Форма собственности западного общества

| | 0 Comment

Какая из форм собственности лучше?

Теперь обратимся к отнюдь не праздному вопросу: какая из рассмотренных форм собственности лучше? Обычно этот вопрос ставится в виде дилеммы: государственная или частная собственность? В действительности такая альтернативная постановка вопроса неплодотворна. Речь должна идти о поиске наиболее рационального, оптимального сочетания обеих форм.

Критерий оценки может быть только один: какая форма собственности обеспечивает в данный исторический момент и в отдаленной перспективе более высокую экономическую эффективность, более высокий уровень удовлетворения потребностей населения в благах (уровень жизни), но обязательно с учетом индикаторов качества жизни (уровень занятости населения и объективные возможности для безработных получить работу; степень социальной защищенности населения, особенно по болезни и старости; состояние окружающей среды).

По совокупности этих критериев предпочтение следует отдать частной собственности, являющейся в настоящее время стержнем развитой рыночной экономики стран Запада. К формированию именно такой хозяйственной системы стремятся развивающиеся и бывшие социалистические страны. Она содержит в себе мотивы прибыли и конкуренции, реализация которых приносит наивысшую экономическую эффективность и наилучшее удовлетворение потребностей. Однако и частная собственность имеет свои недостатки, в первую очередь касающиеся занятости и безработицы.

Ведь мотив прибыли и конкуренции вынуждает предпринимателей постоянно стремиться к возможно большему сокращению издержек производства, в том числе и на наем рабочей силы.

В странах Запада волна приватизации в 80-х — первой половине 90-х гг. привела к сокращению доли государственной собственности в производстве ВВП с 9 до 7% в среднем (разумеется, по отдельным странам — членам ОЭСР этот показатель немного отклоняется в ту или иную сторону), что означает преодоление наследия предвоенных и первых послевоенных лет. В 30-х гг. прямое участие государства в экономике расширялось в процессе преодоления самого глубокого в истории капитализма кризиса 1929— 1933 гг. Государственная собственность в предвоенные годы в большинстве стран Запада была заметно усилена как своего рода «подпорка» частного предпринимательства, обнаружившего очевидные слабости, и инструмент поддержания прочности общественного строя. В конце 40-х — начале 50-х гг. в Западной Европе и Японии частный капитал был временно ослаблен военными разрушениями и некоторыми другими обстоятельствами. Такого рода брешь по необходимости была заполнена государством, в чем теперь нет надобности.

Потенциал для дальнейшей приватизации в странах Запада в основном исчерпан. Доля государства в них, по меньшей мере в среднесрочной перспективе, будет оставаться примерно на нынешнем уровне, немного изменяясь в отдельных странах. При этом в ряде случаев для борьбы с безработицей возможно создание в трудоемких отраслях (прежде всего в инфраструктуре) новых предприятий за счет государственных инвестиций. Программы западноевропейской социал-демократии, пришедшей в последние годы к власти в ряде стран, в том числе во Франции, в Великобритании, Германии и Италии, предусматривают подобные меры.

В развивающихся странах в тот же период указанный показатель оставался на уровне 11 %. С одной стороны, это было обусловлено притоком иностранных частных инвестиций, за счет которых создавались новые частные предприятия. С другой стороны, слабость национального частного капитала вынуждала государство поддерживать сравнительно высокий уровень своего присутствия в экономике. Поскольку в среднесрочной перспективе нельзя ожидать массированного увеличения притока прямых инвестиций из стран Запада, а также по ряду других причин нынешний показатель вряд ли заметно изменится в обозримом будущем.

Бывшие социалистические страны встали на путь перехода от планового к рыночному хозяйству преимущественно на рубеже 80-х и 90-х гг. Рыночная трансформация, естественно, в первую очередь потребовала вытеснения государственной собственности частной путем приватизации первой и создания новых частных предприятий.

В этом направлении страны с переходной экономикой с начала 90-х гг. уже прошли (каждая в разной степени) значительный отрезок пути. Вместе с тем доля госсобственности в производстве ВВП этих стран, как правило, все еще составляет 20—30% и более, т.е. заметно превышает соответствующий показатель для развитых и развивающихся государств. О причинах этого и перспективах дальнейшей приватизации в странах с переходной экономикой речь пойдет в гл. 31.

www.bibliotekar.ru

Форма собственности западного общества

Малков Сергей Юрьевич — д.т.н., профессор,
ЦНИИ Минобороны России Действительный член Академии военных наук

В работе методами математического моделирования исследуются причины отличия обществ Западного и Восточного типа. Показано, что эти отличия закономерны и являются следствием процессов социальной самоорганизации. Исследованы вопросы устойчивости и генезиса рассматриваемых социальных структур.

В семидесятые годы прошлого столетия широкой популярностью пользовалась теория конвергенции, в соответствии с которой существующие различия между странами мира будут постепенно стираться по мере развития научно-технического прогресса и распространения новейших социальных технологий. События, последовавшие после распада СССР, продемонстрировали обратное. Прекращение противостояния двух глобальных идеологических систем привело не к повышению единства мира, а к резкому усилению цивилизационных трещин, наличие которых до этого не казалось столь критичным. Тема усиливающихся противоречий между странами Запада, с одной стороны, и мусульманским миром и другими цивилизационными комплексами, с другой, стала центром острых дискуссий со времени выхода в свет книги С.Хантингтона «Столкновение цивилизаций» [1]. Мнение многих аналитиков на эту проблему сводится к следующему: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись». Эта ставшая крылатой фраза Р.Киплинга акцентирует следующую мысль: между Западом и Востоком существует не просто различие, но полная противоположность, которую невозможно преодолеть с помощью частных компромиссов. «Либо — либо», третьего не дано.

Не слишком ли это сильное утверждение? По существу, оно означает, что Запад и Восток — устойчивые самовоспроизводящиеся цивилизационные системы, подчиняющиеся логике самоорганизации на основе различающихся организационных принципов. Причем эти принципы не просто различны, но противоположны, вследствие чего промежуточные организационные формы неустойчивы: рано или поздно обществу неизбежно приходится самоопределяться в своей принадлежности или к Западу или к Востоку. Так ли это? Попробуем разобраться, привлекая достижения синергетики — науки о самоорганизации.

Что имеют в виду, когда говорят о принадлежности общества к Западной цивилизации? — Прежде всего, предполагается его приверженность ряду основополагающих ценностей, к которым относятся:

  • экономическая и политическая свобода, «права человека»;
  • священная и неприкосновенная частная собственность;
  • демократия;
  • правовой характер общества, равенство всех перед законом;
  • разделение законодательной, исполнительной и судебной власти.
  • Соответственно, считается, что для Восточного общества характерны:

  • ограничение личных свобод
  • примат общественной и государственной собственности над частной;
  • авторитаризм в политике;
  • неправовой характер общественных отношений, жизнь по традициям и «по понятиям», а не по формальным законам;
  • концентрация различных видов власти в одних руках.

Анализ этих различий показывает, что все они отражают специфику отношений между обществом и центральной властью. При этом для Западного общества характерна оппозиция «сильное общество — слабая центральная власть» и сетевая структура социального управления; для Восточного общества характерна оппозиция «слабое общество — сильная центральная власть» и иерархическая структура управления.
Действительно, и гарантии личных свобод, и неприкосновенность частной собственности, и демократические процедуры контроля и смены власти, и провозглашение равенства всех перед законом, и недопущение объединения различных властных функций в руках одних и тех же лиц приводит, с одной стороны, к усилению индивидуализма, а с другой стороны, — к ослаблению центральной власти, ставит ее в зависимость от гражданского общества. Напротив, несоблюдение указанных принципов позволяет центральной власти усиливаться и в конечном итоге подчинить себе общество, диктовать ему свою волю.

Казалось бы, общество должно быть заинтересовано всегда идти по первому пути. Но что интересно: со времени образования первых государств возникновение и устойчивое существование политических демократий было редким исключением из правила (города-государства античной Греции, республиканский Рим, Западная Европа Нового времени). Правилом была смена одних режимов с жесткой авторитарной центральной властью на подобные же. Даже когда государства рушились в результате народных восстаний, провозглашавших лозунги справедливости и равенства, в итоге устанавливались режимы, не менее (а часто — более) деспотичные, чем ранее.

В чем тайна постоянного самовоспроизводства общественных систем второго, Восточного типа? Привлечем для ответа на этот вопрос методы математического моделирования.

Анализ внутренней организации и функционирования Западных и Восточных обществ показывает, что в обществах первого типа приоритеты смещены в сторону достижения индивидуальных целей (максимизация всеми субъектами личных функций полезности); в обществах второго типа личность инкорпорирована в ту или иную социальную группу (слой) и приоритеты ее деятельности направлены на реализацию групповых интересов. То есть для Западных сообществ характерно наличие внутренней конкуренции (примером этому является рыночная конкуренция частных производителей в западных индустриальных обществах), для Восточных сообществ — внешняя конкуренция (клан против клана, род против рода, государство против государства и т.п.). Эта особенность предопределяет необходимость внимательного рассмотрения и анализа специфики конкурентных отношений в социальных системах.

Наиболее общими уравнениями, описывающими конкурентные отношения между несколькими субъектами, являются следующие [2]:

Поскольку рассматривается конкуренция между социальными субъектами, то смысл обозначений следующий: ui — показатель, характеризующий «силу» (степень влияния, доминирования и т.п.) i-го субъекта в момент времени t. N — количество конкурирующих субъектов. Член ai•ui описывает воспроизводство (возобновление) «силы» i-го субъекта. Члены bij•ui•uj отражают антагонистическое взаимодействие социальных субъектов (аналог межвидовой борьбы в биологии); их численные значения характеризуют ущерб, нанесенный j-ым субъектом i-ому субъекту в ходе противодействия. Член сi•u2i учитывает «эффект тесноты», то есть относительное снижение «силы» i-го субъекта вследствие внутривидовой борьбы, ресурсных ограничений, эффектов насыщения и т.п.

Известно [2], что в зависимости от соотношения параметров ai, bij и сi система (1) имеет разную структуру аттракторов. Например, при N = 2 возможны две основные ситуации. При сi/bji > 1 (то есть когда межвидовая борьба в значительной степени подавлена) в системе возникает устойчивое сосуществование конкурирующих субъектов. Эта ситуация отражена на рис.1, где изображена динамика изменения соотношения «силы» субъектов в виде фазовых траекторий системы (1) на плоскости (u1, u2). Стрелки на траекториях указывают направление изменения показателей «силы» u1 и u2. Видно, что в результате конкуренции через определенное время в системе устанавливается равновесное устойчивое состояние, в котором «силы» субъектов принимают значения u01 и u02.

Рис.1. Динамика изменения «силы» субъектов в ходе конкурентной борьбы в системе с сi/bji > 1 (пунктирные линии — изоклины, точка — устойчивое состояние с координатами u01 и u02)

Рис.5. Изменение фазовых траекторий в обществе Восточного типа при уменьшении отношения с1/b21: (а) — начальное состояние, (б) — конечное состояние.

Видно, что при уменьшении отношения с1/b21 область притяжения I увеличивается, субъект №1 получает преимущество в конкурентной борьбе и достигает доминирования, даже не обладая большими ресурсными возможностями и «силой» u1. В свете этого понятно, что Восточное общество постоянно воспроизводит в общественном сознании данную стратегию, обеспечивая устойчивость социально-психологических установок и моделей поведения.

В Западном обществе ситуация иная. Устойчивое сосуществование конкурирующих субъектов возможно лишь в случае, когда все они придерживаются стратегии увеличения отношения сi/bji, то есть исповедуют западные ценности, изложенные в начале статьи. Стоит кому-либо из субъектов пойти по пути уменьшения отношения сi/bji и использовать толерантность партнеров в своих корыстных целях, как ситуация начнет развиваться в его пользу. Математический образ реализации такой стратегии субъектом №1 изображен на рис.6.

Ситуация, изображенная на рисунке, является иллюстрацией того, что в Западном обществе переход какого-либо субъекта к стратегии уменьшении отношения сi/bji дает ему значительные преимущества и резко дестабилизирует обстановку, разрушая равновесное состояние. Исторической иллюстрацией этому является приход Гитлера к власти в Германии в 1933 году. «Национал-социалистическая германская рабочая партия» завоевала большинство в Рейхстаге легитимно, в результате выборов. Однако сразу после этого по ее инициативе Рейхстаг принял закон о чрезвычайном положении, все остальные партии были запрещены, а профсоюзы распущены. Начался период нацистской диктатуры (высокое bji), закончившийся национальной катастрофой. Таким образом, ситуация равновесия в Западном обществе — состояние относительно неустойчивое (неустойчивое относительно используемых субъектами стратегий). Во имя обеспечения устойчивости нельзя допускать в Западное общество субъектов, использующих стратегию уменьшения сi/bji. Именно поэтому так много усилий тратится на пропаганду и распространение западных ценностей («права человека», «демократия», «неприкосновенная частная собственность» и т.п.) и на их защиту экономическими, политическими и военными средствами.

Аналогичная ситуация имеет место в отношении устойчивости систем управления (СУ). Можно математически строго показать [5], что директивная система управления (см. рис.3), характерная для Восточного общества, локально устойчива по отношению к изменению структуры, то есть при изменении количества и характера связей ?ij появляющиеся недостатки (прежде всего — увеличивающиеся затраты на управление) не компенсируются ожидаемым повышением эффективности СУ. Не удивительно поэтому, что попытки государственного реформирования в странах Востока, как правило, заканчивались возвращением к жесткой директивной системе управления (к диктатуре, авторитарному режиму и т.п.). Более того, когда быстрое реагирование и согласованность действий являются главными критериями эффективности, жесткая директивная СУ является единственно целесообразной и оправданной. Поэтому управление армий всего мира основывается ее принципах: на единоначалии, жесткой дисциплине и безусловном выполнении приказов.

В отношении адаптивной системы управления (см. рис.4) ситуация иная. Эта СУ обладает высокой эффективностью и низкой затратностью только в том случае, если задействованы все связи ?ij. Если в силу каких-либо обстоятельств (преднамеренных или непреднамеренных) часть связей перестает функционировать, то эффективность управления резко падает [5]. В условиях подобного кризиса выправить ситуацию зачастую становится возможным, лишь вводя в стране режим чрезвычайного положения (то есть переходя к жесткой директивной системе управления). Совершить обратный переход существенно сложнее, его осуществимость зависит от ряда условий. Основным из этих условий является способность и желание членов общества отстаивать свою экономическую независимость и суверенность по отношению к центральной власти, что характерно для Западного общества и не характерно для Восточного.

Проведенный анализ показывает, что и Восточное и Западное общество обладают устойчивостью, но это устойчивость разного типа. Устойчивость Восточного общества можно назвать «статической», а Западного — «динамической». Устойчивость Восточного общества обеспечивается тем, что стратегия уменьшения отношения сi/bji является выигрышной для каждого субъекта и поэтому постоянно воспроизводится в процессе социальных взаимодействий. Устойчивость Западного общества возможна лишь до тех пор, пока все субъекты придерживается стратегии увеличения отношения сi/bji, хотя для каждого отдельно взятого субъекта эта стратегия не является оптимальной. То есть устойчивое существование Западной модели социума — это реализация коллективного эффекта в обществе «чужих», возможная лишь при достаточно высокой ресурсной обеспеченности (необходимой для экономической независимости субъектов) и при господстве строго определенных социально-психологических и этических установок (приверженности западным ценностям).

Таким образом, важнейшим фактором устойчивости и внутренней стабильности и Западного и Восточного обществ является их приверженность этическим системам, соответственно, первого и второго типа (по В.А.Лефевру [3]), при этом данные системы в корне отличаются друг от друга. Как же произошло формирование столь непохожих этических систем в ходе исторического развития? Для этого нужно проанализировать материальные условия жизни людей в разные эпохи. Наиболее распространенными типами обществ в исторический период развития человечества являются аграрное и индустриальное общества. Рассмотрим их по отдельности.

Экономической основой аграрных обществ является сельское хозяйство; главным, жизнеобеспечивающим ресурсом является плодородная земля. Этот ресурс по своей природе ограничен, вследствие чего за обладание им идет постоянная борьба. Население сообща охраняет свои земли от соседей, подозревая последних в агрессивных намерениях. Фактором усиления противопоставления «свой — чужой» является преобладание натурального хозяйства в аграрных обществах: сельское население живет замкнутым миром, «чужаки» вызывают настороженность и неприятие. В среде «своих» приветствуется взаимопомощь; социальная синхронизация общества достигается воспитанием коллективизма, путем «декларации добра».

В этих условиях закономерным образом формируется вторая этическая система. Ее укреплению способствуют внеэкономические методы социального управления, авторитаризм власти земледельческой и государственной элиты, жесткость социальных перегородок. Предпосылкой формирования первой этической системы в недрах аграрного общества является ослабление жесткости позиционирования «свой — чужой», развитие индивидуализма, усиление экономической и политической самостоятельности различных социальных субъектов. Однако развитие этих процессов постоянно прерывается в ходе политико-демографических циклов [8], присущих аграрным обществам. Логика циклических изменений коротко может быть изложена следующим образом.

Цикл начинается, как правило, с внешнего завоевания, в результате которого устанавливается жесткое авторитарное правление победителей, противопоставляющих себя завоеванному населению. Усилия победителей направлены на подчинение своей власти как местного населения, так и представителей бывших элит. Главой государства становится предводитель победителей, который формирует новую элиту из своих сподвижников и единомышленников. Лояльность новой элиты поддерживается раздачей завоеванных земель. В среде элиты сильны клановые традиции, обеспечивающие устойчивость отдельных семей и родов. Наследование имущества и земель проводится по пропорциональному принципу — всем сыновьям (или всем детям, включая дочерей): так обеспечивается принцип справедливости на уровне отдельной семьи. Однако уже через несколько поколений земельные наделы дробятся, центральная власть слабеет, поскольку уже не имеет свободного ресурса земель для раздачи приближенным. Усиливаются центробежные тенденции у элиты, растет индивидуализм. Государство постепенно распадается на слабосвязанные области, соперничающие друг с другом. Одновременно происходит неуклонное уменьшение крестьянских наделов (в силу все того же пропорционального принципа наследования). Из-за относительной перенаселенности начинается демографический кризис и сопутствующие ему волнения, бунты, восстания. Ослабевшая центральная власть уже не в состоянии справиться с ситуацией. Начинаются распри внутри элиты. Дело заканчивается либо кровопролитной гражданской войной, в результате которой к власти приходит диктатор, либо вторжением в ослабевшее государство соседей, стремящихся воспользоваться ситуацией и расширить свои земельные владения. В любом случае вновь устанавливается жесткая центральная власть, авторитаризм, направленный на слом сопротивления старой элиты. И цикл начинается снова.

Таким образом, аграрное общество в ходе своей циклической эволюции постоянно воспроизводит условия для реализации второй этической системы.

Экономической основой индустриальных обществ является производство промышленной продукции и ее рыночное перераспределение среди членов общества на основе товарно-денежных отношений. В отличие от аграрных обществ, ресурсная база которых единообразна (земельный фонд) и с неизбежностью ограничена, ресурсная база индустриальных обществ многообразна (в нее входят полезные ископаемые, источники энергии, технологии, знания и т.д.) и — главное — изменчива (как правило, увеличивается в силу непрерывных технических инноваций). Другим важным отличием является переход от самодостаточности натурального хозяйства (способствовавшей замкнутости аграрных обществ) к производственной специализации и активному рыночному обмену продукцией между различными экономическими субъектами. Вследствие этого позиционирование «свой — чужой» перестает быть актуальным. Наоборот, полезной становится способность к установлению контактов с разными индивидами, к поддержанию бесконфликтных деловых отношений с ними. Активная экономическая деятельность подразумевает свободу действий и, с другой стороны, установление четко определенных правил игры. Нарушение этих правил есть «зло», дестабилизирующее общество. В соответствии с этим целью законодательной системы индустриального общества является «запрет зла».

spkurdyumov.ru

Формы и виды общественной собственности

По субъектному критерию в общественной собственности реально функционирует четыре формы собственности: общенародная, государственная, коллективная и собственность некоммерческих предприятий и организаций.

Признак общенародной собственности сводится к тому, что в отношениях по присвоению её объектов реально или формально участвуют все социально-экономические субъекты общества. Определение общенародности собственности на бытовом уровне выражается фразой о том, что эта «собственность принадлежит всем».

После этого определения общенародной собственности, автор предвидит несогласие многих ученых по поводу реальности существования именно такой формы собственности. И все-таки она существует в любом обществе, точно также как реальностью является вращение земли вокруг своей оси. Она существует даже в самом развитом из самых развитых капиталистических обществ, не говоря уже о социалистических странах.

Во-первых, с экономических позиций и по своему происхождению общенациональным достоянием выступают природные ресурсы. Мы об этом уже писали. Обращение природных ресурсов в частную собственность противоречит всем фундаментальным закономерностям возникновения человечества. Природа никого персонально не наделяла и не наделяет своими благами. В ряде стран с безраздельным господством частной собственности выработаны экономические и правовые методы реализации общенародного присвоения природных ресурсов. Примером могут служить нефтедобывающие страны Ближнего Востока, в которых свою долю в доходах от реализации нефти получает каждый гражданин с рождения.

В социалистических странах общенародность собственности реализуется через общественные фонды потребления (ОФП), обеспечивающих бесплатное для всех граждан образование, медицинское обслуживание, воспитание детей, предоставление услуг культуры, пенсионное обслуживание и потребление других услуг социального характера. В Советском Союзе доля доходов населения из ОФП в общей массе доходов составляла более 40%. В современном Китае эта доля составляет более 30%, на Кубе — более 60%.

Во-вторых, в общенародной собственности практически во всех странах находится та или иная доля духовного производства или средства производства для этой сферы общества. В данном случае речь идет об объектах и их использовании в сфере воспитания подрастающих поколений, образования, науки, культуры и искусства. В этих объектах материализован интеллект, опыт и мудрость людей, накопленных за тысячелетия.

«Экономический человек» в ряде случаев «изловчился» и обратил в частную собственность многие коллективные достижения цивилизаций, но не все. Многие духовные ценности остаются в общенародном присвоении. Россиянам трудно представить себе в частной собственности Государственную публичную библиотеку, МГУ им. М.В. Ломоносова, физико-технический научный центр в Дубне, Санкт-Петербургский Эрмитаж или Большой театр в Москве, её многочисленные памятники культуры и архитектуры. Много подобных объектов собственности находится и в других странах мира. Предоставлять услуги эти предприятия, организации и учреждения могут частично или полностью на коммерческой или хозрасчетной основе, но собственность остается общенародной. Функции по управлению этой собственностью осуществляются таким совокупным социально-экономическим субъектом как государство. Иногда управление осуществляется децентрализовано местными органами власти.

Официальная экономическая теория повсеместно стремится не замечать общенародную собственность. Следствием этого невнимания является отсутствие каких-либо исследований со стороны теории. Ситуация такова, что вроде бы никаких экономических процессов в духовном производстве нет.

В большинстве стран мира общенародная собственность не попадает даже в официальную статистическую отчетность. В последние десятилетия ООН при разработке Системы Национальных Счетов (СНС) предлагает методику учета некоторых услуг в духовном производстве. Однако такой учёт строится не на расчете стоимости общенародной собственности, а на суммировании либо цен услуг, либо доходов (заработной платы) в некоторых отраслях духовного производства.

При социализме в СССР общенародная собственность в духовном производстве учитывалась в разряде непроизводственных фондов (непроизводственного капитала) совместно с аналогичными фондами в материальном производстве. По натуральной форме это были в основном здания и сооружения. Стоимость этих объектов собственности определялась с учетом амортизации. К сожалению, экономическая наука и вслед за ней статистика не предложила для практики методы определения и расчета объемов богатства нации во многих сферах духовного производства (изобразительное искусство, архитектура, музеи, музыка, библиотеки, театры, кинематограф, наука и изобретения, сферы воспитания и образования, средства массовой информации, церковь). В итоге следует констатировать, что человечество до сих пор не научилось измерять свое богатство ни в природной среде, ни в духовном производстве. Вину в этом должна взять на себя экономическая теория. Её абсолютная бесплодность по этим проблемам объясняется исключительно эгоистическими классовыми интересами. Весь талант исследователей и вся мощь экономической науки направлена на исследование частной собственности и рыночного механизма увеличения доходов частных собственников. Все остальные формы собственности, если и присутствуют в исследованиях, то в качестве факторов якобы ограничивающих свободу частным собственникам.

В чем причина отрицания общенародной собственности со стороны экономической теории? Причин не много, но они очень серьезны по последствиям для этой формы собственности.

Во-первых, общенародная собственность и, прежде всего, духовное производство призваны обеспечивать развитие людей. Экономическую теорию Человек как таковой никогда не интересовал. Это вытекает из различных определений предмета экономической науки. В ряде случаев теоретики выступают в роли циников. Например, современную неоклассическую теорию очень интересует поведение людей в условиях рыночной экономики. Это провозглашается предметом данной науки. Однако внимание к людям вызвано отнюдь не стремлением развивать людей или улучшать их благополучие. Главная задача ученых — подсказать владельцам капитала, каким образом с помощью людей следует добывать максимум прибыли на капитал. Проблемы гуманизма экономическую теорию никогда не интересовали и, уж тем более, проблемы тех людей, кто создает материальные и духовные блага. Зачем же при таком методологическом подходе развивать теорию общенародной собственности?

Не повезло общенародной собственности и при социализме в Советском Союзе. В экономической теории она провозглашалась очень громко, была закреплена в Конституции СССР, но достаточно прочного механизма экономической реализации собственности в практике создано не было. Более того, общенародная собственность отождествлялась с государственной, которой управляла бюрократическая номенклатура, а не трудовые коллективы.

Во-вторых, экономическую теорию всех направлений, за исключением марксистского, следует назвать теорией одной формы собственности — частной. Современная западная экономическая теория знает и исследует только частнокапиталистическую собственность, несмотря на тот факт, что в ряде стран мира эта форма собственности уже не является количественно преобладающей, если брать во внимание не только материальное, а и духовное производство. Как говорится, все другие формы и виды собственности, не замечаются при взгляде в упор. Если у кого-то возникнет желание напомнить западным экономистам о факте существования других форм собственности, то в ответ прозвучит категорическое утверждение, что в «свободном демократичном обществе» им места нет. Так понимается на Западе демократия, то есть власть народа. За народ все решает капитал: воспитывает детей, всех кормит, одевает, обувает, формирует «власть народа», наказывает и милует. Народу общенародная собственность противопоказана, как малым детям спички. При этом мы уточняем, что речь идет не о гамбургерах и джинсах, а о собственности на средства производства в материальном и духовном производстве.

Обобществлённые формы собственности
— Общенародная
— Государственная
— Коллективные
— Собственность некоммерческих организаций

psyera.ru

Это интересно:

  • Район проживания вднх Недвижимость 5 лучших дешевых районов Москвы Где купить жилье в Москве обычным людям Мнение, что в Москве жить очень дорого, а квартиру честным путем вообще не купить, в сознании жителей столицы и других регионов засело прочно. Однако кризис — это, как ни странно, время […]
  • Телесные наказания в россии сохранились до Телесные наказания — карательные меры, направленные непосредственно на причинение физического страдания. Они обыкновенно разделяются на 1) членовредительные (изувечивающие), состоящие в лишении человека какой-либо части тела или в повреждении ее (ослепление, вырезание […]
  • Метод возврата капитала Метод капитализации доходов Метод капитализации доходов основан на прямом преобразовании чистого операционного дохода (ЧОД) в стоимость путем деления его на коэффициент капитализации. Коэффициент капитализации – это ставка, применяемая для приведения потока доходов к […]
  • Понятие и цели наказанияСистема и виды уголовных наказаний Понятие и цели наказанияСистема и виды уголовных наказаний 64. Понятие и цели наказания. Система и виды наказаний. 1. Понятие наказания. Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в […]
  • Адвокаты по дтп курган Адвокат по ДТП Наш юридический центр, специализируется на защите водителей ставших участниками ДТП (дорожно-транспортном происшествии). Наши адвокаты по ДТП окажут полный комплекс услуг по формированию пакета документов для возмещения ущерба, получение справок различных […]
  • О состоянии расчетов по налогам сборам взносам ФОРМА N 39-1. СПРАВКА О СОСТОЯНИИ РАСЧЕТОВ ПО НАЛОГАМ, СБОРАМ, ВЗНОСАМ ИНН ________________________________, КПП ______________________________ Суммы недоимки по налогам (сборам, взносам) и задолженности по пени и штрафам показываются без учета (за минусом) сумм […]
  • Уменьшение штрафов по кредиту Как уменьшить штрафы и пени по кредиту Как показывает практика, десять процентов заемщиков допускают регулярные задержки оплаты кредита. Банки в этом случае начинают начислять штрафы и пени, сумма которых в итоге может превысить заем. В этот момент клиент начинает […]
  • Максимальный размер пенсий в 2018 году Пенсии в 2018 году. Подробности Среда, 10.01.2018, 15:13:56 С 01 января 2018 года для получения пенсии нужно иметь 9 лет стажа и 13,8 балла (коэффициента). Кому не хватит трудового стажа, придется дожидаться социальной пенсии, а это – плюс 5 лет к обычному возрасту. Или - […]