Наказание женщин солдатами

| |0 Comment

Шокирующая правда о насилии над женщинами ГУЛАГа. О чём молчит история.

Советский период легким назвать нельзя: есть в истории действительно темные страницы. Мы пережили и голод, и войну, и репрессии — такое тогда было время. Немало написано книг, немало есть свидетельств. Что-то из этого выдумка, а что-то — суровая и жестокая правда.

В лагеря попадали не только мужчины — враги народа, но и женщины: жены, матери и дочери этих врагов. По сути, их вина заключалась лишь в том, что они были близкими родственниками неблагонадежных элементов, а значит, их ожидало трудовое перевоспитание. Но, кроме этого, им приходилось терпеть боль и унижения.

Система «ломала» своих граждан — они должны были быть послушными и молчаливыми, а потому трудности начинались непосредственно по прибытии в исправительно-трудовой лагерь. Женщин раздевали догола и отправляли в баню, где подвергали тщательному осмотру: оценивали как товар на предмет сожительства.

Принуждение женщин к сожительству было обычным делом. В частности на Соловках заключенные женского пола не только готовили надзирателям еду и чистили сапоги, но и ублажали по первому требованию. Женщин делили на три категории: «рублевые», «полурублевые» и «копеечные». Понятно, что здоровые и красивые входили в первую категорию и пользовались особенным спросом.

Поговаривают, что там же, на Соловках, каждый чекист имел до пяти наложниц, а некоторые организовывали целые гаремы. Известно, что из числа узниц постоянно отбирали несколько десятков женщин, которые «обслуживали» солдат, охранявших лагеря. А те обнаглели до такой степени, что каждый раз требовали новых наложниц.

Не все женщины были послушны, некоторые пытались сопротивляться. Лагерная охрана с ними не церемонилась: под разными предлогами их отправляли в карцер, лишали пайка и теплой одежды. Если эти простые методы не приносили должных результатов, заключенных могли просто уморить голодом или изнасиловать. Не каждая выдерживала.

«На Соловки попала девушка — полька лет семнадцати, которая имела несчастье привлечь внимание Торопова. У нее хватило мужества отказаться от его домогательств. В один из дней в женский барак вошли несколько пьяных охранников во главе с Тороповым. Он выволок девушку из постели, и каждый вошедший по очереди ее изнасиловал. »

«Ломали» женщин и другими способами.

Бессмысленный труд. Арестантки переливали воду из одной проруби в другую или перетаскивали тяжелые бревна с места на место. Это было сложно выдержать не только физически, но и морально.

Карцер. 400 граммов хлеба и две кружки горячей воды — вот и весь дневной рацион. Помещение без окон, не отапливается. Хватало нескольких дней, чтобы осужденные «приходили в себя». Обычно после карцера люди попадали в лазареты: спасали не всех.

Пытка холодом. Известен случай, когда один из начальников лагеря в наказание оставил на 30-градусном морозе на льду более тридцати заключенных, среди которых были и женщины. В итоге им всем без исключения ампутировали обмороженные ноги, после чего большинство из заключенных умерло в лазарете.

Пытка детьми. Это наказание мог придумать только психопат. Известно, что женщины более выносливы, чем мужчины, а потому лучше переносят тяжелый быт и издевательства. Насилию подвергали их детей, причем на глазах у матерей. Некоторых это шокировало до такой степени, что они сходили с ума. Стоит сказать, что порой не выдерживали сами надзиратели.

Расстрел. Женщин приговаривали к высшей мере наказания точно так же, как и мужчин — врагов народа.«Велишь ей следовать вперед, а сам с наганом в руке за ней. Когда нужно, командуешь: вправо, влево. Пока не подведешь к месту, где заготовлены опилки или песок. Там ей дуло к затылку и. »

Об этом не принято говорить, но это было. Теперь же многие эксплуатируют факты в своих интересах, придумывают новые мифы, тычут пальцем в причастных. Мы лишь надеемся, что система больше не даст подобных сбоев и люди не будут страдать от ошибок тех, кто управляет государственной машиной.

ofigenno.com

aloban75

ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны


Американские солдаты фотографируются на фоне француженок. 1944 год.

Американцы пришли во Францию как освободители. Французы были дружественно настроены к американцам. Но по сравнению с Англией количество насильников среди американских солдат во Франции возросло. Почему?

Американцы в 20 веке входили во Францию уже во второй раз. В ходе Первой мировой войны американцы успели познакомиться со свободными нравами француженок. Солдаты могли легко удовлетворять свои сексуальные желания, как в борделях больших городов, так и с приветливыми сельскими девушками. Причём француженок особо не волновал цвет кожи американских солдат. После окончания Первой мировой воспоминания американских ветеранов были диаметрально противоположными: негры в основном думали о француженках хорошо, белые – наоборот. Американцы эпохи Второй мировой войны, вернувшись во Францию, вели себя надменно по отношению к гражданам Франции, особенно по отношению к французским мужчинам. Впоследствии часто говорилось: «Разве мы уже не приходили однажды помогать им воевать с немцами?». Быстрая капитуляция в 1940 г. и покорность перед немцами добавила ещё больше оснований считать французских мужчин женоподобными и неспособными защитить себя. Из-за влияния такого отношения, а также различий в языке и культуре, многие американцы были равнодушны к проблемам французов. Американское мнение о французах не изменилось и после войны. В ноябре 1945 г. отношения между американскими солдатами и французами, по словам издания « Time », «были напряжены до предела». Военные документы того времени рисуют картины пьянства, вооружённых ограблений, буйства, чванливости и воплощения «непобедимызавоевателей в придачу». Записаны слова простых французов того времени об американцах: «Они просто заняли место немцев» и «я мечтаю, чтобы они ушли домой».

Полученные данные.
Имеются несколько разных ответов на вопрос, сколько француженок было изнасиловано американскими солдатами.
По данным 34 томов Сводок и заключений специалистов J А G в период между 14 июня 1944 г. и 19 июня 1945 г. американские солдаты привлекались к следствию и осуждались за изнасилования во Франции в 68 случаях обычных изнасилований. Количество жертв составило 75 женщин, трое из которых были беженками.
История службы JAG в табличной форме показывает, что во Франции 125 жертв изнасилований были «французскими девушками». При этом на той же странице Истории в другой таблице указано, что во Франции была изнасилована 181 женщина. Скорее всего, здесь учтены не только гражданки Франции, но и беженки. Если это число учитывает 5% изнасилований, то общее количество жертв американских солдат превышает 3,5 тысячи (181х20=3620) женщин.
Общее количество военнослужащих, присутствовавших на месте преступления, по данным Сводок и заключений составило 139 человек, из которых 117 (84%) были неграми, а 22 (16%) –белыми. Из этих 139 человек были привлечены к следствию 116 военнослужащих, из которых 94 (81%) были неграми, а 22 (19%) – белыми. Все 116 насильников были осуждены.

Количество изнасилований по типам (по данным Сводок и заключений):
— изнасилование частично знакомым (жертва видела насильника ранее) – 40 %
— изнасилование незнакомцем – 56 %
— отношения между насильником и жертвой неизвестны – 4%.

Кто насиловал?
Также, как ранее в Англии, большинство учтённых насильников во Франции были солдатами тыловых служб, укомплектованных неграми. Лишь трое насильников служили не в тыловых подразделениях.

После обеда в 16.30 14 июня 1944 года, через 8 дней после высадки в Нормандии, в 4 милях южнее первого освобождённого французского города Сент-мер-эглис, в месте знаменитой высадки 82-й и 101-й воздушно-десантных дивизий, польская беженка Аниэла С. была изнасилована в поле в 300 ярдах от её дома. Она вместе со своей сестрой Софией С. проживала в посёлке Вирвиль-сюр-мер. В тот день две сестры вместе катили тележку по направлению к полю, чтобы надоить молока у коров. По дороге они встретили четверых цветных солдат с винтовками, которые помогли закатить тележку через ворота в поле.
Один из четверых попросил молока. Аниэла начала доить корову, в это время София пошла на соседнее поле, чтобы пригнать других коров. Когда она дошла до следующего поля, один из солдат направил винтовку ей в голову и сбил с ног ударом кулака. Согласно записям в уголовном деле, они боролись на земле десять минут. В суде девушка рассказала, что «он пытался взять меня силой, но я не хотела давать».
Закончив доить корову Аниэла оглянулась и заметила, что все кроме одного солдата ушли на соседнее поле. Она пошла туда и увидела, что один солдат был на её сестре. Она окрикнула Софию, та ответила, что «они приставили оружие к моей голове!». Осознавая смертельную опасность, Аниэла попыталась убежать, но упала на колени, когда ей вслед раздались выстрелы. Она была сразу схвачена одним из солдат, которого в свою очередь оттолкнул 20-летний рядовой Кларенс Витфилд (240-я портовая рота 494-го портового батальона транспортных войск). В этот момент напавший на Софию уже отпустил её. Насильник и ещё два солдата ушли, и София бросилась за помощью.
После того, как Витфильд, призывник из Северной Каролины, изнасиловал Аниэлу, он «показал жестами, что хочет продолжить половой акт неестественным путём». Она отказалась и вскоре услышала голос своего мужа, звавшего её по имени. Испугавшись, что чёрный солдат застрелит мужа, Аниэла схватила винтовку. Пока она боролась с Витфильдом за оружие, её муж прибежал в окружении трёх американских офицеров из 370-й интендантской грузовой роты. Второй лейтенант Волтер Сишиа отобрал винтовку, а муж Аниэлы отбросил Витфильда, который спросил: «Что вы делаете? Я ничего не совершил». Витфильда увели с места преступления, при этом капитан Роланд Таушер заметил, что у солдата расстегнута ширинка. Свидетели показали, что Витфильд в тот день употреблял вино.
В ходе судебного разбирательства у Аниэлы спросили, не пыталась ли она помешать Витфильду ввести свой пенис. Она отвечала: «Я очень боялась за свою жизнь. Я не могла помешать». Витфильд держал винтовку рядом с собой всё время, и хватался за неё каждый раз, когда Аниэла пыталась сопротивляться.
14 августа 1944 Витфильд был повешен во Франции английским гражданским палачом.

24 августа 1944 года примерно между 21.00 и 22.00 двое белых солдат: рядовые батареи « D » 537-го батальона автоматической зенитной артиллерии Мелвин Велч и Джон Х. Доллар, подъехали на лошадях к дому мадам Жермен Д. и попросили выпивки. Оба уже были пьяны, особенно Доллар, который начал играть с детьми мадам Д. Несмотря на их изначально дружественное поведение, они напугали мадам Д., её мужа, детей и беженку, которая жила в этом же доме. Беженка убежал из дома, когда один из солдат заявил, что хочет переспать с ней. Через час к дому подошли трое американских солдат и забрали с собой Велча и Доллара.
Мадам А. и её муж Е.А., 45 и 49 лет, жили в 300 ярдах от семьи Д. Около 22.30 того же дня Велч и Доллар начали стучать в дверь их дома. Они взяли у французов еды и выпили бутылку сидра. Когда мадам А. достала очередную бутылку сидра, она увидела, что один из солдат держит её мужа под прицелом немецкого пистолета Люгера или револьвера. Другой солдат закрыл кухню, и Велч сказал мадам А. отправиться с ним в спальню. Она отказалась, но Велч затащил её в спальню под дулом пистолета. Там солдат начал бить мадам А. руками по лицу и ногам и сказал, что хочет поиграть с ней в «папу и маму». Муж мадам А. слышал её крики о помощи около часа, но был вынужден сидеть на кухне с рядовым Долларом, у которого был нож.
Когда Велч закончил с мадам А., он вернулся на кухню и, угрожая пистолетом, отвёл мужа мадам А. в подвал за дополнительными бутылками сидра. Тем временем, рядовой Доллар пытался приставать к мадам А. около 15 минут, но был настолько пьян, что не мог осуществить задуманное. Когда Велч вернулся из подвала, он снова швырнул мадам А. на кровать, снял с себя и с женщины одежду и вновь изнасиловал её. Велч находился в постели с мадам А. на протяжении часа. Её муж удерживался на кухне Долларом, который дважды стрелял в окно. Согласно уголовному делу, в это время муж мадам А. больше не слышал шума борьбы, а только её плач.

Групповые изнасилования.
Из общего количества 68 изнасилований, дошедших до судебных разбирательств, в 42 случаях было более одного насильника или соучастника. В этих 42 изнасилованиях участвовало 88 насильников. В 35 случаях из 42 изнасилований насильниками были 73 негра. В некоторых случаях у насильников были соучастники, которые не насиловали, но помогали преступнику. Поэтому общее количество участников преступлений составило 111 военнослужащих в 42 изнасилованиях.

В тот же день, когда суд признал виновным Витфильда, в нескольких милях от Вирвиль-сюр-Мер, в деревне Невиль-о-Плэн, департамент Манш, было совершено похожее преступление. «Примерно 20 июня 1944 года» три чёрных солдата из роты «В» 29-й роты связи [возможно опечатка – пер.], примерно в 11.00 подошли к дому 26-летней мадам Б. Вместе с мадам Б. в доме проживали месьё Альфонс Л. с женой мадам Л., месьё Август М. с женой 28-летней мадам Жаннэ М. и их маленькими детьми. Солдаты попросили дать им сидра, мадам Б. заполнила их фляги, и они ушли. Несколькими минутами позже солдаты вернулись ещё с пятью цветными сослуживцами. Все солдаты получили сидр и остались во дворе.
Произошёл обмен любезностями: мадам Б. срезала несколько роз и подарила их троим солдатам, которые пришли в дом первыми. Солдаты в ответ показали ей фотографии. После этого некоторые солдаты начали спрашивать насчёт женщин, другие жестами стали показывать, что хотят секса. Они использовали франко-английский разговорник, чтобы сказать: «Я хочу провести ночь». Поведение солдат испугало мадам Б, она ушла, чтобы позвать на помощь соседа месьё Д. Он вскоре прибыл к дому мадам Б., в то время как та оставалась у него дома. Солдаты ушли, но ненадолго. Между полуднем и 12.30 солдаты вернулись к дому мадам Б. Внутри находились все три проживавшие в доме женщины и дочь мадам М.
Двое солдат выгнали мадам Л. и мадам М. с её дочерью из дома во внутренний двор. Туда же был отправлен месьё Л. Мадам Б, находившаяся в доме, попыталась также выйти во двор, но один из солдат удержал её, угрожая карабином. После этого двое разных солдат изнасиловали её. После второго изнасилования один из солдат, угрожая оружием, завёл в спальню мадам М. Она также была изнасилована теми же двумя солдатами.
Ошеломлённая от произошедшего мадам Б. спросила мадам М.: «Что они сделают с нами теперь?». Мадам М. ответила: «Я не знаю». Тогда мадам Б. воскликнула: «Веди себя тихо, они могут нас убить!». Их тяжёлые испытания не закончились на двух изнасилованиях. Когда два солдата насиловали мадам М., третий и неустановленный цветной солдат, который не входил в первую троицу, вошёл в комнату и изнасиловал мадам Б.
Третий солдат из первой троицы охранял оставшихся жильцов дома во дворе. У него на коленях лежал пистолет-пулемёт, а на людей солдат нацелил карабин. Ещё четыре или пять цветных солдат прибыли в дом, пока насиловались женщины.

Самое жестокое изнасилование во Франции произошло 24 августа 1944 года в окрестностях Плужара. Девять чёрных солдат из 447-й интендантской транспортной роты изнасиловали 56-летнюю мадам Ф., которая приехала к ним в лагерь, чтобы обменять вино на бензин.

Время изнасилований.
Изнасилования во Франции происходили круглосуточно. Большинство (61%) были вечером и ночью с 18.00 до 05.59.

Алкоголь, оружие и жестокость.
Алкогольное опьянение и жестокость сопутствовали изнасилованиям как в Англии, так и во Франции. Но были и отличия. В Англии обычно употреблялось пиво – кулаки и ножи шли в ход после посещения баров. Во Франции пивных баров не было, зато там были кальвадос, бренди и вино. Это было в новинку для солдат, особенно кальвадос. Все напитки были крепче английского пива. Не менее 36% насильников были пьяны.

Все американские солдаты были вооружены огнестрельным оружием, поэтому именно оно чаще всего использовалось для принуждения жертвы к сексу.

Изнасилования до и после наступления.
После высадки в Нормандии было официально зарегистрировано только 4 изнасилования. Первое произошло 14 июня 1944 г. После захвата Шербура в конце июня 1944 г. темпы наступления американцев замедлились. Количество изнасилований в тылу возросло. Наконец, 25 июля ситуация изменилась, и начался период стремительного наступления. Согласно диаграммы 4.4, взятой из Истории службы J А G, количество военнослужащих, обвинённых в изнасиловании, достигло пика в 175 случаев в июне 1944 г., то есть в период сразу после высадки в Нормандии.

Характер данных, полученных из Сводок и заключений специалистов J А G, в целом похож на диаграмму 4.4. Согласно Сводкам было осуждено лишь 7 солдат (4 жертвы), совершивших преступления в июне, и 4 солдата, совершивших преступления в июле. В то же время История службы J А G также показывает снижение количества насильников в июле до 124 военнослужащих. Хотя количество изнасилований уменьшилось, количество осужденных возросло – 100 солдат было обвинено, 51 из них признан виновным. Разницу в количестве обвиняемых и осужденных можно попытаться объяснить. Часть были ложно обвинены, а в обстоятельствах других изнасилований было трудно разобраться из-за условий войны. Часто трудно было найти свидетелей и установить местонахождение обвиняемых.
Несовпадение данных имеется в разнице между количеством обвиняемых и осужденных, которая показана пунктирной чертой на диаграмме и обозначает количество невиновных. Например, разница между обвиняемыми (примерно 50) в июне 1944 г. и невиновными составляет примерно 25 человек. Количество исчезнувших 25 человек, считавшихся виновными, больше на 18 человек, чем количество в 7 осужденных по данным Сводок и заключений. Возможно, нельзя определить эту разницу эмпирически. Возможно, причина такой разницы осталась за пределами отчётов.
Возможное объяснение заключается в факте, что диаграммы Истории службы J А G с ежемесячным учётом не включают количество изнасилований с убийством. Хотя История всё-таки содержит подобные данные в диаграмме «Смертельные случаи», согласно которой 18 солдат в Англии, Франции и Германии получили смертные приговоры за преступления, включавшие изнасилование и убийство.

Жертвы.
Возраст жертв изнасилований во Франции колеблется от 10 до 74 лет. Жертвами были девочки, пожилые женщины, замужние, одинокие, девственницы, матери и беременные. Некоторые жертвы были многократно избиты, получили огнестрельные ранения и были изувечены, а потом изнасилованы.

Наказания.
Из 116 солдат (94 негра, 22 белых), кто был под следствием за изнасилования во Франции, более половины, 67 (56%) получили пожизненные заключения. Из них 52 (78%) были неграми, 13 (19%) были белыми, расовая принадлежность двоих (3%) неизвестна. Во Франции 34 американских солдата были казнены за различные преступления против французских граждан и беженцев. Из них 21 преступник был казнён за изнасилование. Было казнено 18 негров и 3 белых. Диспропорция бросается в глаза, при том, что количество негров в американской армии составляло только 10%. Не все американские солдаты, приговорённые к смерти во Франции, были казнены. Изначально к смерти были приговорены 49 солдат, но больше половины из них – 26 человек, получили от службы JAG замену приговора на пожизненное заключение. Из них 21 человек был негром. Один солдат-негр, имевший смертный приговор, получил 20 лет тюрьмы.

Выводы.
Официальная история освобождения Франции рисует нам картинки радостных толп французов, встречающих американских солдат цветами и поцелуями. Военные отчёты открывают перед нами тёмную сторону тех событий.
Согласно материалам уголовных дел француженки обычно пытались дать отпор насильникам, что подтверждало американское мнение о том, как невинная и благодетельная девушка должна отвечать на сексуальные нападения. Наказания насильников зачастую использовались американцами для смягчения общественного мнения во Франции. Так, пострадавшие француженки получали письма с извинениями, а 15 насильников были казнены публично, в присутствии жертвы изнасилования, её семьи и друзей.

aloban75.livejournal.com

Изнасилование Берлина: неизвестная история войны

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

В России выходит в продажу примечательная книга — дневник офицера Советской Армии Владимира Гельфанда, в которой без прикрас и купюр описаны кровавые будни Великой Отечественной войны.

Некоторые полагают, что критический подход к прошлому неэтичен или просто недопустим, учитывая героические жертвы и гибель 27 миллионов советских граждан.

Другие считают, что будущие поколения должны знать истинные ужасы войны и заслуживают того, чтобы увидеть неприукрашенную картину.

Корреспондент Би-би-си Люси Эш попыталась разобраться в некоторых малоизвестных страницах истории последней мировой войны.

Некоторые факты и обстоятельства, изложенные в ее статье, могут быть неподходящими для детей.

В Трептов-парке на окраине Берлина сгущаются сумерки. Я смотрю на возвышающийся надо мной на фоне закатного неба памятник воину-освободителю.

Стоящий на обломках свастики солдат высотой 12 метров в одной руке держит меч, а на другой его руке сидит маленькая немецкая девочка.

Здесь похоронены пять тысяч из 80 тысяч советских солдат, погибших в битве за Берлин в период с 16 апреля по 2 мая 1945 года.

Колоссальные пропорции этого монумента отражают масштабы жертв. На вершине постамента, куда ведет длинная лестница, виден вход в памятный зал, освещенный как религиозная святыня.

Мое внимание привлекла надпись, напоминающая, что советские люди спасли европейскую цивилизацию от фашизма.

Но для некоторых в Германии этот мемориал — повод для иных воспоминаний.

Советские солдаты изнасиловали бессчетное число женщин по пути к Берлину, но об этом редко говорили после войны — как в Восточной, так и в Западной Германии. И в России сегодня об этом мало кто говорит.

Дневник Владимира Гельфанда

Многие российские СМИ регулярно отвергают рассказы об изнасилованиях как миф, состряпанный на Западе, однако один из многочисленных источников, поведавших нам о том, что происходило, — это дневник советского офицера.

Лейтенант Владимир Гельфанд, молодой еврей родом из Украины, с 1941 года и до конца войны вел свои записи с необыкновенной искренностью, несмотря на существовавший тогда запрет на ведение дневников в советской армии.

Его сын Виталий, который позволил мне почитать рукопись, нашел дневник, когда разбирал бумаги отца после его смерти. Дневник был доступен в сети, но теперь впервые публикуется в России в виде книги. Два сокращенных издания дневника выходили в Германии и Швеции.

Дневник повествует об отсутствии порядка и дисциплины в регулярных войсках: скудные рационы, вши, рутинный антисемитизм и бесконечное воровство. Как он рассказывает, солдаты воровали даже сапоги своих товарищей.

В феврале 1945 года воинская часть Гельфанда базировалась недалеко от реки Одер, готовясь к наступлению на Берлин. Он вспоминает, как его товарищи окружили и захватили в плен немецкий женский батальон.

«Позавчера на левом фланге действовал женский батальон. Его разбили наголову, а пленные кошки-немки объявили себя мстительницами за погибших на фронте мужей. Не знаю, что с ними сделали, но надо было бы казнить негодяек безжалостно», — писал Владимир Гельфанд.

Один из самых показательных рассказов Гельфанда относится к 25 апреля, когда он был уже в Берлине. Там Гельфанд впервые в жизни прокатился на велосипеде. Проезжая вдоль берега реки Шпрее, он увидел группу женщин, тащивших куда-то свои чемоданы и узлы.

«Я спросил немок, где они живут, на ломаном немецком, и поинтересовался, зачем они ушли из своего дома, и они с ужасом рассказали о том горе, которое причинили им передовики фронта в первую ночь прихода сюда Красной Армии», — пишет автор дневника.

«Они тыкали сюда, — объясняла красивая немка, задирая юбку, — всю ночь, и их было так много. Я была девушкой, — вздохнула она и заплакала. — Они мне испортили молодость. Среди них были старые, прыщавые, и все лезли на меня, все тыкали. Их было не меньше двадцати, да, да, — и залилась слезами».

«Они насиловали при мне мою дочь, — вставила бедная мать, — они могут еще прийти и снова насиловать мою девочку. — От этого снова все пришли в ужас, и горькое рыдание пронеслось из угла в угол подвала, куда привели меня хозяева. «Оставайся здесь, — вдруг бросилась ко мне девушка, — ты будешь со мной спать. Ты сможешь со мной делать все, что захочешь, но только ты один!» — пишет Гельфанд в своем дневнике.

«Пробил час мести!»

Немецкие солдаты к тому времени запятнали себя на советской территории чудовищными преступлениями, которые они совершали в течение почти четырех лет.

Владимир Гельфанд сталкивался со свидетельствами этих преступлений по мере того, как его часть продвигалась с боями к Германии.

«Когда каждый день убийства, каждый день ранения, когда они проходят через деревни, уничтоженные фашистами. У папы очень много описаний, где уничтожали деревни, вплоть до детей, уничтожали маленьких детей еврейской национальности. Даже годовалых, двухгодовалых. И это не в течение какого-то времени, это годы. Люди шли и это видели. И шли они с одной целью — мстить и убивать», — рассказывает сын Владимира Гельфанда Виталий.

Виталий Гельфанд обнаружил этот дневник уже после смерти отца.

Вермахт, как предполагали идеологи нацизма, был хорошо организованной силой арийцев, которые не опустятся до полового контакта с «унтерменшами» («недочеловеками»).

Но этот запрет игнорировался, говорит историк Высшей школы экономики Олег Будницкий.

Немецкое командование было настолько озабочено распространением венерических болезней в войсках, что организовало на оккупированных территориях сеть армейских публичных домов.

Трудно найти прямые свидетельства того, как немецкие солдаты обращались с русскими женщинами. Многие жертвы просто не выжили.

Но в Германо-российском музее в Берлине его директор Йорг Морре показал мне фотографию из личного альбома немецкого солдата, сделанную в Крыму.

На фотографии – тело женщины, распластанное на земле.

«Выглядит так, как будто она была убита при изнасиловании или после него. Ее юбка задрана, а руки закрывают лицо», — говорит директор музея.

«Это шокирующее фото. У нас в музее были споры о том, нужно ли выставлять такие фотографии. Это война, это сексуальное насилие в Советском Союзе при немцах. Мы показываем войну. Не говорим о войне, а показываем ее», — говорит Йорг Морре.

Когда Красная армия вошла в «логово фашистского зверя», как называла тогда советская пресса Берлин, плакаты поощряли ярость солдат: «Солдат, ты на немецкой земле. Пробил час мести!»

Политотдел 19-й Армии, наступавшей на Берлин вдоль побережья Балтийского моря, объявил, что настоящий советский солдат настолько полон ненависти, что мысль о половом контакте с немками будет ему отвратительна. Но и на этот раз солдаты доказали, что их идеологи ошибались.

Историк Энтони Бивор, проводя исследования для своей книги «Берлин: падение», вышедшей в свет в 2002 году, нашел в российском государственном архиве отчеты об эпидемии сексуального насилия на территории Германии. Эти отчеты в конце 1944 года посылались сотрудниками НКВД Лаврентию Берии.

«Они передавались Сталину, — говорит Бивор. — Можно увидеть по отметкам, читались они или нет. Они сообщают о массовых изнасилованиях в Восточной Пруссии и о том, как немецкие женщины пытались убивать себя и своих детей, чтобы избежать этой участи».

«Жители подземелья»

Другой дневник военного времени, который вела невеста немецкого солдата, рассказывает о том, как некоторые женщины приспосабливались к этой ужасающей ситуации в попытках выжить.

С 20 апреля 1945 года женщина, имя которой не называется, оставляла на бумаге безжалостные в своей честности наблюдения, проницательные и местами сдобренные юмором висельника.

Автор дневника описывает себя как «бледную блондинку, всегда одетую в одно и то же зимнее пальто». Она рисует яркие картины жизни своих соседей в бомбоубежище под их многоквартирным домом.

Среди ее соседок – «молодой человек в серых брюках и очках в толстой оправе, при ближайшем рассмотрении оказывающийся женщиной», а также три пожилые сестры, как она пишет, «все трое – портнихи, сбившиеся в один большой черный пудинг».

В ожидании приближавшихся частей Красной армии женщины шутили: «Лучше русский на мне, чем янки надо мной», имея в виду, что лучше уж быть изнасилованной, чем погибнуть при ковровой бомбардировке американской авиации.

Но когда солдаты вошли в их подвал и попытались вытащить оттуда женщин, те начали умолять автора дневника использовать ее знание русского языка, чтобы пожаловаться советскому командованию.

На превращенных в руины улицах ей удается найти советского офицера. Он пожимает плечами. Несмотря на сталинский декрет, запрещающий насилие в отношении гражданского населения, как он говорит, «это все равно происходит».

Тем не менее офицер спускается с ней в подвал и отчитывает солдат. Но один из них вне себя от гнева. «О чем ты говоришь? Посмотри, что немцы сделали с нашими женщинами! — кричит он. — Они взяли мою сестру и…» Офицер его успокаивает и выводит солдат на улицу.

Но когда автор дневника выходит в коридор, чтобы проверить, ушли они или нет, ее хватают поджидавшие солдаты и жестоко насилуют, едва не задушив. Объятые ужасом соседи, или «жители подземелья», как она их называет, прячутся в подвале, заперев за собой дверь.

«Наконец, открылись два железных засова. Все уставились на меня, — пишет она. — Мои чулки спущены, мои руки держат остатки пояса. Я начинаю кричать: «Вы свиньи! Меня тут изнасиловали дважды подряд, а вы оставляете меня лежать здесь как кусок грязи!»

В итоге автор дневника приходит к мысли, что ей нужно найти одного «волка», чтобы защититься от новых групповых изнасилований «зверьем мужского пола».

Она находит офицера из Ленинграда, с которым делит постель. Постепенно отношения между агрессором и жертвой становятся менее жестокими, более взаимными и неоднозначными. Немка и советский офицер даже обсуждают литературу и смысл жизни.

«Никоим образом нельзя утверждать, что майор меня насилует, — пишет она. – Почему я это делаю? За бекон, сахар, свечи, мясные консервы? В какой-то степени я уверена, что так и есть. Но к тому же мне нравится майор, и чем меньше он хочет получить от меня как мужчина, тем больше он мне нравится как человек».

Многие из ее соседок заключали подобные сделки с победителями поверженного Берлина.

Когда в 1959 году дневник был опубликован в Германии под названием «Женщина в Берлине», этот откровенный рассказ вызвал волну обвинений в том, что он опорочил честь немецких женщин. Не удивительно, что автор, предчувствуя это, потребовала не публиковать больше дневник до своей смерти.

Эйзенхауэр: расстреливать на месте

Изнасилования были проблемой не только Красной Армии.

Боб Лилли, историк из университета Северного Кентукки, смог получить доступ к архивам военных судов США.

Его книга (Taken by Force) вызвала столько споров, что вначале ни одно американское издательство не решалось его опубликовать, и первое издание появилось во Франции.

По приблизительным подсчетам Лилли, около 14 тысяч изнасилований было совершено американскими солдатами в Англии, Франции и Германии с 1942 по 1945 годы.

«В Англии случаев изнасилований было совсем мало, но как только американские солдаты пересекли Ла Манш, их число резко возросло», — рассказывает Лилли.

По его словам, изнасилования стали проблемой не только имиджа, но и армейской дисциплины. «Эйзенхауэр сказал расстреливать солдат на месте преступления и сообщать о казнях в военных газетах, таких как Stars and Stripes. В Германии был пик этого явления», — рассказывает он.

— А были казнены солдаты за изнасилования?

— Но не в Германии?

— Нет. Ни одного солдата не казнили за изнасилование или убийство немецких граждан, — признает Лилли.

Сегодня историки продолжают расследовать факты сексуальных преступлений, совершенных войсками союзников в Германии.

В течение многих лет тема сексуального насилия со стороны войск союзников – американских, британских, французских и советских солдат — на территории Германии официально замалчивалась. Мало кто об этом сообщал, и еще меньше желающих было все это слушать.

О таких вещах в обществе вообще говорить непросто. Кроме того, в Восточной Германии считалось едва ли не богохульством критиковать советских героев, победивших фашизм.

А в Западной Германии вина, которую испытывали немцы за преступления нацизма, затмевала тему страданий этого народа.

Но в 2008 году в Германии по дневнику жительницы Берлина вышел фильм «Безымянная – одна женщина в Берлине» с актрисой Ниной Хосс в главной роли.

Этот фильм стал откровением для немцев и побудил многих женщин рассказать о том, что с ними произошло. Среди этих женщин — Ингеборг Буллерт.

Сейчас 90-летняя Ингеборг живет в Гамбурге в квартире, полной фотографий кошек и книг о театре. В 1945 году ей было 20. Она мечтала стать актрисой и жила с матерью на довольно фешенебельной улице в берлинском районе Шарлоттенбург.

Когда началось советское наступление на город, она спряталась в подвале своего дома, как и автор дневника «Женщина в Берлине».

«Неожиданно на нашей улице появились танки, повсюду лежали тела русских и немецких солдат, — вспоминает она. – Я помню ужасающий протяжный звук падающих русских бомб. Мы называли их Stalinorgels («сталинские органы»)».

Как-то раз в перерыве между бомбежками Ингеборг вылезла из подвала и побежала наверх за веревкой, которую она приспособила под фитиль для лампы.

«Неожиданно я увидела двух русских, направивших на меня пистолеты, — говорит она. – Один из них заставил меня раздеться и изнасиловал меня. Потом они поменялись местами, и меня изнасиловал другой. Я думала, что умру, что они меня убьют».

Тогда Ингеборг не рассказала о том, что с ней случилось. Она молчала об этом несколько десятилетий, потому что говорить об этом было бы слишком тяжело. «Моя мать любила хвастать тем, что ее дочь не тронули», — вспоминает она.

Волна абортов

Но изнасилованиям подверглись многие женщины в Берлине. Ингеборг вспоминает, что сразу после войны женщинам от 15 до 55 лет было приказано сдать анализ на венерические болезни.

«Для того, чтобы получить продуктовые карточки, нужна была медицинская справка, и я помню, что у всех докторов, их выдававших, приемные были полны женщин», — вспоминает она.

Каков был реальный масштаб изнасилований? Чаще всего называются цифры в 100 тысяч женщин в Берлине и два миллиона по всей Германии. Эти цифры, горячо оспариваемые, были эстраполированы из скудных медицинских записей, сохранившихся до наших дней.

На бывшем военном заводе, где сейчас хранится государственный архив, его сотрудник Мартин Люхтерханд показывает мне пачку синих картонных папок.

В них содержатся данные об абортах с июня по октябрь 1945 года в Нойкелльне, одном из 24 районов Берлина. То, что они сохранились нетронутыми – маленькое чудо.

В Германии того времени аборты были запрещены согласно статье 218 уголовного кодекса. Но Люхтерханд говорит, что после войны был короткий промежуток времени, когда женщинам было разрешено прерывать беременность. Особая ситуация была связана с массовыми изнасилованиями в 1945 году.

С июня 1945 по 1946 год только в этом районе Берлина было одобрено 995 просьб об аборте. Папки содержат более тысячи страниц разного цвета и размера. Одна из девушек округлым детским почерком пишет, что была изнасилована дома, в гостиной на глазах своих родителей.

Хлеб вместо мести

Для некоторых солдат, стоило им подвыпить, женщины становились такими же трофеями, как часы или велосипеды. Но другие вели себя совсем иначе. В Москве я встретила 92-летнего ветерана Юрия Ляшенко, который помнит, как вместо того, чтобы мстить, солдаты раздавали немцам хлеб.

“Кормить, конечно, мы всех не могли, так? А тем, что у нас было, мы делились с детьми. Маленькие дети такие запуганные, глаза такие страшные… жалко детей», — вспоминает он.

В пиджаке, увешанном орденами и медалями, Юрий Ляшенко приглашает меня в свою маленькую квартирку на верхнем этаже многоэтажного дома и угощает коньяком и вареными яйцами.

Он рассказывает мне, что хотел стать инженером, но был призван в армию и так же, как Владимир Гельфанд, прошел всю войну до Берлина.

Наливая в рюмки коньяк, он предлагает тост за мир. Тосты за мир часто звучат заученно, но тут чувствуется, что слова идут от сердца.

Мы говорим о начале войны, когда ему чуть не ампутировали ногу, и о том, что он почувствовал, когда увидел красный флаг над Рейхстагом. Спустя некоторое время я решаюсь спросить его об изнасилованиях.

«Не знаю, у нашего подразделения такого не было… Конечно, очевидно, такие случаи были в зависимости от самого человека, от людей, — говорит ветеран войны. — Вот попадется один такой… Один поможет, а другой надругается. На лице у него не написано, не знаешь его».

Оглянуться в прошлое

Наверное, мы никогда не узнаем настоящих масштабов изнасилований. Материалы советских военных трибуналов и многие другие документы остаются закрытыми. Недавно Государственная дума одобрила закон «о посягательстве на историческую память», согласно которому любой, кто принижает вклад СССР в победу над фашизмом, может заработать денежный штраф и до пяти лет лишения свободы.

Молодой историк Гуманитарного университета в Москве Вера Дубина говорит, что ничего не знала об этих изнасилованиях до тех пор, пока не получила стипендию для учебы в Берлине. После учебы в Германии она написала работу на эту тему, но не смогла ее опубликовать.

«Российские СМИ отреагировали очень агрессивно, — говорит она. — Люди хотят знать только о нашей славной победе в Великой Отечественной войне, и сейчас становится все сложнее вести серьезные исследования».

История часто переписывается в угоду конъюнктуре. Именно поэтому свидетельства очевидцев столь важны. Свидетельства тех, кто осмелился говорить на эту тему сейчас, в преклонном возрасте, и рассказы тогда еще молодых людей, записавших в годы войны свои свидетельства о происходившем.

Виталий, сын автора армейского дневника Владимира Гельфанда, говорит о том, что многие советские солдаты проявили великий героизм в годы Второй мировой войны. Но это не вся история, считает он.

«Если люди не хотят знать правду, хотят заблуждаться и хотят говорить о том, как было все красиво и благородно — это глупо, это самообман, — напоминает он. — Весь мир это понимает, и Россия это понимает. И даже те, кто стоит за этими законами об искажении прошлого, они тоже понимают. Мы не можем двигаться в будущее, пока не разберемся с прошлым».

Примечание.25 и 28 сентября 2015 года этот материал был изменен. Мы удалили подписи к двум фотографиям, а также написанные на их основе посты в твиттере. Они не соответствуют редакционным стандартам Би-би-си, и мы понимаем, что многие посчитали их оскорбительными. Мы приносим свои искренние извинения.

www.bbc.com

Это интересно:

  • Федеральный закон о семеноводстве Законодательная база Российской Федерации Бесплатная консультация Федеральное законодательство Главная ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 17.12.97 N 149-ФЗ (ред. от 19.07.2011) "О СЕМЕНОВОДСТВЕ" В данном виде документ опубликован не был Документ в электронном виде ФАПСИ, НТЦ […]
  • Главное правило трейдера 20 золотых правил трейдера Отправить сообщение об опечатке или ошибке! Хотите торговать успешно? Выбирайте только хорошие позиции и избегайте плохих. Плохой торговый выбор несет в себе тяжелые потери, поскольку он снижает вашу уверенность и истощает бумажник. Вы […]
  • Фельдшер и законы ЕКСД - Фельдшер (скорая медицинская помощь) ЕКСД 2018. Редакция от 9 апреля 2018 года (в т.ч. с изменениями вступ. в силу 01.07.2018) Для поиска утвержденных профстандартов минтруда РФ используйте справочник профстандартов Фельдшер (скорая медицинская помощь) Должностные […]
  • Пособие по тканям Ткани на все случаи жизни Что почитать о тканях и шитье? Изложены сведения о композиции костюма, принципы моделирования и художественного оформления одежды, включая изделия из трикотажа, обувь и аксессуары. Рассмотрены теоретические основы композиции, этапы творческого […]
  • Орган опеки тамбов Алина Ч., 2002 г.р., имеет сестру и четырех братьев Особенности характера: общительная, добрая девочка, легко находит общий язык как с детьми, так и со взрослыми. Поведение спокойное, на сделанные замечания реагирует адекватно. Алина очень хочет обрести семью, жить в […]
  • Можно ли ездить с электронным осаго Оформление ОСАГО онлайн: как это работает ОСОБЕННОСТИ Е-ОСАГО Главный вопрос, который возник сразу после внедрения практики электронного ОСАГО — каким образом предъявлять его сотруднику ГИБДД. В законе нет прямого требования о том, что полис должен быть обязательно на […]
  • Как удерживать штрафы с зарплаты Можно ли сумму штрафа удержать из заработной платы работника, нарушившего ПДД? Вопрос-ответ по теме Добрый день! В нашей компании работают водители, которые доставляют готовую продукцию. Периодически на нашу компанию приходят штрафы за нарушение водителями правил […]
  • У мужа судимость могу ли я работать в суде Муж под заключением, могу ли я устроиться на госслужбу? Конечно можете,законом установленно ограничения при трудоустройстве в правоохранительные органы. Ограничения связанные с гос. службой установлены в статье 16 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ", данная […]