Состав преступления статья 143 ук рф

| | 0 Comment

Нарушение правил охраны труда

Нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК). Конституция РФ в ч. 3 ст. 37 предоставляет гражданам Российской Федерации право на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены. Установление уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда является одной из уголовно-правовых гаран­тий реализации этого права.

Объект преступления: основной — совокупность обществен­ных отношений, складывающихся в процессе обеспечения без­опасных условий труда и требований гигиены. В качестве допол­нительного объекта выступают здоровье и жизнь личности. По­терпевшими при совершении данного преступления могут быть работники предприятия, организации, где допущено нарушение правил охраны труда, а также иные лица, постоянная или вре­менная деятельность которых связана с данным предприятием. Если в результате допущенного нарушения правил охраны труда потерпевшими оказались иные лица, то действия виновного в за­висимости от служебного положения, характера и тяжести на­ступивших последствий надлежит квалифицировать как долж­ностные преступления, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях или как преступления про­тив личности.

Так, по ч. 3 ст. 140 УК РСФСР (ныне — ч. 1 ст. 143 УК РФ) был осужден директор межколхозной ТЭЦ К. за то, что он не принял необходимых мер к замене непригодных электроопор, что привело во время ветреной погоды к падению одной из них и травмированию восьмилетнего мальчика. Судебная коллегия по уголов­ным делам Верховного Суда РСФСР переквалифицировала деяние на ст. 172 УК РСФСР (халатность), так как потерпевший не являлся работником ТЭЦ.

Объективная сторона складывается из трех признаков:

1) нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда;

2) наступление в результате нарушения общественно опасных последствий в виде тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека;

3) причинной связью между деянием и наступившими послед­ствиями.

Диспозиция рассматриваемой нормы является бланкетной, т.е. отсылает к иным нормативным актам, регламентирующим прави­ла техники безопасности и иные правила охраны труда например, правила промышленной санитарии и гигиены. Эти правила уста­новлены КЗоТ РФ, Основами законодательства РФ об охране труда, правительственными нормативными актами и норматив­ными актами соответствующих министерств и ведомств.

В каждом случае нарушения охраны труда при решении вопро­са об уголовной ответственности лица необходимо устанавливать, какое конкретное правило, предусмотренное каким нормативным актом, нарушено.

Рассматриваемое преступное деяние может быть совершено как путем активных действий, выразившихся в нарушении установ­ленных правил охраны труда (например, привлечение беременных женщин или несовершеннолетних к работам, выполнение кото­рых этим лицам запрещено), так и путем бездействия, т.е. несо­блюдение соответствующих правил (например, непроведение ин­структажа в случаях, когда это необходимо; неограждение движу­щихся частей производственного оборудования, неосуществление контроля за соблюдением работниками правил охраны труда и др.).

По конструкции состав преступления материальный, т.е. оно является оконченным при наступлении указанных в законе пос­ледствий в виде причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

При рассмотрении каждого дела о нарушении правил охраны труда особое внимание следует уделять тщательному и всесторон­нему исследованию причинной связи между этим нарушением и наступившими вредными последствиями. При исследовании при­чинной связи необходимо выяснять роль потерпевшего в происше­ствии. Если будет установлено, что несчастный случай произошел вследствие небрежности самого потерпевшего, состав рассматри­ваемого преступления отсутствует. Если несчастный случай про­изошел и в результате нарушения правил виновным, и в результате ненадлежащего поведения потерпевшего, ответственность по ст. 143 УК не исключается, но при назначении наказания следует учитывать факт небрежности потерпевшего.*

* См.: постановление Пленума Верховного Суда РСФСР «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ»от 23 апреля 1991 г. П. 5 // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. №7.

Субъективная сторона характеризуется неосторожностью в виде легкомыслия или небрежности. Если виновный путем нару­шения правил охраны труда причиняет умышленно вред здоро­вью или смерть потерпевшему, его деяние надлежит квалифици­ровать по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью личности или за убий­ство.

Субъект преступления — специальный — лицо, на котором ле­жали обязанности по соблюдению правил техники безопасности и иных правил охраны труда. Это могут быть инженеры по технике безопасности, руководители подразделений, главные специалис­ты, мастера и т.д. Если же нарушение указанных правил допущено работником, на которого соответствующие обязанности возложе­ны не были, содеянное следует квалифицировать по статьям о пре­ступлениях против жизни и здоровья личности.

Часть 2 ст. 143 УК устанавливает ответственность за рассмат­риваемое деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть человека (неосторожное лишение жизни хотя бы одного потерпев­шего).

www.bibliotekar.ru

Статья 143 УК РФ — юридический анализ

Опубликовано ранее в журнале «Юридический мир», принадлежащем издательскому дому «Юридический мир ВК»

ВНИМАНИЕ! В эту статью автор внёс существенные изменения. Новый вариант статьи находится здесь: http://proza.ru/2010/05/18/737

Аварии и различного рода техногенные катастрофы стали в последние десятилетия сущим бедствием как для России так и для стран ближнего и дальнего зарубежья. Глядя на длинный перечень этих трагических событий глазами юриста, невольно задумываешься о правовом «срезе» происходящего, о том, каким образом наше законодательство реагирует на подобного рода юридические факты, какие правовые последствия влекут они за собой, начиная, прежде всего, с несчастных случаев на производстве.

В уголовно—правовой сфере находится, на самом деле, не так много правовых инструментов, позволяющих государству более—менее адекватно реагировать на подобные ситуации. Одним из них является ст. 143 УК РФ, предусматривающая ответственность за нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, повлекшее тяжкие последствия.
Из практической деятельности правоохранительных органов становится очевидно, что данная статья уголовного кодекса (дела этой категории относятся к подследственности прокуратуры) применяется гораздо реже, чем могла бы, принимая во внимание достаточно высокий травматизм на производстве. Не удалось также обнаружить по данному поводу что – либо вразумительное и в периодической печати. На основании этого я делаю вывод, что эта статья относится к разряду малораспространённых, возбуждаемых и расследуемых редко и неохотно, а в суд почти не поступающих; то есть близка к тем юридическим составам, которые принято называть «мёртвыми статьями УК РФ». Тем не менее, травм и смертей, связанных с техническими причинами, на предприятиях было и остаётся достаточно много.

Причинам сложившейся ситуации, а также юридическим особенностям ст. 143 УК РФ я и посвящаю данную работу. В этой статье автор намерен строить рассуждения на примере уголовного дела из собственной практики, которое показалось наиболее типическим и отражающим как свойства состава ст. 143 УК РФ, так и состояние общественных отношений, в сфере которых данной статье УК РФ предстоит «работать». Начну свои рассуждения с изложения фабулы этого дела.

Итак, 20 февраля 2000 года в одно из МУП (Муниципальное унитарное предприятие коммунального хозяйства) г. Хабаровска поступило сообщение об отсутствии отопления в одном из жилых домов на обслуживаемой территории. На место выехала ремонтная бригада в составе мастера Н. и рабочих К. и З. Осмотрев здание и прилегающую площадь, указанные лица не обнаружили каких – либо повреждений. Повреждена оказалась труба, находящаяся примерно в ста метрах от дома, недалеко от технического колодца. Из повреждения фонтанировал крутой кипяток.

Подойдя к колодцу, Н и К приняли решение перекрыть поступление воды, для чего необходимо было спуститься в колодец. Визуально было видно, что внутри также стоит вода, но её температура не была никем проверена. Н поручил К перекрыть вентиль, а сам страховал его снаружи, удерживая на канате за страховочный пояс. К поскользнулся и упал в воду, оказавшуюся кипятком. Несмотря на медицинскую помощь, К через некоторое время скончался в больнице от обширных ожогов кожи.

В процессе расследования уголовного дела, возбужденного по данному факту, прокуратура установила, что повреждение, локализовать которое пытались Н, К и З, не находится на территории, обслуживаемой данным МУП. Более того, злосчастная труба официально никому не принадлежит – ни предприятиям коммунального хозяйства города, ни теплосетям.

Кроме того, следствием была изъята на предприятии документация о деятельности главного подозреваемого по делу – Н, а именно приказ о приёме на работу и функциональные обязанности, ни один из данных документов ему под расписку, как оказалось, не объявлялся.
К материалам дела было приобщено заключение Службы охраны труда, составленное по факту несчастного случая на производстве, согласно которому к нарушениям правил техники безопасности отнесены: 1. Отсутствие у потерпевшего резиновых сапог (вместо них были кирзовые). 2. Отсутствие у потерпевшего брезентовой спецодежды. 3. Отсутствие надлежащего инструктажа, и всё.

Я столь скрупулёзно привёл все подробности данного дела для того, чтобы теперь показать, какие именно проблемы встанут перед следствием, буде оно попытается применять статью 143 УК РФ.

Итак, объективной стороной состава преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ является нарушение правил охраны труда (правил техники безопасности), выражающееся в форме действия либо бездействия. Другими словами, нарушить установленные нормы можно как активно (например, поручив работнику выполнять операции, сопряжённые с риском для жизни и здоровья, в необорудованном месте либо негодными инструментами), так и пассивно (например не приняв меры к ограждению вращающихся частей станка защитными кожухами или не выдав работнику соответствующих защитных средств).

В приведённом мною примере усматриваются элементы активных действий лица, руководившего работами, которые могли выразиться, например, в том, что он поручил сотруднику выполнение задания, не проверив предварительно условия, в которых тому предстоит действовать, не определив степень возможной опасности. Служба охраны труда придерживается, правда, несколько иного мнения по этому поводу, но об этом мы ещё скажем ниже.

Другим обязательным элементом объективной стороны состава ст. 143 УК РФ являются последствия в виде причинения потерпевшему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (часть первая ст. 143 УК РФ) либо его смерть (квалифицирующий признак части второй ст. 143 УК РФ). Причинение материального, морального или иного вреда, а также причинение легкого вреда здоровью потерпевшего не образует состава ст. 143 УК РФ. Приведённый пример, как мы видим, на момент возбуждения уголовного дела уже образовывал состав части 2 ст. 143 УК РФ.

Следует отметить, что потерпевшим по делам данной категории не обязательно должен являться сотрудник предприятия, подчинённый обвиняемого. От несчастного случая может пострадать постороннее лицо, и такой факт также будет образовывать состав ст. 143 УК РФ.
Одним из важнейших элементов объективной стороны состава преступления является причинная связь между деянием (в форме действия или бездействия) и наступившими последствиями.

Согласно Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 года №1 «О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ»1, при рассмотрении каждого дела о нарушении правил охраны труда и безопасности работ особое значение приобретает как раз тщательное и всестороннее исследование причинной связи между имевшими место нарушениями и наступившими вредными последствиями, что и должно быть обосновано в приговоре.

Кроме того, в нём суд обязан сослаться на конкретные пункты действующих правил охраны труда, нарушение которых повлекло указанные в законе последствия. «Примеряя» эту позицию Верховного Суда к приведённой выше ситуации, мы натолкнёмся на вывод, что заключение службы охраны труда, приобщённое к уголовному делу, явно нарушает хрупкую материю непосредственной прямой причинной связи. Резиновые сапоги и брезентовая спецодежда, а также своевременный надлежащий инструктаж не могли бы в данной ситуации спасти жизнь потерпевшему, а отсутствие этих вещей, следовательно, не является причиной наступивших общественно опасных последствий.

Следствие, всё же, вынуждено ориентироваться именно на заключение данной Службы как на наиболее авторитетное в сложившихся обстоятельствах. Однако ни Служба охраны труда, ни следствие не способны обнаружить в законе прямых указаний на то, в чём же выразились нарушения в данном конкретном случае. Исследуя Основы законодательства Российской Федерации об охране труда от 6 августа 1993 года2, на которые ссылается в своём заключении Служба охраны труда, я обнаружил только два пункта («д» и «е») статьи девятой Основ, которые могут иметь отношение к делу. Согласно этим пунктам работодатель обязан обеспечить выдачу специальной одежды, обуви и средств защиты и эффективный контроль за воздействием опасных производственных факторов.

Только для построения обвинения, на мой взгляд, таких широких формулировок, как в Основах, недостаточно. Ведь для постановки обвинительного приговора в суде прокуратуре необходимо прямо и конкретно указать, что и по каким нормам не было выдано работнику, в соответствии с каким именно нормативным документом эти вещи должны выдаваться при данном роде работ. Кроме того, необходимо доказать, какие контрольные действия руководителем работ не были выполнены перед их началом, в соответствии с каким правовым актом руководитель был обязан их произвести при данных конкретных работах.

Ведь для того, чтобы привлечь человека к уголовной ответственности за нарушение каких – либо правил, сами эти правила должны быть формализованы в виде нормативного акта. Разобраться в сложном хитросплетении различных приказов и инструкций, касающихся охраны труда, само по себе непросто, а тут примешивается ещё туманный термин «работодатель», который добавляет проблем с определением субъекта данного преступления. Об этом выскажемся несколько ниже, когда будем говорить о субъекте этого состава.

Поскольку диспозиция статьи 143 УК РФ является ярким примером бланкетной диспозиции, сам состав этой правовой нормы становится в прямую зависимость от состояния той подотрасли права, ссылка на которую присутствует в законе. Я осмелюсь оценить нормотворчество в области технической охраны и безопасности труда как путаное, непоследовательное и сплошь изъеденное зияющими пробелами. В силу этого значительно осложняется применение исследуемой статьи УК РФ. В используемом примере эта сложность проявляется в неопределённости, что конкретно было нарушено, выражаясь в статьях и пунктах хоть какого-нибудь нормативного акта.

Следующими важными элементами объективной стороны состава преступления, на которые автор планирует здесь обратить внимание, являются время и место совершения преступления. Поскольку многие профессии, как это видно, в частности, из приведённого примера, подразумевают работу в разных местах, имеются основания порассуждать, какую влияние оказывает место действия на юридическую квалификацию. По глубочайшему убеждению автора, состав преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ действительно зависит от места, на котором произошёл несчастный случай.

Ответственность лица, привлекаемого по данной статье может распространяться только на инциденты, произошедшие на территории предприятия либо на той территории, которая данным предприятием обслуживается, или где сотрудники обязаны были производить работы в силу закона, договора либо согласно территориального, административного деления, принятого в силу специфики деятельности организации. Из приведённой ситуации, например, видно, что потерпевший получил травмы не на той территории, на которую распространялась ответственность предприятия, сотрудником которого он являлся. Исходя из этого можно сделать вывод, что в данной ситуации Н не выступал как руководитель и не имел реальной возможности обеспечить выполнение техники безопасности на чужом участке работы.

То же самое можно сказать и в отношение времени, в которое имел место несчастный случай. По моему мнению, о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ может свидетельствовать, в частности, то обстоятельство, что потерпевший получил травмы в рабочее время. Для того, чтобы проиллюстрировать это утверждение, могу привести следующий пример:

Предприятие, деятельность которого связана с выездом бригад за пределы города на срок в несколько дней, организовало площадку для работ, оборудованную домиком – «бытовкой». В то время, когда все работники покинули производственную территорию и отправились домой на выходные, один из них, по договорённости с остальными, не ставя в известность руководство, самовольно остался. Во время выходных, на этой территории возник пожар, в котором оставшийся и погиб.

В данной ситуации отсутствуют признаки ст. 143 УК РФ по целому ряду причин, среди которых, в частности, то, что работник оставался на месте самовольно, и то, что несчастный случай с ним произошёл в нерабочее время, то есть не при исполнении им своих обязанностей. Привлечь кого – либо к уголовной ответственности в этом случае вряд ли возможно, даже если будет установлено, что гибель рабочего произошла по технологическим, а не бытовым причинам.

Объектом данного преступления являются право граждан на обеспечение условий труда, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, а также жизнь и здоровье человека.
Субъективная сторона данного состава характеризуется неосторожностью в форме небрежности или легкомыслия.

Наиболее проблематичным для юридического анализа представляется такой элемент состава данного преступления, как субъект. В соответствии с действующим в настоящее время постановлением Пленума Верховного суда РФ от 23 апреля 1991 года № 1 «О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ» ответственность по ст. 143 УК РФ могут нести должностные лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил охраны труда на определённом участке работ, а также руководители предприятий и организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты предприятий, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения правил охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам.

Формулировки данного постановления на первый взгляд кажутся вполне прозрачными и определёнными, но на практике определить в достаточно разветвлённой организации, кто должен нести ответственность за тот или иной инцидент, не всегда представляется возможным по целому ряду причин.

Во – первых, следует обратить внимание на то, что ответственность по ст. 143 УК РФ могут нести руководящие работники негосударственных, частных предприятий, организаций, не являющиеся должностными лицами.

Во – вторых, коль скоро мы уже ведём речь о лицах, на которых возложена определённая обязанность, то мы должны по каждому конкретному делу проверять, соблюдена ли на данном предприятии надлежащая процедура закрепления обязанностей по охране труда за каким – либо работником. Если уж на кого – то и возлагаются обязанности, за несоблюдение которых возможна уголовная ответственность, то это должно быть оформлено приказом руководства, который в обязательном порядке объявляется лицу под роспись. Либо пункт о принятии человеком таких обязанностей должен быть предусмотрен трудовым договором (контрактом) либо иным специальным соглашением. В противном случае открывается широчайший простор для злоупотреблений, когда в каждой конкретной ситуации будет не установлен тот, кто ответственен за произошедшее, а произвольно избран «крайний».

Иначе говоря, субъект ст. 143 УК РФ – специальный, это лицо, которому под роспись объявлен приказ о закреплении за ним обязанностей по контролю за соблюдением правил техники безопасности и обеспечению соответствующих условий труда, либо таковые обязанности закреплены за ним в силу трудового договора или специального соглашения.
Однако, как хорошо видно из первого примера, надлежащий порядок закрепления обязанностей на практике в организациях и на предприятиях не соблюдается, видимо, в силу старинного принципа «пока гром не грянет».

Из этого вытекает, что правовая конструкция ст. 143 УК РФ поставлена в зависимость не только от качества законодательства по охране труда, но от добросовестности многочисленных государственных чиновников и руководителей предприятий, на что не стоит очень уж полагаться.

Возможно, в самом кодексе следует точнее определить субъект этой статьи, как лицо, осуществляющее непосредственное руководство работами. Даже в любом ином случае, какой бы субъект не был избран законодателем, его правовая дефиниция должна быть достаточно чёткой, а не ставиться в подчинённое положение по отношению к сословию руководителей мельчайшего ранга.

Уголовное дело, которое было возбуждено по факту несчастного случая на производстве, обозначенного в этой статье как первый пример, было, насколько это известно автору, приостановлено за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Уголовное преследование Н было правомерно прекращено. Удивительно, но уголовное дело заблудилось среди должностной номенклатуры городского коммунального хозяйства, не найдя ответственного лица (отсюда и формулировка по приостановлению дела). Конечный итог свидетельствует о том, что ст. 143 УК РФ мало приспособлена к применению в современных условиях по причинам, которые автор постарался раскрыть в данной статье.

В заключение хотелось бы отметить, что важность норм ст. 143 Уголовного Кодекса Российской Федерации будет только возрастать с ростом отечественной экономики.
Справедливые и безопасные условия труда необходимо охранять всеми средствами, находящимися в распоряжении государства, в том числе и уголовно—правовыми. Это будет одной из сильных гарантий обеспечения общественного спокойствия и стабильности, средством сглаживания возможного развития классового недовольства.

1—Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 года №1 «О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ» №1 (в ред. от 21.12.93 №11) // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М., 1997. С. 472.
2—Основы законодательства Российской Федерации об охране труда от 6 августа 1993 г. //Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 35. Ст. 1412; Собрание законодательства РФ. 1995. № 30. Ст. 2865.

«Возможно, в самом кодексе следует точнее определить субъект этой статьи, как лицо, осуществляющее непосредственное руководство работами. Даже в любом ином случае, какой бы субъект не был избран законодателем, его правовая дефиниция должна быть достаточно чёткой, а не. «

Тут я согласен с первой частью второго предложения — а не с первым. В чём и состоит немалая сложность данной проблеммы.

«Непосредственный руководитель» как правило, виновен именно в наименее масштабных катастрофах. Чем больше потенциальный масштаб бедствия — тем меньше от него, на самом деле, зависит.

1. Чернобыльская трагедия.

а) Даже «затопленный» колодец, предназначенный для сброса реатора в случае аварии — ЧП немалого масштаба. Может, был на станции какой ответственный за это дело стрелочник (скажем, в обязанности сторожа, или техника входила периодическая проверка), но полную меру ответственности должен нести начальник АЭС — не меньше. Дело-то — нешуточное! Нельзя ответсвенность за такое перекладывать на «стрелочника», которому, при вступлении в должность, такой «незначительной» и побочной для него обязанности могли даже и не разъяснить («в силу традиций»). Более того, если не существовало датчиков влажности в колодце — есть тут вина и конструкторов и приёмных комиссий. Если не существовало документированных процедур проверки (периодичность, графа для заполнения и т.п.) — за это должны отвечать соответствующие чины в
Министерстве Энергетики. Слава богу, механизмы сброса реактора в колодец — тоже не работали. За это, ответственного техника, пожалуй, следовало премировать, а начальнику АЭС — ещё добавить.

б) Роковым, всё же, явился отказ от своевременного останова реактора. Виновны тут были руководители государственного масштаба, до таких — доберёшься. И, всё же, стоило бы подумать не только о «страшных карах» — но и о правовой защите начальника смены, который приказал остановить реактор. Если его принятое наперекор начальствую решение предотвратило катастрофу — ему следовало бы обеспечить такую «ренту», чтобы не было страшно никакое профессиональное преследование. Если же его решение было спорным — ну, хоть как-то защитить.

2. Когда затонула подлодка Курск, западным спасателям не давали приблизиться к месту трагедии до того, как стало ясно, что у подводников УЖЕ кончился кислород (кажется, ещё сутки — «для ясности»). Тут — одно из двух. Или нужен закон, объявляющий, что военные должны погибнуть, но не приняться «вражеской» помощи. Даже — в мирное время. Даже — помощи нейтральной страны. Примите его — и всё будет «по закону». Или. отвечать тут должен Верховный Главнокомандующий — по всей строгости закона, за покушение на убийство подводников, увеличившее вероятность их гибели (тут нужно экспертное заключение; за неимением оного, скажем — с девяносто до ста процентов) — и без всяких стрелочников.

Это — по результатам «губительных работ». Про причины аварии, без доступа ко всем данным, говорить не хочу.

«В чём и состоит немалая сложность данной проблеммы.
«Непосредственный руководитель» как правило, виновен именно в наименее масштабных катастрофах. Чем больше потенциальный масштаб бедствия — тем меньше от него, на самом деле, зависит.»

Ну, предположим, и у ЧАЭС тоже был свой, непосредственный руководитель. Я веду речь прежде всего о том, что компетенция руководителей разных отраслей и уровней должна быть чётко определена и по каждому вопросу должно быть известно ответственное лицо. Это — главная идея, если её очистить от всех юридических «загогулин». Другие идеи этой статьи либо дискуссионные либо второстепенные.

У нас же, как видно из приведённых примеров, тьма-тьмущая чиновников и при этом совершенно неизвестно кто за что отвечает. Собственно, вот.

Ответственность должна сочетаться с соответствующими ей правами. Для того, чтобы начальник смены и начальник АЭС могли нести ответственность за безопасность станции, у них должно быть безусловное право (и обязанность) остановить реактор в случае сколько-нибудь существенной опасности — ни с кем не консультируясь.

И — о Курске. Интересно, за что получили свои боевые награды офицеры подлодки — незадолго до своей гибели? За какой подвиг, по мнению высокого начальства, их «следовало» потопить американцам? (Для которых, стало быть, этот подвиг — не секрет — в отличие от своих граждан. ) О каком подвиге им следовало молчать? Молчать — на смерть, в самом прямом смысле. Вот что следовало бы расследовать. Страна должна знать своих героев (ц). Как — в кавычках, так и без.

www.proza.ru

Ст. 143 УК РФ с комментариями

Статья 143 УК РФ. Нарушение правил охраны труда — размещена в Особенной части Седьмого раздела Девятнадцатой Главы Уголовного Кодекса РФ. Статья включает в себя три части текста с примечанием. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 143 УК РФ с нашими комментариями к ней.

Статья 143 УК РФ. Нарушение правил охраны труда

  1. Нарушение требований охраны труда, совершенное лицом, на которое возложены обязанности по их соблюдению, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека,
    — наказывается штрафом в размере до четырёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до одного года или без такового.
  2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлёкшее по неосторожности смерть человека,
    — наказывается принудительными работами на срок до четырёх лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.
  3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлёкшее по неосторожности смерть двух или более лиц,
    — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Примечание. Под требованиями охраны труда в настоящей статье понимаются государственные нормативные требования охраны труда, содержащиеся в федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации.

Комментарии к статье 143 УК РФ

В соответствии со ст. 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного определённым законом минимального размера оплаты труда, право на защиту от безработицы. В числе юридических гарантий права на труд и различных условий, связанных с ним, важное место отводится его уголовно-правовой охране.

Диспозиция комментируемой статьи является бланкетной, и для признания состава преступления необходимо установить, какие конкретные правила были нарушены. При этом суд обязан сослаться на конкретные пункты соответствующих правил, нарушение которых повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека. Правила по технике безопасности, как и иные правила охраны труда, устанавливаются правительством, министерствами и ведомствами (как самостоятельно, так и по согласованию с профсоюзами). Нарушение правил техники безопасности может выразиться, например, в том, что не проведён инструктаж, не установлены различного рода ограждения; женщины или несовершеннолетние допущены к работам, которые в силу специальных правил охраны их труда им запрещено выполнять.

Рассматриваемая норма УК РФ указывает на два непосредственных объекта посягательства. Основной непосредственный объект составляют общественные отношения, обеспечивающие правила охраны труда, в том числе и правила техники безопасности. Дополнительный непосредственный объект — здоровье человека или его жизнь. Потерпевшими могут быть как работники предприятия, так и иные лица, постоянная или временная деятельность которых связана с данным производством. Если же в результате нарушения правил охраны труда и техники безопасности вред причиняется здоровью иных граждан, то виновные в зависимости от характера преступных деяний несут уголовную ответственность по статьям о должностных преступлениях или преступлениях против личности.

Объективная сторона преступления представлена тремя обязательными признаками: деяние в форме нарушения (действие или бездействие) правил техники безопасности или иных правил охраны труда; наступившие последствия в виде тяжкого вреда здоровью человека; причинная связь между нарушением и наступившими последствиями. Состав преступления по конструкции — материальный. Вместе с тем он имеет специфику. Нарушение техники безопасности и других правил охраны труда, не повлёкшее причинение указанных в законе последствий, не образует состава покушения, так как оно не входит в предмет уголовно-правового регулирования.

Уголовная ответственность, возложенная за нарушения правил техники безопасности или иных правил охраны труда на лиц, которые обязаны эти правила соблюдать, наступает независимо от формы собственности предприятий, на которых они работали. Преступление считается оконченным с момента причинения тяжкого вреда здоровью человека. В каждом конкретном случае обязательным является проведение судебно-медицинской экспертизы для определения тяжести телесных повреждений.

Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожным отношением виновного (в виде легкомыслия или небрежности) к причинению тяжкого вреда здоровью человека. Нарушение вышеуказанных правил может быть продиктовано различными мотивами: карьеризмом, недоброжелательностью, ленью, стремлением скрыть плохую организацию труда и т.д. На квалификацию преступления они не влияют. Если будет доказано, что виновный имел умысел на наступление указанных последствий, речь должна идти об ответственности за умышленные преступления против жизни и здоровья человека. Вместе с тем в теории уголовного права высказана точка зрения о двойной форме вины в данном преступлении. На наш взгляд, в данном случае речь идёт о неосторожном преступлении.

Субъект данного преступления — специальный. Им является лицо, на котором лежала обязанность по соблюдению правил безопасности и иных правил охраны труда на соответствующем участке работы или контролю за их выполнением.

В ч. 2 ст. 143 предусмотрен один квалифицирующий признак — неосторожное причинение смерти человеку, которое должно находиться в причинной связи с нарушением правил охраны труда.

xn—-8sbahjdg1bucp4cc.xn--p1ai

Это интересно:

  • Приказ на диагностику в доу Приказ по итогам диагностики (конец года) Юлия Веремьёва Приказ по итогам диагностики (конец года) ПРИКАЗ от «25» мая 2016г. № 41 - ОД «Об итогах проведения мониторинга освоения образовательной программы за 2015/2016 учебный» В соответствие с планом работы муниципального […]
  • Кому положено повышение пенсии в 2018 году Пенсия в 2018 году: Кому и сколько прибавят? Мы решили подготовить материал, который подробно объяснит, когда, кому и насколько повысят пенсии в 2018 году. Необходимо помнить, что пенсии бывают трех видов – трудовые пенсии, пенсии по государственному обеспечению и […]
  • Приказом мвд рф 140 от 01032012 Приказ МВД РФ от 1 марта 2012 г. N 140 "Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской […]
  • Сиделка в королеве без проживания Найти работу сиделкой в Королеве без посредников На сайте НашаНяня.ру вы сможете найти работу, которая подойдёт именно вам! Результаты поиска вакансий в Королеве: 1 - 37 из 37 Размещена: 11 дней назад Контактное лицо: Ольга Олеговна С. Оплата: 140 руб/час Дата начала […]
  • Пенсии по старости в 2018 году с 1 февраля Индексация пенсии в 2018 году С 1 января 2018 года началась поэтапная индексация пенсий. Изменения коснулись трудовых пенсий неработающих пенсионеров, а также социальных и страховых пенсий. В этом году пенсии проиндексировали на 3,7% не с 1 февраля как обычно, а уже с 1 […]
  • Залог по гк рк Прекращение залога Часто многие заемщики (залогодатели) получают кредит (займ) под залог своего имущества, предоставляя свое имущество в обеспечение возврата долга. Своевременное надлежащее исполнение обязательств влечет за собой прекращение залога. Для этого заемщику […]
  • Договор оформление права собственности на квартиру Как зарегистрировать право собственности на квартиру? Право собственности на недвижимые вещи подлежит государственной регистрации в едином государственном реестре (ЕГРН) и возникает с момента внесения соответствующей записи в данный реестр. При этом государственная […]
  • Новое о налогах в 2018г Налоги: изменения 2018 Актуально на: 12 января 2018 г. Изменений по налогам в 2018 году немало. Так что давайте обо все по порядку. Изменения по налогу на прибыль – 2018 Главное новшество, касающееся налога на прибыль, – это введение инвестиционного налогового вычета (ст. […]