Жалоба каткова

| | 0 Comment

Пресс-центр

«КАТКОВ И ПАРТНЁРЫ» ПРОКОММЕНТИРОВАЛИ ДЕЙСТВИЯ TELEGRAM ОТНОСИТЕЛЬНО ЖАЛОБЫ НА РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА

Юристы мессенджера Telegram подали в Апелляционную коллегию Верховного суда (ВС) РФ жалобу. В ней представители мессенджера просят отменить решение Верховного суда от 20 марта 2018 г. Тогда ВС РФ отказал в удовлетворении иска юристов Telegram об отмене приказа ФСБ о необходимости предоставить службе ключи шифрования переписки пользователей. Поданную апелляцию юристы Telegram объяснили тем, что решение суда первой инстанции было принято с существенным нарушением норм права.

«Касаемо позиции Telegram, представляется, что она продиктована исключительно экономическими мотивами — сохранить аудиторию даже вопреки закону и элементарным этическим нормам. Напомним, что ФСБ запросило у Telegram данные о переписке подозреваемых в теракте в Петербурге на законных основаниях и получила при этом санкции суда», — говорит Павел Катков.

Старший партнер «Катков и партнеры» Павел Катков полагает, что жалоба в Верховный суд едва ли поможет Telegram избежать выполнения федерального закона. Однако, по его словам, стороны в споре должны исчерпать все процессуальные возможности, что их адвокаты и делают.

Он считает крайне маловероятным, что апелляционная комиссия Верховного суда примет позицию Telegram и удовлетворит исковое заявление. «Что до конституционности правовых конструкций по получению ключей шифрования, то надо было не экономить на GR, а ставить этот вопрос в период принятия закона. Сейчас же это выглядит обычной борьбой сервиса за деньги и аудиторию — в том числе ценой сокрытия данных о подозреваемых в национальной трагедии», — считает Павел Катков.

katkovpartners.ru

Конституционный Суд велел мягче подходить к организаторам митингов

Если акция собрала больше человек, чем заявлено, это еще не нарушение. Привлекать к ответственности только за это нельзя, решил Суд.

К организаторам митинга, не рассчитавшим численность участников, нужно подходить мягче. Если акция собрала больше человек, чем было заявлено, это еще не нарушение. Привлекать к ответственности только за несоответствие прогнозируемой и реальной цифры нельзя, решил Суд. Другое дело, если превышение создаёт реальную угрозу общественному порядку, безопасности и сохранности имущества. Но и в этом случае необходимо установить, что несоответствие численности возникло именно по вине организатора, а не по другой причине.

Свою позицию Суд изложил в постановлении, которое провозгласил сегодня. КС РФ проверил на соответствие основному закону страны часть 2 статьи 20.2 КоАП РФ и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Поводом послужила жалоба гражданина Сергея Каткова. Его привлекли к ответственности за то, что участников шествия оказалось вдвое больше запланированного.

Подробнее о деле рассказывается на сайте Конституционного Суда:

История вопроса

В ноябре 2010 года житель Тулы Сергей Катков выступил в качестве организатора шествия, приуроченного ко Дню народного единства. В предварительном уведомлении о публичном мероприятии, поданном в администрацию города, он заявил участие 150 человек. В действительности же, численность шествия оказалась в два раза больше заявленной. На основании этого факта, мировой судья счёл Каткова виновным в совершении административного правонарушения. Суды вышестоящих инстанций (районный и областной) оставили это решение в силе.

Позиция заявителя

Заявитель полагает, что оспариваемые положения противоречат Конституции РФ, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют привлекать к административной ответственности организатора публичного мероприятия в случае явки для участия в этом мероприятии большего количества участников, чем им указано в уведомлении о проведении данного мероприятия.

Позиция Суда

Право граждан на свободу собраний не является абсолютным и может быть ограничено федеральным законом. Такой подход вытекает как из самой Конституции, так и из международно-правовых актов (включая Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод). Однако ограничения этого права не могут быть произвольными, а должны преследовать конституционно значимые цели. К их числу относятся, в частности, соблюдение общественного порядка, обеспечения безопасности, предупреждение и предотвращение их нарушений.

В Определении от 2 апреля 2009 года № 484-О-П Конституционный Суд указал, что орган публичной власти не может запретить или не разрешить проведение публичного мероприятия. Он вправе лишь предложить изменить место и (или) время его проведения, причем такое предложение обязательно должно быть мотивированным. Однако чтобы принять одно из возможных решений, власти должны иметь адекватное представление о предполагаемой численности участников мероприятия.

Сбор существенного количества людей в одном месте с целью формирования и выражения ими позиции по общественно значимым вопросам создаёт определенные риски. Организатор публичного мероприятия должен особенно взвешенно и продуманно относиться к определению потенциального количества участников.

. само по себе превышение численности ещё не является достаточным основанием для привлечения организатора мероприятия к административной ответственности. Это основание возникает лишь в том случае, если такое превышение создаёт реальную угрозу общественному порядку, безопасности участников публичного мероприятия и (или) посторонних лиц, сохранности имущества физических или юридических лиц. При этом должно быть установлено, что несоответствие численности возникло именно по вине организатора.

Конституционно-правовой смысл оспариваемых норм, выявленный в настоящем постановлении, является общеобязательным. В то же время, законодатель вправе конкретизировать порядок и условия проведения публичных мероприятий, а также основания привлечения их организаторов к административной ответственности.

Напомним, решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Об этом говорится в законе «О Конституционном Суде». Правительство не позднее трех месяцев после опубликования решения КС РФ вносит в Госдуму изменения или дополнения в закон, признанный неконституционным. Подобные законопроекты рассматриваются во внеочередном порядке.

m.ppt.ru

Апелляционное определение СК по гражданским делам Пензенского областного суда от 17 июня 2014 г. (ключевые темы: неосновательное обогащение — благотворительность — несуществующее обязательство — денежные средства — обязанность доказывания)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Пензенского областного суда от 17 июня 2014 г.
(Извлечение)

судебная коллегия по гражданским делам

Пензенского областного суда

председательствующего Прошиной Л.П.

и судей Сериковой Т.И., Фроловой Т.А.

при секретаре Теряевской Ю.А.

заслушали в открытом судебном заседании по докладу судьи Прошиной Л.П. дело по апелляционной жалобе Каткова А.Н. на решение Кузнецкого районного суда Пензенской области от 17 марта 2014г., которым постановлено:

Исковые требования Ястребовой И.В. к Каткову А.Н. о взыскании денежных средств удовлетворить частично.

Взыскать с Каткову А.Н. в пользу Ястребовой И.В. сумму неосновательного обогащения в размере «данные изъяты», проценты за пользование чужими денежными средствами в размере «данные изъяты», расходы по оплате государственной пошлины в размере «данные изъяты», расходы по оплате услуг представителей в сумме «данные изъяты».

В удовлетворении остальной части исковых требований Ястребовой И.В. отказать.

Взыскать с Каткова А.Н. государственную пошлину в доход местного бюджета в сумме «данные изъяты».

Заслушав доклад судьи Прошиной Л.П., объяснения Каткова А.Н., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

Ястребова И.В. обратилась в суд с иском к Каткову А.Н. о взыскании денежных средств, указав, что в период с февраля по апрель 2012 года ею была перечислена на карту ответчика Каткова А.Н. «данные изъяты» денежная сумма в размере «данные изъяты» следующими платежами: ДД.ММ.ГГГГ — «данные изъяты» рублей, ДД.ММ.ГГГГ — «данные изъяты» рублей, ДД.ММ.ГГГГ — «данные изъяты» руб., ДД.ММ.ГГГГ — «данные изъяты» руб., ДД.ММ.ГГГГ — «данные изъяты» руб., что подтверждается квитанциями. Каких-либо договорных отношений между ними не было. Таким образом, получив «данные изъяты» рублей, ответчик Катков А.Н. неосновательно обогатился за её счет. На основании ст.ст. 1102 , 1105 , 1004 , 1008 ГК РФ просила суд с учетом уточнения исковых требований взыскать с Каткова А.Н. в её пользу денежные средства в сумме «данные изъяты» руб., из которых «данные изъяты» руб.- сумма основного долга, «данные изъяты» руб. — проценты по ставке рефинансирования, «данные изъяты» руб.- расходы по оплате государственной пошлины, «данные изъяты» руб.- расходы по оплате услуг представителя.

В судебное заседание истец Ястребова И.В. не явилась.

Ответчик возражал против удовлетворения исковых требований, ссылаясь на намерение истца участвовать в системе МММ-2011 и получать денежные бонусы. Истец предоставила свои денежные средства добровольно во исполнение несуществующего обязательства с целью получения «выигрыша» за счет привлечения системы МММ-2011 других участников, при этом истец действовала на свой страх и риск, с правилами системы «МММ-2011» знакомилась. Согласно выписке из лицевого счета, на который были перечислены денежные средства Ястребовой И.В., они на нем не аккумулировались, а перечислялись другим лицам.

Кузнецкий районный суд постановил вышеуказанное решение.

Полагая постановленное по делу решение незаконным и необоснованным, Катков А.Н. просит его отменить и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, указывая на неверное применение судом первой инстанции норм материального права, несоответствие выводов суда, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам дела, неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, что, по его мнению, привело к принятию неправильного решения об удовлетворении иска, истец приняла участие в финансовой пирамиде добровольно и с целью получения прибыли, знала о рисках.

Проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия считает, что доводы жалобы не содержат оснований для отмены решения суда.

Согласно ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

В соответствии с ч. 2 ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

На основании ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

Согласно пункту 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

При разрешении спора судом установлено, что Ястребовой И.В. были перечислены на карту «данные изъяты», зарегистрированную на имя ответчика Каткова А.Н., денежные средства в размере ДД.ММ.ГГГГ — «данные изъяты» рублей, ДД.ММ.ГГГГ — «данные изъяты» руб., ДД.ММ.ГГГГ — «данные изъяты» руб., что подтверждается представленными истцом чеками, сообщением Сбербанка России от ДД.ММ.ГГГГ и не оспаривалось ответчиком.

Разрешая требования по существу, суд правомерно применил к спорным правоотношениям положения ст. 1102 ГК РФ, проанализировав которые пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика денежных средств в размере «данные изъяты» рублей, как неосновательного обогащения.

Этот вывод суда мотивирован, подтвержден имеющимися в деле доказательствами, приведенными в решении, и оснований для признания данного вывода неправильным, не установлено.

Статья 57 ГПК РФ предусматривает обязанность сторон предоставить доказательства, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела ( ст. 55 ГПК РФ).

При этом бремя доказывания этих юридически значимых по делу обстоятельств в силу п.п. 4 ст. 1109 ГК РФ возлагается на приобретателя имущества, ответчика по делу.

Юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях благотворительности. При этом именно на приобретателе лежит бремя доказывания того, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Наличие оснований для отказа в удовлетворении иска на основании положений п.п. 4 п. 1 ст. 1109 ГК РФ не установлено, доказательств, с достаточностью и достоверностью свидетельствующих о перечислении истцом денег по несуществующему обязательству либо в дар, или в целях благотворительности, в деле не имеется.

Принимая во внимание, что установленные законом, иными правовыми актами или сделкой основания для приобретения или сбережения Катковым А.Н. перечисленных ему истцом денежных средств отсутствуют, равно как отсутствуют доказательства того, что данные денежные средства были возвращены истцу или использованы ответчиком по распоряжению истца и в его интересах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии у ответчика Каткова А.Н. правовых оснований для удержания у себя перечисленных ему денежных средств. Безосновательно получая от физического лица на свой счет (карту) денежные средства, Катков А.Н., как правильно указал суд, нес риск возможности истребования их от него в любое время по правилам главы 60 ГК РФ.

Счет, на который перечислены истцом Ястребовой И.В. денежные средства, открыт на имя ответчика Каткова А.Н., следовательно, распоряжаться денежными средствами мог только он, его ссылка на возникновение обязательств между истцом и лицами, создавшими проект «МММ-2011», с целью получения материальной выгоды и на перечисление истцом денежных средств в добровольном порядке, а также на информированность истца о последствиях и рисках перечисления денежных средств, судебной коллегией во внимание не принимаются, поскольку обстоятельств наличия обязательств непосредственно между истцом и «МММ-2011» не установлено.

Действия ответчика также не подпадают под понятие организации игр и пари, а потому истцу не может быть отказано в судебной защите на основании п. 1 ст. 1062 ГК РФ.

При таких обстоятельствах, судом первой инстанции сделан правильный вывод об удовлетворении заявленных Ястребовой И.В. требований.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ.

Иных доводов и обстоятельств, способных повлиять на существо принятого по делу решения, апелляционная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Кузнецкого районного суда Пензенской области от 17 марта 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Каткова А.Н.- без удовлетворения.

www.garant.ru

Постановление Конституционного Cуда Российской Федерации от 18 мая 2012 г. N 12-П город Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности положений части 2 статьи 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в связи с жалобой гражданина С.А. Каткова»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя B.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, C. П. Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В.Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

с участием гражданина С.А. Каткова, полномочного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Д.Ф. Вяткина, полномочного представителя Совета Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации А.И. Александрова, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений части 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина С.А. Каткова. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю.Д. Рудкина, объяснения представителей сторон, выступление полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, выступления приглашенных в заседание представителей: от Министерства внутренних дел Российской Федерации — Ю.Н. Демидова, от Генерального прокурора Российской Федерации — Т.А. Васильевой, от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации — В.К. Михайлова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

1. Согласно части второй статьи 20.2 КоАП Российской Федерации нарушение установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования влечет наложение административного штрафа на организаторов в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на участников — от пятисот до одной тысячи рублей.

В соответствии с Федеральным законом от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» организатор публичного мероприятия обязан обеспечивать соблюдение условий проведения публичного мероприятия, указанных в уведомлении о проведении публичного мероприятия или измененных в результате согласования с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления (пункт 3 части 4 статьи 5); в уведомлении о проведении публичного мероприятия указывается предполагаемое количество участников публичного мероприятия (пункт 5 части 3 статьи 7).

Оспаривающий конституционность названных законоположений гражданин С.А.Катков постановлением мирового судьи судебного участка N 72 Советского района города Тулы от 29 ноября 2010 года, оставленным без изменения решением Советского районного суда города Тулы от 30 мая 2011 года и постановлением председателя Тульского областного суда от 22 июля 2011 года, был привлечен к административной ответственности в виде штрафа в размере 1000 рублей за нарушение установленного порядка проведения публичных мероприятий, которое суды усмотрели в том, что С.А.Катков не выполнил возложенную на него как на организатора публичного мероприятия — шествия обязанность и не обеспечил соблюдение условий его проведения, допустив к участию в шествии 300 человек, тогда как согласно уведомлению, поданному им в администрацию города Тулы, предполагаемое количество участников этого публичного мероприятия должно было составить 150 человек.

По мнению С.А. Каткова, примененные судами в его деле положения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» — именно потому, что они позволяют привлекать организатора публичного мероприятия к административной ответственности в случае, если фактическое количество участников данного публичного мероприятия превысило заявленное в уведомлении о его проведении, — нарушают его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, и не соответствуют ее статьям 2, 4 (часть 2), 6 (часть 2), 15 (части 1 и 4), 17 (часть 1), 18, 21 (часть 1), 31, 45 (часть 1), 54 (часть 2), 55, 71 (пункты «а», «в»), 72 (пункты «б», «к» части 1) и 76 (части 1 и 2).

Как следует из статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», проверяя по жалобам граждан конституционность законоположений, примененных в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, и затрагивающих конституционные права и свободы, на нарушение которых ссылается заявитель, Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм, не будучи связанным при принятии решения основаниями и доводами, изложенными в жалобе.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные положения части 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», как служащие правовым основанием для привлечения к административной ответственности за нарушение установленного порядка проведения публичных мероприятий организатора публичного мероприятия, в котором приняло участие большее количество граждан, чем им было указано в уведомлении о проведении этого публичного мероприятия.

2. Согласно статье 31 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования. Это право является одним из основополагающих и неотъемлемых элементов правового статуса личности в Российской Федерации как демократическом и правовом государстве, на котором лежит обязанность обеспечивать защиту, в том числе судебную, прав и свобод человека и гражданина (статьи 1 и 64; статья 45, часть 1; статья 46 Конституции Российской Федерации).

Исходя из провозглашенной в преамбуле Конституции Российской Федерации цели утверждения гражданского мира и согласия и учитывая, что в силу своей природы публичные мероприятия (собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования) могут затрагивать права широкого круга лиц — как участников публичных мероприятий, так и лиц, в них непосредственно не участвующих, государственная защита гарантируется только праву на проведение мирных публичных мероприятий, которое, тем не менее, может быть ограничено федеральным законом в соответствии с критериями, предопределяемыми требованиями статей 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, на основе принципа юридического равенства и вытекающего из него принципа соразмерности, т.е. в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Такой подход согласуется с общепризнанными принципами и нормами международного права, в том числе закрепленными во Всеобщей декларации прав человека, согласно пункту 1 статьи 20 которой каждый человек имеет право на свободу мирных собраний, и в Международном пакте о гражданских и политических правах, статья 21 которого, признавая право на мирные собрания, допускает введение обоснованных его ограничений, налагаемых в соответствии с законом и необходимых в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Право на свободу мирных собраний определено также в статье 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод как не подлежащее никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Европейский Суд по правам человека в своей практике исходит из того, что в демократическом обществе свобода собраний является фундаментальным правом и наряду со свободой мысли, совести и религии составляет основу такого общества (постановления от 25 мая 1993 года по делу «Коккинакис (Kokkinakis) против Греции», от 20 февраля 2003 года по делу «Джавит Ан (Djavit An) против Турции», от 23 октября 2008 года по делу «Сергей Кузнецов против России» и др.); оно касается как закрытых, так и публичных собраний, а равно собраний в определенном месте и публичных шествий и может осуществляться отдельными их участниками и организаторами (постановление от 31 марта 2005 года по делу «Адали (Adaly) против Турции»); государство, в свою очередь, должно воздерживаться от применения произвольных мер, могущих нарушить это право (постановление от 26 июля 2007 года по делу «Баранкевич против России»).

Вмешательство публичных властей в свободу мирных собраний, если оно не предусмотрено законом, не преследует одну или несколько законных целей, упомянутых в статье 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и не является необходимым в демократическом обществе для достижения одной из этих целей, расценивается Европейским Судом по правам человека как нарушение данной статьи (постановление от 23 октября 2008 года по делу «Сергей Кузнецов против России»); более того, реальное уважение свободы собраний не может быть сведено просто к обязанности невмешательства со стороны государства в осуществление права, защищаемого статьей 11 Конвенции, — напротив, оно может быть дополнено позитивным обязательством обеспечивать эффективную реализацию этого права (постановления от 2 июля 2002 года по делу «Уилсон и Национальный союз журналистов (Wilson and the National Union of Journalists) и другие против Соединенного Королевства», от 20 октября 2005 года по делу «Политическая партия «Уранио Токсо» (Ouranio Тохо) и другие против Греции» и от 21 октября 2010 года по делу «Алексеев против России»).

Таким образом, право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования, гарантированное Конституцией Российской Федерации и названными международно-правовыми актами как составной частью правовой системы Российской Федерации (статья 15, часть 4, Конституции Российской Федерации), не является абсолютным и может быть ограничено федеральным законом в конституционно значимых целях. Соответственно, такой федеральный закон должен обеспечивать возможность реализации данного права и одновременно — соблюдение надлежащего общественного порядка и безопасности без ущерба для здоровья и нравственности граждан на основе баланса интересов организаторов и участников публичных мероприятий, с одной стороны, и третьих лиц — с другой, исходя из необходимости гарантировать государственную защиту прав и свобод всем гражданам (как участвующим, так и не участвующим в публичном мероприятии), в том числе путем введения адекватных мер предупреждения и предотвращения нарушений общественного порядка и безопасности, прав и свобод граждан, а также установления публично-правовой ответственности за действия, их нарушающие или создающие угрозу их нарушения.

3. В целях обеспечения права граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему Конституцией Российской Федерации полномочия по регулированию и защите прав и свобод человека и гражданина (статья 71, пункты «в», «м»; статья 72, пункты «б», «к» части 1; статья 76, части 1 и 2), установил порядок организации и проведения в Российской Федерации указанных публичных мероприятий в Федеральном законе «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», а меры административной ответственности за его нарушение — в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (статья 20.2).

В рамках организации публичного мероприятия, каковым названный Федеральный закон признает открытую, мирную, доступную каждому, проводимую в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акцию, осуществляемую по инициативе граждан Российской Федерации, политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений (пункт 1 статьи 2), предусматривается ряд процедур, которые направлены на обеспечение мирного и безопасного характера публичного мероприятия, согласующегося с правами и интересами лиц, не принимающих в нем участия, и позволяют избежать возможных нарушений общественного порядка и безопасности (статья 4): так, на организатора публичного мероприятия возлагается обязанность подать в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления предварительное уведомление, с тем чтобы довести до их сведения необходимую информацию о планируемом публичном мероприятии (пункт 7 статьи 2, часть 3 статьи 7).

Европейский Суд по правам человека также полагает, что требование подать уведомление о проведении публичного мероприятия не нарушает сущность права, гарантированного статьей 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, оно не только позволяет примирить это право с правами, в частности правом на свободное передвижение, и законными интересами других лиц, но и служит предотвращению беспорядков или преступлений (постановления от 18 декабря 2007 года по делу «Нуреттин Альдемир (Nurettin Aldemir) и другие против Турции» и от 7 октября 2008 года по делу «Мольнар (Molnar) против Венгрии»).

Исходя в том числе из формы публичного мероприятия и предполагаемого количества участников, его организатором определяется время и место (места) проведения данного публичного мероприятия, включая маршруты движения его участников. Эти условия проведения публичного мероприятия, которые наряду с другими предусмотренными Федеральным законом «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» условиями указываются в уведомлении о проведении публичного мероприятия, могут быть изменены в результате согласования с органом публичной власти, который, в свою очередь, обязан обосновать предложения об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия и довести до сведения организатора публичного мероприятия информацию об установленной норме предельной заполняемости соответствующей территории (помещения).

Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определении от 2 апреля 2009 года N 484-О-П, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления не может запретить (не разрешить) проведение публичного мероприятия, — он вправе лишь предложить изменить место и (или) время его проведения, причем такое предложение обязательно должно быть мотивированным и вызываться либо необходимостью сохранения нормального и бесперебойного функционирования жизненно важных объектов коммунальной или транспортной инфраструктуры, либо необходимостью поддержания общественного порядка, обеспечения безопасности граждан (как участников публичного мероприятия, так и лиц, которые могут находиться в месте его проведения в определенное для этого время), либо иными подобными причинами; если проведение публичного мероприятия в заявленном месте невозможно в связи с необходимостью защиты публичных интересов, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления обязан предложить его организатору для обсуждения такой вариант проведения публичного мероприятия, который позволял бы реализовать его цели.

Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» обязывает орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления в зависимости от формы публичного мероприятия и количества его участников назначить своего уполномоченного представителя в целях оказания организатору публичного мероприятия содействия в его проведении в соответствии с требованиями названного Федерального закона и обеспечить в пределах своей компетенции совместно с организатором публичного мероприятия и уполномоченным представителем органа внутренних дел общественный порядок и безопасность граждан при проведении публичного мероприятия, а также оказание им при необходимости неотложной медицинской помощи (пункты 3-5 части 1 статьи 12, пункт 2 части 3 статьи 14).

Выполнение этих требований — учитывая, что само по себе нахождение достаточно большого количества людей в одном месте уже несет определенные риски, — невозможно без наличия у органа публичной власти адекватного представления о предполагаемой численности участников публичного мероприятия, от чего во многом зависит согласование места (мест) проведения публичного мероприятия, в том числе маршрутов движения его участников. Соответственно, организатор публичного мероприятия, на которого Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» также возлагает обязанность обеспечивать соблюдение согласованных условий проведения публичного мероприятия (пункт 3 части 4 статьи 5), должен особенно взвешенно, продуманно и ответственно подходить к определению потенциального количества его участников, учитывая актуальность и общественную значимость вопроса, затрагивающего политическую, экономическую, социальную или культурную жизнь страны, ее внешнюю политику, по поводу которого, исходя из определенных статьей 2 названного Федерального закона целей публичного мероприятия, предполагается свободное выражение и формирование мнений, выдвижение требований. В противном случае весьма затруднительно (или невозможно) оценить, позволит ли избранное место проведения публичного мероприятия, будь то собрание, митинг, демонстрация, шествие или пикетирование, всем желающим реализовать свое право на мирное, т.е. не нарушающее общественный порядок и безопасность, не причиняющее вреда правам и законным интересам других лиц и не создающее угрозу причинения такого вреда, участие в публичном мероприятии, а уполномоченным органам государственной власти или органам местного самоуправления принять необходимые и обоснованные меры — как профилактические, так и организационные, включая выделение адекватных сил и средств, — для обеспечения безопасности и правопорядка при его проведении.

Таким образом, процедура предварительного уведомления органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления о проведении публичного мероприятия, в том числе о предполагаемой численности его участников, имеет целью реализацию конституционного права граждан Российской Федерации на мирное проведение собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирований в условиях, обеспечивающих соблюдение надлежащего общественного порядка и безопасности, достижение баланса интересов организаторов и участников публичных мероприятий, с одной стороны, и иных лиц — с другой, а также позволяющих органам публичной власти принять адекватные меры по предупреждению и предотвращению нарушений общественного порядка и безопасности, обеспечению защиты прав и свобод как участников публичных мероприятий, так и лиц, в них не участвующих.

4. Обращаясь к вопросу об общих принципах юридической ответственности, которые вытекают из Конституции Российской Федерации и по своему существу относятся к основам правопорядка, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам: юридическая ответственность, по смыслу статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями; наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности; при этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений должны согласовываться с конституционными принципами демократического и правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности; в свою очередь, наличие вины как элемента субъективной стороны состава правонарушения — общепризнанный принцип привлечения к юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно в законе (постановления от 25 января 2001 года N 1-П, от 27 апреля 2001 года N 7-П, от 17 июля 2002 года N 13-П, определения от 9 апреля 2003 года N 172-О, от 7 декабря 2010 года N 1570-О-О и др.).

4.1. Устанавливая административную ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (пункт 2 части 1 статьи 1.3 КоАП Российской Федерации), федеральный законодатель в силу имеющейся у него дискреции может по-разному, в зависимости от существа охраняемых общественных отношений, конструировать составы административных правонарушений и их отдельные элементы, в частности определять такой элемент состава административного правонарушения, как объективная сторона, исходя из положений федерального закона, регламентирующего соответствующие правоотношения, которым противоправным деянием причиняется вред или создается угроза причинения вреда. В последнем случае такая конструкция состава правонарушения, по существу, предполагает привлечение к административной ответственности не за любое отступление от этих нормативных положений, а лишь за то, которое создает реальную угрозу причинения вреда охраняемому объекту. При этом угроза может считаться реальной, если она была действительной (а не мнимой) и вред жизни и здоровью граждан, а также имуществу физических и юридических лиц не был причинен лишь по случайности или благодаря своевременно принятым мерам независимо от воли (усилий) лица, привлекаемого к административной ответственности.

Диспозиция части 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации не предусматривает в качестве обязательного объективного признака состава предусмотренного ею правонарушения наступление каких-либо последствий. Вместе с тем, учитывая, что объективная сторона состава данного правонарушения конкретизируется Федеральным законом «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», определяющим порядок организации и проведения публичных мероприятий, а также обязанности организатора публичного мероприятия, связанные с его организацией и проведением, установление противоправности деяния и ответственности за него организатора публичного мероприятия обусловливается созданием реальной угрозы причинения вреда охраняемому объекту — общественному порядку и безопасности, правам и свободам граждан, их жизни или здоровью, имуществу физических и юридических лиц.

Названный Федеральный закон достаточно подробно регламентирует обязанности организатора публичного мероприятия, связанные с его организацией и проведением, в том числе в их соотнесении с правомочиями, которыми тот же Федеральный закон наделяет уполномоченных представителей органов публичной власти, включая уполномоченного представителя органа внутренних дел, который в случае создания в ходе публичного мероприятия реальной угрозы для жизни и здоровья граждан, а также для имущества физических и юридических лиц обязан, в частности, потребовать от организатора публичного мероприятия прекращения допуска граждан на публичное мероприятие либо самостоятельно прекратить его, приостановить либо прекратить проведение публичного мероприятия (статьи 14-16). Такое регулирование позволяет установить противоправность действий (бездействия) организатора публичного мероприятия, их взаимосвязь с наступлением реальной угрозы причинения вреда жизни, здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц и, соответственно, его вину в совершении правонарушения.

Поскольку Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» не содержит ограничений в отношении количества участников публичного мероприятия, обязанности по поддержанию общественного порядка, возложенные на организатора публичного мероприятия, включают и обеспечение такого количества его участников, которое не превышало бы заявленное в уведомлении или, по крайней мере, несмотря на имеющееся превышение, в том числе с учетом нормы предельной заполняемости территории (помещения) в месте проведения публичного мероприятия, не создавало бы реальной угрозы для общественной безопасности, жизни и здоровья граждан, а также для имущества физических и юридических лиц. Соответственно, добросовестное исполнение организатором публичного мероприятия своих обязанностей при проведении публичного мероприятия предполагает, что принятые им меры по обеспечению общественного порядка и безопасности должны быть адекватны количеству участников публичного мероприятия и степени угрозы безопасности и правопорядку, в том числе связанной с превышением заявленного количества участников публичного мероприятия.

Таким образом, участие в публичном мероприятии большего, чем было заявлено его организатором в уведомлении, количества участников само по себе еще не является достаточным основанием для привлечения его к административной ответственности, равно как и само по себе превышение нормы предельной заполняемости территории (помещения) в месте проведения публичного мероприятия. Административная ответственность за нарушение установленного порядка проведения публичных мероприятий — если речь идет именно о проведении публичного мероприятия — может наступать только в том случае, когда превышение заявленного в уведомлении количества участников публичного мероприятия и создание тем самым реальной угрозы общественной безопасности и правопорядку было обусловлено деянием организатора этого публичного мероприятия или когда организатор публичного мероприятия, допустив превышение количества его участников, не принял меры, которые обязан был принять в соответствии с Федеральным законом «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», направленные на ограничение доступа граждан к участию в публичном мероприятии, обеспечение общественного порядка и безопасности, что повлекло возникновение реальной угрозы их нарушения, нарушения безопасности как участников публичного мероприятия, так и лиц, в нем не участвовавших, а также причинения ущерба имуществу физических и юридических лиц.

Иное означало бы возможность необоснованного привлечения к административной ответственности организатора публичного мероприятия за действия иных лиц — участников публичного мероприятия, правомерно реализующих свое конституционное право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования, противоречило бы закрепляющей это право граждан Российской Федерации статье 31 Конституции Российской Федерации, целям, задачам и принципам Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», понятию административного правонарушения, целям и задачам Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, закрепленному им принципу личной ответственности физических лиц за совершаемые административные правонарушения.

4.2. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, по смыслу статей 49, 50, 52-54 и 64 Конституции Российской Федерации, принципы презумпции невиновности и виновной ответственности, т.е. наличия вины как необходимого элемента состава правонарушения (и, следовательно, основания привлечения к юридической ответственности), выражают общие принципы права при применении государственного принуждения в сфере публичной ответственности, в том числе ответственности за административные правонарушения.

Согласно Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина (часть 1 статьи 1.5); при этом административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично (часть 1 статьи 2.2); административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (часть 2 статьи 2.2); лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном данным Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело (часть 2 статьи 1.5). По смыслу части 1 статьи 1.5 КоАП Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 2 части 1 его статьи 24.5, отсутствие вины в совершении административного правонарушения является одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении.

Вина в совершении административного правонарушения устанавливается наряду с наличием события административного правонарушения, обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, и иных обстоятельств, предусмотренных статьей 26.1 КоАП Российской Федерации, в процессе производства по делу об административном правонарушении. Отсутствие противоправности деяния (действий, бездействия) тем более исключает возможность установления вины, а следовательно, не предполагает наступление административной ответственности, т.е. в силу требований части 1 статьи 24.5 КоАП Российской Федерации производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению ввиду отсутствия события административного правонарушения (пункт 1) или его состава (пункт 2).

Применительно к административному правонарушению, предусмотренному частью 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации, это означает, что привлечение организатора публичного мероприятия к административной ответственности за нарушение установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования в случае участия в этом публичном мероприятии большего, чем было указано в уведомлении о его проведении, количества участников возможно только при наличии вины непосредственно организатора публичного мероприятия. Иной подход к оценке его действий (бездействия) противоречил бы принципу презумпции невиновности, приводил бы к объективному вменению и тем самым — к вынесению несправедливых судебных решений.

4.3. Таким образом, взаимосвязанные положения части 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» не противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они позволяют рассматривать несоответствие реального количества участников публичного мероприятия предполагаемому их количеству, указанному в уведомлении о проведении данного публичного мероприятия, в качестве основания привлечения его организатора к административной ответственности за нарушение установленного порядка проведения публичного мероприятия только в том случае, если будет установлено, что именно это несоответствие, возникшее по вине организатора публичного мероприятия, создало реальную угрозу для общественного порядка и (или) общественной безопасности, безопасности участников данного публичного мероприятия, равно как и лиц, в нем не участвовавших, причинения ущерба имуществу физических и юридических лиц.

Этим не затрагивается право федерального законодателя в установленных конституционными предписаниями пределах конкретизировать порядок и условия проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий или пикетирований, уточнять составы соответствующих административных правонарушений, а также порядок и условия привлечения организаторов публичных мероприятий к административной ответственности.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, частью второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Признать взаимосвязанные положения части 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они позволяют рассматривать несоответствие реального количества участников публичного мероприятия предполагаемому их количеству, указанному в уведомлении о проведении данного публичного мероприятия, в качестве основания привлечения его организатора к административной ответственности за нарушение установленного порядка проведения публичного мероприятия только в том случае, если будет установлено, что именно это несоответствие, возникшее по вине организатора публичного мероприятия, создало реальную угрозу для общественного порядка и (или) общественной безопасности, безопасности участников данного публичного мероприятия, равно как и лиц, в нем не участвовавших, причинения ущерба имуществу физических и юридических лиц.

2. Конституционно-правовой смысл взаимосвязанных положений части 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

3. Правоприменительные решения, вынесенные в отношении гражданина Каткова Сергея Алексеевича на основании положений части 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете» и «Собрании законодательства Российской Федерации». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Конституционный Суд Российской Федерации

rg.ru

Это интересно:

  • Каков возраст выхода на пенсию Какой сейчас пенсионный возраст в России для мужчин и женщин? Будет ли его повышение с 2017-2019 года до 63/65 лет? Самые последние новости из Госдумы ​ не планируется.​ для госслужащих -​ страховой стаж с​необходимо отрегулировать возможность переквалификации​сокращение […]
  • Расчет осаго в костроме Расчет осаго в костроме Калькулятор ОСАГО использует официальные коэффициенты и тарифы (указание ЦБ РФ от 19 сентября 2014 г. № 3384-У и указание ЦБ РФ от 20 марта 2015 г. № 3604-У). Стоимость ОСАГО зависит от: типа(категории) и назначения транспортного средства от […]
  • Как оформить заграничный паспорт срочно Срочное оформление и получение загранпаспорта Никто не застрахован от ситуации, когда резко возникает необходимость быстро оформить загранпаспорт в Москве или любом другом российском городе. Что делать? Куда обращаться? И во сколько обойдётся подобная услуга? Необходимо […]
  • Закон о тунеядстве приняли Закон о налоге на «тунеядство» Госдума может принять до конца года Внесение законопроекта в Госдуму ожидается в ноябре Москва, 8 ноября 2016, 17:39 — REGNUM Законопроект, предусматривающий введение социального взноса для неработающих граждан (так называемого налога на […]
  • Как оформить контрольную в институте Требования по оформлению контрольных работ ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОФОРМЛЕНИЮ ПИСЬМЕННЫХ РАБОТ 1.Работа выполняется печатным способом с использованием компьютера и принтера на одной стороне листа формата А4 через полтора (1,5) интервала. Тип шрифта (гарнитура) - Times New […]
  • Налог займ беспроцентный Налоговые последствия беспроцентных займов На правах рекламы Информация о компании КСК ГРУПП КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, […]
  • Пусковой коллектор пусковой коллектор Англо-русский словарь технических терминов . 2005 . Смотреть что такое "пусковой коллектор" в других словарях: Электродвигатель постоянного тока — Рис. 1 Устройство простейшего коллекторного двигателя постоянного тока с двухполюсным статором и с […]
  • Жалоба частное обвинение Дела частного обвинения В уголовном праве есть категория дел частного обвинения, судебное разбирательство в отношении которых начинается и заканчивается по желанию потерпевшего. Как правило, дела частного обвинения затрагивают интересы определенного круга лиц и не […]