Обыск по постановлению суда

| |0 Comment

Обыск по постановлению суда

Основания и порядок проведения обыска в жилище

Согласно статье 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Под жилищем следует понимать как место жительства лица, так и место его пребывания.

Конституция РФ защищает владельцев жилища от любых посягательств на него граждан, должностных лиц, коммерческих и некоммерческих организаций, государственных органов.

Вместе с тем, установленное Конституцией право на неприкосновенность жилища может быть ограничено федеральным законом или на основе судебного решения. В частности, право на неприкосновенность жилища ограничивается на законных основаниях при проведении обыска по уголовному делу.

Обыск — это следственное действие, содержанием которого является отыскание и изъятие предметов или документов, имеющих доказательственное значение по делу, в частности в жилых помещениях, где, по имеющимся данным, они могут быть спрятаны. Обыск может производиться и для обнаружения разыскиваемых лиц.

В соответствии с п.5 ч.2 ст.29 УПК РФ только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения о производстве обыска в жилище.

Ходатайство о производстве обыска в жилище подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства.

Рассмотрев указанное ходатайство, судья выносит постановление о разрешении производства обыска в жилище или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

В случае получения судебного решения на производство обыска следователь производит указанное следственное действие.

При этом производство обыска осуществляется с участием не менее двух понятых, которые вызываются для удостоверения факта производства следственного действия, его хода и результатов.

До начала производства обыска в жилище следователь предъявляет судебное решение, разрешающее его производство.

Также до начала обыска в жилище следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск.

В ходе обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.

Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены обстоятельства частной жизни лица, в жилище которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.

Следователь вправе запретить лицам, присутствующим в жилище, в котором производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц.

Часть 11 ст.182 УПК РФ возлагает на следователя (дознавателя) обязанность обеспечить участие при производстве обыска лица, в жилище которого производится обыск, либо совершеннолетнего члена его семьи.

Кроме того, правом присутствовать при производстве обыска обладают защитник и адвокат того лица, в жилище которого производится обыск. При этом данное право не зависит от усмотрения следователя.

При производстве обыска составляется протокол, в котором должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры.

Копия протокола вручается лицу, в жилище которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи.

Однако, в исключительных случаях обыск в жилище может быть произведен без получения на это судебного решения.

К таким исключениям Уголовно-процессуальный кодекс РФ относит случаи, когда производство обыска в жилище не терпит отлагательства.

В частности, к таким случаям можно отнести внезапность появления фактических оснований для проведения указанного следственного действия, возможность уничтожения или сокрытия предметов, документов, имеющих отношение к делу, необходимость в пресечении дальнейшей преступной деятельности.

Вместе с тем, производство обыска в жилище без получения на это судебного решения не означает выведение данного следственного действия из-под судебного контроля.

При этом такой контроль превращается из предварительного в последующий, поскольку согласно УПК РФ в данном случае следователь или дознаватель в течение 24 часов с момента начала производства обыска в жилище обязан уведомить об этом судью и прокурора. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве обыска в жилище и протокол обыска для проверки законности решения о его проведении. Получив указанное уведомление, судья в срок не позднее 24 часов с момента его поступления проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае, если судья признает произведенный обыск в жилище незаконным, все доказательства, полученные в ходе данного следственного действия, признаются недопустимыми.

zavodskoi.sar.sudrf.ru

Суд признал незаконным обыск в квартире адвоката

Как сообщает «Адвокатская Газета», в сентябре 2017 года следователь ходатайствовал перед Тверским районным судом Москвы об обыске двух квартир, которые, как предполагалось, принадлежали подозреваемой по уголовному делу. Он полагал, что в них могут находиться электронные носители информации, предметы и документы, имеющие значение для дела. Прокурор поддержал, а суд удовлетворил ходатайство – так как рапорт следователя подтвердил факт проживания подозреваемой в этих квартирах.

В последний день октября сотрудники спецподразделения МВД по указанию следователя начали ломать дверь одной из квартир. От этого шума проснулся настоящий жилец этой квартиры – адвокат Еврейской автономной области Сергей Овчаренко.

Он предоставил следователю доказательства того, что помещение принадлежит ему, а также показал ордер на представление интересов подозреваемой. Он добавил, что квартира используется им для осуществления адвокатской деятельности, поэтому в ней находятся предметы и документы, которые составляют адвокатскую тайну. Впрочем, сотрудники полиции его аргументам не вняли. По указанию следователя они «поставили адвоката лицом к стене и ограничили его передвижение в ходе обыска». В результате обыска правоохранители изъяли у Овчаренко документы, о которых он сам им и сообщил.

Овчаренко еще раз напомнил следователю, что представляет интересы обвиняемой по уголовному делу, на что тот заявил, что отводит его от участия в уголовном деле в качестве защитника. Процессуального оформления это заявление не получило – соответствующее постановление адвокат получил лишь спустя две недели. После обыска адвокату лишь дали повестку о вызове на допрос, но Овчаренко даже не пустили к следователю.

Позднее Овчаренко оспорил решение суда о разрешении обыска. В своей жалобе он пояснил, что у Тверского районного суда и у следователя не было преград для проверки того, кто является собственником квартиры. «Информация об этом была размещена на официальном сайте Росреестра, на тот момент уголовного дела не было. Следствие не имело препятствий для получения этой информации. Но этого сделано не было», – указал адвокат.

Представитель прокуратуры в ходе заседания настаивал – у суда первой инстанции были основания для удовлетворения ходатайства следователя. По его мнению, суд не нарушил норм уголовно-процессуального законодательства, так как обыск производился в рамках уголовного дела в целях извлечения информации, имеющей значение для этого дела.

Мосгорсуд, впрочем, согласился с доводами защитников, вынес постановление об отмене решения Тверского райсуда Москвы в части производства обыска в квартире адвоката. Овчаренко же сообщил, что в настоящий момент в отношении следователя проводится процессуальная проверка.

В качестве примера ЕСПЧ приводит дело об убийстве, которое рассматривалось в Словении, передает издание «Закон и бизнес». Адвокат подсудимого в ходе заседания пытался доказать невиновность своего подзащитного, оспорив результаты трех экспертиз: психиатрической, психологической и судебно-медицинской.

Его речь в суде звучала так:

Районный суд, рассматривавший это дело, нашел в словах адвоката оскорбление и оштрафовал его на €625. Защитник попытался оспорить штраф, но все вышестоящие инстанции признали, что выражения, которые употребил адвокат, неуважительные и унижают достоинство участников процесса. Дело о штрафе дошло до Конституционного суда, который также не встал на сторону заявителя.

Дело об убийстве тем временем дошло до апелляционной инстанции, где адвокат снова выступил с речью, которая снова не понравилась суду. Адвокат заявил, что у психолога нарциссизм, судмедэксперта он обвинил в халатности, а психиатра – в нарушении этики. Кроме того, сам суд адвокат назвал «фарсом». За эту речь он получил штраф в €1670.

Оба штрафа правозащитник оспорил в ЕСПЧ (дело ?eferin v. Slovenia). Европейский суд признал, что адвокат своей речью пытался добиться назначения новых экспертов. Единственным способом добиться назначения других экспертов было подорвать доверие к действующим, а нет никакого правила, запрещающего критиковать участников дела и их компетентность. «Поскольку свидетели-эксперты действовали в своем официальном качестве и с учетом потенциального воздействия их мнений на судьбу подсудимого, они должны терпеть критику исполнения своих обязанностей», – сказано в решении ЕСПЧ.

Если адвокат или другой участник дела высказывает оценочное суждение, и в его заявлении есть фактическая основа, то человеку нужно дать шанс доказать свои слова. То есть назвать эксперта некомпетентным недостаточно, чтобы его заменили. Свои слова нужно чем-то подтвердить.

Суды в Словении не дали адвокату шанса доказать свои утверждения и защитить себя — на него сразу наложили штраф. ЕСПЧ признал это нарушением ст.10 Конвенции по правам человека (свобода выражения мнения). В качестве компенсации, адвокату назначили €3200 плюс €3000 судебных издержек.

Дисциплинарное производство инициировала вице-президент адвокатской палаты Новосибирской области Елена Рабцунова, передает «Адвокатская газета».. Она заявила, что в процессе мониторинга интернета был найден сайт advokat54.com. На нем размещена информация о юридической компании, которая якобы лидирует на рынке (там есть надпись «№ 1 в Новосибирске»). Еще на портале сказано, что юристы компании «завершили победой более 10 000 споров связанных с проблемным страхованием, нарушениями трудового законодательства, договорными отношениями в бизнесе», а их клиентами были больше 100 000 человек. Сайт и сейчас доступен (по состоянию на 11:30 2 февраля).

В «Инстаграме» и WhatsApp адвоката (его имени источник не называет) были прямые ссылки на этот сайт. Это и стало доказательством его вины, хотя на сайте нет и не было его имени.

Адвокат отрицает, что имел отношение к этому сайту и утверждает, что информацию в сети разместили без его ведома. Однако этих доводов оказалось недостаточно. Дисциплинарные органы сказали, что адвокат самостоятельно должен проверять свои интернет-ресурсы и выявлять постороннюю информацию.

Совет признал, что адвокат нарушил закон об адвокатской деятельности, кодекс профессиональной этики журналиста и правила поведения в интернете. Также он пренебрег рекомендациями по взаимодействию со СМИ.

В итоге адвокату объявили замечание и обязали его устранить нарушения в течение месяца. Если же он продолжит использовать данный сайт, Совет расценит это как повторное нарушение и к тому же неисполнение решения Совета.

«Работа по выявлению подобных ситуаций в интернете ведется нами постоянно с задействованием членов Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов и других органов Совета палаты», – прокомментировал ситуацию президент АП Новосибирской области Андрей Жуков.

Инцидент произошел в конце сентября 2017 года в Долинске во время осмотра места происшествия на территории местного предприятия, директору которого адвокат Александр Исаков оказывал юридическую помощь. Оперуполномоченный схватил адвоката за одежду и силой вывел за пределы осматриваемой территории, после чего повалил юриста на землю и пытался вырвать из рук мобильный телефон, на который Исаков фиксировал происходящее.

В тот же день защитник обратился в травмпункт, где врачи зафиксировали телесные повреждения. Кроме того, Исаков написал жалобы в прокуратуру и следственный отдел СКР по Сахалинской области.

По результатам прокурорской проверки в октябре 2017 года были признаны недопустимыми доказательствами протоколы осмотра места происшествия, с которого удалили адвоката. А СКР возбудил на полицейского уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса – превышение должностных полномочий с применением насилия.

«Дело возбуждено, палате остается держать ситуацию на контроле, и если вдруг отменят постановление о возбуждении уголовного дела либо произойдет еще какая-либо непредвиденная ситуация, то будем помогать адвокату всеми доступными адвокатскому сообществу способами», – заявил президент Сахалинской палаты адвокатов Максим Белянин. Он также высоко оценил действия Исакова, отметив, что тот «сработал профессионально» и «проявил должную настойчивость».

Обращение направлено к специальному докладчику ООН по вопросу независимости прав судей и адвокатов Диего Гарчя-Саяну. В целом отмечается, что количество форм воспрепятствования адвокатской деятельности растет.

Причиной обращения стал фактический обыск, который в январе 2017 года провели сотрудники красноярского УФСБ в офисе адвоката. «Обследование помещения» было санкционировано судом. Сотрудники осматривали документы на столах, попросили открыть сейф, программно исследовали содержимое компьютера. Кроме этого, сотрудники ФСБ изъяли часть документов, несмотря на то, что из содержимое охраняется адвокатской тайной. «Указание на адвоката в судебном решении присутствовало в том контексте, что он оказывал юридическую помощь одной из фирм, в отношении которых велась оперативная деятельность», – сообщает один из авторов обращения Владимир Васин.

Весной 2017 года суд отклонил жалобу адвоката о том, что под обследованием офиса был завуалирован обыск. Апелляция поддержала решение первой инстанции, а в передаче кассационной жалобы было отказано. После этого жалобу направили в ЕСПЧ, а также к ситуации привлекли внимание ООН.

«Это “обследование” не отличается по своей манере исполнения и ее практическому эффекту от “обыска”, независимо от его характеристики в соответствии с внутренним законодательством», – отмечают адвокаты в письме к Диего Гарчя-Саяну. Профессиональное сообщество просит помочь в устранении таких нарушений, а также обеспечить международные средства защиты прав и законных интересов адвоката.

Авторы обращения отмечают, что стремление силовых органов вмешаться в адвокатскую деятельность таким образом становится не редким. «Правоохранительные органы используют возможности закона для злоупотребления правом. Они подменяют одну процедуру, требующую судебного контроля для соблюдения конституционных прав граждан, совершенно иной, которая в данном случае применению не подлежит», – прокомментировал исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков.

Буркина лишили статуса в октябре 2017 года, после того, как он на своих страничках в соцсетях ВКонтакте, Facebook и Livejournal разместил ряд публикаций, которые посчитали «публичным выражением неуважения к судебным органам». Также записи содержали критику в адрес судов и судей.

Адвокат попытался обжаловать это решение Совета Адвокатской палаты Башкортостана в судебном порядке. В своем исковом заявлении он написал, что решение и предшествовавшее ему заключение квалифкомиссии АП являются ничтожными. «Органы адвокатского сообщества, приняв указанные решения с имеющимся обоснованием, самостоятельно возложили на себя функции судебной власти. Решение Совета принято по результатам заключения Комиссии, констатировавшей наличие в моих действиях дисциплинарного проступка», – уверен Буркин.

Он также обратил особое внимание суда на то обстоятельство, что согласно положениям Декларации Совета Европы о свободе политической дискуссии в СМИ от 12 февраля 2004 года установлена свобода критики государственных деятелей, допускается жесткая критика любых государственных деятелей, дабы общество получало объективную информацию о деятельности государственных институтов.

По мнению Буркина, заслуживает внимания и вывод Совета о том, что публикации направлены на дискредитацию судебной власти в Республики Башкортостан. «Указанный вывод является абсурдным и несостоятельным хотя бы той причине, что такого института как «судебная власть Республики Башкортостан» в правовой системе Российской Федерации не существует, следовательно, ее невозможно ни оскорбить, ни дискредитировать, ни выразить неуважение», – уверен адвокат.

Мужчина счел, что заключение квалифкомиссии и решение Совета «грубо нарушают реализацию права на профессию» и причиняют ему существенный вред – в том числе, в виде материальных убытков. Впрочем, суд отказал адвокату в заявленных требованиях и не восстановил его в статусе.

Рамиль Ахметгалиев, который представлял интересы Буркина в процессе, заявил о намерении обжаловать решение суда – но произойдет это после того, как будет доступна мотивировочная часть.

Дело Буркина – лишь одно из резонансных дел о лишении адвокатов статуса за последнее время. Так, «Право.ru» подробно освещало историю «адвоката в бандане» Сергея Наумова, которого лишили статуса за якобы неподобающий внешний вид, в котором он явился в суд. Сперва Наумову удалось в судебном порядке восстановить статус, но вмешался Верховный суд Республики Мордовия, который в январе это решение отменил (подробнее – в материале «ВС Мордовии признал законным прекращение статуса «адвоката в бандане»). Защита заявила о намерении обжаловать эту позицию суда.

А в конце декабря Совет Адвокатской палаты Москвы вынес решение по дисциплинарному делу адвоката Ольге Динзе, которая пыталась вынести из следственного изолятора тетрадь с заметками, сделанными ее подзащитным. Ее статуса не лишили – ограничились предупреждением (подробнее – в материале «Забравшему из СИЗО тетрадь адвокату вынесли предупреждение»).

Поводом для рассмотрения этого вопроса стала жалоба Дмитрия Прозоровского. Он поставил перед судом вопрос о конституционности положений Уголовно-процессуального кодекса, которые касаются приглашения, назначения и замены защитника, оплаты его труда, а также обстоятельств, исключающих его участие в производстве по уголовному делу. По мнению заявителя, эти нормы, помимо прочего, позволяют суду отказывать в допуске в качестве защитника одного из родственников или иного лица на том лишь основании, что защиту подсудимого осуществляет профессиональный адвокат, а лицо, о допуске которого ходатайствует подсудимый, не обладает юридическим образованием.

Конституционный суд указал, что ч. 2 ст. 49 УПК позволяет обвиняемому приглашать для участия в деле, наряду с профессиональным адвокатом, одного из его близких родственников или иного лица. Но при этом ограничение этого права возможно при наличии существенных к тому оснований, одним из которых является неспособность предполагаемого защитника оказывать юридическую помощь подсудимому и выполнять другие свои процессуальные обязанности.

Суды, впрочем, не имеют права отклонять соответствующее ходатайство обвиняемого без учета обстоятельств конкретного дела и оценки особенностей личности приглашаемого в качестве защитника лица.

«Как показывает судебная практика, большинство отказов в допуске защитника наряду с адвокатом связано с отсутствием у такого защитника юридического образования», – рассказала «Адвокатской газете» адвокат Лидия Шевцова. Она подчеркнула, что Конституционный суд в своем определении указывает лишь на существенные основания, которые не позволяют допустить в дело защитника наряду с адвокатом, но не подразумевает под этим отсутствие у защитника юридического образования.

«КС отнес вопрос допуска иных лиц в качестве защитников по уголовному делу к дискреции суда. При этом суд указал, что ограничение права на привлечение в качестве защитников иных лиц может быть в случае неспособности предполагаемого защитника оказывать юридическую помощь подсудимому и выполнять свои другие процессуальные обязанности, а решение суда по ходатайству должно быть мотивированным», – пояснил Александр Чангли из АБ «Юсланд». Он также согласился с тем, что защитники без юробразования могут быть допущены в дело.

pravo.ru

ПРОВОДИТЬ ОБЫСК ИЛИ ЖДАТЬ?

С. НИКИФОРОВ, А. БОЧКАРЕВ

С. Никифоров, Кольчугинский межрайонный прокурор Владимирской области.
А. Бочкарев, заместитель Кольчугинского межрайонного прокурора.
С принятием нового УПК значительно расширились полномочия суда на стадии досудебного производства. Фактически по любому вопросу, связанному с существенным ограничением прав граждан в уголовном судопроизводстве, требуется судебное решение. Но в связи с недостаточной правовой урегулированностью возникает проблема надлежащего исполнения судебного решения, принятого на стадии досудебного производства по уголовному делу.
В ст. 391 УПК сказано, что определение или постановление суда первой или апелляционной инстанции вступает в законную силу и обращается к исполнению по истечении срока его обжалования в кассационном порядке либо в день вынесения определения суда кассационной инстанции.
Исходя из смысла ст. 392 УПК только вступившее в законную силу определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных, физических и юридических лиц. И подлежат неукоснительному исполнению. В ч. 2 ст. 391 установлено, что постановление или определение суда, не подлежащее обжалованию в кассационном порядке, обращается к исполнению немедленно.
Перечень таких судебных решений не велик. Не подлежат обжалованию определения или постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства: о порядке исследования доказательств; об отклонении или удовлетворении ходатайств участников судебного разбирательства; о мерах обеспечения порядка в зале судебного заседания.
Все остальные судебные решения могут быть обжалованы. Соответственно, возникает проблема с незамедлительностью их исполнения.
Для любого практического работника понятно, что после получения согласия суда на осмотр жилища или производство обыска следователь или дознаватель просто не имеет возможности ждать 10 или более дней (при обжаловании, до вступления решения в законную силу), чтобы провести неотложное следственное действие, каким обычно бывает осмотр или обыск.
Делались ли попытки разрешения этой, в общем-то, достаточно казусной ситуации? Оказывается, да. Так, с проблемой незамедлительности исполнения судебных решений столкнулся Конституционный Суд РФ при оценке конституционности положений ст. 331 УПК РСФСР.
Постановлением Конституционного Суда N 20 от 2 июля 1998 г. были признаны не соответствующими Конституции РФ положения этой нормы закона, которые не допускали возможности обжалования и пересмотра в кассационном порядке определений (постановлений) суда первой инстанции о применении или изменении меры пресечения, о помещении лица в медицинское учреждение для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы и других решений.
Конституционный Суд в п. 8 Постановления указал, что, несмотря на возможность кассационного обжалования принимаемых решений, они должны исполняться незамедлительно, без приостановления исполнения обжалуемого решения и производства по делу. В обоснование такого вывода закладывался принцип непрерывности судебного разбирательства.
Действительно, в УПК РСФСР существовал подобный принцип. В ст. 240 определялось, что судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно.
В УПК РФ такого принципа нет. В то же время, если следовать логике Конституционного Суда, то для обоснования незамедлительности исполнения решений суда возможно применение принципов, которые имеют большую правовую значимость по отношению к отдельным нормам УПК.
Применительно к этой ситуации таким принципом, видимо, следует считать положения п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ, где определено, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.
Только незамедлительным исполнением разрешения суда о производстве неотложных следственных действий можно обеспечить качественное и быстрое раскрытие преступлений и их расследование и тем самым — защиту прав и законных интересов потерпевших по уголовному делу.
Рассматриваемая проблема носит не только теоретический характер. При расследовании преступления, совершенного в г. Кольчугино Владимирской области, возникла необходимость проведения выемки документов, содержащих информацию о вкладах, в одном из банков Москвы. В соответствии с законом было получено разрешение суда на производство выемки. Однако руководство банка отказалось добровольно выдать необходимые документы и незамедлительно направило кассационную жалобу на постановление суда. И потом, настаивая на том, что решение не вступило в законную силу, также отказывалось добровольно выполнить требования следствия. В связи с отсутствием четкой позиции по этому вопросу в законе следователь не взял на себя ответственность и не стал проводить выемку в банке принудительно до получения решения кассационной инстанции.
Так как же обосновать правоту следователя, производящего обыск или выемку по судебному решению до истечения 10-суточного срока? Можно напомнить и о существовании другого назначения уголовного судопроизводства: защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Этот принцип равнозначен вышеназванному. Может, для того и не включены рассматриваемые постановления суда в перечень вступающих в силу незамедлительно, чтобы повысить защищенность граждан?
Наша точка зрения другая. Попробую обосновать ее на основе действующего УПК.
Во-первых, нормы, касающиеся вступления в законную силу определения или постановления суда первой или апелляционной инстанции (ст. 391), содержатся в части третьей Кодекса «Судебное производство». Тогда как нормы, регламентирующие вынесение рассматриваемых нами постановлений суда, отнесены в большинстве своем к части второй «Досудебное производство». За исключением решений по мерам принуждения (продление задержания, арест, отстранение от должности, денежное взыскание. ) принятие их регламентировано так называемой общей частью УПК. Изложенное дает основание говорить о том, что нормы об исполнении постановлений суда на судебной стадии не применяются к стадии досудебной.
Более того, ст. 127 отграничивает приговоры, определения, постановления суда первой и апелляционной инстанций от судебных решений, принимаемых в ходе досудебного производства по уголовному делу. Хотя и устанавливает для них единый порядок обжалования. При этом ст. 391 определяет порядок исполнения только первой группы перечисленных решений суда.
Возникает вопрос: как же исполняются решения суда, отнесенные ко второй группе? Считаем, что в уголовном процессе на этот счет наряду с институтом исполнения судебного решения можно выделить институт незамедлительного осуществления следственных и процессуальных действий на основании судебного решения. Никто не отрицает, что постановления о продлении срока задержания, об аресте и продлении срока содержания под стражей осуществляются незамедлительно. На это прямо указано в п. 29 ст. 5 УПК: применение меры пресечения — процессуальное действие, осуществляемое с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения. Об этом говорит и ст. 94, из которой следует, что задержанный не освобождается из-под стражи, если судом вынесено постановление о продлении задержания или об аресте, т.е. они осуществляются незамедлительно.
Все указанные постановления имеют срок кассационного обжалования и вступают в законную силу после его истечения, что позволяет соблюсти оба назначения уголовного судопроизводства (защита прав потерпевших, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, от необоснованного обвинения). Необходимо сказать и о том, что сам институт незамедлительного осуществления следственных и процессуальных действий на основании судебного решения не противоречит правилам вступления в законную силу постановлений и определений суда первой инстанции.
Учитывая, что в большинстве своем следственные действия носят неотложный характер и зачастую осуществляются для обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования, при промедлении их производство просто теряет смысл. К тому же обыск и выемка носят для лица, у которого они производятся, внезапный характер.
В целом мы считаем, что теория криминалистики и практика применения уголовно-процессуального законодательства идут по правильному пути незамедлительного осуществления следственных действий после получения судебного решения.
В рассматриваемом нами случае целесообразным было бы внесение изменений в ст. 165 УПК следующего содержания: «Следственные и иные процессуальные действия в ходе досудебного производства могут осуществляться незамедлительно после вынесения судом соответствующего определения или постановления об их разрешении».
В этом случае момент осуществления действий оставляется на усмотрение лица, производящего расследование. В то же время необходимо предусмотреть и исключения из этого правила: для решений о наложении денежного взыскания в порядке ст. 117 УПК; заключений о наличии признаков преступления в действиях специального субъекта в порядке ст. 448 УПК; постановлений по результатам рассмотрения судом жалоб в порядке ст. 125 УПК и некоторых других.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
«УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 18.12.2001 N 174-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)
«УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 02.07.1998 N 20-П
«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ 331 И 464 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ РЯДА ГРАЖДАН»
Законность, 2005, N 4

www.lawmix.ru

Это интересно:

  • Заместителю прокурора области старшему советнику юстиции Хамошин Андрей Николаевич Первый заместитель прокурора Орловской области Родился в 1973 году в Краснозоренском районе Орловской области. В 2000 году окончил Воронежский государственный университет, юриспруденция 1990 – помощник комбайнера, Краснозоренский район, […]
  • Правила делопроизводства в федеральных органах исполнительной власти 477 Правила делопроизводства в федеральных органах исполнительной власти Автор: Т.В. Кузнецова, РГГУ 15 июня 2009 г. В.В. Путиным подписано постановление Правительства Российской Федерации № 477 «Об утверждении Правил делопроизводства в федеральных органах исполнительной […]
  • Вопросы при товароведческой экспертизе Товароведческая экспертиза (Экспертиза товаров: мебели, одежды и обуви, бытовой техники, оборудования и средств связи, музыкальных инструментов и прочих непродовольственных товаров) Товароведческая экспертиза - исследование товара, проводимое компетентными специалистами на […]
  • Приказ 726 мвд россии Приказ МВД РФ от 12.09.2003 N 726 (ред. от 14.08.2006) "О внесении изменений и дополнений в нормативные правовые акты МВД России" МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ МВД РОССИИ Внести изменения и […]
  • Можно ли оспорить права наследства Способы наследования Первыми в очереди стоят ближайшие родственники – муж или жена, дети, родители. Если их нет, если они отказались или лишились права наследования, наступает очередь братьев и сестер, дедушек и бабушек. И так далее. Оспорить наследство, принятое по […]
  • Определить размер пенсии Что влияет на размер страховой пенсии по инвалидности? Для ответа на вопрос, что влияет на размер страховой пенсии по инвалидности, прежде всего необходимо определить, кто имеет право на эту пенсию и в каком порядке она рассчитывается. 1. Лица, имеющие право на страховую […]
  • Почему не приходят квитанции за штрафы Должны ли штрафы ГИБДД приходить по почте? Добрый день, уважаемый читатель. Довольно часто можно услышать от водителей историю о том, что они обнаружили неоплаченные штрафы ГИБДД, о которых никогда и не слышали. При этом штрафы могут быть обнаружены как в базе данных […]
  • Комментарий к статье 166 ук Комментарий к ст. 166 УК РФ 1. Предметом рассматриваемого преступления могут быть любые транспортные средства, за исключением тех, которые подпадают под понятие судов воздушного или водного транспорта или железнодорожного подвижного состава (см. коммент. к ст. 211). 2. […]