Состав правонарушения это преступления и проступки

| | 0 Comment

Правонарушение: структура, виды, понятие

В российском законодательстве понятие правонарушения закреплено в Уголовном кодексе. Также нормативный документ включает описание ответственности. В статье рассмотрим понятие и структуру правонарушений, а также их виды и наказание за совершение подобных деяний.

Понятие и признаки правонарушения

Правонарушение представляет собой любое противоправное действие со стороны лица, которое несет вред другому лицу, группе лиц или обществу в целом. Одним словом, правонарушение — это фактическое нарушение законов государства, которое влечет за собой негативные последствия. Это не обязательно должна быть угроза жизни или здоровью, это может быть и причинение морального вреда или психологическое давление.

Существует несколько основных признаков правонарушений:

  • Общественная опасность. Любое правонарушение представляет собой вред для конкретного человека, общества или всей страны. Степень данной опасности может быть разной и определяется в соответствии с действующим законодательством. Но так или иначе, основной признак правонарушения – проявление общественной опасности.
  • Противоправность. Здесь все достаточно просто: если закона или правила нет, то и нарушать нечего. Самое же понятие правонарушение подразумевает нарушение какого-либо правила.
  • Виды правонарушений

    Нарушения закона разделяют на преступление и проступок. Ниже рассмотрим подробнее структуру и виды правонарушений.

    Преступление – нарушение закона, которое указано в Уголовном кодексе РФ. То есть преступление обладает все теми же характеристиками, что и правонарушение. Но если подобное противоправное деяние регулируется именно этим законодательным актом, его можно считать преступлением. Например, убийство, кража, развязывание войны.

    Проступок – нарушение административного, трудового или гражданского законодательства. Одним словом, это достаточно мелкие правонарушения, которые не несут особой опасности для личности, общества или государства. Например, хулиганство или драка.

    В структуру преступления и проступка также входят субъективная и объективная стороны.

    На основе данных понятий можно выделить ряд основных отличий:

  • Общественная опасность. Преступление – серьезное деяние. Проступок – малозначительное.
  • Наказание. В случае с преступлением, наказание – лишение свободы, посещение исправительных работ или серьезные штрафы. В случае с проступком – предупреждение, небольшой штраф, краткосрочный арест.
  • Срок привлечения. Если речь идет о проступке, то привлечь к ответственности могут только в течение нескольких месяцев. В случае с преступлениями, привлекать к ответственности могут даже по истечении многих лет.
  • Составляющие

    Структура правонарушения позволяет показать, из каких основных элементов оно состоит. Важно четко понимать, что представляет собой каждый из них. Это ряд терминов для участников и самого нарушения. Структурирование позволяет всем и всегда понимать, о чем в конкретный момент идет речь, без дополнительных объяснений.

    В соответствии с действующим законодательством, можно выделить четыре основных элемента, которые определяют:

    • Объект правонарушения.
    • Объективную сторону правонарушения.
    • Субъект правонарушения.
    • Субъективную сторону правонарушения.
    • Очень важно четко понимать, что означает каждый из элементов, чтобы впоследствии не создалось путаницы.

      Объект и объективная сторона правонарушения

      Чтобы разобраться с элементами неправомерных действий, следует их рассмотреть более детально, и делать это также лучше попарно. В структуру правонарушения входят:

    • Объект правонарушения – непосредственно общественные отношения, регулируемые или охраняемые законом. Одним словом, объектом могут быть любые межличностные, деловые, торговые и любые другие отношения. Но при этом важно четко понимать, что все это должны быть так называемые «законные» отношения. Законными можно назвать любые правоотношения, которые регулируются правовыми актами или непосредственно законами, а также те, что не запрещены.
    • Объективная сторона – это немного более сложное понятие, которое состоит из целого ряда различных элементов. Такими элементами могут быть само деяние, непосредственный вред, причиненный этим деянием, разъяснение и описание причинно-следственных связей между действиями и последствиями, к которым они привели. Также сюда можно отнести такие элементы, как время совершения нарушения, способ его совершения и другое.
    • Субъект и субъективная сторона правонарушения

      Теперь более детально попробуем разобраться со второй и последней парой элементов правонарушения. Вторую группу в структуре правонарушения составляют субъект и субъективная сторона. Что это такое?:

    • Субъектом правонарушения выступает лицо, которое совершило противоправное деяние. Важно понимать, что «лицо» — это не обязательно конкретный человек. Им может быть группа людей, зарегистрированная организация и прочее. По факту субъект – тот, кто нарушил закон.
    • Субъективной стороной называют ответственность за деяние, которое совершил субъект. Также к данному понятию можно отнести само наличие вины, которое еще необходимо доказать.
    • Критерии общественной опасности

      Не секрет, что любое правонарушение отличается степенью общественной опасности, что устанавливается законом, и в зависимости от которой впоследствии выносится наказание. Эти критерии в структуре правонарушения включают:

      • Значимость правонарушения. Конечно, некоторые нарушения являются практически безвредными, зато другие иногда могут угрожать не просто человеку, но и целому государству. Чем более значимое, а значит, и опасное деяние, там более серьезные и строгие последствия.
      • Размер ущерба. Иногда правонарушение может быть достаточно серьезным, но ввиду каких-либо обстоятельств, оно может не принести ущерба. Даже если ущерба нет, деяние будет противоправным, а вот наказание иногда может быть мягче.
      • Способ. Очень важную роль играет способ совершения деяния. Иногда лицо обдуманно нарушает закон, преследуя личные цели. Но нередки и ситуации, когда лицо хочет сделать все по закону, но в итоге где-то допускает ошибку. Все это может повлиять на исход дела.
      • Время. Время играет важную роль, особенно если речь идет о старых нарушениях. Бывает так, что нарушение было совершено давно, а соответствующий закон только вышел.
      • Мотив. Он может сыграть как положительную роль, так и отрицательную. Но если человек во время деяния хочет и пытался поступить «как лучше», это может смягчить его наказание.
      • Личность нарушителя. Часто бывает, что мелкие нарушения могут прощаться лицам, которые ранее не были судимы и закона не нарушали. Но в то же время все действует и наоборот.
      • Категории правонарушений

        В зависимости от степени общественной опасности выделяют несколько категорий правонарушений. Все они регулируются УК, АК, ТК и ГК РФ. Их основное различие – тяжесть наказания. Рассмотрение структуры состава правонарушения позволяет определить степень виновности и наказание.

        Если говорить о степени вины, то речь идет непосредственно о преступлении. В данном случае категории преступлений будут следующие:

      • Небольшой тяжести. Наказание – менее 2 лет лишения свободы.
      • Средней тяжести. Наказание – менее 5 лет лишения свободы.
      • Тяжкие преступления. Наказание – до 10 лет лишения свободы.
      • Особо тяжкие преступления. Наказание – от 10 лет и больше.
      • Не стоит забывать, что отдельно рассматриваются проступки, за совершение которых человек в любом случае понесет наказание. Как правило, оно будет меньше, чем наказание за совершение деяния небольшой тяжести. Сюда относят правонарушения, которые практически не несут опасности (или несут, но она невелика).

        Гражданские и административные правонарушения: структура и описание

        Все виды правонарушений можно разделить на достаточно большие группы, которые имеют свои отличительные особенности.

        Гражданские правонарушения — те, отличительной особенностью которых является объект посягательства. Объектом здесь выступают имущественные или неимущественные отношения, которые регулируются ГК РФ.

        Чаще всего гражданское правонарушение — это неисполнение обязательств согласно договору либо нанесение имущественного вреда. Наказаниями за такие преступления чаще всего выступают обязательства компенсировать ущерб, восстановить все до первозданного вида или оплатить штраф. Более серьезные наказания также могут быть, но подобное скорее является исключением. Объектом выступают гражданские ценности (ответственность, налогообложение и подобное), субъект – физлицо или организация, совершающие противоправные деяния.

        Административное правонарушение. Представляют собой нарушение общепринятых и обязательных правил, которые устанавливаются административными органами. К подобным правонарушениям можно отнести несоблюдение ПДД, несоблюдение пожарной безопасности, мелкие хищения и прочее. Наказанием чаще всего является штраф, но иногда, в зависимости от деяния, наказание может иметь специфический характер (например, лишение водительских прав).

        Объектом административного правонарушения выступают общественные отношения в сферах земельного, финансового, конституционного, трудового права. Субъектами — физические и юридические лица. Структура дел об административном правонарушении включает этапы их возбуждения и рассмотрения.

        Трудовые, процессуальные и экологические правонарушения

        Трудовые правонарушения – это противоправные действия субъекта трудового права. Говоря проще, это любое нарушение, которое указано в ТК РФ. Следует знать, что каждый работник и работодатель имеет не только свои права, но и обязанности, которые прописаны в ТК РФ. Нарушение указанных здесь обязанностей и есть трудовое правонарушение. Наказанием также чаще всего являются штрафы, но это также может быть лишение премии или увольнение с работы.

        Процессуальные правонарушения – нарушение субъектом процессуального законодательства. Примером может быть нарушение ведение судебного процесса, неявка и прочее. За подобные действия субъекта могут ущемить в его же правах, например, выведя из зала суда.

        Отдельную группу составляют экологические правонарушения. Это противоправная деятельность дееспособного лица, которая причиняет вред природе и экологии либо нарушает права и интересы субъектов экологического права. Структура экологических правонарушений не отличается от обычных противоправных деяний.

        Исполнительные и международные правонарушения

        Исполнительные правонарушения – действия, которые противоречат нормам уголовно-исполнительного права. Такие деяния могут совершить только должностные лица (например, судебные приставы) или те, которые находятся в местах лишения свободы.

        Международные правонарушения – это нарушение норм и правил международного права. Это действия, которые наносят вред другим государствам или всему мировому обществу в целом. Примером может быть браконьерство, пиратство, нарушение международных договоров.

        Структура правонарушений в международной среде также включает:

      • объект (относительно чего совершается преступление: международный правопорядок или система отношений);
      • объективную сторону (действия субъекта);
      • субъект (государства, предприятия и организации, отдельные лица);
      • субъективную сторону (отношение нарушителя к ситуации: умысел, неосторожность, игнорирование и бездействие).
      • Виды наказания

        Согласно ГК РФ, существует большой перечень видов наказания, который постоянно меняется и редактируется. В настоящий момент он выглядит следующим образом:

      • Штраф.
      • Лишение возможности занимать определенные должности.
      • Лишение возможности заниматься определенным видом деятельности.
      • Лишение почетных званий (например, воинских).
      • Обязательные, либо исправительные работы.
      • Ограничение передвижения или свободы.
      • Арест.
      • Содержание в дисциплинарных учреждениях.
      • Лишение свободы на пожизненный срок.
      • В статье были рассмотрены понятие, виды, структура правонарушений. Можно сказать, что деятельность людей часто вызывает противоречия и может носить опасный для общества характер. Поэтому обеспечение наказаний и привлечения к ответственности как на государственном, так и на международном уровнях приобретает особенный смысл.

        fb.ru

        § 4. Состав правонарушения как идеальная модель

        Существуют различные понимания состава правонарушения, причем нередко на страницах работы одного и того же автора.

        Отметим, что состав любого правонарушения не может отождествляться с конкретным фактическим правонарушением (преступлением, проступком, деликтом).

        «Преступление и состав преступления — явления не тождественные», — отмечают М. П. Карпушин и В. И. Кур- ляндский314. «Состав — не реальное явление», — пишет В. Е. Жеребкин315. «Состав преступления и реальное преступление лежат в разных плоскостях, — считает В. С. Прохоров, — первое — в законе, второе — в жизни»316.

        В. Н. Кудрявцев указывает, что состав преступления не есть понятие, суждение, что состав — это юридическая конструкция317. В более поздней работе этот автор говорит, что состав преступления — информационная модель преступлений определенного рода318.

        С. С. Алексеев утверждает, что состав правонарушения — это типическая модель (схема)319.

        Состав правонарушения не является и понятием. Это идеальный объект, идеальная модель, созданная силой абстракции на основе нормативной информации. Довольно часто для определения состава используется термин «конструкция» (юридическая или логическая). Если отметить, что такая конструкция есть не что иное, как идеальная модель, то нетрудно заметить: термины «юридическая (или логическая) конструкция» и «идеальная модель» фактически идентичны. В юридической литературе часто высказывается эта точка зрения, хотя, может быть, у отдельных авторов и недостаточно последовательно, поскольку нередко не проводится разграничение между понятием и конструкцией (моделью). Так, В. Е. Жеребкин рассматривает состав преступления и как понятие, и как логическую конструкцию320. То же самое утверждает Д. Н. Бахрах321 в отношении состава административного поступка.

        В логике существуют различные виды абстракции как логической операции. Итоги этих операций неодинаковы. В результате изолирующей абстракции образуются общие абстрактные понятия (например, «общественная опасность», «противоправность»), в результате абстракции отождествления — общие понятия («преступление», «правонарушение», «норма права» и т. д.).

        Существует и такой вид абстракции, как идеализация, в результате которой создаются идеальные объекты, в чистом виде в реальном мире не существующие322. К числу абстракций идеализации относится процесс моделирования, в результате которого создаются мысленные идеальные модели. Именно подобного рода идеализированными объектами, идеальными мысленными моделями являются соста правонарушения и его разновидность — состав преступления. Как и любая модель, состав правонарушения отражает реальность, а именно юридические факты, служащие основаниями юридической ответственности. Однако отражение правонарушения в указанных составах как моделях является более сложным по сравнению с соответствующими понятиями. «Пока изолирующая абстракция приводит к образованию понятий, отображающих относительно простые свойства и отношения, потребность в моделях не возникает. Но когда познание проникает глубже и за простым, как казалось ранее, свойством раскрываетсяделая система связей и отношений, т. е. сложная структура, тогда процесс абстрагирования осуществляется с помощью моделей»323.

        И действительно, пока мы мыслим, например, преступление только с помощью его понятия, то выделяем лишь те его существенные свойства (общественная опасность, противоправность, виновность, наказуемость), которые отличают его от других деяний. Когда же создаем его модель (состав преступления), то отражаем целую систему связей (субъект и его деяние; деяние и объект; деяние и результат; деяние, его результат и психическое отношение к ним субъекта и т. д.), а само преступление представляем в виде сложноорганизованной структуры, складывающейся из взаимосвязанных элементов.

        Следует заметить, что в уголовно-правовой, общетеоретической литературе, посвященной логическому анализу состава преступления, наиболее распространенным являются выражения «признаки состава преступления» и «признак состава правонарушения». Между тем такая терминология некорректна. Это, очевидно, дань сложившейся традиции. Если это состав, то он из чего-то складывается. Составляют же его только части, элементы, но не признаки. Из признаков ничего составить нельзя. Качественно специфическим компонентом любого состава являются элементы. Но применительно к каждому элементу состава можно говорить о его признаках. В таком случае корректными будут выражения «элемент состава», «признаки элемента состава». Переход от понятий правонарушения, преступления к абстракции состава есть переход не просто к другому по- нятию, а к иному виду абстрагирования — моделированию. В ходе моделирования свойства, связи, стороны преступления вычленяются, группируются в элементы, из которых создается идеальная модель (состав преступления).

        Упрощение реально существующих правонарушений в их составе видится в следующих моментах: деяние отделяется от деятеля и его воли, а также объекта, которому этим деянием причинен ущерб; воля, сознание отвлекаются от деятеля (субъекта). Но такое расчленение взаимосвязанных сторон осуществляется на уровне элементов, поскольку они распределяются по разным элементам. На уровне модели они объединяются в целое, состоящее из взаимосвязанных элементов. Упрощение также в том, что далеко не однопорядковые свойства, связи, стороны правонарушения причисляются к однопорядковому уровню. Деяние субъекта, субъективное отношение деятеля к деянию и результату, а также деяния, не существующие без деятеля, отвлекаются от субъекта, в составе им придается равное с деятелем значение — значение элемента состава.

        Общественные отношения (их стороны, элементы), охраняемые теми или иными нормами права, имеющие собственное (независимое от правонарушения) существование, не только рассматриваются как объект правовой охраны, но и в составе вводятся в ранг его элемента (объекта правонарушения), следовательно, включаются в состав. С точки зрения здравого смысла было бы абсурдом рас- сматривать то, на что направлено правонарушение, частью его самого. Однако такое огрубленное, идеализированное допущение возможно в мысленно созданной идеальной модели. Именно рассмотрение самого состава нарушения в качестве понятия довольно часто ведет к пересмотру учения о составе, к тому, что субъект и объект преступления выводятся из состава.

        «Могут ли общественные отношения, являющиеся объектом преступления и охраняемые правом от преступных посягательств, — пишет П. А. Фефелов, — выступать в каче- стве составной части этих же посягательств? Ответ на этот вопрос должен быть отрицательным прежде всего потому, что мы не можем смешивать то, что защищаем правом, с те- ми преступными посягательствами, с которыми ведем борьбу. Объект преступления и преступление хотя и взаимосвязанные, но различные явления»324. В этом автор, бесспорно, прав. Каждое из указанных явлений мыслится с помощью разных понятий. Такого понятия, которое объединяло бы их в одно целое, не существует, поскольку нет в природе такого явления, в котором преступление и его объект (общественные отношения, охраняемые правом), также как деяние и его субъект, были бы частями одного явления.

        Аналогичные споры ведутся в гражданско-правовой литературе. Из состава гражданского правонарушения выводится и объект. Полемизируя с С. С. Алексеевым, Г. К. Матвеев325 отмечает его непоследовательность: с одной стороны, С. С. Алексеев включает субъект и объект правонарушения в число элементов состава, с другой — не намерен рассматривать их частями противоправного поведения. Однако, на наш взгляд, указанная «непоследовательность» лишь кажущаяся, поскольку в одном случае речь идет о составе правонарушения, а в другом — о правонарушении.

        С точки зрения О. А. Красавчикова, включение субъекта в состав гражданского правонарушения неправомерно, так как при этом «субъект оказался бы в составе факта, т. е. в составе своих собственных действий»326. Однако такого рода аргументы отпадают, если рассматривать состав правонарушения как определенный идеальный объект, созданный силой абстракции, как мысленную модель, а не реальное явление и не понятие, отражающее это явление.

        Заметим, что именно аспект искусственности состава преступления послужил в свое время для Н. Д. Дурманова одним из доводов в пользу отказа от состава преступления в науке уголовного права327.

        Но следует отметить, что если силой абстракции создан идеальный объект, то, очевидно, должно существовать и понятие, с помощью которого этот объект мыслится, и тогда можно говорить о понятии состава. Очевидно и то, что с. помощью такого понятия будет мыслиться непосредственно уже не само правонарушение, а его идеальная модель (состав). Здесь мы имеем дело с двойным отражением, которое можно изобразить так: правонарушение — состав правонарушения — понятие «состав правонарушения». В случае же отражения правонарушения в понятии схема будет иной: правонарушение — понятие правонарушения.

        В литературе нет единства взглядов по вопросу о видах составов правонарушений, особенно применительно к составу преступления. Прежде всего подвергается сомнению наличие состава преступления вообще или общего состава преступления. Так, В. Е. Жеребкин, высказав верное положение о том, что состав преступления — это идеальный объект, продукт мысленной деятельности, в то же время утверждает, что понятие «общий состав преступления» можно рассматривать как «нулевое понятие», что этому термину ничто не соответствует, состав преступления всегда конкретен. Состава преступления, общего для всех преступлений, по мнению В. Е. Жеребкина328, не существует, но этот автор подвергает логическому анализу именно общий состав, а не состав конкретного преступления. Если бы было иначе, то весь труд автора был бы беспредметным.

        Против состава преступления вообще или общего состава преступления высказывались ранее и другие авторы329. Но чаще всего речь идет об общем составе преступления. В каждом учебнике по уголовному праву в обязательном порядке отведено несколько глав общему учению о составе преступления. Такое общее учение возможно потому, что наукой создан единый для всех преступлений состав, отражающий сложноструктурное строение любого преступления. Такая же ситуация сложилась в других отраслевых науках.

        Состав правонарушения как идеальная модель, с одной стороны, создан на базе нормативной информации в результате абстракции идеализации, следовательно, он отвлекается от конкретной информации о конкретных видах правонарушений, с другой — призван упорядочивать эту информацию как в ходе правотворчества и правоприменения, так и в процессе научных исследований. Таким образом, в последнем случае применительно к конкретным видам правонарушений, предусмотренных определенными нормами права, он наполняется конкретной информацией. В этом случае каждый из элементов состава объединяет ин- формацию, характеризующую те или иные признаки определенного вида правонарушения (проступка, преступления). Эта мысль все больше пробивает себе дорогу в литературе. Но можно ли тогда говорить о родовых, конкретных,, основных, квалифицированных и иных составах правонарушения, в том числе преступления? Если да, то мы должны признать, что, например, в уголовном праве (отрасли права и науке) существует столько же составов преступлений как идеальных моделей, сколько различных видов преступлений с их модификациями. В данном случае их счет определялся бы трехзначной цифрой. Если же к ним добавить множество разновидностей правонарушений из других отраслей права и признать, что каждому виду соответствует свой состав, т. е. идеальная модель как структура информации, то мы неизбежно придем к выводу, что юридическая наука — самая «замоделированная» из всех наук. Очевидно, что это не совсем так или совсем не так, если мы будем применять термин «модель» не в его расхожем понимании, когда он относится к какой угодно информации, а хотя бы в приближении к строгому научному его значению.

        Как мы уже неоднократно подчеркивали, в специальной литературе общепризнано, что модель и объект, который она отражает специфическим (отличным от понятия) образом, находятся в отношениях сходства, аналогии, а не тождества, совпадения330.

        При таком подходе, когда каждому виду преступления или проступка соответствует свой состав (модель), мы имеем дело с тождеством, поскольку в этом случае понятие определенного вида правонарушения со всеми его существенными признаками совпадает с его составом правонарушения. В таком случае мыслимая модель (состав) утрачивает значение как средство познания и юридической техники.

        Указанные рассуждения тем более относятся к точке зрения отождествления состава с фактическим (реальным) правонарушением. Однако как быть с понятиями «родовой», «конкретный», «квалифицированный» и т. п.? Дума- ется, они должны характеризовать виды правонарушений, а не виды их составов (моделей). Можно возразить, что в уголовно-процессуальном законе, говоря о признаках состава преступления, законодатель все-таки имеет в виду так называемый конкретный состав, очерченный конкретной нормой УПК РФ. Но, во-первых, это дань сложившимся законодательной и научной традициям, во-вторых, если выражение закона за «отсутствием в деянии признаков состава преступления» (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) заменим иным — «за отсутствием в деянии признаков преступления», то смысл закона не только изменится, но будет более точным. Если обратиться к составу гражданских правонарушений, то возникает вопрос: имеет ли основание создание такого состава, при котором субъект и объект выводятся за его пределы? Ответ не может быть полностью отрицательным, если будем исходить, во-первых, из того, что состав — это идеальная модель, которая создается путем идеализации для определенных научных и практических целей; во- вторых, из того, что относительно одних и тех же объектов могут создаваться разные идеальные модели. Здесь в качестве аргументов вряд ли подойдут доводы такого типа: при включении субъекта в состав правонарушения он оказался бы в составе факта, т. е. собственных действий, поскольку состав не реальный факт (действие), а модель. Имеет основание та модель, которая больше соответствует задачам науки и практики. В оправдание особой точки зрения относительно состава гражданского правонарушения можно было бы привести доводы, согласно которым по сравнению с преступлением объекты гражданского правонарушения менее разнородны, от них, как правило, не зависит объем ответственности. В уголовном же праве объекты преступлений многочисленны, разнообразны. В большей мере дифференцированы и субъекты. От объекта преступления и характеристики его субъекта зависит мера наказания. Поэтому информация о данных элементах, как нормативная, так и фактическая, является весьма важной в научном и практическом планах. Отсюда неизбежно создание такой модели, которая объединяла бы и эту информацию. В граж- данском праве следует отдать предпочтение той модели, которая является более полной, нацеливает на исследование всех моментов, характеризующих правонарушение, в том числе его субъекта и объекта.

        Если состав преступления рассматривать как идеальную модель, логическую конструкцию, неизбежно следует вывод, что данный состав не обладает такими свойствами, как противоправность и общественная опасность. Эти свойства присущи реальным фактическим деяниям, рассматриваемым правом как правонарушения. Модель лишь способствует организации информации (нормативной и фактической) о тех признаках, которые в совокупности характеризуют деяние как противоправное.

        Из выяснения природы состава правонарушения следует ответ на вопрос о том, является ли состав основанием юридической ответственности, общепризнано положение о том, что ответственность имеет два основания: нормативное (нормы права) и фактическое (конкретное, индивидуальное правонарушение). Это положение довольно часто уточняется, в частности в том плане, что основанием ответственности является состав правонарушения, О. Ф. Ши- шов, проанализировавший проблему основания уголовной ответственности в советской науке уголовного права (в историческом плане), утверждает, что подобной точки зрения придерживается большинство криминалистов331. Заметим в связи с этим, что вопрос об истинности положений науки не решается путем голосования. Это подтвердило дальнейшее развитие науки. Наука и практика (в том числе верховных судов) существенно скорректировали не только указанное теоретическое положение, но и уголовно-процессуальный закон (п. 3 ст. 246, ст. 302 УПК РФ).

        В настоящее время все большее признание находит точка зрения, согласно которой основанием ответственности является наличие в деянии признаков преступления. Небезынтересно заметить, что и раньше ряд авторов тезис «состав есть основание ответственности» рассматривали с определенной долей условности. Например, В. И. Курлянд- ский, в свое время озаглавив третью часть своей статьи «Состав преступления — единственное основание уголовной ответственности», вынужден был отметить: «Таким образом, мы лишь сокращенно говорим, что состав преступления есть основание ответственности, имея в виду, по существу, что таким основанием является совершение лицом деяния, соответствующего признакам установленного законом состава преступления»332. При этом данный автор отмечает, что сходную позицию занимают А. А. Герцензон, В. М. Чхиквадзе, В. Н. Кудрявцев, Г. А. Кригер, М. А. Гельфер.

        Положение, что состав преступления — единственное основание ответственности, некоторыми авторами отвергается. Так Н. И. Загородников и Н. А. Стручков в свое время писали, что понятия «состав преступления» в законе нет. Оно дается в научных работах, причем по-разному («научная абстракция», «законодательная модель» и т. д.). «Но вряд ли правильно считать основанием уголовной ответственности «абстракцию», «модель», «форму бытия», «показатель преступления». Основанием ответственности может быть только само преступление»333.. Здесь невозможно ничего убавить, прибавить или опровергнуть, иначе это было бы опровержением уголовного закона.

        Однако примем все-таки положение о том, что основанием ответственности является состав преступления (или, шире, правонарушения), и рассмотрим его сквозь призму самого состава. Тогда мы должны принять в качестве истинных и такие тезисы, вытекающие из указанного положения: основанием собственной ответственности является сам субъект как элемент состава преступления; основанием ответственности за вред, причиненный объекту преступления, является сам объект как элемент состава преступления. Конечно, в данном случае можно сказать, что ответственность не наступает без наличия других элементов состава. Но верно и то, что состава преступления нет без указанных элементов (субъекта и объекта). Значит, и они являются элементами ос- нования ответственности, следовательно, указанные тезисы в определенном отношении должны быть приняты за истинные. Но тогда остаются их парадоксальность, неприемлемость с точки зрения здравого смысла (субъект — основание собственной ответственности, объект — основание ответственности за вред, ему причиненный). Как отмечается в литературе по логике, парадоксы появляются в такой теории, в которой не вполне уяснены ее логические основания. Разрешение парадоксов помогает развитию теории1.

        Отмеченные парадоксы, на наш взгляд, могут быть разрешены, если понимать логическую природу состава преступления такой, какой она является в действительности, т. е. рассматривать состав правонарушения как идеальный объект, мысленную модель, отражающую реальные объекты (правонарушения) на уровне не подобия, а сходства. Как идеальная модель юридических фактов (преступлений) состав преступления может замещать и сами реальные объекты, им отражаемые, лишь в определенных строго ограниченных случаях научного познания, но не может быть основанием реальной ответственности; таким основанием является само конкретное правонарушение как факт реальной деятельности (фактическое основание).

        Если состав правонарушения — идеальная модель, то состав не может быть основанием юридической квалификации. Таким основанием с юридической точки зрения являются нормы права. Если же рассматривать юридическую квалификацию с точки зрения чисто логических операций, то она представляет собой цепочку умозаключений, в которых в качестве общих посылок (оснований) выступают суждения о содержании норм права, а следовательно, в конечном счете сами нормы.

        knigi.link

        Это интересно:

        • Закон о нравственном воспитании Нравственное и патриотическое воспитание может стать элементом образовательного процесса Разработаны меры по обеспечению патриотического и нравственного воспитания детей и молодежи. Соответствующий законопроект 1 внесен в Госдуму членом Совета Федерации Сергеем […]
        • Как уменьшить алименты на детей от первого брака Алименты на второго, третьего ребенка во втором браке Часто бывает так, что после расторжения брака один из бывших супругов вступает в новый брак. Во втором браке, как и в первом, тоже рождаются дети, которых нужно обеспечивать. Это не значит, что после рождения второго […]
        • Отработка 2 недели при увольнении 2018 год Срок отработки при увольнении по собственному желанию Трудовое законодательство не позволяет просто взять и уйти с работы. О своем желании расторгнуть трудовой договор работник должен предупредить руководство заранее. Для чего нужно такое предупреждение и сколько […]
        • Правила перевозки багажа ручная кладь Что можно провозить в ручной клади в самолете? Сверх установленной нормы бесплатного провоза багажа и без взимания платы пассажир имеет право провозить следующие вещи, если они находятся при пассажире и не вложены в багаж: дамская сумочка или портфель; папка для […]
        • Что полагается за третьего ребенка матери одиночке Мать-одиночка: льготы и пособия в 2018 году Понятие «одинокая мама» отличается в трудовом и социальном праве. В большинстве случаев под определением «мать-одиночка» понимается женщина, у которой в документах ребенка не указан отец (или указан с ее слов). Дополнительные […]
        • Соглашение о переходе прав собственности Передача права собственности на квартиру родственнику Содержание Согласно ст. 209 ГК РФ, право собственности на имущество дает возможность гражданину осуществлять владение, распоряжение, пользование принадлежащими ему активами. При этом право собственности обозначает […]
        • Разрешения на охоту с оружием Разрешение на охотничье оружие (лицензия): порядок получения, документы Разрешение на охотничье оружие – документ, получаемый в лицензионно-разрешительном отделе (ЛРО), без которого человек не имеет права на использование охотничьего ружья. Разрешение не может быть выдано […]
        • Заявление в росздравнадзор Электронные сервисы Счетчик обращений граждан Кабинет заявителя (Информация о ходе рассмотрения документов, поданных на регистрацию медицинских изделий) Шаг 1: Укажите критерий поиска по входящему номеру и дате заявления о регистрации / ВИРД (внесение изменений в […]