Коллектор в 90

| | 0 Comment

«90-е возвращаются»: коллекторы раскритиковали ограничивающий их законопроект

Первые легальные коллекторы появились в России недавно — в 2004 году. Непростая экономическая ситуация заметно прибавила им работы, только за последний год просроченная задолженность россиян увеличилась более чем на 20%. Теперь она составляет 860 миллиардов рублей.

Идею коллекторов позаимствовали в США вместе с терминологией. Soft collection — мягкий вариант, когда с должником устанавливают телефонный контакт, а hard collection — жесткий, когда коллектор едет к должнику в гости и в красках объясняет ему финансовые и легальные последствия невозврата. Это в теории.

У нас же на практике проблемы начинаются уже на этапе soft — не просто звонок, а пять звонков в два часа ночи. Жесткий этап — это когда должнику для начала разукрашивают подъезд, потом заливают клеем дверной замок, а порой дело доходит до физической расправы. Но для такого есть Уголовный кодекс.

А как быть с действиями, которые оказались в «серой зоне»? Скажем, когда коллектор «пробивает» должника по соцсетям и сообщает о долге всем его друзьям. Новый закон призван внести полную ясность в вопрос, что можно, а чего нельзя. Коллектор может звонить должнику, но только с 8:00 до 22:00 и не чаще двух раз в неделю. Он может приезжать к нему домой, но не чаще раза в неделю.

Коллектору запрещено применять физическую силу и угрожать должнику, оказывать психологическое давление и повреждать имущество. Запрещено сообщать о долге родственникам и сослуживцам, размещать сведения о долге в Интернете или вывешивать их на здании. Запрещено использовать при звонке устройства, скрывающие номер. Запрещено взаимодействовать с несовершеннолетними и недееспособными. Коллектор обязан три года хранить документы и аудиозаписи, фиксирующие общение.

Наконец, коллектором не может быть человек с уголовным прошлым. Все коллекторские компании включат в госреестр. За нарушения их будут штрафовать на 2 млн рублей.

Защитники прав потребителей закону аплодируют — грядет новая эра в отношениях коллектора и должника.

Михаил Беляев
, руководитель банковской секции Финпотребсоюза: «Я думаю, он скажется самым положительным образом, поскольку хотя коллекторы у нас есть, есть такая профессия, и она не сходит в последнее время со страниц газет, они нигде в правовых документах не прописаны. Когда выйдет этот закон, коллекторы наконец получат законные и легальные основания для своей работы».

Итак с недобросовестными коллекторами разобрались, а как быть с недобросовестными должниками? Не получится ли, что долги теперь возвращать не надо? Озабоченность вызывает положение, по которому банкам запрещено передавать коллекторам данные заемщика без его письменного согласия уже после того, как допущена просрочка.

Борис Воронин, директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств: «Понятно, что никакой должник за редким исключением не будет соглашаться на контакт с ним каких-то еще лиц, зачем ему соглашаться? Поэтому это означает по сути запрет на профессиональных взыскателей. Поскольку сами по себе эти сотни миллиардов долгов никуда не денутся, то какую-то часть коллекторов заместят бандиты и хулиганы. То есть 90-е годы возвращаются».

Коллекторы согласны, что закон, регулирующий бизнес, нужен, но считают, что с водой выплеснули и ребенка. Впрочем, законопроект — это еще не закон. Будем надеяться, что в финальной версии удастся найти баланс интересов кредитора и должника.

Подробности — в программе «Акценты недели».

www.ntv.ru

Коллектор о том, как выбивали долги в 90-х

Шантаж, угрозы, поджоги, изнасилования и даже убийства — коллекторские агентства в последние годы всё чаще используют бандитские методы. Так же они работали и в 90-х, когда выезд к должнику с группой поддержки был обычным делом. Гендиректор Международного коллекторского агентства Вячеслав Соколов вспоминает, что первый долг (на сумму $25 000) в 1994 году для него выбила бригада из пяти крепких парней. Должника били руками, пока он не сполз с кресла и не залез под стол. В следующий раз Соколов сам отвешивал удары должнику на улице в центре Москвы. Сейчас такие методы коллектор, по его словам, не использует, но согласился вспомнить, как всё начиналось.

Первый капитал

Я занимаюсь возвратом долгов больше 20 лет. Всё началось в 1990-х, когда мне приходилось выбивать деньги, которые я зарабатывал как бизнесмен и потом кому-нибудь одалживал.

Первый бизнес у меня появился в 1991 году — советско-итальянское совместное предприятие «Евродел». Мы поставляли в Италию самые разные товары — от подсолнечного масла до мрамора. Помню, как я удивлялся: коммунисты 70 лет пугали нас звериным оскалом капитализма, его кошмарами и ужасами, а оказалось, бизнес — это так легко.

Ближе к 1993 году в Москве стали появляться первые пункты обмена валют. Один из них я с партнёром открыл на Старом Арбате. Потом мы сделали ещё 12 обменников вместе с разными банками. Именно тогда я впервые столкнулся с рэкетом.

Сначала нашей крышей стал мальчишка из Южной Осетии, который всё время говорил: «Да я в любой момент одним звонком соберу 45 человек и мы у вас во дворе устроим такую перестрелку, что мало не покажется». Он приходил со своими парнями в мой офис (своего у него не было), они там целыми днями ели и пели, приставали к нашим девочкам. Какие-то вопросы он при этом решал, но манера поведения мешала нам нормально работать.

В общем, я решил сменить моего осетина на банковскую крышу — банки, с которыми я сотрудничал через пункты обмена валют, давно предлагали. Приехали бандиты. Главный сидел молча, не произнёс за встречу ни одного слова. Но при нём был человек, которого, как сейчас помню, звали Юра Малыш (два метра ростом, лицо всё в болячках, выглядел так, будто только из зоны вышел), и вот он говорил. Авторитет просто поулыбался, покивал головой, и они ушли. На следующий день прибегает осетин: «Всё, мы договорились, гоните мне 3 млн рублей — и вы переходите под другую крышу».

С банковской крышей стало спокойнее — никто не приходил и не устраивал пьяных дебошей. Раз в месяц мы с ними встречались и без лишних разговоров отдавали деньги. Проблемы они, надо сказать, решали быстро. Однажды пришли к нам трое каких-то парней и говорят: «Мы — три вора в законе. Будем всех гнать отсюда». Мы позвонили своим и через пару дней получили ответ: «Этих троих больше нет, не существует в природе». Больше никто на нас не наезжал, потому что весь Старый Арбат знал: мы под банковской крышей.

Позднее у меня была ещё и милицейская крыша. В 1993 году после ссоры с партнёрами я открыл кафе и пункт обмена валюты на улице Земляной Вал. Надеялся, что с Курского вокзала люди будут заходить покушать. Заходили, но мало. Спросил у поварихи, у официанта, в чём дело, они и говорят: «Тут кавказские ребята приходят на чай, и их все боятся». Оказалось, это были бандиты, которые крышевали торговцев на Курском вокзале. Почему-то там они сидеть не могли и постоянно приходили к нам.
Сначала я попробовал сам с ними переговорить, но ничего не добился и пошёл в отделение милиции в Лялином переулке. Там всё было просто: $500 — и опер снимает все проблемы. Вместе с участковым он прямо в моём кафе встретился с этими кавказцами, и те сразу поджали хвост. После этого мы платили только этому оперу. На праздники ещё что-нибудь ему дарили, выпивку ящиками возили, когда ему было нужно.

За три года в бизнесе я заработал $200 000. Чтобы деньги зря дома не лежали, я начал их раздавать под 4–6% в месяц. За полгода раздал всё — расписки до сих пор лежат. Пришло время требовать обратно, а никто не возвращает, все сливаются. Вот так я начал заниматься взысканием долгов. Шёл 1994 год. Юрлица у меня тогда, конечно, никакого не было — открыл его только в 2005-м.

Когда я только начал возвращать розданное, пробовал обращаться и в милицию, но толку было мало, потому что они за работу требовали деньги. Предлагал: «Ребят, как вернём хоть что-то, я вам половину отдам». Не соглашались — хотели сразу. Тогда я уже бросил свой бизнес и работал финансовым директором в казино у знакомых. Они-то мне и помогли.

Рассказываю как-то знакомым об одном должнике: такая ситуация, $25 000 накрылись. Они мне дали казиношную бригаду — пять человек. Двоим, помню, было 26–27 лет: крепкие, вежливые, культурные, но при этом по мордам сразу видно, чем занимаются. А трое других — совсем мальчишки: в армии ещё не служили, но тоже мордастые. Я их на самом деле не очень хотел брать, но мне сказали: «Пускай к крови привыкают».

Пришли мы к моему должнику на Новую Басманную. До ближайшего ОВД оттуда было 10–15 минут, поэтому действовать требовалось быстро. Заходим в контору, я расставляю молодых ребят у лифта и в коридоре. Заходим в кабинет этого человека и начинаем разговаривать. Может, всё бы и прошло нормально, но он сразу начал вести себя очень некрасиво, спрашивал, кто мы такие, обещал стрелку забить. Мои ребята вскипели — и начали его лупить.

Сначала, пока человек сидел в кресле, били руками, потом, когда он залез под стол, — ногами. Я стою смотрю на это и не понимаю, как себя вести. При мне тогда не очень часто избивали людей. Но вдруг он из-под стола как заорёт: «Хватит, хватит, со мной по-хорошему можно!» Договорились, что до 00:00 позвонит и мы договоримся о встрече. Когда уходили, двое старших мне сказали, что денег не будет, придётся, мол, на стрелку ехать, но нет, телефон зазвонил ровно в 00:00. Деньги у меня были уже на следующий день. Половину я отдал ребятам из казино.
С тех пор я в основном использовал этих ребят из казино, даже когда перестал там работать в начале 2000-х. Бывали разные случаи. Помню, например, как один паренёк занял у меня $2800 на «Жигули» седьмой модели. Долго не отдавал, меня взяла злость, я пошёл к моим ребятам и попросил сжечь эту машину. Недели через две они мне говорят: «Всё, Слав, заказ выполнен». Я тогда удивился, что в новостях о сожжённой машине ничего не было, а потом узнал: ребята её угнали и продали за $2000 каким-то азербайджанцам. Это притом, что я им тоже заплатил. А деньги должник мне так и не вернул.

Со временем с просьбой помочь вернуть долг ко мне всё чаще стали обращаться мелкие коммерсанты. Получалось, если честно, не всегда. Часто у должников просто не было денег: что-то куда-то люди вкладывали, а потом всё теряли. В любом случае действовать приходилось жёсткими методами. Один клиент, которому были должны крупную сумму, пытался через суд наложить арест на квартиру должника — тот один жил на 105 кв. м. Судьи отказались, и я предложил пригласить силовую группу. После общения с моими ребятами мальчик согласился продать квартиру. Не знаю, как его принуждали, но думаю, что били. В разговорах со мной до этого он себя бесцеремонно вёл, говорил, что ничего я ему не сделаю.

Иногда я использовал сторонние бригады и однажды крупно на этом напоролся. Две женщины ещё в начале 1990-х одолжили у меня $25 000, купили на них цветов в Голландии и стали торговать. Я им тогда ещё уменьшил стоимость фуры в три раза и сам пошлину заплатил. В общем, всё для них сделал, но деньги не отдают. В какой-то момент предложили даже «натурой расплатиться». Хорошо помню этот диалог:

— У тебя ведь секс только с женой? Давай втроём попробуем. Тебе понравится.
— А во сколько вы это оцениваете?
— Ну в $200.
— Хорошо, девочки, $25 000 поделить на 200 — это же сколько раз мы с вами трахаться будем?

Похихикали тогда, а проблему так и не решили. Я взял совершенно постороннюю бригаду из трёх человек и поехал ждать девочек у подъезда. Три часа просидели, но потом они всё-таки вышли и ребята забили стрелку. Две бригады с двух сторон встретились у метро «Университет». С той стороны пришёл дядечка с палочкой и ещё двое ребят: один — высокий, худой, в чёрной рубашке, с уголовной рожей, второй — вообще с проломленным лбом. Их старший вежливо попросил расписку. Когда я её показал, он вдруг как заорёт: «Суки! Я сдаю вам их, забирайте, делайте с ними, что хотите».

Девушки начали психовать, а мои ребята ликуют: «Всё, стрелку выиграли, сейчас повезём вас в лес — трахать там будем и задницы на костре жечь». Я уже начинаю жалеть, что связался, прошу как-нибудь без этого всего обойтись. Две бригады при мне отходят, о чём-то шепчутся, переглядываются, потом возвращаются: «Ты как сказал, так и будет. Через неделю встречаемся». Через неделю звонит одна из должниц и говорит: «Слава, приезжай один, привози все расписки, мы тебе деньги отдадим». Ну я поехал, но взял с собой только копии. Оказалось, не зря.

В шесть вечера я был во дворе школы на Ломоносовском проспекте. Помню, как осторожничал — машину подальше оставил. Подошёл, а там машина прямо во дворе, в ней девочки и те трое со стрелки. Бандиты сразу начинают: «Ты кто вообще такой, чтобы претензии предъявлять? Ты, сука ментовская, какое право имеешь на разборку идти? Где расписки?»

Начали у меня по карманам искать расписки, оплеухи со всех сторон посыпались. Когда поняли, что у меня с собой не всё и только копии, начали орать, ножом тыкать, угрожали кишки выпустить. Собирались уже меня в багажник посадить, но обошлось. Спасли люди: забор у школы низкий, подошли бабушки-пенсионерки с овчаркой. Бригада прыгнула в машину и уехала. $25 000 так и улетели. Плюс деньги за бригаду. Потом я уже узнал, что бандиты между собой сговорились, но разбираться с ними не стал. С такими связываться — себе дороже.

Новое время

В 2000-е много изменилось. Когда начали работать законные методы, стали появляться первые коллекторские агентства. Мы стали работать по документам. Раньше никто и не думал, например, о доверенности, которую должен получить тот, кто взыскивает долги.

Силовая поддержка ещё какое-то время была, но потом перестроился. Понял, что в этом уже нет необходимости — полно других способов, которые раньше не действовали. Например, даже если нет долговой расписки, нужно встретиться с должником и попросить, чтобы он отдал хотя бы 1000 рублей. По Гражданскому кодексу, если должник совершил активные действия в исполнение долговых обязательств, этим он подтвердил, что признаёт долг. Если зафиксировать в расписке, что такого-то числа человек дал 1000 рублей в погашение основного долга, считайте, он попался. С этой секунды начинается отсчёт трёх лет исковой данности. Можно не бить.

По старым своим делам все расписки я храню до сих пор. Сказывается советская подготовка — всё по папочкам разложено. А вдруг кто спросит? Были случаи, когда я по 10 лет должников искал. Вот, например, был у меня такой Алик Эльтаров. Он сменил паспорт, стал Олегом Павловичем Эльтаровым — и вот, чем закончил, смотрите (показывает фотографию могилы с текстом «Прощаем тебе долги твои, Алик. Теперь их за тебя будут платить твои жена и дочь. Ведь они теперь наследники. Так говорит Гражданский кодекс». Знаю ли я, кто его убил? Конечно. Его подружка, одна дамочка с Украины, отравила. Наверно, он ещё многим был должен.

Комментарий эксперта

Эксперт Госдумы по макроэкономическому развитию, бывший гендиректор Костромского коллекторского агентства

В 1990-е долги у бизнесменов часто возникали из-за отсутствия культуры предпринимательства. Бывали анекдотические ситуации. Встречаются два предпринимателя, один говорит: «Есть вагон джема, стоит $1 млн». Другой отвечает: «Отлично, покупаю». Потом они расходятся, и один ищет джем, другой — деньги. Первый находит то, что искал, второй — нет. Никаких договоров при этом не было, и разбираться приходилось с помощью бандитов.

Криминальные структуры и сами долги навешивали. Если бандиты брали под контроль какой-нибудь район, все, кто там работал, должны были платить. Это самая извращённая форма долговых обязательств. Ты ни у кого ничего не взял, но тебе говорят: «Должен, потому что ты сидишь на нашей территории». При этом человек, который хотя бы один раз заплатил, из этой системы уже не вырывался.

Вышибанием долгов занимались разные бригады, их можно поделить на три вида: чисто криминальные из тех, кто сидел, спортсмены (обычно мальчики из бедных семей, которые ходили в качалку и там их затягивало в этот коллекторский бизнес) и милицейская мафия. Криминалы и спортсмены конкурировали между собой, постоянно шла стрельба. Отобьют ларьков сто в одном районе, через два-три месяца приезжает новая бригада мальчишек молодых и начинает обстреливать старую бригаду. Потом сотрудники милиции стали с этим бороться и всё брать в свои руки. Решали так: со стороны бандитов или спортсменов приезжал знакомый майор, с другой стороны — полковник. Если полковник работал в более крутой структуре, вся точка переходила сотрудникам милиции, а криминальные структуры и спортсменов отодвигали дальше. Поэтому постепенно милицейская мафия беспредел среди криминальных структур прекратила. Но в отношении к должникам он остался. Кто-то себя убивал, лишь бы не связываться с этими бригадами.

Был случай с предпринимателем, который занимал деньги у всех: у родственников, у партнёров по бизнесу. Занял и у криминальных структур — по-моему, у грузинской мафии. Когда случился кризис, его поставили на счётчик и он платил какой-то процент каждый день. Обычно брали 10% в неделю от суммы долга. Грубо говоря, через месяц уже 40%, причём начисляли проценты на проценты. Доходило до того, что получалось 10 000% в год. В результате человек в офисе подорвал себя гранатой, когда грузинский авторитет шёл к нему на второй этаж. Такие вещи случались тогда часто.

У обычных людей, не бизнесменов, тоже было полно долгов. В 90-е не было закона, который привлекал бы к уголовной ответственности за невозврат кредита. Физическое лицо могло прийти в десять банков, взять ссуду и не отдавать. Максимум могли вызвать его и сказать: «Вы должны 100 миллионов рублей». А он говорит, что у него нет ничего, и он всё оформил на жену, на брата, на тёщу, на маму… Вот тогда приезжали лихие парни от банков и говорили: «Это такой-то банк, ты должен нам денег, у тебя два дня. Не вернёшь — отберём квартиру, машину, покалечим».

Люди, когда брали себе кредиты, сразу покупали автомобиль, потому что это было признаком шика и достатка. Вот эту машину отбирали сразу, а дальше включали счётчик. А вообще долг был только точкой входа. То есть, если у человека была квартира, машина, дача, отбирали почти всё. Если у человека взять особо было нечего, просто закрывали глаза на это. А если было что взять, пытались взять по максимуму, выставляя на такие счётчики, что люди были готовы органы продать.

Самый важный момент: людям, которых в 90-е посадили за рэкет и вымогательство, давали по 10–15 лет. Как раз года три назад эти парни начали выходить. И конечно, они идут в коллекторский бизнес, потому что больше ничего делать не умеют. И с того момента по России опять пошло напряжение, то есть появились те люди из 90-х, деревянные на голову, которым проще бросить бутылку с зажигательной смесью, выстрелить в человека, квартиру спалить, машину… И напряжение, связанное с коллекторским бизнесом, теперь всё нарастает.

ribalych.ru

Самые чудовищные случаи произвола коллекторов

Историй, когда коллекторы в охоте за долгами используют преступные методы, в последнее время становится все больше. Самые чудовищные случаи вспомнил корреспондент «МИР 24» Роман Паршинцев.

Дверь в этом доме под Новосибирском теперь не открывают никому. 30 марта сюда постучались коллекторы. Четверо крепких мужчин в масках ворвались внутрь, избили мужа и несовершеннолетнего сына, а после изнасиловали женщину. Именно она год назад брала в кредит в пять тысяч рублей в микрофинансовой организации. Долг по оплате за это время вырос до 80 тысяч. Но коллекторы требовали в три раза больше.

В Ульяновской области коллектор бросил в окно должнику бутылку с зажигательной смесью и едва не убил полуторагодовалого ребенка. С сильнейшими ожогами мальчика доставили в реанимацию, несколько дней врачи боролись за его жизнь. Теперь малышу требуется — долгое лечение. Кредит в четыре тысячи рублей, который брал на лечение дедушка ребенка, вырос до 40 тысяч. Коллекторы запугивают своих жертв, а после могут перейти и к более активным действиям

Коллектор-поджигатель находится под следствием, им оказался бывший сотрудник МВД. Ему грозит до 11 лет тюрьмы. Методы, которыми действуют вышибалы долгов, больше похоже на бандитские разборки в стиле 90-х. Это запугивание по телефону, угрожающие надписи в подъезде. Главное — загнать жертву в угол, а потом добить. Например, табуреткой, как в этом в Тульской области несколько лет назад.

Бьются коллекторы не за деньги микрозаемщиков. Так они заколачивают свою зарплату, фактически ставя клиента «на счетчик».
Обычно жертвами вышибал становятся те, кто брал микрокредит под высокие проценты «до зарплаты» или для погашения другого кредит. В итоге, люди попадают в долговую яму, а проценты растут, как снежный ком.

В прошлом году десятки тысяч россиян пострадали от действий коллекторов. У заемщиков отбирали или портили имущество, их избивали, калечили, унижали, чтобы любыми путями выбить деньги.

mir24.tv

Коллектор рассказал жестокую правду о выбивании долгов

Кто такие «специалисты по взысканию долгов»? Почему они могут в своей работе применять любые методы и чем страшнее микрозайм по сравнению с крупным долгом банку? Ответ на эти вопросы дал сотрудник одного из коллекторских агентств, пожелавший остаться неизвестным.

Историями про беспредел коллекторов, очень напоминающими рассказы про «братков» давно прошедших 90-х сегодня вряд ли можно кого-нибудь удивить: подобных случаев в самых разных уголках страны — масса. И привлекает внимание тот факт, что чаще всего в таких историях фигурирует суммы долга довольно незначительные.

То есть клиенты крупных банков, задолжавшие сотни тысяч, а то и миллионы рублей не подвергаются риску быть избитыми в подворотне: с ними ведут переговоры иначе, в правовом поле. Но те, кто оказался в тисках контор, выдающих «микрозаймы», могут оказаться лицом к лицу с настоящими бандитами.

Мало кто из потенциальных клиентов, обратившихся в небольшие фирмочки, которые зазывают народ броской рекламой «Быстрый кредит за пять минут по одному паспорту и без поручителей» отдает себе отчет, что взяв какие-нибудь пять тысяч рублей попадает в процентную кабалу. Едва ли в этом случае, соблазнившись более, чем «сказочными» условиями предоставления займа, человек дает себе возможность просто подсчитать, что это такое — «всего 1,5 — 2,5% в день»: ведь в год это выходит 600-900%. То есть, клиенты добровольно участвуют в процессе их грабежа, заверенного их же подписью!

И получается, что взяв однажды 5 тысяч рублей такой горе-заемщик через два месяца должен уже тысяч 35: бешеные проценты капают ежедневно. А еще через пару месяцев на беседу с таким клиентов уже выезжают ребята «родом из 90-х».

Конечно, банки со своими должниками действуют несколько иначе, хотя и им не слишком удобно самим возиться с просроченными долгами: судиться долго, свои коллекторы выбить деньги редко могут из заемщиков. И они обращаются в коллекторские агентства.

Крупные коллекторские агентства стараются не выходить из рамок, предусмотренных законом. Как рассказывают сотрудники таких агентств, работа с клиентом идет в два этапа.

Сначала должника ведут в мягком режиме «софт». Этим занимается call-центр. Система автоматическая. Номер набирает компьютер, на экране появляется карточка клиента: кто таков, сколько должен, какая просрочка. Сотрудники call-центра никогда не представляются своими настоящими именами, чтобы клиент не смог жаловаться на какого-то конкретного «Василия Ивановича».

На втором этапе работа более жесткая. На самом деле коллекторы в отношении должника никаких мер предпринять не могут. Но вот запугать — это всегда пожалуйста. И тогда начинаются звонки с обещаниями «занести в черный список», живописными рассказами «что будет после суда». Короче говоря, должника донимают в любое время суток.

По правилам коллекторских агентств нельзя использовать уменьшительно-ласкательные формы и разговорную лексику. Работать с клиентом надо жестко и четко. В день call-центры совершают несколько сотен звонков разным людям.

Если за 180 дней никакой реакции от клиента не видно, в дело вступает «выездной отдел«. Его задача не столько запугать, сколько опозорить должника перед свидетелями. На многих людей такое отлично действует.

Если не помогло и это, начинаются угрозы: «Не вернете долг — мы не ручаемся за ваше здоровье». За эту фразу трудно привлечь, потому что правоохранительные органы не оценивают угрозу серьезно и дела не возбуждают.

Основное правило каждого коллектора :»Мне плевать на чужую боль». Если клиент сообщает вам, что не может расплатиться с долгом потому, что, скажем, болен раком на последней стадии и находится в онкоцентре, коллектор должен ответить: «Ваши долги перейдут на ваших родных! Может быть, вы все-таки доедете до банкомата и заплатите — перед смертью-то?».

За работу коллекторы получают баллы. Есть результат — баллы начислены, не может жестко работать с клиентами — баллы снимают, зарплату урезают. Агентству нужен результат, за который с банка они получают пусть и небольшой, но свой процент.

Как рассказывают сотрудники таких агентств, самый большой бардак у них — в телефонной базе клиентов. «Полно левых номеров, по которым должника уже и след простыл, но из базы телефон не удаляется. Раньше, когда кредиты выдавали всем подряд, некоторые клиенты шутили: один мужчина оставил телефон психушки. Другой — телефон того же банка, в котором взял кредит! Глупость в том, что удалить телефон из базы банка очень трудно — только по требованию того человека, который его давал, то есть самого должника. Да и то не всегда», — рассказывает сотрудник такого call-центра.

«Хороший специалист по взысканию — хуже, чем просто заноза, он заноза из стекловаты»— вот главное правила любого серьезного коллекторского агентства и именно этому обучают их сотрудников на разных тренингах. Звонить должнику можно хоть сто раз на дню — тут важно психологическое воздействие на человека.

«Главное — перетянуть разговор на себя» — тот, кто сыплет вопросами в разговоре, тот его и ведет. Тоже правило для коллекторов.

Две центральные фразы, которые должны повторяться беспрестанно: «Что вам мешает заплатить сегодня?» и «Когда именно заплатите?». Их надо повторять в разговоре по несколько раз, вынуждая должника дать ответ.

Глядя на эти правила, да и на методы работы коллекторских агентств в целом, становится понятно, почему там остаются работать только те, кто может просто долго орать на собеседника по телефону и не очень переживать по этому поводу. А именно такие сотрудники коллекторским агентствам и требуются.

По данным, предоставленным Центробанком, каждая третья жалоба, поступающая в Службу ЦК по защите прав потребителей, связана с коллекторскими агентствами. Население уже буквально стонет от «менеджеров по вышибанию долгов», которые не брезгуют ни угрозами, ни оскорблениями. Жертвам коллекторов часто приходится увольняться с работы, теряя последний источник дохода.

Согласно официальным данным должников сегодня в России 40 миллионов. А просрочили платежи более 5 миллионов граждан!

Сейчас отношения между должником и коллектором в России регулирует закон «О потребительском кредите». По нему введен запрет на бесконтрольные круглосуточные звонки должникам. Кредитор обязан уведомлять задолжавшего о передаче долга, коллекторы обязаны представляться и оставлять свои полные контактные данные.

По мнению финансового омбудсмена Павла Медведева, улучшить ситуацию на кредитном рынке нашей страны позволит закон о банкротстве физических лиц. Он вступит в силу с 1 июля этого года. Правда, закон касается долгов, превышающих 500 тысяч рублей.

Не так давно депутаты Госдумы разработали законопроект о запрете на уступку банками коллекторам прав взыскания долгов по кредитам. Однако против данного законопроекта выступили Совет Федерации и правовое управление ГД, отметив, что запрет на сотрудничество банков с коллекторскими фирмами приведёт к увеличению объёмов просроченных долгов.

Правда.Ру писала, что согласно информации Объединенного кредитного бюро каждый шестой кредит, полученный в феврале 2015 года, был предназначен для погашения взятых ранее займов, что является рекордным показателем.

Читайте также:

Читайте последние новости на сегодня

www.pravda.ru

90% действий коллекторов являются противозаконными

КОЛЛЕКТОРЫ. Все мы хотя бы раз слышали это слово от банков, микрофинансовых организаций, кредиторов, друзей и знакомых. Банки считают это слово универсальным средством для запугивания или иного воздействия на своих клиентов, которые по ряду причин не в состоянии исполнять свои финансовые обязательства перед банками. Обычные люди представляют коллекторов физически крупными бритоголовыми выходцами из 90-х, которые насильственными физическими или психологическими методами будут настойчиво «рекомендовать» Вам погасить свою задолженность перед банками. Но есть еще и третий тип людей, которые самостоятельно, или после получения квалифицированной юридической помощи понимают, что по своей сути коллекторы вообще ни имеют законных прав и каких либо законных рычагов воздействия на должника кроме обращения в суд. Ведь суд и только суд является единственным законным органом в нашем государстве, которому дано право, обязать должника выплатить все свои долги перед кредитором и только в той части, в которой должник действительно должен, используя способы удобные для должника.

Пользуясь тем, что уровень знания своих прав у большинства населения нашей страны крайне низок, коллекторы при звонках или личных встречах, приписывают себе права и полномочия которые есть только у определенных государственных структур, таких как суд, полиция, прокуратур, Федеральная служба судебных приставов и иных государственных органов, искажая, коверкая, а иногда даже и придумывая законы, направленные на взыскания долгов. Таких полномочий у коллекторов нет и ни когда не буде.

Теперь давайте разберем, какие Ваши права нарушают коллекторы своими, вне всякого сомнения, противозаконными действиями.
Постоянных телефонные звонки коллекторов очень раздражают, звонят, как правило, незнакомые люди с разных телефонов на Ваш мобильный или домашний телефон, могут звонить на работу, родственникам, друзьям, знакомым раскрывая, по сути, посторонним людям вашу личную информацию (наличие задолженности, сумму задолженности, ее размер, наименование кредитора и другие Ваши личные данные).

В ходе такой телефонной «бомбардировки» многие коллекторы даже не задумываются, что они нарушают ст. 15 ФЗ «О потребительском кредите (займе)», а именно:

  • При общении с должником, кредитор или коллектор должны назвать свои ФИО, название организации, от лица которой они действуют, а также адрес организации и свою должность.
  • Запрещено по собственной инициативе кредитора и коллектора звонить или встречаться с должником у него дома — в рабочие дни с 22 до 8 часов, а также — в выходные и праздники с 20 до 9 часов.
  • Запрещено требовать возврат долга, совершая при этом действия и угрозы с намерением причинить вред заемщику.
  • Запрещено злоупотреблять своим правом в других формах.

Так же распространенным нарушением закона со стороны коллекторов является нарушения ст. 7 ФЗ «О персональных данных», в которой идет речь о том, что кредитор, которому дано право на обработку персональных данных не имеет право распространять эти сведения посторонним лицам без предварительного согласия должника.

Довольно часто в телефонном разговоре коллекторы или банки угрожают осуществить выезд так называемого «мобильного отряда» домой или на работу к должнику, для осуществления физического принуждения оплаты долга и запугивая должника противозаконными действиями.
Человек не может, знать, реальная это угроза или нет, но психологически предполагает реальность угрозы. Такие действия подпадают под состав преступления ст. 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», наказание которой предусмотрено в виде лишения свободы на срок до двух лет.

В случаи если клиент банка не живет по месту регистрации, которое он указал в кредитном договоре, коллекторы стараются выпытать у третьих лиц, которые не являются сторонами кредитного договора по телефону или при личном визите по адресу регистрации информацию об его месте пребывания и точном адресе, а также о месте работы, заработной плате и прочих нюансах. Подобные действия могут подпасть под статью 137 УК РФ устанавливающую ответственность за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия, что наказываются штрафом до двухсот тысяч рублей. Те же действия, совершенные с использованием служебного положения, наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей.
Также в ходе таких звонков ими может нарушаться статья 138 УК РФ — раскрытие тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений должника, что наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей. То же действие, совершенное с использованием служебного положения, наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей.

Если же телефонными звонками все не ограничится и кредитор или коллектор приедет к должнику домой и попытается без согласия жильцов проникнуть в жилище, то тем самым их действия могут соответствовать ст. 139 УК РФ. В этой статье говорится, что незаконное проникновение в дом или помещение, совершенное против воли должника наказывается штрафом до сорока тысяч рублей или даже арестом на срок до трех месяцев. То же действие, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, наказывается штрафом до двухсот тысяч рублей или даже лишением свободы до двух лет.

Из вышеперечисленного следует простой вывод, что коллекторы не имеют ни каких прав воздействия на должника и 90 % процентов их действия является незаконными, и построено на банальном психологическом воздействии. Вовремя полученная юридическая помощь в данном вопросе избавит Вас от навязанного коллекторами стереотипа об их «всемогуществе» и развеет Ваш страх перед этими в большинстве своем незаконными организациями.

pravda.group

Это интересно:

  • Коллекторы условия работы Как работают коллекторские агентства – методы взыскания долгов по кредиту О коллекторах ходят легенды. Люди этой профессии снискали себе не лучшую славу, несмотря на то, что большинство крупных коллекторских компаний, работающих на рынке, применяют вполне цивилизованные […]
  • Закон рф об миграции Порядок пребывания мигрантов на территории РФ. Досье Правила въезда и пребывания иностранных граждан в РФ, а также порядок осуществления ими трудовой деятельности на территории России, регулируются рядом законодательных актов, в том числе Федеральными законами "О порядке […]
  • Пособие по достижению 100 лет Какие льготы положены пенсионерам после 90 лет в 2018 году Нашим читателям интересно, какие льготы положены пенсионерам после 90 лет. С этим вопросам действительно нужно разобраться, так как государство обязано поддерживать пожилого гражданина. И кроме положенного […]
  • Федеральный закон от 02042014 70 Федеральный закон от 7 апреля 1999 г. N 70-ФЗ "О статусе наукограда Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 7 апреля 1999 г. N 70-ФЗ"О статусе наукограда Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 22 августа 2004 г., 18 октября […]
  • Реквизиты на оплату налога на имущество КБК налога на имущество в 2017-2018 годах Отправить на почту Налог на имущество - КБК 2017-2018 годов по нему остались такими же, как те, которые использовались организациями и ИП при уплате этого налога в предшествующих годах. В статье пойдет речь о том, для чего нужны […]
  • Формы информации охраняемые законом Формы информации охраняемые законом 4.1. Виды информации, специально охраняемой законом Некоторые виды информации нуждаются в охране законом. Это может быть как сама информация, так и ее источник. Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 утвержден общий Перечень […]
  • Производственная практика юриста в полиции дневник Дневник производственной (преддипломной) практики в отделе по расследованию преступлений против собственности следственного управления УМВД России по Забайкальскому краю , страница 2 Краткое содержание выполненных работ Ознакомление с правовой базой деятельности […]
  • Пособие по ремонту опель астра Пособие по ремонту опель астра Описание: Поговорим о Астре H.Модератор: Maguk pisikot » 22.03.2013, 21:38 Opel Astra H руководство по эксплуатации, техническому обслуживанию и ремонту ( 3 и 5 дверный хэтчбек | седан | универсал ) Цветное справочно-информационное […]