Автор три закона

| | 0 Comment

Три закона робототехники


    Три закона робототехники — обязательные правила поведения для роботов, фигурирующие в серии фантастических произведений Айзека Азимова.


Первый закон робототехники. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.

Второй закон робототехники. Робот должен повиноваться командам человека, если эти команды не противоречат Первому Закону.

Третий закон робототехники. Робот должен заботиться о своей безопасности, пока это не противоречит Первому и Второму Законам.

  • Серия романов «Foundation» («Основание», также название серии и в названиях романов это слово переводилось как «Фонд», «Фундамент» и «Академия») о крушении галактической империи и рождении нового общественного строя;
  • Сборник рассказов «I, robot» («Я — робот»), в котором Азимов разработал этический кодекс для роботов.
  • Роман «Сами боги», центральная тема которого — рационализм без нравственности ведёт ко злу.
  • Также Азимов написал очень большое количество научно-популярных и научно-популяризаторских произведений.

    Азимов родился (по документам) 2 января 1920 года в Петровичах, Горецкого уезда Могилёвской губернии, в России (в действительности он мог родиться и несколько раньше, вплоть до 19 октября 1919 года). Его родители, Анна Рахиль Берман-Азимова (Anna Rachel Berman Asimov) (1895—1973) и Иегуда Азимов (Judah Asimov) (1896—1969), были евреями по национальности и мельниками по профессии. Назвали его в честь покойного деда по матери, Исаака Бермана.

    У Азимова была младшая сестра Марция (Marcia, род. 1922; до переезда в США её звали Маня) и младший брат Стэнли (Stanley, 1929—1995). Впоследствии Марция вышла замуж (1955) и родила двоих сыновей. Стэнли стал журналистом и сделал успешную карьеру в ежедневной газете Newsday. Его должность называлась vice president in charge of editorial administration. Умер Стэнли от лейкемии 16 августа 1995 года. У Стэнли было трое детей: Эрик (Eric) и Нэнит (Nanette), оба журналисты, и Дэниел (Daniel), математик. Дэниела Азимова можно найти в Сети, но он не любит, когда к нему пристают с вопросами о его знаменитом дяде.

    В 1923 родители увезли его в США, где поселились в Бруклине и через несколько лет открыли кондитерский магазин. Поскольку Азимов уехал из России в трёхлетнем возрасте, а родители, будучи в США, старались говорить с ним только по-английски, он почти не знал русского языка.

    В 5 лет Айзек Азимов пошёл в школу. (Ему полагалось пойти в школу 6 лет, но мать исправила его день рождения на 7 сентября 1919 года, чтобы отдать его в школу на год раньше.) После окончания десятого класса в 1935 году, 15-летний Азимов поступил в Seth Low Junior College, но через год этот колледж закрылся. Азимов поступил на химический факультет Колумбийского университета в Нью-Йорке, где получил в 1939 году степень бакалавра (B. S.), а в 1941 году — магистра (M. Sc.) по химии и поступил в аспирантуру. Однако в 1942 году он уехал в Филадельфию, чтобы работать химиком на Филадельфийской судоверфи для армии. Вместе с ним там же работал и другой писатель-фантаст Роберт Хайнлайн.

    В феврале 1942 года, в Валентинов день, Азимов встретился на «слепом свидании» с Гертрудой Блюгерман (Gerthrude Blugerman). 26 июля они поженились. От этого брака родился сын Дэвид (David) (1951) и дочь Робин Джоан (Robyn Joan) (1955).

    С октября 1945 года по июль 1946 Азимов служил в армии. Затем вернулся в Нью-Йорк и продолжил образование. В 1948 году закончил аспирантуру, получил степень Ph. D., соответствующую кандидату наук, и поступил в постдокторат как биохимик. В 1949 году он устроился преподавателем на медицинский факультет Бостонского Университета, где в декабре 1951 года стал ассистентом (assistant professor), а в 1955 году — ассоциированным профессором (associated professor). В 1958 году университет перестал ему платить зарплату, но формально оставил в прежней должности. К этому моменту доходы Азимова как писателя уже превышали его университетскую зарплату. В 1979 году ему было присвоено звание полного профессора (full professor).

    В 1970 году Азимов расстался с женой и почти немедленно стал жить с Джанет Опал Джеппсон (Janet Opal Jeppson), с которой познакомился на банкете 1 мая 1959 года. (До этого они встречались в 1956 году, когда он подписал ей автограф. Азимов вообще не запомнил ту встречу, а Джеппсон сочла его неприятным человеком.) Развод вступил в силу 16 ноября 1973 года, а 30 ноября Азимов и Джеппсон поженились. От этого брака не было детей.

    Умер 6 мая 1992 года от СПИДа, которым заразился при операции на сердце в 1983. О том, что причиной смерти был СПИД, стало известно лишь через 10 лет из биографии, написаной Джанет Опал Джеппсон.

    Писать Азимов начал в 11 лет. Он начал писать книгу о приключениях мальчиков, живущих в маленьком городке. Он написал 8 глав, после чего забросил книгу. Но при этом произошёл интересный случай. Написав 2 главы, Айзек пересказал их своему другу. Тот потребовал продолжение. Когда Айзек объяснил, что это пока всё, что он написал, его друг попросил дать почитать книгу, где Айзек прочёл эту историю. С того момента Айзек понял, что он обладает писательским даром, и стал серьёзно относиться к своей литературной деятельности.

    Азимов впервые опубликовал рассказ в 1939 году. Это был рассказ «В плену у Весты» (Marooned Off Vesta), принятый к публикации в октябре 1938 года журналом Amazing Stories и опубликованный 10 января 1939.

    В 1941 был опубликован рассказ «Приход ночи» (Nightfall) o планете, вращающейся в системе шести звёзд, где ночь наступает раз в 2049 лет. Рассказ получил огромную известность (согласно Bewildering Stories, он был одним из самым известным из когда-либо публиковавшихся рассказов).

    В 1968 году Ассоциация Американских Фантастов (Science Fiction Writers of America) объявила «Приход ночи» лучшим из когда-либо написанных фантастических рассказов. Рассказ более 20 раз попадал в антологии, дважды был экранизирован (неудачно) и сам Азимов впоследствии назвал его «водоразделом в моей профессиональной карьере». Малоизвестный до тех пор фантаст, опубликовавший около 10 рассказов (и ещё примерно столько же были отвергнуты), стал знаменитым писателем. Интересно, что сам Азимов не считал «Приход ночи» своим любимым рассказом.

    10 мая 1939 года Азимов начал писать первую из своих историй о роботах, рассказ «Робби» (Robbie). В 1941 году Азимов написал рассказ «Лжец» (Liar!) о роботе, умевшем читать мысли. В этом рассказе впервые появляются знаменитые три закона робототехники. Азимов приписовал эти законы Джону У. Кемпбеллу (John W. Campbell), сформулировавшему их в беседе с Азимовым 23 декабря 1940 года. Но Кемпбелл говорил, что идея принадлежала Азимову, он только дал ей формулировку. В этом же рассказе Азимов придумал слово «robotics» (роботика, наука о роботах), вошедшее в английский язык. В переводах Азимова на русский robotics обычно переводят несуществующим словом «роботехника». До Азимова, в большинстве историй о роботах они бунтовали или убивали своих создателей. С начала 1940-х годов, роботы в фантастике подчиняются трём законам роботехники, хотя по традиции ни один фантаст, кроме Азимова, не цитирует эти законы явно.

    В 1942 году Азимов начал серию «Основание». Изначально «Основание» и рассказы о роботах относились к разным мирам, и лишь в 1980 году Азимов решил их объединить.

    С 1958 года Азимов стал писать гораздо меньше фантастики и гораздо больше научно-популярной литературы. Большинство написанных Азимовым книг являются научно-популярными, причём в самых разных областях. С 1980 он возобновил написание научной фантастики продолжением серии «Основание».

    Тремя любимыми рассказами Азимова были «Последний вопрос» (The Last Question), «Двухсотлетний человек» (The Bicentennial Man) и «Уродливый мальчуган» (The Ugly Little Boy), в этом порядке. Любимым романом были «Сами боги».

    Мы постарались быстро и просто ответить на вопрос: что такое законы робототехники? Остались вопросы? Обсужадйте их на форуме робототехников!

    www.prorobot.ru

    Айзек Азимов — Три Закона роботехники

    Айзек Азимов — Три Закона роботехники краткое содержание

    Кому из любителей фантастики не знакомы знаменитые Три Закона роботехники, разработанные и сформулированные Айзеком Азимовым – крупнейшим американским писателем-фантастом, ученым и популяризатором? В этой книге собраны вместе ранее выходившие рассказы, посвященные этой теме, которая и теперь не утратила своей злободневности.

    В сборник вошли рассказы:

    «Здесь нет никого, кроме. » Пер. Р.Рыбаковой

    «Робби» Пер. А.Иорданского

    «Хоровод» Пер. А.Иорданского

    «Логика» Пер. А.Иорданского

    «Как поймать кролика» Пер. А.Иорданского

    «Лжец» Пер. А.Иорданского

    «Как потерялся робот» Пер. А.Иорданского

    «Выход из положения» Пер. А.Иорданского

    «Улики» Пер. А.Иорданского

    «Первый Закон» Пер. Г.Орлова

    «Раб корректуры» Пер. Ю.Эстина

    «Женская интуиция» Пер. М.Таймановой

    «Робот ЭЛ-76 попадает не туда» Пер. А.Иорданского

    «Зеркальное отражение» Пер. И.Гуровой

    Читайте, наслаждайтесь и помните:

    1) Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.

    2) Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

    3) Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит Первому и Второму Законам.

    Три Закона роботехники читать онлайн бесплатно

    Три Закона роботехники

    В литературе спокон веков бунтуют роботы. Бунтовали джинны и ифриты арабских сказок, взбунтовался Голем – глиняное детище хитроумного Бен Бецалеля. И даже настоящие роботы, созданные гением Карела Чапека, вышли из повиновения, едва успев родиться из-под пера писателя. Положение стало настолько серьезным, что проблема бунтующих роботов перекочевала со страниц художественной литературы на страницы научных статей и монографий. Сам Норберт Винер счел необходимым предостеречь человечество от возможных последствий чрезмерной самостоятельности роботов.

    Спасение пришло с неожиданной стороны. Американский писатель и ученый Айзек Азимов сформулировал свои знаменитые Три Закона роботехники (собственно, правильнее было бы говорить “роботологии” или, как утвердилось в современной науке, “робототехники”, но теперь уже поздно исправлять эту неточность перевода). Законы Азимова с поистине фантастической быстротой получили всемирное признание, и с той поры ни один робот не сходил с конвейера, то бишь с барабанов типографской машины, без того, чтобы в его мозг (заметьте, у робота обязательно должен быть мозг!) не были заложены пресловутые Три Закона. Наконец-то человечество смогло вздохнуть свободно. Будущее сосуществование с легионами покорных роботов представлялось вполне безоблачным.

    А что думает по этому поводу сам творец Законов роботехники? Лучший ответ на этот вопрос можно получить, прочтя предлагаемый читателю сборник.

    Начнем с самого первого рассказа из цикла “Я, робот”. У маленькой девочки есть робот-нянька. Девочка привязалась к роботу, но, по мнению мамы, эта привязанность вредит правильному воспитанию ребенка. И хотя папа придерживается иного мнения, после долгих семейных дискуссий робота отправляют обратно на фабрику. Девочка грустит, возникает опасность серьезной душевной травмы, и робот возвращается (рассказ “Робби”).

    Немудреный сюжет, не правда ли? Но именно эта немудреность вдребезги разбивает Первый Закон роботехники, который Азимов сформулировал следующим образом: “Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред”. Где уж роботу разобраться, что вредно, а что полезно, если сами родители не могут решить этот вопрос применительно к собственному ребенку!

    В рассказе “Хоровод” в результате нечетко сформулированного указания Первый и Третий Законы вошли в противоречие друг с другом. Согласно Третьему Закону, “робот должен заботиться о своей безопасности, поскольку это не противоречит Первому и Второму Законам”. Роботу была дана команда, но не указана степень вреда, который будет нанесен человеку в случае ее невыполнения. И вот робот кружится по границе опасного района, не углубляясь в него (этому мешает Третий Закон) и вместе с тем не отходя далеко (этому препятствуют Первый и Второй Законы). Ситуация, знакомая любому программисту современных компьютеров. Называется она “зацикливание”. К слову сказать, любой мало-мальски опытный программист закладывает в программу специальные команды, по которым, совершив три-четыре круга, компьютер останавливается и требует от человека дальнейших указаний.

    В рассказе же “Хоровод” все происходит иначе. Там разорвать порочный круг людям удается, лишь рискуя жизнью и при этом пуская в ход всю свою изобретательность и пользуясь помощью знатока психологии роботов. Кстати, один из лейтмотивов, объединяющих большинство рассказов сборника, – единоборство между роботами и человеком-робопсихологом Сьюзен Кэлвин.

    Или еще один рассказ – “Как потерялся робот”. В раздражении молодой работник говорит роботу: “Уйди и не показывайся, чтобы я тебя больше не видел”. Робот буквально выполняет указание человека, после чего весь персонал внепланетной Гипербазы вынужден бросить важную работу и целую неделю заниматься поисками исчезнувшего робота.

    Мы снова намеренно выбрали рассказ с незатейливым сюжетом, потому что, на наш взгляд, именно в простоте рождается та убедительность, с которой Азимов развенчивает им же созданный Второй Закон роботехники.

    Так в чем же дело? Неужели придется признать, что джинн выпущен из бутылки и людям не остается ничего другого, как пассивно ожидать последствий? Вспомним, однако, что автор рассказов не только писатель, но и ученый, способный проанализировать ситуацию со всей логической строгостью. И он не зря выбрал именно такую форму: сначала сформулировал законы, на первый взгляд кажущиеся безупречными как по содержанию, так и по форме, а затем продемонстрировал эти законы в действии.

    Да, джинн выпущен из бутылки, причем очень и очень давно. Взяв в руки палку, человек создал первого робота, а с бунтом роботов он столкнулся тогда, когда нечаянно уронил эту палку себе на ноги. И ничего качественно нового с тех пор не произошло. Проблема бунта роботов уже несколько десятилетий как поставлена и решается в технике. В английском языке даже существует особый термин “foolproof” – “защита от дурака”. Так, газ в газовой колонке не зажигается, если не течет вода, а пресс не сработает, если в рабочем пространстве имеется посторонний предмет, например человеческая рука.

    Но не следует требовать от техники, чтобы она решала за человека, что ему во вред, а что на пользу. И не следует думать, будто появление “мыслящих” машин, то есть машин, способных самостоятельно анализировать ситуацию и на основании этого анализа принимать решения, внесет что-либо принципиально новое.

    Вернемся, однако, к рассказам сборника. Думается, что нет нужды представлять читателям их автора. Айзек Азимов – один из самых известных американских писателей-фантастов, автор множества научно-популярных книг и статей, которые издавались отдельными сборниками. Но прежде всего Азимов – талантливый художник, и именно в этом секрет его популярности. Многие произведения этого писателя переведены на русский язык. Особую известность получили его рассказы о роботах, которые издавались в виде отдельных сборников (цикл “Я, робот”) или же включались в другие тематические сборники. Приятно, что многие из них, правда, далеко не все, сейчас переиздаются в виде единого сборника.

    Читатель – и знакомый с творчеством Азимова, и впервые узнающий его роботов – встретится с яркими, превосходно выписанными персонажами. Здесь и испытатели новой техники Пауэлл и Донован, которые, следуя всем канонам приключенческого жанра, в каждом рассказе попадают в сложные, подчас безвыходные ситуации, но всегда с честью из них выходят. Здесь и “мозговой трест” фирмы “Ю.С.Роботс энд Мекэникл Мен Корпорейшн” Богерт и Лэннинг, соперничающие за власть. И над всеми возвышается робопсихолог Сьюзен Кэлвин, презирающая суетность деляг. А за кадром – современная капиталистическая Америка во всей ее “красе”. Перед читателем проходят картины конкурентной борьбы между фирмами, предвыборных политических махинаций, расовой дискриминации. Но нельзя не отметить, что, изображая своих роботов рыцарями без страха и упрека, наделяя их металлическим телом и позитронным мозгом, Азимов уходит от острых социальных проблем.

    libking.ru

    Три закона роботехники (сборник)

    Айзек Азимов

    С момента написания Айзеком Азимовым первого рассказа о роботах прошло уже более полувека. Сегодня роботы на самом деле существуют и выполняют вполне определенные полезные функции. Конечно же, они не столь умны и сообразительны, как их предшественники, действующие в произведениях Азимова, но они стремительно совершенствуются в направлении, заданном великим фантастом. Детально разработанные и сформулированные Айзеком Азимовым `Три закона роботехники` до сих пор являются неиссякаемым источником новых идей для людей, занимающихся созданием искусственного интеллекта.В настоящий сборник вошли лучшие рассказы о роботах, написанные автором в разное время.

    С момента написания Айзеком Азимовым первого рассказа о роботах прошло уже более полувека. Сегодня роботы на самом деле существуют и выполняют вполне определенные полезные функции. Конечно же, они не… Развернуть

    Короткий (меньше десяти минут) рассказ рассказывающий при каких обстоятельствах возможно нарушить первый закон робототехники (Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.)
    Рассказ получился слишком короткий и предыстория мне кажется более интересной. Эта ситуация может вылиться в хороший роман по типу «Я робот» и «Двухсотлетний человек»
    Тема не раскрыта, хотя мне кажется для самого Азимова этот рассказ был отправной точкой его дальнейших произведений на тему разумности роботов.
    Прочитать можно ибо написано хорошо и эти десять минут своего времени проведёте не зря.

    Короткий (меньше десяти минут) рассказ рассказывающий при каких обстоятельствах возможно нарушить первый закон робототехники (Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён… Развернуть

    Пока ураган Харви за окном топит близлежащие города, а в бедном Хьюстоне люди пользуются надувными лодками вместо диванов, я, на своем безопасном втором этаже — достаточно высоком для потопа и достаточно низком для урагана — оказалась изолирована от работы как раз на тот промежуток времени, чтобы прочесть странный ни много ни мало «феминистический» рассказ от Айзека Азимова и выйти из состояния ураганного забвения.

    Айзек Азимов гораздо лучше умеет работать с текстом и сюжетом, чем близкий ему по духу Кир Булычев. Читать Азимова легко, приятно и нескучно. Рассказ «женская интуиция» очень веселит прямым и наивным, каким-то недоспелым отношением автора к «женскому вопросу», но, тем не менее, радует вполне зрелым и сочным сюжетом, который держит напряжение до самой развязки.

    В целом, идея создания образа женщины робота, не лишенного сексуальности, очень хороша, и требует развития.

    Пока ураган Харви за окном топит близлежащие города, а в бедном Хьюстоне люди пользуются надувными лодками вместо диванов, я, на своем безопасном втором этаже — достаточно высоком для потопа и достаточно низком для урагана -… Развернуть

    Замечательный рассказ в прекрасном исполнении Евгения Стаховского. Прослушала с большим удовольствием и ещё раз убедилась, что именно за такие очень человечные рассказы я люблю Азимова. Советую всем к прочтению!

    — Говори, Кьюти. Мы слушаем.
    — За последние два дня я сосредоточился на самоанализе, — сказал Кьюти, — и пришёл к весьма интересным результатам. Я начал с единственного верного допущения, которое мог сделать. Я существую, потому что я мыслю.

    «Три закона роботехники» — рассказы ( в моей книге их было 15, не считая интервью), посвященные раскрытию трёх законов, придуманных Айзеком Азимовым. Как они будут соблюдаться? Может ли робот их нарушить? Как будут исполняться противоречивые приказания? и т.д. Все эти мысли, выраженные в рассказах-детективах помогут нам понять и саму позицию автора в конфликте «робот-человек».

    Книга начинается со встречи журналиста с робопсихологом «Ю.С. Роботс» — Сьюзен Кэлвин. В процессе интервью, мы будем знакомиться с воспоминаниями Сьюзен, на глазах которой произошел огромный прорыв человечества в роботехнике. От роботов не умеющих говорить, до «интуитивного» работа, просчитать поступки которого невозможно.

    Так как почти все истории связанны с корпорацией — монополистом в роботехнике, мы будем иметь дело с великолепными учеными, работающими в ней, в том числе и со Сьюзен Кэлвин. Никого не оставят равнодушным истории о полевых сотрудников «Ю. С. Роботс»- Грегори Пауэлла и Майкла Донована, проводящих доводку экспериментальных моделей роботов, с которыми то и дело случаются какие-то удивительные и загадочные события.

    В книге не раз упоминается тот факт, что сборка роботов и их использование на Земле ограничены. Люди всецело выступают против принятия роботов в любые социальные сферы. С чем это связано — не ясно и понять трудно, т.к. всё это время мы пребываем «на другой стороне».
    Роботов используют в космосе, в опасных и трудных для человека условиях. Благодаря роботам ученые смогли решить многие научные задачи и сама Корпорация имеет прибыль не столько с Земли, сколько с других участков нашей Галактики.

    Читая рассказы, то и дело ловишь себя на мысли, что сопереживаешь ты всегда не человеку, а работу. Большинство неурядиц с роботами случалось по вине людей. Например, в рассказе «Как потерялся робот» в жутком переполохе был виноват работник, который прогнал робота и оскорблял его нецензурными словами и запретил ему показываться на глаза. Или в рассказе «Раб корректуры» робот был готов солгать и повредить свой мозг ради человека, ненавидевшего его, обвинившего его в своих бедах, ради человека, который подал в суд на Корпорацию из-за якобы преступления этого робота.
    Наверное, именно поэтому мне так понравилась Сьюзен. Эта женщина, проработавшая с роботами всю жизнь, защищала их, словно живых. Не позволяла никому наносить вред роботу или его мозгу, заставляя его нарушать 3 закона, даже если это могло помочь раскрыть дело.

    Я люблю роботов. Я люблю их гораздо больше, чем людей.

    Я пришла к выводу, что Айзек Азимов выражает себя и свои взгляды через Сьюзен Кэлвин.

    www.livelib.ru

    Автор три закона

    спросила она, растирая замерзший носик и с любопытством следя за тем, как пятнышко пара, оставшееся на стекле от ее дыхания, медленно уменьшалось и понемногу совсем исчезло. — Через полчаса, дорогая, — ответила мать и спросила с оттенком тревоги в голосе: — Ты рада, что мы едем? Тебе очень понравится в городе — все эти огромные дома, и люди, и всякие интересные вещи. Мы будем каждый день ходить в визивокс, и в цирк, и на пляж. — Да, мама, — ответила Глория без особого воодушевления. В этот момент самолет пролетал над облаком, и Глория была поглощена необычным зрелищем простиравшихся внизу клубов застывшего пара. Потом небо вокруг снова стало чистым, и она повернулась к матери с таинственным видом человека, знающего какой-то секрет. — А я знаю, зачем мы едем в город! — Да? — Миссис Вестон была озадачена. — Зачем же? — Вы мне не говорили, потому что хотели, чтобы это был сюрприз, а я все равно знаю. — Она остановилась, восхищенная собственной проницательностью, а потом весело рассмеялась. — Мы едем в Нью-Йорк, чтобы найти Робби, правда? С сыщиками! Это заявление застало Джорджа Вестона как раз в тот момент, когда он пил воду. Результат был катастрофическим. Послышалось полузадушенное восклицание, за ним наследовал целый фонтан воды и приступ судорожного кашля. Когда все кончилось, Джордж Вестон, раскрасневшийся и мокрый, пришел в крайнее раздражение. Миссис Вестон сохранила самообладание, но когда Глория повторила свой вопрос уже более озабоченным голосом, и ее нервы не выдержали. — Может быть, — ответила она резко. — Неужели ты не можешь посидеть спокойно и немного помолчать? Нью-Йорк всегда был обетованной землей для туристов и всех, кто хотел развлечься, а в 1998 году — больше, чем когда бы то ни было. Родители Глории знали это и использовали, как только могли. По приказанию жены Джордж Вестон оставил свои дела на целый месяц, чтобы провести это время, как он выражался, «развлекая Глорию до последней крайности». Как и все, что делал Вестон, это было выполнено эффективно, по-деловому и исчерпывающе. Месяц еще не прошел, но было сделано все, что находилось в человеческих возможностях. Глория побывала на верхушке Рузвельт-Билдинг и с высоты в полмили с трепетом смотрела на зубчатую панораму крыш, уходивших вдаль, до самых полей Лонг-Айленда и равнин Нью-Джерси. Они посещали зоопарки, где Глория, замирая от страха и блаженства, разглядывала «настоящего живого льва» (она была немного разочарована, увидев, что его кормят сырыми бифштексами, а не людьми, — как она ожидала) и настоятельно требовала, чтобы ей показали кита. Свои сокровища предоставили к их услугам разнообразные музеи, парки, пляжи и аквариумы. Глория плавала вверх по Гудзону на пароходе, отделанном под стиль веселых 20-х годов. Она летала на экскурсию в стратосферу, где небо окрашивалось в пурпурно фиолетовый цвет, на нем загорались звезды, а туманная Земля далеко внизу становилась похожа на огромную вогнутую чашу. Она погружалась на подводном корабле со стеклянными стенами в глубины пролива Лонг-Айленд, в зеленый, зыбкий мир, где причудливые морские существа разглядывали ее сквозь стекло я неожиданно, извиваясь, уплывали. Новая сказочная страна, пусть и более прозаическая, открывалась перед ней в магазинах, куда ее водила миссис Вестон. В общем, когда месяц прошел, Вестоны были убеждены, что они сделали все возможное, чтобы заставить Глорию раз и навсегда забыть о покинувшем ее Робби. Но они не были уверены, что им это удалось. Где бы Глория ни бывала, она проявляла самый живой интерес ко всем роботам, случавшимся поблизости. Каким бы захватывающим ни было зрелище, развертывавшееся перед ней, каким бы оно ни было новым и невиданным, — она немедленно забывала о нем, как только замечала хоть уголком глаза какой-нибудь движущийся металлический механизм. Поэтому, гуляя с Глорией, миссис Вестон старательно обходила стороной Всех роботов. Развязка наступила наконец в Музее науки и промышленности. Там для детей была устроена специальная выставка, на которой демонстрировались всевозможные ухищрения и чудеса науки, приспособленные к детскому разумению. Конечно, Вестоны включили эту выставку в свою обязательную программу. И в тот момент, когда Вестоны стояли, полностью поглощенные созерцанием мощного электромагнита, миссис Вестон внезапно обнаружила, что Глории с ними нет. Первый приступ паники сменился спокойной решимостью, и Вестоны с помощью трех сотрудников музея приступили к тщательным поискам. Между тем Глория была далека от того, чтобы бесцельно бродить по музею. Для своего возраста она была необыкновенно решительной и целеустремленной девочкой, в этом она определенно пошла в мать. Она заметила на третьем этаже огромную надпись: «К ГОВОРЯЩЕМУ РОБОТУ». Прочитав ее по складам и заметив, что родители не проявляют желания идти в нужном направлении, она приняла самое простое решение. Выждав подходящий момент, когда родители отвлеклись, она спокойно покинула их и пошла туда, куда звала надпись. Говорящий Робот представлял собой нечто необыкновенное. Это было совершенно непрактичное устройство, имевшее чисто рекламную ценность. Каждый час к нему пускали группу людей в сопровождении экскурсоводов. Дежурному инженеру осторожным шепотом задавали вопросы. Те из них, которые инженер считал подходящими для Робота, передавались ему. Все это было довольно скучно. Конечно, хорошо знать, что 14 в квадрате равно 196, что температура в данный момент 22,2њ, а давление воздуха — 762,508 мм ртутного столба и что атомный вес натрия 23. Но для этого нет необходимости в роботе. Особенно в такой громоздкой, совершенно непортативной массе проводов и катушек, занимавшей больше двадцати пяти квадратных метров. Редко кто возвращался к Роботу во второй раз. Лишь одна девушка лет пятнадцати тихо сидела на скамейке, ожидая третьего сеанса, когда в комнату вошла Глория. Глория даже не взглянула на нее. В этот момент люди ее почти не интересовали. Все ее внимание было приковано к огромному механизму на колесиках. На какое-то мгновение она забеспокоилась — Говорящий Робот не был похож на тех, которых она видела. Осторожно, с нотками сомнения в тоненьком голосе Глория начала: — Мистер Робот, простите, пожалуйста, это вы — Говорящий Робот? Ей казалось, что робот, который на самом деле говорит, заслуживает самой изысканной вежливости. (На худом, некрасивом лице сидевшей в комнате девушки отразилось напряженное размышление. Она вытащила маленький блокнот и начала что-то быстро писать неразборчивыми каракулями. Послышалось маслянистое жужжание шестерен, и механический голос без всякой интонации прогремел: — Я. робот, который. говорит. Глория разочарованно смотрела на Робота. Действительно, он говорил, но звуки исходили откуда-то изнутри механизма. У Робота не было лица, к которому можно было бы обращаться. Она сказала: — Не можете ли вы мне помочь, мистер Робот? Говорящий Робот был создан для того, чтобы отвечать на вопросы. До сих пор ему задавали только такие вопросы, на которые он мог ответить. Поэтому он был вполне уверен в своих возможностях. — Я. могу. помочь. вам. — Большое спасибо, мистер Робот. Вы не видели Робби? — Кто. это. Робби? — Это робот, мистер Робот. — Она приподнялась на цыпочки. — Он примерно вот такого роста, мистер Робот, немножечко выше, и он очень хороший. Знаете, у него есть голова. У вас нет, мистер Робот, а у него есть. Говорящий Робот не мог за ней поспеть. — Робот? — Да, мистер Робот. Как вы, мистер Робот, только он, конечно, не умеет говорить, и он очень похож на настоящего человека. — Робот. как. я? — Да, мистер Робот. Единственным ответом Говорящего Робота было невразумительное шипение, которое время от времени прерывалось бессвязными звуками. Ожидавшееся от него смелое обобщение-представление о себе не как об индивидуальном обЪекте, а как о части более общей группы, — превышало его силы. Верный своему назначению, он все-таки попытался осмыслить это понятие, в результате чего полдюжины катушек перегорели. Зажужжали аварийные сигналы. (В этот момент девушка, сидевшая на скамейке, встала и вышла. У нее накопилось уже достаточно материала для доклада «Роботы с практической точки зрения». Это было первое из многих исследований Сюзен Кэлвин на данную тему.) Глория, скрывая нетерпение, ждала ответа. Вдруг девочка услышала позади себя крик: «Вот она!» — и узнала голос своей матери. — Что ты здесь делаешь, противная девчонка?! — кричала миссис Вестон, у которой тревога тут же перешла в гнев. — Ты знаешь, что папа и мама перепугались чуть не до смерти? Зачем ты убежала? В комнату ворвался дежурный инженер. Схватившись за голову, он потребовал, чтобы ему сообщили, кто из собравшейся толпы испортил машину. — Вы что, читать не умеете? — вопил он. — Здесь запрещено находиться без экскурсовода! Глория повысила голос, чтобы перекричать шум: — Я только хотела посмотреть на Говорящего Робота, мама. Я думала, он может знать, где Робби — ведь они оба, роботы. Снова вспомнив о Робби, она разразилась горючими слезами. — Я должна найти Робби! Мама, хочу Робби! Миссис Вестон, подавив невольное рыдание, сказала: — О господи! Идем, Джордж! Я больше не могу! Вечером Джордж Вестон на несколько часов куда-то ушел. На следующее утро он подошел к жене с подозрительно самодовольным видом. — У меня есть идея, Грейс. — Насчет чего? — послышался мрачный, равнодушный ответ. — Насчет Глории. — Ты не собираешься предложить снова купить этого робота? — Нет, конечно. — Ну, тогда я слушаю. Может, хоть ты что-нибудь придумаешь. Все, что я сделала, ни к чему, не привело. — Так вот что мне пришло в голову. Дело в том, что Глория думает о Робби как о человеке, а не как о машине. Естественно, она не может забыть его. А вот если бы нам удалось убедить ее, что Робби — это всего-навсего куча стальных листов и медного провода, оживленная электричеством, тогда она перестанет по нему тосковать. Это психологический подход. — Как ты предполагаешь это сделать? — Очень просто. Как ты думаешь, где я был вчера вечером? Я уговорил Робертсона из «Ю. С. Роботс энд Мекэникел Мэн» показать нам завтра все его владения. Мы пойдем втроем, и вот увидишь, когда мы все посмотрим, Глория поймет, что робот — не живое существо. Глаза миссис Вестон широко раскрылись, и в них появилось что-то похожее на восхищение. — Послушай, Джордж, это неплохая идея! Джордж Вестон гордо выпрямился. — А у меня других не бывает! — заявил он. Мистер Стразерс был добросовестным управляющим и от природы очень разговорчивым человеком. В результате этой комбинации каждый шаг экскурсии сопровождался подробнейшими — пожалуй, слишком подробными — обЪяснениями. Тем не менее миссис Вестон слушала внимательно. Она даже несколько раз прерывала его и просила повторить некоторые обЪяснения как можно проще, чтобы их поняла Глория. Такая высокая оценка его повествовательных способностей приводила мистера Стразерса в благодушное настроение и делала его еще более разговорчивым, если только это было возможно. Но Вестон проявлял все растущее нетерпение. — Извините меня, Стразерс, — сказал он, прерывая на середине лекцию о фотоэлементах. — А есть ли у вас на заводе участок, где работают одни роботы? — Что? Ах, да! Конечно! — Стразерс улыбнулся миссис Вестон. — Некоторым образом заколдованный круг: роботы производят новых роботов. Конечно, как правило, мы этого не практикуем. Во-первых, нам этого не позволили бы профсоюзы. Но очень небольшое количество роботов собирается руками роботов — просто в качестве научного эксперимента. Видите ли, — сняв пенсне, он похлопал им по ладони, — профсоюзы не понимают одного, — а я говорю это как человек, который всегда очень симпатизировал профсоюзному движению, — они не понимают, что появление роботов, вначале связанное с некоторыми неурядицами, в будущем неизбежно должно. — Да, Стразерс, — сказал Вестон, — а как насчет этого участка, о котором вы говорили? Можно нам на него взглянуть? Это было бы очень интересно. — Да, да, конечно. — Мистер Стразерс одним судорожным движением надел пенсне и в замешательстве кашлянул. — Сюда, пожалуйста. Провожая Вестонов по длинному коридору и спускаясь по лестнице, он был сравнительно немногословен. Но как только они вошли в хорошо освещенную комнату, наполненную металлическим лязгом, шлюзы открылись, и поток обЪяснений полился с новой силой. — Вот! — сказал он гордо. — Одни роботы! Пять человек только присматривают за ними — они даже не находятся в этой комнате. За пять лет, с тех пор как мы начали эксперимент, не было ни единой неисправности. Конечно, здесь собирают сравнительно простых роботов, но. Для Глории голос управляющего уже давно слился в усыпляющее жужжание. Вся экскурсия казалась ей скучной и бесцельной. Хотя кругом было много роботов, но ни один из них не был даже отдаленно похож на ее Робби, и она смотрела на них с нескрываемым презрением. Она заметила, что в этой комнате совсем не было людей. Потом ее взгляд упал на шесть или семь роботов, выполнявших какую-то работу за круглым столом посередине комнаты. Ее глаза изумленно и недоверчиво раскрылись. Комната была слишком большой, и она не могла быть окончательно уверена в своей догадке, но один из роботов был похож. был похож. да, это был он! — Робби! Ее крик пронизал воздух. Один из роботов за столом вздрогнул и уронил инструмент, который держал в руках. Глория пришла в неистовство от радости. Протиснувшись сквозь ограждение, прежде чем родители успели ее остановить, она легко спрыгнула на пол, расположенный на несколько футов ниже, и, размахивая руками, помчалась к своему Робби. А трое взрослых остолбенели от ужаса. Они увидели то, чего не заметила взволнованная девочка. Огромный автоматический трактор, тяжело громыхая, надвигался на Глорию. В считанные доли секунды Вестон опомнился. Но эти доли секунды решили все. Глорию уже нельзя было догнать. Вестон мгновенно перемахнул через перила, однако это была явно безнадежная попытка. Мистер Стразерс отчаянно замахал руками, давая знак рабочим остановить трактор. Но они были всего лишь людьми, и им нужно было время, чтобы выполнить команду. Один только Робби действовал без промедления и точно. Делая гигантские шаги своими металлическими ногами, он устремился навстречу своей маленькой хозяйке. Дальше все произошло почти одновременно. Одним взмахом руки, ни на мгновение не уменьшив своей скорости, Робби поднял Глорию, так что у нее захватило дыхание. Вестон, не совсем понимая, что происходит, не то что увидел, а скорее почувствовал, как Робби пронесся мимо него, и растерянно остановился. Трактор проехал до тому месту, где должна была находиться Глория, на полсекунды позже Робби, прокатился еще метра три и, заскрежетав, затормозил. Отдышавшись и вырвавшись из обЪятий родителей, Глория радостно повернулась к Робби. Для нее произошло лишь одно — она нашла своего друга. Но на лице миссис Вестон облегчение сменилось подозрением. Она повернулась к мужу. Несмотря на волнение и растрепанные волосы, она выглядела внушительно. — Это ты устроил? Джордж Вестон вытер вспотевший лоб. Его рука тряслась, и губы могли сложиться лишь в дрожащую, крайне жалкую улыбку. Миссис Вестон продолжала: — Робби не предназначался для работы на заводе. Ты нарочно устроил так, чтобы его посадили здесь и чтобы Глория его нашла. Это все ты устроил. — Ну, я, — сказал Вестон. — Но, Грейс, откуда я мог знать, что встреча будет такой бурной? И потом, Робби спас ей жизнь — ты должна это признать. Ты не сможешь отослать его снова. Грейс Вестон задумалась. Она рассеянно взглянула в сторону Глории и Робби. Глория так крепко обхватила шею робота, что будь на его месте существо из плоти и крови, оно бы давно задохнулось. Вне себя от счастья, девочка оживленно болтала всякую чепуху на ухо роботу. Руки Робби, отлитые из хромированной стали и способные завязать бантиком двухдюймовый стальной стержень, нежно обвивались вокруг девочки, а его глаза светились темно-красным светом. — Ну, — сказала наконец миссис Вестон, — пожалуй, он может остаться у нас, пока его ржавчина не сЪест. Сьюзен Кэлвин пожала плечами. — Конечно, до этого не дошло. Все произошло в 1998 году. К 2002 году изобрели подвижного говорящего робота, и неговорящие модели устарели. Все противники роботов восприняли это как последнюю каплю, переполнившую чашу. Между 2003 и 2007 годами большинство правительств запретило использовать роботов на Земле для любых целей, за исключением научных. — Так что Глории пришлось в конце концов расстаться с Робби? — Боюсь, что да. Я думаю, впрочем, что в пятнадцать лет ей это было легче, чем в восемь. Но все же это было глупо и ненужно. Когда я в 2008 году поступила на «Ю. С. Роботс», фирма была в самом тяжелом финансовом положении. Сначала 8 даже думала, что через несколько месяцев останусь без работы. Но выход был найден: мы начали осваивать внеземной рынок. — И все, конечно, уладилось? — Не совсем. Мы начали с того, что допытались использовать уже существовавшие модели. Например, этих первых говорящих роботов. Они были трех с половиной метров ростом, очень неуклюжие, и пользы от них было немного. Мы послали их на Меркурий, чтобы они помогли построить там рудник. И они не справились. Я удивленно взглянул на нее. — Разве? Но ведь сейчас компания «Меркюри Майнз» — огромный концерн с многомиллиардным капиталом. — Да, сейчас. Но удалась только вторая попытка. Если вы, молодой человек, хотите об этом услышать, я бы посоветовала вам разыскать Грегори Пауэлла. Они с Майклом Донованом занимались у нас в 10-х и 20-х годах самыми трудными делами. Я уже много лет не слышала ничего о Доноване, а Пауэлл живет здесь, в Нью-Йорке. Он теперь дедушка — мне очень трудно привыкнуть к этой мысли. Я помню его молодым. Ну конечно, и я была моложе. — Может быть, если бы вы рассказали мне что-нибудь в самых общих чертах, то потом мистер Пауэлл дополнил бы ваш рассказ? Начните хотя бы с Меркурия. — Ну ладно. Вторую экспедицию на Меркурий послали, кажется, в 2015 году. Это была разведочная экспедиция, которую финансировали «Ю. С. Роботс» и фирма «Солар Минерала». Экспедиция состояла из Грегори Пауэлла, Майкла Донована и опытного образца робота новой конструкции.

    Буря началась раньше, чем они ожидали. Донован, обычно румяное лицо которого стало мертвенно-бледным, поднял дрожащий палец. — Заросший густой щетиной Пауэлл облизнул пересохшие губы, выглянул в окно и в отчаянии ухватился за ус. При других обстоятельствах это было бы великолепное зрелище. Поток электронов высокой энергии пересекался с несущим энергию лучом, направленным к Земле, и вспыхивал мельчайшими искорками яркого света. В терявшемся вдали луче как будто плясали сверкающие пылинки. Луч казался устойчивым. Но оба знали, что этому впечатлению нельзя доверять. Отклонения на стотысячную долю угловой секунды, невидимого для невооруженного глаза, было достаточно, чтобы расфокусировать луч — превратить сотни квадратных километров земной поверхности в пылающие развалины. А в рубке хозяйничал робот, которого не интересовали ни луч, ни фокус, ни Земля — ничто, кроме его Господина. Шли часы. Люди с Земли молча, как загипнотизированные, смотрели в окно. Потом метавшиеся в луче искры потускнели и исчезли. Буря прошла. — Все! — уныло произнес Пауэлл. Донован погрузился в беспокойную дремоту. Усталый взгляд Пауэлл а с завистью остановился на нем. Несколько раз вспыхнула сигнальная лампочка, но Пауэлл не обратил на нее внимания. Все это было уже не важно. Все! Может быть, Кьюти прав — может быть, и в самом деле они с Донованом — низшие существа с искусственной памятью, которые исчерпали смысл своей жизни. Если бы это было так! Перед ним появился Кьюти. — Вы не отвечали на сигналы, так что я решил зайти, — тихо обЪяснил он. — Вы плохо выглядите — боюсь, что срок вашего существования подходит к концу. Но все- таки, может быть, вы захотите взглянуть на записи приборов за сегодняшний день? Пауэлл смутно почувствовал, что это — проявление дружелюбия со стороны робота. Может быть, Кьюти испытывал какие-то угрызения совести, насильно устранив людей от управления станцией. Он взял протянутые ему записи и уставился на них невидящими глазами. Кьюти, казалось, был доволен. — Конечно, это большая честь — служить Господину. Но вы не огорчайтесь, что я сменил вас. Пауэлл, что-то бормоча, механически переводил глаза с одного листка бумаги на другой. Вдруг его затуманенный взгляд остановился на тонкой, дрожащей красной линии, тянувшейся поперЈк одного из графиков. Он глядел и глядел на эту кривую. Потом, судорожно сжав в руках график и не отрывая от него глаз, он вскочил на ноги. Остальные листки полетели на пол. — Майк! Майк! — Он тряс Донована за плечо. — Он удержал луч! Донован очнулся. — Что? Где? Потом и он, выпучив глаза, уставился на график. — В чЈм дело? — вмешался Кьюти. — Ты удержал луч в фокусе, — заикаясь, сказал Пауэлл. — Ты это знаешь? — В фокусе? А что это такое? — Луч был направлен все время точно на приемную станцию, с точностью до одной десятитысячной миллисекунды! — На какую приемную станцию? — На Земле! Приемную станцию на Земле, — ликовал Пауэлл. — Ты удержал его в фокусе! Кьюти раздраженно отвернулся. — С вами нельзя обращаться по-хорошему. Снова те же бредни! Я просто удержал все стрелки в положении равновесия — такова была воля Господина. Собрав разбросанные бумаги, он сердито вышел. Как только за ним закрылась дверь, Донован произнес: — Вот это да! — Он повернулся к Пауэллу: — Что же нам теперь делать? Пауэлл почувствовал одновременно усталость и душевный подЪем. — А ничего. Он доказал, что может блестяще управлять станцией. Я еще не видел, чтобы электронная буря так хорошо обошлась. — Но ведь ничего не решено. Ты слышал, что он сказал о Господине? Мы же не можем. — Послушай, Майк! Он выполняет волю Господина, которую он читает на циферблатах и в графиках. Но ведь и мы делаем то же самое! В конце концов это обЪясняет и его отказ слушаться нас. Послушание — Второй Закон. Первый же — беречь людей от беды. Как он мог спасти людей, сознательно или бессознательно? Конечно, удерживая луч в фокусе! Он знает, что способен сделать это лучше, чем мы; недаром он настаивает на том, что является высшим существом. И, выходит, что он не должен подпускать нас к рубке. Это неизбежно следует из Законов роботехники. — Конечно, но дело-то не в этом. Нельзя же, чтобы он продолжал нести эту чепуху про Господина. — А почему бы и нет? — Потому что это неслыханно! Как можно доверить ему станцию, если он не верит в существование Земли? — Он справляется с работой? — Да, но. — Так пусть себе верит во что ему вздумается! Пауэлл, слабо улыбнувшись, развел руками и упал на постель. Он уже спал. Влезая в легкий скафандр, Пауэлл говорил: — Все будет очень просто. Можно привозить сюда КТ-1 по одному, оборудовать их автоматическими выключателями, которые срабатывали бы через неделю. За это время они усвоят. гм. культ Господина прямо от его пророка. Потом их можно перевозить на другие станции и снова оживлять. На каждой станции достаточно двух КТ. Донован приоткрыл гермошлем и огрызнулся: — Кончай, и пошли отсюда. Смена ждет. И потом, я не успокоюсь, пока в самом деле те увижу Землю и не почувствую ее под ногами, чтобы убедиться, что она действительно существует. Он еще говорил, когда отворилась дверь. Донован, выругавшись, захлопнул окошко гермошлема и мрачно отвернулся от вошедшего Кьюти. Робот тихо приблизился к ним. Его голос звучал грустно: — Вы уходите? Пауэлл коротко кивнул: — На наше место придут другие, Кьюти вздохнул. Этот вздох был похож на гул ветра в натянутых тесными рядами проводах. — Ваша служба окончена, и вам пришло время исчезнуть. Я ожидал этого, но все- таки. Впрочем, да исполнится воля Господина! Этот смиренный тон задел Пауэлла. — Не спеши с соболезнованиями, Кьюти. Нас ждет Земля, а не конец. Кьюти снова вздохнул: — Для вас лучше думать именно так. Теперь я вижу всю мудрость вашего заблуждения. Я не стал бы пытаться поколебать вашу веру, даже если бы мог. Он вышел — воплощение сочувствия. Пауэлл что-то проворчал и сделал знак Доновану. С герметически закрытыми чемоданами в руках они вошли в воздушный шлюз. Корабль со сменой был пришвартован снаружи. Сменщик Пауэлла, Франц Мюллер, сухо и подчеркнуто вежливо поздоровался с ними. Донован, едва кивнув ему, прошел в кабину пилота, где его ждал Сэм Ивенс, чтобы передать ему управление. Пауэлл задержался. — Ну как Земля? На этот достаточно обычный вопрос Мюллер дал обычный ответ: — Все еще вертится. — Хорошо, — сказал Пауэлл. Мюллер взглянул на него: — Между прочим, ребята с «Ю. С. Роботс» выдумали новую модель. Составной робот. — Что? — То, что вы слышали. Заключен большой контракт. Похоже, эта модель — как раз та, что необходима для астероидных рудников. Один робот — командир и шесть суброботов, которыми он командует. Как рука с пальцами. — Он уже прошел полевые испытания? — с беспокойством спросил Пауэлл. — Я слышал, вас ждут, — усмехнулся Мюллер. Пауэлл сжал кулаки. — Черт возьми, мы должны отдохнуть! — Ну, отдохнете. На две недели можете рассчитывать. Готовясь приступать к своим обязанностям, Мюллер натянул тяжелые перчатки скафандра. Его густые брови сдвинулись. — Как справляется этот новый робот? Пусть лучше работает как следует, не то я его и к приборам не подпущу. Пауэлл ответил не сразу. Он окинул взглядом стоявшего перед ним надменного пруссака — от коротко подстриженных волос на упрямо вскинутой голове до ступней, развернутых, как по команде «смирно». Внезапно он почувствовал, как его охватила волна чистой радости. — Робот в полном порядке, — медленно сказал он. — Не думаю, чтобы тебе пришлось много возиться с приборами. Он усмехнулся и вошел в корабль. Мюллеру предстояло пробыть здесь несколько недель.

    lib.ru

    Это интересно:

    • Когда придёт пенсия за ноябрь 2018 График выдачи пенсий в июне 2018 года БИРОБИДЖАН, 1 июня, «Город на Бире» – В связи с тем, что 12 июня является нерабочим днем, почтовые отделения будут закрыты. Выплата пенсий за этот день будет произведена заранее - с 9 по 11 июня. Более подробную информацию получатели […]
    • Правила айзека Как работают три закона робототехники Айзека Азимова и зачем их придумали? Три закона робототехники - свод обязательных правил, которые должен соблюдать искусственный ителлект (ИИ), чтобы не причинить вред человеку. Законы используются только в научной фантастике, но […]
    • Закон прав потребителей двери Права потребителей при покупке дверей Права потребителей при покупке входных и межкомнатных дверей. На сегодняшний день рынок строительных материалов предлагает потребителю большой выбор входных и межкомнатных дверей. Существует вероятность покупки бракованной двери, […]
    • Беликова адвокат Санкт-Петербург-город криминала и любви. Меню навигации Пользовательские ссылки Информация о пользователе Вы здесь » Санкт-Петербург-город криминала и любви. » Проверка документов » Личное дело адвоката Беликовой М.С. Личное дело адвоката Беликовой М.С. Сообщений 1 […]
    • Как установить разрешение 1366х768 Как изменить разрешение экрана Вопрос об изменении разрешения в Windows 7 или 8, а также сделать это в игре, хоть и относится к разряду «для самых начинающих», однако задается достаточно часто. В этой инструкции мы коснемся не только непосредственно действий, необходимых, […]
    • Mini displayport разрешение Сравнение DisplayPort 1.3 и HDMI 2.0 Сегодня мне хотелось бы рассказать о современных стандартах подключения электроники, используемых по всему: DisplayPort и HDMI. В этом обзоре мы расскажем о ключевых особенностях данных интерфейсов, их достоинствах и […]
    • Сайт вельского районного суда архангельской области Вельский районный суд Архангельской области После победы Октябрьской революции Советское государство на основании декретов ВЦИК и СНК приступило к организации народных судов. Вельский уезд в то время (до 1929 года) входил в состав Вологодской губернии. Реализация декретов […]
    • Продовольственный налог ссср Налоги в СССР в период НЭПа Особенности финансовой политики СССР в период НЭПа Важнейшие налоги в условиях НЭПа Изучение развития отечественной налоговой системы дает возможность, с одной стороны, исследовать положительный опыт прошлых лет и учесть ошибки, а с другой […]