Паронимы в речи юриста

| | 0 Comment

Определение

Паронимы (от греч. para «возле, рядом» + onyma «имя») — слова, схожие по звучанию, близкие по произношению, лексико-грамматической принадлежности и по родству корней, но имеющие разное значение. Паронимы в большинстве случаев относятся к одной части речи. Например: одеть и надеть, абонент и абонемент, мудреть и мудрить. Иногда паронимы также называют ложными братьями.

Паронимов в современном русском языке насчитывается сравнительно немного (О. В. Вишняковой составлено около 1000 паронимических рядов), но их роль нельзя недооценивать, необходимо верно понимать значение и смысл слов из паронимической пары, чтобы избегать речевых ошибок. Лексические значения компонентов пары всегда разграничены, нельзя заменять любой пароним его парным компонентом. Ошибочная взаимозамена делает контекст бессмысленным или относящимся к иной предметной области. Паронимы можно встретить в разговорной речи, художественной литературе, поэзии, научных журналах.

Морфологическое деление

Выделяют три группы паронимов.

Суффиксальные паронимы Образованы с помощью суффиксов -н-/-лив-, -чат-/-очн-, -ат-/-аст- и друхих. Самая большая и активно пополняемая группа паронимов. Большая часть паронимов из этой группы относится к прилагательным, образованных суффиксами -ическ-/-ичн-, -еск-/-н-.
Примеры: зри́тельский и зри́тельный, изобрета́тельный и изобрета́тельский, цвета́стый и цвети́стый. Префиксальные паронимы Образуются за счёт присоединения к корню созвучных префиксов: о-/от-, по-/про- и других. Образованные однокорневые созвучные слова имеют ударение на том же слоге.
Примеры: опеча́тать и отпеча́тать, поглоти́ть и проглоти́ть, опи́ски и отпи́ски. Корневые паронимы Созвучные слова, имеющие различные корни. Отсутствует семантическая связь. Незначительная по численности группа паронимов, главным образом состоящая из существительных.
Примеры: вака́нсия и вака́ция, неве́жа и неве́жда, моро́женый и моро́зный.

paronymonline.ru

Использование паронимов в речи

Паронимы требуют к себе особого внимания, поскольку в речи недопустимо их смешение. Например, нередко можно столкнуться с неправильным употреблением паронимов подпись — роспись: «Поставьте свою роспись»; «Это ваша роспись на справке?» [роспись означает — `живопись на стенах, потолках, предметах быта и т. п.` или `действие по глаголу расписать` (в значении — `записать в разные места`: расписать примеры на карточки)]. Эти значения закреплены в толковых словарях русского языка. Здесь же разъясняются и значения слова подпись: 1. `Действие по глаголу подписать (в значении — `подтвердить, заверить, поставить подпись`) 2. `Надпись под чем-нибудь` (подпись под картиной) 3. `Собственноручно написанная фамилия` (поставить свою подпись).

Правильное употребление паронимов — необходимое условие грамотной, культурной речи, и, напротив, смешение их — признак невысокой речевой культуры.

Художники слова учат нас бережному обращению с паронимами. Можно привести немало примеров их удачного использования: И прежний сняв венок — они венец терновый, увитый лаврами, надели на него. (Л.), Сбоку, поближе к скотным дворам, выкапывался небольшой пруд, который служил скотским водопоем. (С.-Щ.)

В тексте иногда сталкивают паронимы, чтобы обратить внимание на их смысловое различие: Знающий язык своего народа писатель не спутает пустошь и пустырь: пустошь распахивают, а пустыри застраивают (А. Югов) Паронимы используют и для выделения соответствующих понятий: Молодые Тургеневы олицетворяют собой честь и честность (М. Марич); Из дверей сарая. вышла сгорбленная, согнутая прожитым и пережитым старуха (Шол.). Паронимы нередко сопоставляются в тексте: Служить бы рад,- прислуживаться тошно (Гр.); возможно и их противопоставление: Я жаждал дел, а не деяний. Но где он, подлинный успех, успех, а не преуспеянье? (Евт.).

В художественной речи могут встретиться и совершенно особые индивидуально-авторские образования. Они построены на основе паронимических связей с какими-либо словами литературного языка. Такие окказиональные «паронимы» заменяют в устойчивых словосочетаниях свои корреляты, создавая тем самым каламбур: памятник первоопечатнику (ср. первопечатнику), содрание сочинений (ср. собрание), червь самомнения (ср. сомнения), тела давно минувших дней (ср. дела). Комический эффект от сближения таких созвучных слов достигается благодаря совершенно неожиданной игре слов в знакомых и устойчивых выражениях, которые приобретают при этом новую образность и выразительность.

Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. Современный русский язык — М., 2002г.

www.textologia.ru

Тавтология. Паронимия.

Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 607

1. Лексическое значение слова. Нормы словоупотребления.

2. Проблемы, связанные с употреблением многозначных слов.

3. Лексическая сочетаемость.

4. Понятия паронимии и парономазии.

Под лексическими нормами понимаются нормы словоупотребления, то есть нормы, определяющие употребление слова в значениях, которые оно имеет в литературном языке, а также правильность выбора слова из ряда единиц, близких ему по значению или по форме. Ограничения, накладываемые лексической нормой, менее жесткие, чем в области орфоэпии, орфографии, грамматики. Поэтому чаще, чем о лексических нормах, при изучении культуры речи говорят о лексическом богатстве языка и о том, как словоупотребление должно соответствовать основным требованиям к речи. Кратко осветим эти требования. Правильность речи – соответствие ее норме. Точность речи – соответствие ее выражаемому смыслу. Точность речи обычно обеспечивает ее ясность. Богатство речи обеспечивается величиной словарного запаса оратора, разнообразием употребляемых им синтаксических конструкций, использованием разнообразных фигур речи – перифраз, метафор, риторических вопросов и т. п. Богатство речи обеспечивает ее выразительность – силу воздействия на слушателя, способность привлечь и удерживать его внимание. Чистота речи – отсутствие в ней слов-сорняков, жаргонных и бранных выражений, неуместных штампов, непонятных заимствований и терминов. Уместность – соответствие всех употребляемых речевых средств ситуации общения, то есть избранному функциональному стилю, а также соответствие речевому этикету.

Лексические нормы сводятся к трем требованиям:

· слово должно употребляться в соответствии с его лексическим значением;

· слово должно употребляться с учетом его стилистической принадлежности, эмоционально-оценочной окраски и вызываемых им ассоциаций;

· слово должно употребляться с учетом его лексической сочетаемости.

Рассмотрим каждое из этих требований.

1. Необходимость правильного соотношения «слово – обозначаемое понятие».Грамотный человек не должен употреблять в речи слова, значение которых ему известно лишь приблизительно, в знании смысла которых он не уверен. При нарушении этого требования могут возникнуть такие недочеты:

· Употребление слова без учета семантики.

· Алогизмы (противоречия в тексте, возникающие из-за употребления слова в несвойственном ему значении, сопоставление несопоставимых понятий.

· Смешение паронимов и ошибки, связанные с парономазией.

Паронимы– однокоренные слова одной части речи, сходные по звучанию, но отличающиеся оттенками смысла (адресант и адресат). Парономазия –случайное сближение по звучанию слов, совершенно различных не только по значению, но и по происхождению. (нарты и нары).

· Неправомерное употребление многозначных слов. Речевая избыточность (тавтология и плеоназм).

Тавтологияв узком смысле – это повторение сказанного однокоренными словами (Я приведу его дословные слова). Плеоназм —смысловая избыточность оборота речи (6 000 рублей денег).

· Неоправданное употребление эвфемизмов. Эвфемизм— слово или выражение, смягчающее грубый прямой смысл речи.

· Употребление слов-диффузов, то есть слов с размытой, неопределенной семантикой, под которыми может подразумеваться что угодно.

· Употребление слов-сорняков, многие из которых вносят в речь не предусмотренные самим говорящим оттенки смысла. Необходимость правильного соотношения «слово – говорящий человек». Любое слово должно употребляться с учетом его стилистической и эмоционально-оценочной окраски, а также хронологической отнесенности.

2. Необходимость правильного соотношения «слово – говорящий человек». Любое слово должно употребляться с учетом его стилистической и эмоционально-оценочной окраски, а также хронологической отнесенности.

Употребление слова без учета его стилевой принадлежности ведет к несоблюдению требования чистоты речи, в текстах официально-делового стиля и особенно юридической практике ведет к снижению необходимой точности высказывания.

Употребление слова без учета его эмоционально-оценочной окраски ведет к нарушению лексической сочетаемости, вызывает комический эффект (Неминуемая победа).Анахронизм –употребление слова без учета его исторической отнесенности.

3. Необходимость правильного соотношения «слово – другие слова». Нарушения лексической сочетаемости – достаточно частое явление. Лексическая сочетаемость многих слов в речи юриста определяется присущим им значением: учинить (сделать что-либо противоправное) сочетается со словами раз­бой, драку, хулиганские действия, пьянку, скандал, надругатель­ство; причинить (послужить причиной чего-либо) сочетается со словами ущерб, вред, телесные повреждения; заведомо (несом­ненно) ложные. Для слов, нередко упо­требляющихся в составе юридических терминов, характерна огра­ниченная лексическая сочетаемость: удар – нанести, на поруки – передать, взять, наказание – определить, назначить, отбывать.

Нарушение сочетаемости часто проявляется в контаминации –смешении элементов близких по значению словосочетаний (предпринять меры).

К лексическому уровню языка обычно относят и фразеологизмы– устойчивые словосочетания, смысл которых не выводится напрямую из значений составляющих их частей. Фразеологизмы следует употреблять с учетом их значения, а также с учетом стилевой принадлежности, эмоционально-оценочной окраски, временной и пространственной отнесенности. Кроме того, фразеологизм следует употреблять с учетом его лексической сочетаемости. Но самая главная лексическая норма употребления фразеологизмов – сохранение их устойчивости.

Особенно внимательно нужно относиться к употреблению иностранных слов и терминов. Составители словарей часто не успевают отразить новые, появляющиеся в языке слова: продюсер, секьюрити, копирайт и т. д. Для уточнения их значения следует обратиться к Интернет-ресурсам.

Для уточнения лексических норм можно пользоваться словарями, справочниками и другими источниками. Это толковые словари В. И. Даля и С. И. Ожегова; толковый словарь русского языка начала ХХ века под ред. Г. Н. Скляревской; словарь иностранных слов; фразеологические словари А. И. Молоткова и Р. И. Яранцева; словарь паронимов Ю. Бельчикова и М. Панюшевой и многие другие. Это также следующие сайты: http://lib.deport.ru/slovar/buisness.html; http://dic.academic.ru/dic.nsf/lower/; www/ gramota/ru/

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.03 сек.)

konspekta.net

Лексические паронимы в современном русском языке

В газете «Русский язык» с февраля 2000 г. было опубликовано 13 словарных статей паронимов, написанных лингвистом В.И. Красных. В издательстве «Астрель» готовится к печати его словарь паронимов современного русского языка.

На страницах нашего издания рассматривались следующие паронимы:

жилищный или жилой,

эффектный или эффективный,

туристический или туристский,

элитарный или элитный,

комфортабельный или комфортный,

жизненный или житейский,

годовалый, годовой или годичный,

ценный – ценностный – ценовой,

решительный или решающий,

специальный или специализированный,

звериный или зверский,

центральный – централизованный – центристский,

игорный – игральный – игровой.

Продолжаем публикацию материалов на эту тему. В этом номере рассматривается трехчленный паронимический ряд действенный – действительный – действующий

Прошло более трех лет со времени публикации нашей первой статьи о лексических паронимах в современном русском языке («Русский язык» № 5, февраль 2000 г.). Поэтому, вероятно, имеет смысл кратко напомнить читателям газеты о сути проблемы.

Паронимы представляют собой весьма значительный пласт лексики. Являясь – наряду с синонимами, антонимами и омонимами – одним из компонентов лексической системы языка, они занимают в ней свое особое место. К сожалению, между учеными имеются серьезные разногласия в понимании самой сущности паронимии, что, естественно, находит отражение и в существующих словарях паронимов.

Что же касается нашей точки зрения, то мы считаем лексическими паронимами близкие по звучанию однокоренные слова, относящиеся к одной части речи и одному семантическому полю, но имеющие, как правило, разные значения. Место ударения при этом несущественно.

В соответствии с таким подходом мы выделяем: 1) полные паронимы (имеющие разные значения); 2) неполные паронимы (являющиеся синонимами в отдельных значениях); 3) паронимы, являющиеся синонимами во всех значениях. Паронимы, которые относятся к первой группе, образуют лексическое ядро рассматриваемой категории, а паронимы из второй и третьей групп – ее периферию. К первой группе относятся, например, такие паронимы: факт – фактор, эффективный – эффектный, обделить – оделить. Вторая группа представлена, в частности, такими паронимами: артистический – артистичный, полемический – полемичный, трагический – трагичный. В третью группу (весьма малочисленную) входят, например, паронимы специфический – специфичный, оптимистический – оптимистичный, идиоматический – идиоматичный.

Распределение паронимов по частям речи является весьма неравномерным. На первом месте находятся адъективные паронимы, объединяющие как собственно прилагательные, так и причастия, превратившиеся в прилагательные в результате утраты глагольных признаков (всего около 2500 единиц). Второе место по численности занимают субстантивные паронимы (более 1000 единиц). На третьем месте находятся глагольные паронимы (более 400 единиц).

Паронимические ряды могут быть как двучленными (их большинство), так и многочленными, насчитывающими в ряде случаев до шести-семи и более компонентов. Например: элитарный – элитный, описка – отписка, поглотить – проглотить, водный – водянистый – водяной, голод – голодание – голодовка, кровавый – кровный – кровянистый – кровяной, выплатить – заплатить – оплатить – уплатить, игорный – игральный – играный – игривый – игристый – игровой и т.д.

Действенный – действительный – действующий

Переходим к основной теме статьи. Первый член рассматриваемого паронимического ряда – прилагательное действенный – существует в русском языке с древних времен. Его лексическое значение можно сформулировать следующим образом: «Способный активно действовать, воздействовать на кого-, что-либо; дающий наилучший результат, эффективный». С течением времени круг существительных, с которыми сочетается это прилагательное, постепенно расширяется. В него входят отвлеченные существительные, в семантике которых заключена идея деятельности или процессуальности: метод, способ, средство, меры, борьба, контроль, помощь, программа, политика, фактор, критика, пропаганда, агитация, теория, учение, реформы, реорганизация, лозунг, призыв, перемены и т.д. Приведем ряд примеров из периодики:

Самый действенный способ улучшить память – создать себе мощную мотивацию. («Профиль». 1999. № 2); Если не вести действенной борьбы с коррупцией, то правы те, кто выступает против государственного регулирования. («Сегодня». 1994. 15 июня); Самым действенным средством для обработки внутренней поверхности обуви считается масло чайного дерева. («Домашний очаг». 1999. Март); Следует признать, что это, безусловно, весьма действенная экономическая программа. («Известия». 1996. 17 января).

Следующий член паронимического ряда – прилагательное действительный – также употребляется в русском языке в течение многих веков, не претерпев за это время каких-либо существенных семантических изменений, но расширяя при этом свою лексическую сочетаемость. Толковые словари выделяют два значения этого паронима:

1. Существующий или существовавший на самом деле; реальный, подлинный, настоящий.

2. Обычно в кр. форме. Имеющий, сохраняющий силу, действующий.

В первом значении прилагательное действительный, как и действенный, также сочетается с отвлеченными существительными: жизнь, факт, перемены, фактор, прогресс, рост, улучшение, реформы, гарантия, контроль, польза, интерес, опасность, угроза, свобода, демократия, равноправие и т.д. Например:

Действительная жизнь тем и отлична от сочинений, что никак не догадаешься, куда она свернет. (Д.Гранин. Зубр); Если в России не произойдет действительных перемен в политике и экономике, то виной тому будет вовсе не нехватка средств. («Известия». 1994. 8 июля); Происшествие, мною рассказанное, – действительный факт, случившийся неподалеку от моей деревни. (С.Аксаков. Буран).

Следует отметить, что в целом круг существительных, употребляемых с паронимами действенный и действительный (в первом значении) не совпадает. Однако в отдельных случаях возможны паронимические словосочетания этих прилагательных с такими существительными, как, например: контроль, реформы, перемены. Если эти существительные употребляются с прилагательным действенный, то речь идет о том, что дает хороший результат, является эффективным. А при употреблении с этими существительными прилагательного действительный имеется в виду, что контроль, реформы и перемены осуществляются на самом деле, носят подлинный, реальный, а не просто декларативный характер.

Во втором же значении прилагательное действительный, употребляемое, как правило, в краткой форме, сочетается с весьма ограниченным кругом существительных: паспорт, удостоверение, пропуск, виза, доверенность, чек, вексель, завещание, билеты, подпись и некоторые другие. Приведем несколько типичных речений с этими существительными: доверенность действительна три года; виза действительна в течение месяца; пропуск действителен до конца года; подпись бывшего директора уже недействительна. Употребление таких клише трудностей не вызывает.

Особый интерес представляет третий член рассматриваемого паронимического ряда – адъективированное причастие действующий. К сожалению, этому парониму весьма «не повезло»: в качестве заголовочного слова он вообще не указывается в толковых словарях, хотя является весьма употребительным. По нашему мнению, у этого слова можно выделить следующие три значения:

1. Обладающий властными полномочиями, находящийся у власти (о государственных и политических деятелях).

2. Находящийся в действии, функционирующий, исправно работающий (обычно о предприятиях, учреждениях, технических устройствах, механизмах, приборах и т.п.).

3. Существующий на данное время и обязательный для исполнения (о законах, договорах и других регламентирующих какие-л. действия документах).

В первом значении с этим прилагательным обычно употребляются такие существительные: президент, губернатор, глава администрации (области, города, района), глава законодательного собрания, мэр, политик и др. Например:

Около 19 процентов – таков отрыв по количеству голосов, полученных ныне действующим президентом Украины («Мир за неделю». 1999. № 12); Очевидно, что любой из претендентов (на пост губернатора) в качестве основного своего соперника будет рассматривать действующего губернатора. («Аргументы и факты». 1999. № 41); И все они [участники попытки переворота] сегодня действующие политики. («Профиль». 1999. № 3).

Круг существительных, сочетающихся с паронимом действующий во втором значении, гораздо шире: предприятие, завод, фабрика, комбинат, цех, нефтепровод, газопровод, рудник, угольный разрез, шахта, прокатный стан, доменная печь, атомная электростанция, линия метро, порт, бассейн, театр, фонтан, дом отдыха, санаторий, пансионат, больница, поликлиника, рынок, церковь, кладбище, комбайн, экскаватор, лифт, холодильник, насос, телескоп и многие другие. Приведем ряд примеров:

Стародубцев сам готов вложить в обсуждаемый проект акции действующих предприятий. («Профиль». 2000. № 3); Правительство ФРГ недавно приняло решение о постепенной ликвидации всех ныне действующих атомных электростанций. (Радиостанция «Эхо Москвы». 2001. 13 июня); В этом году действующие санатории и пансионаты Сочи заранее подготовились к наступающему курортному сезону и готовы принять тысячи отдыхающих. («Известия». 2001. 14 мая).

В третьем значении прилагательное действующий также сочетается с большим количеством существительных: конституция, законодательство, устав, кодекс, договор, соглашение, инструкция, порядок, правила, режим, график, тариф, шкала налогообложения, процентные ставки (в банках), курс обмена валюты и т.д. Например:

Действующее законодательство позволяет требовать возмещения убытков лишь в том случае, если эти убытки причинены неправомерными действиями. («Метро». 2000. 26 января); Во втором чтении они [депутаты] приняли законопроект об изменении действующего закона о налоге на добавленную стоимость. («Независимая газета». 1999. 4 марта); Многие действующие правила, регулирующие нормы домашнего поведения, легко обнаружить даже человеку постороннему. («Домашний очаг». 1999. Май); Кроме того, мы подготовили ряд поправок к действующему кодексу. («Профиль». 1999. № 1).

Следует также отметить, что в некоторых случаях прилагательное действующий входит в состав устойчивых словосочетаний и, естественно, не укладывается в рамки выделенных нами значений. К таким устойчивым словосочетаниям относятся, в частности, действующее лицо (персонаж литературного произведения или участник какого-л. события) и действующая армия.

Таковы наши наблюдения и выводы относительно толкования, лексической сочетаемости и употребления паронимов действенный, действительный и действующий.

Как делаются книги по культуре речи

Фельетон в письмах был написан известным лингвистом Борисом Самойловичем Шварцкопфом для стенгазеты Института русского языка Академии наук в 60-е годы.

Иллюстрации тогда же были подготовлены неизвестным автором специально для этого выпуска.

В Институт русского языка АН СССР

Меня очень интересуют вопросы культуры речи; в настоящее время я пишу об этом книгу. Прошу объяснить, что для этого нужно.

Уважаемая тов. Пенсионерных!

Поднятый Вами вопрос чрезвычайно своевременен и злободневен, он вызывает активность широких кругов общественности – пенсионеров, врачей и др. В частности, Б.Тимофеев (Еропкин) – юрист по образованию – автор книги «Правильно ли мы говорим?» (Лениздат, 1960), на анализе которой попытаюсь дать ответ на Ваш вопрос.

Книга Б.Тимофеева имеет подзаголовок «Заметки писателя». Это очень удобно, также избавляет от необходимости систематического изложения вопроса. Кстати, когда будете публиковать свою книгу, не забудьте предупредить читателя: «Эти заметки я вела в течение ряда лет: все они взяты из жизни» (стр. 6). И в дальнейшем надо время от времени напоминать читателю, что Ваши наблюдения почерпнуты из гущи жизни. Например: «В момент, когда я писала эти строки, пришло письмо от моей племянницы. Она пишет: “Сегодня я приехала в Алма-Ату. ”. Следовательно, иногда в бытовой речи Алма-Ата склоняется так же, как Чита» (стр. 126).

Основная тема книги – «поговорить о коверканье русского языка и выяснить причины этого явления» (стр. 8). Поэтому не скупитесь на категорические утверждения, такие, как «Я считаю произношение сёк орфоэпической неправильностью» (стр. 147).

«Да! Решительно надо вернуться к старому, верному слову пожарный!» (стр. 130).

Раз уж Вы пишете о языке – дайте почувствовать широкому читателю, что Вы не чужды науке: для этого смело говорите о законах языка. Например: «Таков закон языка: происходит естественное отмирание слов и замена их новыми, хотя закономерность этого процесса установить не так легко» (стр. 7). Можно говорить о законе склонения: «. русскому языку свойственно склонение слов всюду, где только представляется малейшая возможность, свойствен закон склонения. » (стр. 124); можно говорить также о законе инерции – пусть Вас не смущает, что при этом Вы имеете в виду то действие аналогии («Вероятно, мушкетёр возник. тоже в силу закона инерции речи по аналогии не только со словом репортёр, но и со словами полотёр и краскотёр. » – стр. 147), то многочисленные речевые штампы («Этим наукообразным термином я позволил себе назвать. такие выражения, которые постоянно встречаются в одинаковом виде, особенно в очерках и стихах, причем автор употребляет их “по привычке”, не желая вникать в их смысл» – стр. 154).

Если причина какого-либо явления в языке Вам неизвестна, не стесняйтесь – квалифицируйте это явление как прихоть языка: «Почему какая-то “неловкость” ощущается в деепричастиях ждя, пия, вия, пиша, тяня? Почему мы невольно заменяем эти деепричастия другими, например, ожидая, выпивая, или оборотами: в то время как я вил, в то время как я писал, когда я тянул? Почему? Я не могу найти ответа на этот вопрос. Это – прихоти языка. » (стр. 64).

В подобных случаях можно также ссылаться на инстинкт языка – это вполне заменяет аргументацию, например:

«В слове пожарник есть что-то ироническое, какой-то оттенок насмешки. Я всегда чувствовала это инстинктом языка. » (стр. 29–30).

«Однажды на даче я слушала, как маленький мальчик, увидев большую лягушку, заявил: “Это не лягушка, а лягуш. ”. Надо полагать, что он инстинктом языка хотел восполнить отсутствие мужского рода в слове лягушка. » (стр. 153).

Однако при всем наукообразии такой философии языка (закон – прихоть – инстинкт!) не забывайте использовать всякую возможность, всякую возможность, чтобы упомянуть в скобках: «да простят меня лингвисты!» (стр. 154) или «да простят мне эту ересь лингвисты!» (стр. 148). И будьте уверены – простят! Простят даже такие опусы:

«Мы уже говорили, что от железнодорожника, находящегося на работе, можно услышать: поезд встал на вторую путь (путь в женском роде!), хотя во внеслужебное время он, вероятно, правильно скажет я выбрал себе жизненный путь. » (стр. 151).

Но поймите меня правильно – писать книгу о культуре речи вовсе не такое легкое дело, как может показаться из сказанного выше. От автора требуется очень многое, и – прежде всего – нешаблонность мышления, умение увидеть в фактах языка то, чего не видит никто. Например: «Я захожу в кондитерскую. Мне предлагают трубочки и детские батончики (официальные наименования!). И что же? Трубочки оказываются палочками – без всякого признака отверстия, необходимого для трубочки, а батончики (от французского батон – палка) – плоскими, узкими плитками» (стр. 20). Или: «Вы, очевидно, знаете. ». Неудачное выражение, так как за речью оратора следят не зрители, а слушатели, и очевидно здесь неуместно» (стр. 165).

Автор должен овладеть умением афористически выражать свои мысли. Например:

«Острой мотыгой по словесному сорняку броюсь!» (стр. 27).

Или: «Один современный поэт даже в стихах пишет и в журнале печатает:

“На Маяковского я вышел. ”.

Не выходить надо на Маяковского, а за ним следовать. » (стр. 136).

Автору необходим широкий диапазон познаний в области художественной литературы и прежде всего в поэзии – только тогда Вы можете рассчитывать сделать открытия, подобные нижеприведенному:

«Закрой дверь! Открой окно!».

Пожалуй, не совсем.

Обычно предметы, имеющие крышку, открываются и закрываются, а предметы, имеющие створки, отворяются и затворяются. Вот почему сундук, шкатулка, коробка – закрываются, а дверь, окно, шкаф – затворяются.

Это отразилось и в народных пословицах и поговорках («Пришла беда – отворяй ворота!»), а также в песнях. Вспомним:

«Эх, Настасья! Эх, Настасья!

Чувствовали это и наши классики.

Вспомним строки Пушкина в «Евгении Онегине» (гл. V):

«И Таня в ужасе проснулась.

Глядит, уж в комнате светло;

В окне сквозь мерзлое стекло

Зари багряный луч играет;

Я предвижу вопрос читателя-оппонента: а почему же пушкинская Татьяна говорит няне:

«Не спится, няня: здесь так душно!

Открой окно да сядь ко мне. »

Татьяна по свидетельству самого Пушкина (гл. III, строфа XXVI):

«. по-русски плохо знала,

Журналов наших не читала

И выражалася с трудом

На языке своем родном. »

Где уж ей было знать такие тонкости, как различие между словами отвори и открой! (Стр. 60–61)

Не менее необходимы познания в поэзии и для того, чтобы противостоять движению времени:

Верхняя просторная одежда без рукавов, надеваемая внакидку.

Вспомним, что говорилось о плаще в стихах за последние сто лет:

«Любовник под окном трепещет и кипит,

«Закинув плащ, с гитарой под полою. »

«Я плащом тебя одену

Так, что не заметят. »

«Ты в синий плащ печально завернулась. »

Кажется, ясно, что плащ не имеет рукавов?

Однако за последнее время плащами стали называть легкие летние пальто с рукавами, хотя у таких пальто есть специальные названия: пыльник и дождевик (стр. 43–44).

Если Вы при написании книги учтете все эти моменты, то можете считать, что тираж в 15 000 Вам обеспечен.

Уважаемый тов. Русиков!

Благодарю Вас за объяснения. В ближайшие дни вышлю в адрес института рукопись своей книги. Не сочтите меня назойливой, я прошу Вас ответить на два вопроса, которые заинтересовали меня в связи с Вашим письмом. Может ли книга по вопросам культуры речи быть написана лингвистом? И чем она будет отличаться от книги, например, Б.Тимофеева?

Случай, о котором Вы спрашиваете, вполне возможен: позволю себе сослаться на вышедшую в Горьковском книжном издательстве книгу профессора А.В. Миртова «Говори правильно. Грамматико-стилистические очерки о русском глаголе, его формах и словарных вариантах».

Если сравнивать книгу А.В. Миртова с книгой Б.Тимофеева, то Вам сразу бросятся в глаза преимущества первой в области теории. Изложение в книге А.В. Миртова покоится на прочной теоретической базе. Это вытекает прежде всего из четко сформулированного автором метода: «Мы пользуемся методом прямого удара по прозвучавшей ошибке. » (стр. 12). Это видно из определения задач книги: «Отдельные работы по глаголу имеются и в области истории его, и в области лексики и грамматики. Наша работа, так сказать, стилистическое добавление, ставящее своей задачей выявление трудностей и ошибок при пользовании глагольными формами» (стр. 3). И надо сказать, что обещанное «так сказать, добавление» легко обнаруживается при чтении книги. Несколько примеров:

Быть, дать, идти, бежать, ехать, мочь, хотеть – семь перечисленных глаголов от норм русского глагола» (стр. 28).

Есть в русском языке глаголы-“совместители”, дающие полноту грамматических форм лишь при взаимном замещении друг друга. Корни таких глаголов обычно различны, а значение едино» (стр. 47).

«Изобилующие (дубликатные) глаголы

“Изобилующими” глаголами будем называть глаголы, имеющие параллельные формы, очень близкие, а то и тождественные по значению. Примерно: брезгать, брезгаю. и брезговать, брезгую. » (стр. 50)

Новые вульгарные “ходовые словечки”. » (стр. 151)

Иногда эти, так сказать, добавления реализуются автором в виде отдельных теоретических находок:

«Ударение может быть. и на окончании (на суффиксе -ну-). » (стр. 161)

«В результате слияния в одну двух различающихся по виду форм: стукать – стукнуть появилась новая просторечная форма *стукануть. Из основы: стука + нуть» (стр. 162).

[«Звездочкой впереди слова отмечаем ошибочные слова и формы слова, не рекомендуемые в строго литературной речи» – стр. 4.]

Автор отчетливо разграничивает строго литературную речь, язык художественной литературы и просторечие. Ср.:

«“Правильным” мы называем общенародный книжно-литературный язык, так сказать, строго литературный, в отличие от языка художественной литературы, где могут оказаться и неправильные, нелитературные слова и выражения» (стр. 6).

«Просторечные слова являются обычно. смысловыми вариантами, т.е. словами с добавочными оттенками смысла или оценки. Сравним: . Спит и храпит. Храпит – тоже спит, но еще и издает громкие (носовые) звуки» (стр. 3).

К заслугам автора следует отнести и четкое различение звука и буквы: «§ 36. Появление звука и буквы а вместо о в глаголах с суффиксом -ыва- (-ива-)» (стр. 45).

Красной нитью через всю книгу проходит подчеркивание ведущей роли «культурных людей» в установлении языковой нормы:

«Культурные люди в наше время говорят вместо устарелого моги – можешь (в разрешительном тоне). » (стр. 41)

«Только одно слово выпивши наши грамматики разрешают употреблять в роли сказуемого, но культурные люди в наши дни перестают пользоваться этой формой» (стр. 87).

«*Марать(ся): Должно: пачкать(ся). Культурные люди избегают слов *вымараться, *замараться, *обмараться и т.д.» (стр. 123).

И наоборот: «*Наплевать – чаще всего показывает низкую степень культуры того, кто употребляет это слово» (стр. 124).

И самые нормы языка предстают в книге в удивительно прозрачном виде:

«Принимают пищу в наше время лишь в больницах да казармах; мы же все едим: завтракаем, обедаем, ужинаем, закусываем и т.д.» (стр. 106).

«Нормой литературного языка является ничем не опороченный глагол: есть, ем, ел. а также его конкретные синонимы: обедать, завтракать, ужинать. » (стр. 110)

«Жидкости: чай, воду, вино, молоко – только пьют. Суп, лапшу, окрошку, уху – едят. Впрочем, и “молоко с хлебом едят”» (стр. 111).

Но при этом автор никак не может быть обвинен в пуризме или нетерпимости: «*Заправиться вместо закусить, позавтракать вульгарно. В языке шоферов это слово вполне допустимо (ср.: заправить машину горючим)» (стр. 152).

Одна из сильных сторон книги – ясное представление о том, что нужно и что не нужно языку. Например:

«Оба рассматриваемых слова слышу – слушаю дают нам возможность выразить разные мысли, в каждом из них есть дополнительные смысловые оттенки. Такие слова в языке нужны и дороги» (стр. 57).

«Организовать: в последние три-четыре десятилетия стали употреблять организовать закуску, завтрак, обед и проч. Это значение слова не нужно языку» (стр. 125).

«Заскочить вместо зайти на минутку. Это слово совершенно не нужно литературному языку» (стр. 152).

Хотя автор не писатель, а лингвист, он поразительно тонко чувствует язык художественного произведения, например:

«Жрать. Вульгарно-грубо, если речь идет о человеке. Даже говоря о свинье, нужно избегать таких слов, как нажралась, нажравшись и подобные. Вот как пишет о свинье Крылов: “Свинья под дубом вековым наелась желудей досыта, до отвала; наевшись, выспалась под ним”. Совершенно ясно, что эту прекрасную басню не помещали бы в хрестоматии, не читали бы ее в школе и дома, если бы в ней было: “Свинья под дубом вековым *нажралась желудей. ”, “*нажравшись, выспалась под ним. ”» (стр. 148)

Или еще: «Сильно сказано у Пушкина: “Грохочут пушки. Дым багровый кругами всходит к небесам”. В несколько сниженном стиле, но впечатлительнее сказано в “Петре I” у А.Н. Толстого: “Огненно *грохотнула пушка”» (стр. 163)

Иногда рассуждение об элементах языка художественной литературы переходит прямо в текстологическое исследование:

«В “Молодой гвардии” у Фадеева: “У кого богато *уродило овощей. ” – тоже украинизм, что подтверждается в соседней строчке (при описании базара) явно украинскими названиями: хустка, спидиница, чоботы. » (стр. 25)

Безусловно, что такое проникновение в ткань художественных произведений базируется на филигранном семантическом анализе. Так:

«Если метафорически (образно) скажем, что пушка плюется, то это не обязывает нас к пониманию: а) пушка начала плевать на себя; б) пушка начала с кем-то (с другой пушкой) обмениваться плевками. Вполне может быть, что она плюет наудачу, нагоняя страх на все окрестности. » (стр. 23)

Автор не чужд историзма – в книге даны необходимые исторические справки, например:

«Русский язык со значением принимать пищу пользовался общеславянским глаголом есть. Глагол кушать был известен уже и в древности» (стр. 106).

«Кушать в общеславянскую эпоху жизни наших предков означало именно: пробовать, отведывать (пробовать ртом)» (там же).

Встречаются в книге и замечания, свидетельствующие о пристальном внимании автора к так называемой ближней этимологии:

«В спортивном языке сравнительно недавно возникло выражение болеть за него, я болею за брата, болею за Надю и т.д. Возникло оно из формы “беспокоюсь за его успех, за ее успех”. » (стр. 56)

Удаче автора в значительной степени способствуют многочисленные глубоко продуманные рекомендации:

«Очень плохо, когда в языке человека прорываются областные (южные) формы с мягким -ть: он *идеть, *придеть, они *идуть, *придуть и т.д. Особенно плохо звучит *значить» (стр. 15).

«Форма здравствуйте принята как привет при встрече. При расставании: будь(те) здоровы» (стр. 66).

«Отметим еще, что приглашать пройти в комнату можно только в тех случаях, когда надо пройти через коридор или через другие комнаты» (стр. 73).

«*Порвать – не надо говорить вместо разорвать, изорвать. Правильно: она изорвала письмо. Он изорвал (разорвал) штаны» (стр. 79).

«Воняет рыбой, дегтем, керосином, луком. Лучше говорить пахнет рыбой, дегтем. Без дополнения (на вопрос чем?) воняет не употребляется. Во избежание ненужных ассоциаций дополнительное слово лучше ставить перед глаголом в тех случаях, когда это слово все-таки употребляется. “Как, однако, от тебя луком воняет” (Чехов. Безнадежный)» (стр. 147).

«“Сидеть на чем, а не *чем”. Академический словарь 1847 г. объяснил: “Эта задняя часть тела, *которою мы сидим”. Должно: на которой сидим» (стр. 156).

«Жениться на ком-либо, а не с кем-либо. Женился на ней, а не с ней. Во множественном числе допускается: Они рано женились. » (стр. 157)

В отдельных случаях рекомендации автора в области словоупотребления приобретают важное значение.

«Врать, врет – грубый вульгаризм, а в форме врешь, врете! – и прямое оскорбление. Газета “Известия” (1957, июнь, статья С.Руденко) рекомендует в подобных случаях привлекать хотя бы и начальника к ответственности по закону о мелком хулиганстве» (стр. 147–148).

Вообще следует отметить, что автор обнаруживает поразительно глубокое для лингвиста понимание тех жизненных ситуаций, в которых протекает наша речь, например:

«Человек едет на чем-либо (на лошади, на телеге, на машине и т.д.). Лошадь едет (когда она везет что-либо), а иначе: идет, бежит, скачет. На лугу, на отдыхе лошади не ездят. Карета, телега, коляска сами по себе не ездят, но когда под этими словами обобщенно разумеется организованный вид транспорта, то они едут» (стр. 38).

Я так подробно остановился на характеристике книги А.В. Миртова, чтобы дать почувствовать разницу между двумя разобранными книгами, чтобы показать преимущества труда лингвиста над работой «стихийного филолога» Б.Тимофеева. Если Б.Тимофеев своей книгой поставил вопрос: «Правильно ли мы говорим?», то А.В. Миртов возвысился до постановки задачи: «Говори правильно».

В заключение письма не могу отказать себе в удовольствии привести одно из самых блестящих мест в книге А.В. Миртова.

Слово надо любить, знать, чувствовать, ощущать все его запахи! (Сергеев-Ценский. Огонек, 1957, № 4),

Запахи бывают приятные (ароматические) и неприятные (затхлые, запахи разложения, тления),

В гостиной светской и свободной

Был принят слог простонародный

И не пугал ничьих ушей.

“С лексическими сорняками, лезущими из всех щелей, должны бороться все, кому дороги судьбы родного языка” (“Лит. газета”, 1959, № 61)» (стр. 105).

www.ahmerov.com

Это интересно:

  • Страховая биржа рф осаго Партнерская программа Страховаябиржа.рф Партнерская программа Страховой биржи - автострахование. Партнерская программа Страховой биржи будет выплаичивать вебмастерам за рекламирование услуг системы; за размещение рекламы с целью привлечения новых автолюбителей, владельцев […]
  • Как пересчитают пенсию работающим пенсионерам в 2018 году Повышение пенсий с 1 июля 2018 года не планируется В связи с активными обсуждениями предстоящих изменений в пенсионной системе России, направленных на повышение доходов российских пенсионеров, среди населения активно распространяется информация о возможном повышении пенсии […]
  • 1с возвраты товаров не списано Не списываются партии при возврате поставщику в УТ 8 Клиент купил товар, он оказался бракованный, он его вернул обратно нам. Мы ему привезли и отгрузили новый товар взамен бракованного и только после этого сделали возврат того бракованного товара нашему поставщику. Так […]
  • Работа с проживанием спб для женщин Работа в Санкт-Петербурге | СПб Информация О месте: Каждый день мы публикуем десятки вакансий Санкт-Петербурга и надеемся, что поиск вашей работы не затянется надолго. Достаточно лишь подписаться на нас, и ваша новостная лента наполнится интересными вакансиями, среди […]
  • Получить справку о судимости в спб Как оформить справку об отсутствии судимости В соответствии с действующим законодательством* для оформления на работу в НИУ ВШЭ - Санкт-Петербург необходимо предоставить в отдел кадров Справку о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о […]
  • Нотариусы мНовокузнецкая Новая услуга нотариуса. с 1 февраля 2014 года регистрация сделок с недвижимостью и свидетельств о праве на наследство в Управлении Росреестра по Москве самим нотариусом в течение 3 рабочих дней. Нотариальная контора Акимова Глеба Борисовича расположена в районе […]
  • Работа в районе проживания Вакансии в Едином «Центре Услуг» 007 Работа во всех районах Санкт-Петербурга и близлежащих пригородах. Единый Центр Услуг 007 предлагает следующие вакансии: МАСТЕР ПО ПОКРАСКЕ ДЕРЕВЯННЫХ ОКОН, УТЕПЛЕНИЮ, РЕСТАВРАЦИИ ОКОН Требования: опыт работы от 1 года. График работы: […]
  • Дзержинский спортивная нотариус Нотариус Паршуковская Марина Анатольевна 143900, Московская область, город Балашиха, проспект Ленина, дом 31 лицензия от 27 января 2003 года №389 Пн. с 10:00 до 18:00 Вт. с 10:00 до 18:00 Ср. с 10:00 до 18:00 Чт. с 10:00 до 18:00 Пт. с 10:00 до 16:00 Каждая 2-я и 4-я Сб. […]