О признании права собственности на долю в ооо

| | 0 Comment

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 декабря 2010 г. по делу N А46-1025/2010 В признании права собственности на долю в уставном капитале общества отказано в связи с пропуском истцом срока исковой давности (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа
от 2 декабря 2010 г. по делу N А46-1025/2010
(извлечение)

Г.В.В. обратился в Арбитражный суд Омской области с иском к Кузнецову Денису Борисовичу о признании права собственности на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью «Рек-Арт» (далее — ООО «Рек-Арт») номинальной стоимостью 5 000 руб., составляющую 50 процентов размера уставного капитала общества, владельцем которой является К. Д.Б.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что является единственным участником ООО «Рек-Арт» с размером доли 100 процентов уставного капитала общества. Истцу стало известно, что в Едином государственном реестре юридических лиц в качестве участника ООО «Рек-Арт» помимо него указан К. Д.Б. с долей в уставном капитале в размере 50 процентов. Между тем никаких сделок, предметом которых являлось отчуждение принадлежащей ему доли в уставном капитале ООО «Рек-Арт», составляющей 50 процентов, Г. В.В. не заключал.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ООО «Рек-Арт».

Решением Арбитражного суда Омской области от 15.06.2010, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2010, в удовлетворении иска отказано в связи с пропуском истцом срока исковой давности.

Оценив доводы, приведенные в обоснование ходатайства о восстановлении срока, суд пришел к выводу, что исключительных обстоятельств, связанных с личностью заинтересованного лица ( статья 205 Гражданского кодекса Российской Федерации), в ходе судебного разбирательства не установлено. Проанализировав представленные медицинские документы, суд установил, что они не подтверждают нахождение истца в состоянии, в силу которого он не мог совершить действия, необходимые для обращения в суд (составление искового заявления, подача его в суд и другие). Довод истца о перерыве течения срока исковой давности отклонил.

Г. В.В., не согласившись с принятыми судебными актами, обратился с кассационной жалобой.

Заявитель жалобы настаивает на том, что срок исковой давности не истек, поскольку его течение прерывалось в связи с совершением ответчиком действий, направленных на признание долга. Предлагая подписать договор и совершая действия, направленные на согласование с истцом условий сделки, ответчик признавал незаконность владения им долей, что является признанием долга с его стороны. Указанное обстоятельство истец намеревался доказать показаниями свидетеля, которому ответчик летом 2009 года давал поручение составить проект договора. Однако суд отказал в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля.

Заявитель считает незаконным отказ суда в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока исковой давности. Поясняет, что в сентябре 2009 г возникли обстоятельства, не позволяющие обратиться в суд за защитой своих прав в установленный срок.

По существу исковых требований Г. В.В. указал, что договор об отчуждении доли в уставном капитале ООО «Рек-Арт» не подписывал. Утверждение К. Д.Б. о том, что он приобрел долю в уставном капитале общества по договору от 30.06.2006, ничем не подтверждено, отсутствие договора означает отсутствие сделки.

Просит решение и постановление отменить, иск удовлетворить.

Представитель ответчика судебные акты находит законными и обоснованными.

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, кассационная инстанция считает, что жалоба удовлетворению не подлежит.

Как следует из материалов дела, по договору уступки от 10.11.2004 участник общества П. Д.Б. передал Г. В.В. долю в уставном капитале ООО «Рек-Арт» в размере 100 процентов.

На основании решения N 1 от 11.11.2004 в устав общества внесены изменения, касающиеся состава участников общества, которые зарегистрированы налоговой инспекцией путем внесения соответствующих записей в Единый государственный реестр юридических лиц. Согласно уставу ООО «Рек-Арт» (четвертая редакция) единственным участником — учредителем общества является Гуселетов В.В.

В материалы дела представлены учредительный договор ООО «Рек-Арт» от 30.06.2006, согласно которому учредителями общества являются: Г. В.В. и К. Д.Б. с размером доли по 50 процентов уставного капитала каждый, а также протокол общего собрания участников ООО «Рек-Арт» о заключении учредительного договора общества.

Ссылаясь на то, что сделок по отчуждению доли в уставном капитале общества не заключал, решения о внесении изменений в учредительные документы общества не принимал, Г. В.В. обратился с иском в арбитражный суд.

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В силу статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права ( статья 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судом установлено, что о нарушении своего права, в защиту которого заявлен настоящий иск, истец узнал или должен был узнать не позднее 18.10.2006, когда совместно с К. Д.Б. принимал решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников ООО «Рек-Арт». С иском о признании права собственности на долю Г. В.В. обратился 25.01.2010, то есть за пределами трехлетнего срока исковой давности. Данные выводы суда заявителем не оспариваются.

В силу статьи 205 Гражданского кодекса Российской Федерации в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.

В качестве причины пропуска срока Г. В.В. ссылался на то, что 18.09.2009 от сотрудников правоохранительных органов узнал о готовящемся в отношении него К. Д.Б. преступлении (приготовление на убийство), вследствие чего истец находился в таком состоянии, которое не позволило ему обратиться в суд до истечения срока исковой давности. В подтверждение истец представил постановление о возбуждении уголовного дела от 18.09.2009, а также медицинские документы.

Оценив доводы, приведенные в обоснование ходатайства, суд, руководствуясь статьей 205 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу, что наличие исключительных обстоятельств, связанных с личностью заинтересованного лица, не подтверждено

В материалах дела отсутствуют доказательства, что в последние шесть месяцев течения срока исковой давности истец находился в состоянии, препятствующем ему обратиться с иском в суд.

Нахождение лица в состоянии стресса и растерянности суд не расценил как уважительную причину пропуска срока на подачу иска. Медицинский диагноз согласно представленным документам не свидетельствует о тяжелой болезни истца и его беспомощном состоянии.

Более того, суд правильно отметил, что указанные истцом причины пропуска срока исковой давности не мешали истцу в спорный период времени лично руководить деятельностью нескольких компаний, входящих в холдинг Арт-Мастер (куда входит и третье лицо). Это подтверждается табелями учета рабочего времени, совершенными сделками, присутствием истца на общих собраниях участников обществ.

У кассационной инстанции не имеется оснований для переоценки выводов суда.

Согласно статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

В материалах дела отсутствуют доказательства (копии договора, переписка), что К. Д.Б. предлагал Г. В.В. подписать договор купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Рек-Арт», а также давал указания подготовить проект договора купли-продажи доли.

Поскольку показаниями свидетеля не может подтверждаться факт признания ответчиком долга, суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля.

Пунктом 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» предусмотрено, что в случае пропуска стороной срока исковой давности и отсутствия уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении иска в связи с пропуском срока исковой давности.

Кассационная инстанция считает судебные акты законными и обоснованными и не находит оснований для их отмены.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 , статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановил:

решение Арбитражного суда Омской области от 15.06.2010 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2010 по делу N А46-1025/2010 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 октября 2009 г. N Ф04-6306/2009 Отказывая в признании права собственности на долю уставного капитала общества, суд исходил из отсутствия правовых оснований для признания оспариваемого права, так как данное право могло возникнуть только в порядке, установленном законодательством, а именно после получения согласия участников общества, кроме того, приобретение истцом права собственности на долю в уставном капитале общества в порядке наследования не может рассматриваться как основание для возникновения у истца права участника общества (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа
от 27 октября 2009 г. N Ф04-6306/2009
(извлечение)

Ф.С.З. обратилась в Арбитражный суд Тюменской области с уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иском к обществу с ограниченной ответственностью «Строймонтажмеханизация» (далее — ООО «Строймонтажмеханизация»), Ф.Н.П., М.Н.А., П.А.А., М.А.И., К.В.И., Ч.С.Д., П.А.И., М.И.Н., Б.Р.Д. и Г.В.В. о признании права собственности на долю в размере 17% уставного капитала ООО «Строймонтажмеханизация», номинальной стоимостью 3 465 рублей; признании недействительным решения общего собрания участников ООО «Строймонтажмеханизация», оформленное протоколом N Стр2/1-09 от 06.02.2009 г.; обязании ответчиков внести изменения в учредительные документы ООО «Строймонтажмеханизация» в связи с включением в состав участников Ф.С.Г. с долей 17% уставного капитала ООО «Строймонтажмеханизация».

Арбитражный суд Тюменской области решением от 11.06.2009 г. исковые требования удовлетворил частично. Признал право собственности Ф.С.З. на долю в размере 17% уставного капитала общества с ограниченной ответственностью «Строймонтажмеханизация», номинальной стоимостью 3 465 рублей. Признал недействительным решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью «Строймонтажмеханизация», оформленное протоколом N Стр2/1-09 от 06.02.2009 г.. В части обязания ответчиков внести изменения в учредительные документы ООО «Строймонтажмеханизация» в связи с включением в состав участников Ф.С.Г. с долей 17% уставного капитала ООО «Строймонтажмеханизация» производство по делу прекратил.

В апелляционном порядке законность и обоснованность решения не проверялись.

В кассационной жалобе ООО «Строймонтажмеханизация» просит решение суда отменить, принять новый судебный акт — в иске в части признания недействительным решения общего собрания участников общества, оформленного протоколом N Стр2/1-09 от 06.02.2009 г., отказать.

Считает, что вывод суда о том, что у истца в силу прямого указания закона о семье и браке ( статьи 34 , 35 Семейного кодекса Российской Федерации) возникли права на участие в делах общества, не соответствует закону и сложившейся судебной практике по аналогичному предмету спора. В связи с этим истец не вправе обжаловать решение общего собрания участников общества, оформленное протоколом N Стр2/1-09 от 06.02.2009 г..

В соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба рассмотрена в отсутствии неявившихся представителей сторон, надлежащим образом уведомленных о времени и месте судебного разбирательства.

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, материалы дела, заслушав пояснения представителей сторон, проверив в соответствии со статьями 274 , 284 , 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемого судебного акта, суд кассационной инстанции считает его подлежащим отмене, исходя из следующего.

24.09.1984 г. был заключен брак между Ф.В.В. и Л. (после брака Ф.) С.З., которая является истцом по данному делу (л.д. 11, 101).

Согласно уставу ООО «Строймонтажмеханизация», с учетом изменений в учредительные документы, утвержденных решением собрания участников 12.11.2001 г., его участниками являлись Ф.В.В., М.Н.А., Ф.Н.П., Т.Г.М., П.А.А., П.Г.М., И.В.Ф., М.А.И., Х.В.П., С.С.В., К.В.И., Х.Г.В., Х.А.А., Ф.Н.В., С.С.Н., Ч.С.Д., Я.И.М. и Н.А.И., уставный капитал составляет 20 200 рублей, при этом Ф.В.В. принадлежало 34% уставного капитала, что составляло 6 930 рублей (л.д. 104-123).

После смерти Ф.В.В. (28.06.2008 г.) Ф.С.З. выдано свидетельство о праве собственности, в соответствии с которым ей принадлежит _ доли в праве в общем совместном имуществе супругов, приобретенном обоими супругами во время брака, которая состоит, в том числе, из доли в уставном капитале ООО «Строймонтажмеханизация», состоящей из 34% уставного капитала номинальной стоимостью 6 930 рублей (л.д. 13, 102).

Таким образом, в материалы дела представлены доказательства того, что Ф.С.З. обладает правом собственности на 17% доли в уставном капитале Общества как пережившая супруга.

На основании решения внеочередного общего собрания участников (протокол N Стр2/2 от 13.02.2009 г., зарегистрирована новая редакция устава ООО «Строймонтажмеханизация», согласно которой, уставный капитал общества составляет 20 200 рублей, участниками общества являются Ф.Н.П. (38,5% уставного капитала — 7 782 рубля), М.Н.А. (39,3% уставного капитала — 7 936 рублей), П.А.А. (5,4% уставного капитала — 1 802 рублей), К.В.И. (4,6% уставного капитала — 928 рублей), М.И.Н. (1,5% уставного капитала — 309 рублей), М.А.И. (3,1% уставного капитала — 618 рублей), Ч.С.Д. (1,5% уставного капитала — 309 рублей), П.А.И. (1,5% уставного капитала — 309 рублей), Б.Р.Д. (1,5% уставного капитала — 309 рублей) и Г.В.В. (3,1% уставного капитала — 618 рублей) (л.д. 75-100).

24.12.2008 г. истец обратилась в ООО «Строймонтажмеханизация» с заявлением о созыве общего собрания участников для решения вопроса о внесении соответствующих изменений в учредительные документы в связи со смертью Ф.В.В. (л.д. 14).

Решением общего собрания участников ООО «Строймонтажмеханизация» от 06.02.2009 г. (протокол N Стр2/1-09), на котором в качестве приглашенного без права голосования присутствовал представитель истца, Ф.С.З., отказано в принятии ее в состав участников общества с долей в уставном капитале данного общества в размере 17% и внесении изменений в учредительные документы (л.д. 15-16).

Рассматривая настоящий спор, арбитражный суд пришел к выводу о том, что Ф.С.З., обладая правом собственности на 17% доли в уставном капитале Общества как супруга участника, приобрела статус участника Общества на основании статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации.

Данный вывод арбитражного суда основан на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 34 Семейного кодекса Российской Федерации, нажитое супругами во время брака имущество, в том числе доли в уставном капитале, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, является их совместной собственностью.

В силу статьи 254 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации доли супругов признаются равными. Следовательно, доля в уставном капитале ООО «Строймонтажмеханизация», приобретенная Ф.В.В. в период брака с Ф.С.З. в размере 34%, являлась совместной собственностью супругов в равных долях.

Суд кассационной инстанции считает законным вывод арбитражных судов о том, что право собственности Ф.С.З. на долю в уставном капитале Общества в размере 17% возникло в силу прямого указания закона в момент ее приобретения Ф.В.В. и на момент открытия наследства право Ф.С.З. на указанную долю уже существовало.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции отмечает, что переживший супруг участника общества с ограниченной ответственностью, получивший в силу требований законодательства о браке и семье, свидетельство о праве собственности на половину общей совместной собственности супругов, приобретает право на долю (имущественное право), но не приобретает права участника общества.

Права участника общества, исходя из положений Гражданского кодекса Российской Федерации и положений Федерального закона от 08.02.1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», возникают из личного участия участника общества; приобретение статуса участника общества регулируется нормами названных законов и учредительными документами общества, а не иными законами. Нормы статей 34 и 35 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливают лишь состав объектов общей совместной собственности супругов и его правовой режим. Порядок вступления в состав участников общества регулируется не Семейным кодексом Российской Федерации, а нормами корпоративного законодательства.

Следовательно, приобретение Ф.С.З. права собственности на долю в уставном капитале Общества в размере 17% на основании статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации, не может рассматриваться как основание для возникновения у Ф.С.З. права участника Общества.

Право Ф.С.З. как участника Общества могло возникнуть только в порядке, установленном статьей 21 Федерального закона от 08.02.1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и уставом Общества, то есть после получения согласия участников Общества.

В соответствии со статьей 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в арбитражный суд вправе обратиться лицо, чьи права или законные интересы нарушены либо оспорены.

В связи с этим суд кассационной инстанции полагает, что обжалуемый судебный акт, основанный на признании наличия у Ф.С.З. статуса участника Общества, подлежит отмене в связи с неправильным толковании норм материального права.

Учитывая, что судом первой инстанции исследованы все обстоятельства дела, но допущено неправильное применение норм материального права, суд кассационной инстанции считает возможным отменить обжалуемое решение и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В связи с удовлетворением кассационной жалобы расходы по государственной пошлине за рассмотрение иска и кассационной жалобы относятся на истца.

Исполнительный лист в силу части 2 статьи 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выдается судом первой инстанции.

Руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287 , частью 1 статьи 288 , статьями 110 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, постановил:

решение Арбитражного суда Тюменской области от 11.06.2009 г. по делу N А70-1962/2009 отменить. Принять новый судебный акт.

В удовлетворении исковых требований отказать.

Взыскать с Ф.З.С. в пользу общества с ограниченной ответственностью «Строймонтажмеханизация» 1 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы.

Исполнительный лист выдать суду первой инстанции.

www.garant.ru

Признание права на долю в уставном капитале ООО: проблемы правового статуса истца (Лоренц Д.В.)

Дата размещения статьи: 13.07.2015

В соответствии с п. 17 ст. 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» лицо вправе требовать признания за ним права на долю в уставном капитале общества с одновременным лишением права на данную долю приобретателя.

———————————
Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.

Арбитражные суды высказывают позицию, что признание права на долю в уставном капитале выражается в виде присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале хозяйственного общества, исходя из того, что он имеет право на такое участие в обществе, которое он имел бы при соблюдении требований действующего законодательства . Признание права на долю в уставном капитале общества расценивается как восстановление корпоративного контроля при неправомерном изменении состава участников общества помимо их воли .
———————————
Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 апреля 2012 г. N ВАС-4654/12; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 5539/08; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 8 ноября 2010 г. по делу N А23-1262/07-Г-3-64 [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.
Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 октября 2011 г. N Ф07-1596/11 по делу N А56-38528/2010 [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.

Выявленное назначение иска о признании права на долю в уставном капитале ООО (восстановление корпоративного контроля в обществе) позволяет сформулировать проблему относительно круга обладателей активной легитимации на такое притязание.
С одной стороны, исходя из характера иска, право на его предъявление имеют только участники общества с целью защиты своего права участия в обществе. С другой стороны, в диспозиции п. 17 ст. 21 ФЗ «Об ООО» истец назван как лицо, утратившее долю, то есть из буквального смысла Закона таким субъектом является любое лицо, которому принадлежала доля до ее незаконного изъятия. Доля в уставном капитале может принадлежать (являться объектом имущественного права) не только участнику общества, но и супругу такого участника как предмет общего имущества, а также наследникам (иным правопреемникам) участника общества, но корпоративный статус таких лиц может быть поставлен в зависимость от согласия всех участников общества, если этого требует устав общества.
На взгляд высшей судебной инстанции, имущественные права и неимущественные права и обязанности участника общества существуют неразрывно, передача участником общества своей доли в уставном капитале общества или ее части другим участникам общества либо третьим лицам на основании сделки в порядке правопреемства или на ином законном основании влечет переход к приобретателю доли всего комплекса прав и обязанностей участника общества .
———————————
Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 июня 2014 г. N ВАС-3640/14 [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.

При этом суды солидарны в своих правовых позициях, что признание за супругом права собственности на долю в уставном капитале не означает вступление супруга в состав учредителей (участников) общества . Режим общего имущества супругов на долю в уставном капитале предполагает возможность совместного владения ими имущественными правами, но не участие второго супруга в управлении делами общества, так как вопросы приобретения и реализации статуса участника хозяйственного общества регулируются нормами не семейного, а корпоративного законодательства, поэтому супруг участника, претендующий на управление обществом, является по отношению к обществу и иным участникам третьим лицом со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями, в том числе и последствиями отказа участников в даче согласия на прием супруга в состав участников общества .
———————————
Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 14 декабря 2010 г. N 33-38656 [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.
Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 27 декабря 2011 г. N Ф10-5130/11 по делу N А68-339/2011 [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.

Определенные судебные позиции существуют и в отношении наследников участника общества. Несогласие хотя бы одного участника общества на переход доли в уставном капитале к наследнику не затрагивает имущественные права наследника на унаследованную долю и не лишает его возможности получить свидетельство о праве на наследство, но препятствует возникновению корпоративных прав, что компенсируется выплатой действительной стоимости доли умершего участника общества в уставном капитале общества .
———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2010 г. N 1633-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аблаевой Людмилы Кондратьевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 6 статьи 93 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 8 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»; Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.

Аналогичные выводы содержатся в Методических рекомендациях для нотариусов. Координационно-методический совет нотариальных палат федеральных округов полагает, что в наследственную массу входит именно та часть доли в уставном капитале общества, которая образует совокупность имущественных прав и обязанностей в отношении данного общества. Неимущественные (организационные ) права участника (прежде всего право участия в управлении делами общества) не наследуются, но могут переходить к его наследникам с переходом к ним имущественной составляющей доли в уставном капитале общества, безусловно, либо при условии согласия остальных участников общества, если получение такого согласия, в соответствии с п. 8 ст. 21 ФЗ «Об ООО», предусмотрено уставом общества. Переживший супруг (супруга) участника общества с ограниченной ответственностью, получивший свидетельство о праве собственности на (одну вторую) долю нажитого в браке имущества, состоящего из доли в уставном капитале общества, имеет обязательственные права по отношению к обществу с ограниченной ответственностью, но не приобретает права участника общества в полном объеме (включая организационные). Решение вопроса о возможности перехода к нему доли в уставном капитале общества как совокупности имущественных (обязательственных) и неимущественных (организационных) прав зависит от получения согласия на такой переход от остальных участников и/или самого общества, если необходимость такого согласия предусмотрена уставом общества. В случае отказа участника (участников) в выдаче согласия на переход доли в уставном капитале общества к пережившему супругу последнему должна быть выплачена действительная стоимость половины доли в уставном капитале, принадлежавшей умершему супругу .
———————————
Весьма спорно именовать право участия в обществе организационным правом, поскольку такая категория может ассоциироваться с содержанием организационного правоотношения, дискуссия вокруг которого образует самостоятельную проблему в цивилистике (Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право. 1966. N 10. С. 53 — 57; Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1988. С. 12 — 14). Право участия в корпорации справедливо относить к самостоятельному виду прав, а именно к группе корпоративных прав, смысл которых в результате реформы института юридических лиц раскрывается в ст. 65.1 ГК РФ.
Обратим внимание, что с 1 сентября 2014 г. в ст. 48 ГК РФ изменилась классификация юридических лиц по характеру прав участников на имущество организации. Законодатель теперь делает акцент на то, что участники хозяйственных обществ имеют не обязательственные права (как это было в тексте предыдущей редакции ГК), а корпоративные права. Это связано с введением еще одной новой классификации юридических лиц на корпоративные и унитарные (ст. 65.1 ГК РФ).
Пункты 1.4 и 2.9 Методических рекомендаций по теме «О наследовании долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью» (утв. на заседании Координационно-методического совета нотариальных палат ЮФО, С-К ФО, ЦФО РФ 28 — 29 мая 2010 г.) [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.

На основании изложенного возникает ряд дискуссионных вопросов. Вправе ли супруг и (или) наследники (иные правопреемники) участника общества самостоятельно предъявлять иск о признании права на долю в уставном капитале в случае ее утраты помимо их воли в результате неправомерных действий третьих лиц? Достаточно ли для предъявления данного иска одного лишь имущественного права истца на долю в уставном капитале общества при исключении корпоративной составляющей в содержании такой доли, то есть при отсутствии права участия в обществе? Является ли такая доля (без корпоративного компонента) по своему характеру собственно долей в уставном капитале?
Предлагаем различать следующие юридические модели обсуждаемой проблемы.
Во-первых, если участник общества жив (для участника — юридического лица не прекращен), то, по общему правилу, иск о признании права на долю в уставном капитале доступен исключительно участнику, поскольку прямой интерес в восстановлении корпоративного контроля в обществе имеет только он. В случае злоупотребления участником своим правом на долю в уставном капитале, к примеру, составляющей общее имущество супругов, супруг участника должен использовать иные предусмотренные законом специальные средства защиты, в частности иск о признании совершенного отчуждения доли недействительным (ст. 35 Семейного кодекса РФ, ст. 253 ГК РФ). Прямой интерес в признании права на долю у супруга участника общества появляется, когда происходит, например, раздел совместного имущества, а супруг — участник общества не принимает мер к защите прав на долю в уставном капитале, утраченную в результате неправомерных действий третьих лиц.
Во-вторых, если участник — физическое лицо умер (или участник — юридическое лицо прекратил свое существование), а доля к этому моменту была утрачена помимо их воли, то правопреемники участника могут самостоятельно беспрепятственно требовать признания права на долю в уставном капитале, когда в уставе общества не предусмотрено получение согласия иных участников общества на переход доли к правопреемнику участника. При этом притязание о признании права на долю переходит в составе наследственной массы (или иного имущественного комплекса), поскольку доля участника утрачена до смерти участника — физического лица (или до прекращения существования участника — юридического лица).
Когда же доля утрачивается после смерти участника общества в период лежачего состояния наследства, то, полагаем, требование о признании права на долю (в уставном капитале) будет иметь специфическую юридическую природу наследственного иска . В период с момента открытия наследства до его принятия потенциальный наследник доли в уставном капитале еще фактически не находился в состоянии управления обществом, а значит, в принципе невозможно учитывать его волю на утрату доли (абз. 1 п. 17 ст. 21 ФЗ «Об ООО»). Таким образом, когда к приобретателю доли в уставном капитале предъявляется притязание, связанное с защитой наследственных прав на долю, то для определения условий ограничения признания права на долю предлагается оценивать только добросовестность и возмездность приобретения. Подобная резолюция относительно условий защиты добросовестных приобретателей доли (в уставном капитале), составляющей чужое наследство, конечно, является весьма дискуссионной. На первый взгляд можно задействовать фикцию ретроспективного фактического корпоративного контроля общества со стороны наследника доли в уставном капитале на момент смерти наследодателя (участника общества) независимо от реальной даты вступления правопреемника в управление обществом. Однако обратим внимание, что в п. 4 ст. 1152 ГК РФ говорится о принадлежности имущества со дня открытия наследства. Из смысла данной нормы следует, что с обратной силой наследнику принадлежит право на имущество (право на унаследованную долю в уставном капитале). О владении, пользовании, распоряжении и иных фактических состояниях управления имуществом в диспозиции нормы не упоминается. В ситуации посягательства на лежачую долю в уставном капитале и неправомерного ее отчуждения классических условий для иска о признании права не будет в силу отсутствия фактического препятствия в управлении обществом для какого-либо конкретного субъекта права (участник общества уже умер, а наследники еще не приняли долю). Если же признать в качестве юридически значимой фикции участие наследника в управлении обществом со дня открытия наследства, то в случае утраты доли (в уставном капитале) в момент лежачей наследственной массы наследник явным образом всегда будет считаться утратившим долю помимо своей воли, так как он не имел доступа к ее использованию, распоряжению и прочее. Значит, откроется опасный, влекущий нестабильность гражданского оборота путь для неограниченного лишения права на долю в уставном капитале ООО любого добросовестного покупателя такой лежачей доли. Насколько это справедливо и разумно ?
———————————
Лоренц Д.В. Особенности защиты имущественных прав наследников // Наследственное право. 2012. N 3. С. 21 — 28.
Здесь опять возникает извечная проблема соотношения интересов добросовестного приобретателя имущества и его предыдущего обладателя (потерпевшего), относительно которой даны подробные разъяснения в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.

В практике Федерального арбитражного суда Московского округа была высказана интересная позиция относительно предмета нашей дискуссии. Апелляционная инстанция не допустила правопреемство, так как в состав наследства входили личные неимущественные права, составляющие долю в уставном капитале общества. Кассационная коллегия отметила, что отказывая в правопреемстве наследнику доли по названным мотивам, апелляционный суд не учел того обстоятельства, что при наследовании имущества умершего наследство переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства в день смерти гражданина, а наследник, принявший наследство, становится таким образом участником всех правоотношений, в которых участвовал наследодатель, — в противном случае смерть участника общества делает фактически невозможным возврат наследникам собственности умершего, а также создает препятствия в осуществлении ими надлежащим образом судебной защиты полученных ими в порядке наследства прав и обязанностей .
———————————
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 февраля 2013 г. N Ф05-8928/11 по делу N А40-174624/2009 [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru.

Это решение определенным образом подтверждает, что наследник участника общества становится участником всех правоотношений, в которых участвовал наследодатель. Но данная позиция не отражает специфику корпоративного правоотношения, участие в котором может зависеть не только от последней воли наследодателя, но и от воли оставшихся участников общества, а также, полагаем, ретроспективная фикция п. 4 ст. 1152 ГК РФ касается только прав и обязанностей в отношении наследства, о чем и говорится в судебном решении, но не фактических состояний (владение, пользование, управление и др.). Права и обязанности наследодателя, безусловно, считаются принадлежащими наследнику с момента смерти наследодателя, но фактические состояния по управлению наследством, очевидно, могут возникнуть только с момента принятия наследства. Значит, невозможно учитывать волю наследника на утрату лежачей доли, а для признания за ним права на долю необходимо будет установить безвозмездность приобретения или недобросовестность приобретателя доли от неуполномоченного отчуждателя.
В-третьих, если для перехода доли в уставном капитале к пережившему супругу участника общества и иным его наследникам (либо правопреемникам участника — юридического лица) по уставу общества требуется согласие иных участников общества, то в таком случае доля в уставном капитале по своей природе приобретает расщепленное юридическое состояние, когда участники не дают согласие на переход корпоративных прав к правопреемнику участника, но правопреемник обладает имущественными правами в отношении общества.
В третьей модели рассматриваемого правоотношения правопреемники вправе требовать от общества выплаты им действительной стоимости доли, но при утрате доли реализовать такое право невозможно до признания права на долю за правопреемником с одновременным лишением права на долю ее приобретателя.
Поскольку доля в уставном капитале представляет собой неразрывную совокупность имущественных и неимущественных прав участника общества, то усеченный вариант доли, принадлежащей, но не перешедшей к правопреемникам участника общества, по своей юридической природе не является в собственном смысле долей в уставном капитале общества.
В п. 17 ст. 21 ФЗ «Об ООО» используется категория «часть доли», но законодатель, скорее всего, здесь имел в виду количественный показатель, то есть лицо, обладающее 50% доли в уставном капитале, может утратить полную долю (50%) или ее часть (к примеру 20%). Вряд ли речь идет о качественном компоненте, то есть когда участник утрачивает часть содержания доли, в частности, за ним сохраняются корпоративные права, но он незаконно лишается имущественных прав либо утрачивает часть корпоративных прав и так далее. Утрата участником различных видов прав в обществе может быть связана с корпоративным конфликтом, но для его разрешения применяются совершенно иные способы защиты, а именно: оспаривание решений органов управления общества и привлечение виновных лиц к ответственности (ст. 43, 44 ФЗ «Об ООО»).
Правопреемник участника общества, не приобретший корпоративный статус, не обладает долей в уставном капитале, следовательно она не может быть им утрачена, а он не вправе требовать восстановления корпоративного контроля в обществе. Такой правопреемник является носителем имущественного права требовать от общества выплаты действительной стоимости доли. Но в целях создания условий реализации правопреемниками своих прав следует допустить возможность заявления ими по аналогии некого квазипризнания права на фиктивную «долю», исходя из того, что сам правопредшественник при жизни (существовании) смог бы признать право на долю за собой. При наличии условий удовлетворения иска (п. 17 ст. 21 ФЗ «Об ООО») присуждение правопреемнику такой «квазидоли», по сути, трансформирует ее правовой режим в имущественное право на действительную стоимость доли, а сама доля переходит к обществу с дальнейшим ее распределением или погашением (ст. 23 и 24 ФЗ «Об ООО»).
Кроме этого, можно использовать немецкий опыт по реализации конструкции цессии права на притязание. В частности, по смыслу § 931, 934 Германского гражданского уложения право собственности на вещь может переходить вместе с правом требования посредством уступки виндикации .
———————————
Лоренц Д.В. Цессия виндикационного притязания // Современное право. 2009. N 9. С. 70 — 74.

По аналогии с этим правопреемник участника общества, утратившего долю в уставном капитале, мог бы возмездно, за действительную стоимость доли, совершить цессию и уступить обществу или участнику общества право требовать от приобретателя доли признания права на долю в уставном капитале общества с одновременным лишением права на данную долю приобретателя.
Итак, истцом по иску о признании права на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью может быть участник общества или супруг (наследники, иные правопреемники), которые имеют не только имущественные права, но и корпоративные, поскольку такая доля представляет собой неразрывную совокупность имущественных и неимущественных прав, и ее существование зависит от полноты такого содержания. Если правопреемники участника общества приобретают корпоративные права, но доля была утрачена в период ее лежачего состояния (до принятия правопреемником), необходимо применять наследственный (или иной по природе универсального правопреемства) иск о признании права на долю в уставном капитале, при удовлетворении которого воля правопреемника на утрату доли не учитывается. Если правопреемники участника общества приобретают долю в уставном капитале, но в соответствии с уставом общества остальные участники общества не дают согласие таким лицам вступить в общество, а доля утрачена, то правопреемники могут использовать по аналогии нормы п. 17 ст. 21 ФЗ «Об ООО» для восстановления доли, но такая фикция признания права на долю необходима не для восстановления корпоративного контроля, а для реализации имущественных прав на долю и получения ее действительной стоимости от общества. Правопреемники участника могут совершить цессию своего притязания на признание права на долю в уставном капитале самому обществу или его участникам.

Литература

1. Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право. 1966. N 10.
2. Лоренц Д.В. Особенности защиты имущественных прав наследников // Наследственное право. 2012. N 3.
3. Лоренц Д.В. Цессия виндикационного притязания // Современное право. 2009. N 9.
4. Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1988.
5. Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2010 г. N 1633-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аблаевой Людмилы Кондратьевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 6 статьи 93 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 8 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».
6. Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева».
7. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании».
8. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 июня 2014 г. N ВАС-3640/14.
9. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 апреля 2012 г. N ВАС-4654/12.
10. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 5539/08.
11. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 февраля 2013 г. N Ф05-8928/11 по делу N А40-174624/2009.
12. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 октября 2011 г. N Ф07-1596/11 по делу N А56-38528/2010.
13. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 27 декабря 2011 г. N Ф10-5130/11 по делу N А68-339/2011.
14. Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 14 декабря 2010 г. N 33-38656.
15. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 8 ноября 2010 г. по делу N А23-1262/07-Г-3-64.
16. Методические рекомендации по теме «О наследовании долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью» (утв. на заседании Координационно-методического совета нотариальных палат ЮФО, С-К ФО, ЦФО РФ 28 — 29 мая 2010 г.)

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Это интересно:

  • 333 налогового кодекса рф госпошлина Налоговый кодекс РФ Статья 333.19. Размеры государственной пошлины по делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции, мировыми судьями 1. По делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации в соответствии с гражданским […]
  • Налоговый кодекс пошлина в суд Статья 333.19. Размеры государственной пошлины по делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции, мировыми судьями 1. По делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации в соответствии с гражданским процессуальным […]
  • Оформить карту кукуруза по телефону Получайте выгоду от покупок Получайте выгоду от покупок Картой «Кукуруза» удобно расплачиваться в магазинах и интернете. Бонусные рубли возвращаются с каждой покупки: больше покупок – больше бонусных рублей; акции от партнеров «Кукурузы»- до 30% бонусными […]
  • Встречный иск государственная пошлина 4.2. Государственная пошлина Однако не факт, что суд удовлетворит просьбу истца. Это его право, но не обязанность. Так сказано в пункте 2 статьи 333.20 Налогового кодекса РФ. Размеры государственной пошлины, которой облагается исковое заявление, подаваемое в суд общей […]
  • Пошлина при обращении в мировой суд ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОШЛИНА ПРИ ОБРАЩЕНИИ В СУД2018 год Налоговый кодекс РФ (часть вторая) Глава 25.3 Государственная пошлина Государственная пошлина - это сбор, взимаемый с физических и юридических лиц, при их обращении в государственные органы, органы местного […]
  • Образец протокола о ликвидации ооо и назначении ликвидатора Образец протокола о ликвидации ооо и назначении ликвидатора Примерный образец протокола о Ликвидации юридического лица, который подходит для публикации сообщения (объявления) о ликвидации Юридического лица в журнале "Вестник государственной регистрации" юридических лиц […]
  • Штрафы за нарушение пожарной безопасности на юридических лиц Штрафы за нарушение пожарной безопасности на юридических лиц Группа компаний ПожСоюз по реализации мероприятий пожарной безопасности Суммы штрафов за нарушения требований пожарной безопасности Административная ответственность за нарушения требования пожарной […]
  • Налог на ларек я открываю ИП на скромный продуктовый ларёк, но к тому же мне подошло время открывать ИП на косметическую продукцию AVON, в AVON- по УСН-6%. Как быть? Не понял вопрос но попробую ответить) Вы можете вести множество деятельностей - можете совмещать УСН и ЕНВД. Вопрос задан […]