
В-третьих, в розыскном процессе обвиняемый бесправен, он всего лишь объект дея-тельности суда, который «исследует» дело при помощи пытки (дыбы, кнута, раскаленных щипцов и т.д.), добиваясь собственного признания. Если подсудимый давал противоречивые показания, то его пытали, добиваясь согласованных показаний. Нередко пытали и свидете-лей, если они давали разноречивые показания. По делам о «слове и деле государевом» пыта-ли и доносчика, стремясь выяснить, правду ли он донес или оговорил обвиняемого. Показа-ния обвиняемого и свидетелей фиксировались в протоколах. По важным делам руководитель секретной полиции (Тайной канцелярии, Тайной экспедиции), судьи сами участвовали в до-просах. По менее важным делам допрашивали чиновники более низкого ранга, а затем со-ставлялась краткая выписка из дела (резюме показаний свидетелей, обвиняемого, осмотра вещественных доказательств), которая отсылалась «на верх», т.е. судьям и начальникам су-дебного органа, которые по этой выписке и решали дела. Подчас судьи по таким делам во-обще не видели подсудимого. Отсюда следует вывод, что в розыскном процессе отсутство-вали состязательность, устность, гласность, непосредственность, т.е. подсудимый нередко не находился непосредственно перед судьями. Судьи видели только письменные документы — краткие выписки из следственного дела и доказательств не перепроверяли.
В-четвертых, для розыскного процесса характерна система формальных доказа-тельств. Ее суть заключалась в том, что признавались лишь строго определенные доказатель-ства, значение каждого их вида заранее определялось в законе. При помощи формального закрепления системы доказательств правительство пыталось ограничить произвол и зло-употребления судей. Судьи обязывались основывать свои решения не на личном и произ-вольном усмотрении судьи, а на объективных доказательствах, определенным законом.
«Лучшим доказательством всего света» закон считал собственное признание обви-няемого. Если обвиняемый признавался, то и следствие заканчивалось, можно было выно-сить приговор. Для того, чтобы получить признание и применялась пытка. В вопросе о при-менении пытки явно сказывался феодальный характер права, ибо от пытки часто освобожда-лись знатные дворяне и сановники высших рангов. Пытка была главным рычагом всей сис-темы формальных доказательств, всего розыскного процесса.
Важными доказательствами являлись показания свидетелей. Ими могли быть только «добрые и беспорочные люди, которым бы мочно поверить» . Свидетель должен был гово-рить только то, что видел и слышал лично. «Знатным особам» и «шляхетским женам» разре-шалось давать показания дома. Закон отдавал предпочтение свидетелю мужчине перед жен-щиной, знатному — перед незнатным, духовному перед светским. Показания одного свидете-ля признавались лишь половинным доказательством. Согласные показания двух свидетелей, тем более «лучших», считались «полным» доказательством. Важное значение придавалось письменным документам как доказательствам: расписки, купчие крепости, духовные грамо-ты, выписки из судейских, торговых и прочих книг. Однако купеческие книги считались лишь половиной доказательства. Присяга потеряла свое прежнее значение, ей не верили. Но-вым видом доказательств, впервые официально введенных Петром I, явились заключения судебно-медицинской экспертизы. В Артикуле воинском прямо говорилось, что при убийст-ве требуется «лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали и подлинно розыскали, что какая причина к смерти была ». Стала применяться и судебно-психиатрическая экспер-тиза.
И, наконец, еще одна особенность розыскного процесса. Он мог завершиться не только вынесением обвинительного или оправдательного (что было крайне редко) пригово-ра, но и решением суда «об оставлении в подозрении» (при недостатке улик). Оставленный в подозрении не мог занимать должности в госаппарате, выступать свидетелем в суде, имели место и иные ограничения его прав.
Можно отметить в рассматриваемом документе такую тенденцию: инициатива сто-рон сужается за счет расширения прав суда, в то же время деятельность суда и оценка им об-стоятельств дела все жестче регламентируются законом, для проявления собственного ус-мотрения и какой-либо инициативы судей почти не остается места. Воля сторон и воля суда поглощается и заменяется волей законодателя. В этом и проявляется укрепление абсолютиз-ма с его стремлением сосредоточить управление всеми областями жизни в руках одного лица — самодержавного монарха.
«Краткое изображение» посвящено почти целиком вопросам судоустройства и про-цесса. Изредка встречаются статьи (и даже последняя глава), содержащие нормы материаль-ного уголовного права. Отделение процессуального права от материального—большое дос-тижение русской законодательной техники начала XVIII в., не известное еще Соборному Уложению.
Вместе с тем еще не разграничиваются уголовный и гражданский процесс, хотя не-которые особенности уже намечаются (например, в порядке обнародования приговоров). Общий ход процесса, названия процессуальных документов и действий в принципе одинако-вы и для уголовных и для гражданских дел: В отличие от Соборного Уложения «Краткое изображение» весьма четко построено. Вначале идут две главы, носящие как бы вводный ха-рактер. В них даются основная схема судоустройства и некоторые общие положения процес-са. Затем идет последовательное изложение хода процесса, своеобразно разделенное на три основные части.
Формулировки закона несравненно более четки, чем в Соборном Уложении. Пожа-луй, впервые в русском праве часто даются общие определения важнейших процессуальных институтов и понятий, хотя и не всегда совершенные. Законодатель нередко прибегает к пе-речислению, классификации отдельных явлений и действий. Некоторые статьи закона со-держат в себе не только норму права, но и ее теоретическое обоснование, иногда с приведе-нием различных точек зрения по данному вопросу.
Таким образом, по своей законодательной технике «Краткое изображение» стоит достаточно высоко. Вместе с тем, нужно отметить и один внешний недостаток закона. Это уже упоминавшееся пристрастие законодателя к иностранной терминологии, обычно совсем не нужной и не всегда грамотной.
Закон закрепляет стройную систему судебных органов, не известную до Петра I, до-вольно четко регламентирует вопросы подсудности. Для осуществления правосудия созда-ются уже специальные органы. Однако они все еще не до конца отделены от администрации. Судьями в военных судах являются строевые командиры, в качестве второй инстанции вы-ступает соответствующий начальник, приговоры судов в ряде случаев утверждаются выше-стоящим начальством. Нет пока деления на органы предварительного следствия и судебные органы.
В соответствии с этим в процессе отсутствует деление на предварительное произ-водство и производство дел непосредственно в суде.
Определенным диссонансом к предшествующему законодательству звучит именной указ от 5 ноября 1723 г. «О форме суда». Этот указ отменяет розыск и делает суд единствен-ной формой процесса.
Уголовное дело возбуждается всегда в суде первой ступени, т. е. в уездном суде, го-родовом магистрате или нижней расправе. Эти органы вправе и решать дела, но в пределах своей компетенции. Из их ведения исключены преступления, за которые может последовать смертная или торговая казнь, а также лишение чести. Производство по таким делам переда-ется в суды второй ступени, т. е. в верхний земский суд, губернский магистрат или соответ-ственно в верхнюю расправу.
В этом случае суды первой ступени выступают как следственные органы. Суды вто-рой ступени, разобрав дело по существу, выносят приговор, но при этом обязательно посы-лают его на ревизию в палату уголовного суда.
Суммируя вышесказанное, можно утверждать, что судебная реформа, предпринятая Петром, в наибольшей степени среди прочих государственных реформ носила противоречи-вый характер. В частности, тенденция к увеличению удельного веса розыска в ущерб суду явилась шагом назад в развитии отечественной судебной системы. Кроме того, рассмотрение политических и уголовных дел, гражданско-правовых споров в единой форме розыска при-водило к злоупотреблениям судей. Поэтому Петр I Указом «О форме суда» 1723 г. восстано-вил судебный процесс с его состязательностью, устностью и непосредственностью, хотя и с несколько большей ролью суда и некоторыми ограничениями прав сторон. Розыскная форма судебного процесса сохранялось только для рассмотрения дел о государственной измене, бунте и «злодействе». Под последним термином понимались дела о богохульстве, совраще-нии в раскол, убийстве, разбое и татьбе с поличным . Однако вскоре дела «доносительные» и «фискальные» (о казнокрадстве) тоже стали рассматриваться в форме розыска. Основная масса уголовных дел стала решаться в порядке розыска, а по правилам состязательного про-цесса (по Указу «о форме суда») — лишь мелкие уголовные дела и гражданско-правовые спо-ры.

www.agmi.ru

Это интересно:

  • Транспортный налог архангельск ставки Транспортный налог архангельск ставки Изменения ОСАГО. Приоритетной формой возмещения ущерба теперь будет восстановительный ремонт на станции технического обслуживания. Подробнее Плата налога и авансовых платежей по налогу производится налогоплательщиками в бюджет по месту […]
  • Приказ 544 по плану графику Приказ Министерства экономического развития РФ и Федерального казначейства от 20 сентября 2013 г. № 544/18н “Об особенностях размещения на официальном сайте Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для размещения информации о размещении […]
  • Каков возраст выхода на пенсию Какой сейчас пенсионный возраст в России для мужчин и женщин? Будет ли его повышение с 2017-2019 года до 63/65 лет? Самые последние новости из Госдумы ​ не планируется.​ для госслужащих -​ страховой стаж с​необходимо отрегулировать возможность переквалификации​сокращение […]
  • Район проживания вднх Недвижимость 5 лучших дешевых районов Москвы Где купить жилье в Москве обычным людям Мнение, что в Москве жить очень дорого, а квартиру честным путем вообще не купить, в сознании жителей столицы и других регионов засело прочно. Однако кризис — это, как ни странно, время […]
  • Закон о судебной экспертизы Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ"О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" С […]
  • Ru 210 закон Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ"Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" С […]
  • Федеральный закон о пенсионных льготах ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ С 01.01.2002 трудовые пенсии назначаются и выплачиваются в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001 № 173-ФЗ. При установлении размера трудовой пенсии согласно названному […]
  • Основные правила как одеваться Как красиво одеваться: 5 советов модного стилиста О том, как красиво одеваться - учит модный стилист Эвелина Хромченко и ее 5 нереальных советов. Не каждая женщина знает, как красиво одеваться. Я уж не говорю о мужчинах, ведь мало кто из представителей сильного пола […]