Мы суды вязание

| | 0 Comment

Вязаные граффити на улицах города

Ярнбомбинг: настоящий вязайнер знает, как украсить жизнь вокруг себя

«МН» встретились с Юрием Ридченко — человеком, благодаря которому явление стало возможным в России, и поговорили об отношении людей к ярнбомбингу, детских садах, Фреде Дерсте и Госнаркоконтроле.

Я окончил Государственный университет управления (экономический факультет) и аспирантуру. Проходил практику в одной крупной нефтяной компании. И тогда в моей жизни появилась развилка: либо идти по этой линии, либо развивать нечто свое. Специализация у меня «предпринимательство», поэтому я загорелся идеей сделать что-то свое.

Мой выбор пал на вязание. Сам я этим не занимаюсь, а только организую процесс. Но я выбрал вязание, потому что у нас был такой семейный бизнес, находившийся тогда в зачаточном состоянии. Я его подхватил и развил. В результате появился «Трикотаж-клуб». Было это в 2000 году.

Сейчас у нас магазин площадью 200 кв. м. В основном мы продаем продукцию мастеров со всей России. Иногда находим интересные европейские марки, которые не на слуху, одежду их не купишь в крупных торговых центрах, зато у нас ее можно найти.

Покровка — место оживленное. Тут любят гулять москвичи и туристы, встречаются знаменитости. Однажды к нам в магазин заходил Фред Дерст (вокалист группы Limp Bizkit. — «МН»). Ему показывали в Москве интересные места. Фред увидел на витрине гитару, украшенную вязанием, и стал дурачиться, пытаясь на ней играть. Мы подарили ему на память вязаные гетры. Он сказал, что в Калифорнии, где он живет, не бывает холодно, но если вдруг будет, он обязательно их наденет.

О ярнбомбинге

Ярнбомбинг — это творческий порыв людей, которые хотят что-то изменить в жизни общества путем добавления ярких красок и эмоций: yarn — пряжа, а bombing — взрыв. Получается «взрыв пряжи». Для всех акций мы выбираем яркие, теплые, жизнерадостные цвета. Основная наша цель — заставить людей улыбнуться, почувствовать в душе что-то теплое, доставить прохожим радость. Тогда число людей, получивших положительные эмоции, вырастет в геометрической прогрессии. Для этого ярнбомбинг и нужен.

Какие-то разовые акции с использованием вязаных украшений встречались довольно давно. А семь-восемь лет назад одна американка подхватила идею и стала развивать. Так появилось массовое явление.

Случайно узнав об этом направлении, я так увлекся, что всю ночь читал о нем в интернете. На следующий день пришел на работу и сказал: «Ребята, тут такая тема интересная, а мы даже и не знаем!» У нас было творческое фантазийное собрание. В результате мы начали это делать в свободное от работы время. Так наш дружный коллектив оказался еще более сплоченным.

Мы занимаемся ярнбомбингом в основном в качестве хобби. Благодаря тому, что у нас есть оборудование и возможность закупать пряжу по оптовым ценам, мы можем себе позволить иногда работать бесплатно. Но бывают и интересные коммерческие заказы.

Часто обращаются парки. Просят украсить деревья или скамейки. Иногда звонят из детских садиков, причем сначала произносят большой-большой монолог, а потом выясняется, что они хотят украсить всего одно дерево на территории. Спрашивают: «Сколько это будет стоить?» Да нисколько, раз уж речь об одном дереве!

Был интересный заказ. Одна очень крупная строительная компания попросила оформить стенд. Это нужно было для выставки, проходившей в ЦДХ. Мы сделали вязаный стенд в стиле ярнбомбинг. Использовали максимально яркие краски, помпоны. У нас был большой вязаный кот с вязаными сосисками, вязаный телевизор, вязаные столы. В результате компания получила кубок и диплом за лучший дизайн стенда, обойдя довольно крутых по дизайну соседей. У кого-то был стиль хай-тек, у кого-то все было электрическим и светилось. А мы сделали аккуратно, по-домашнему, и это сработало.

О скамейках и машинах

Чаще всего приходится бомбить (то есть украшать) деревья. Но бывает, что нас просят одеть скамейки. Получается красиво. Например, мы сделали одну такую скамейку в Подмосковье, в Видном. И ребята, которые там живут, потом рассказывали, что она превратилась в излюбленное место встреч. Там назначают свидания. Возле этой скамейки постоянно играют дети. Правда, в дождь на ней особо не посидишь, зато в хорошую погоду люди очень любят там собираться.

Еще мы одеваем машины — называем их «трикотажмобили». У нас есть несколько таких машинок. Но на заказ автомобилями не занимаемся. Во-первых, это довольно сложно. Во-вторых, мы прикрепляем чехол мебельным степлером к резиновым уплотнителям. В случае с «Окой», которую мы купили за 10 тыс. руб., это не страшно. Но когда нам предложили одеть так же новенький Range Rover для автосалона, мы побоялись. Сейчас, правда, жалею. Придумал, как это можно было сделать без использования степлера и без вреда автомобилю.

Вообще я очень люблю ездить на вязаной «Оке». Бывает, прихожу на работу в плохом настроении. Тогда беру ключи, сажусь в машину и объезжаю вокруг Красной площади. И все — настроение отличное, потому что все вокруг улыбаются, пытаются сфотографировать на телефон. Сейчас, правда, люди привыкли и уже не реагируют так бурно. А раньше даже гаишники цепенели.

О создании и монтаже украшений

Перед тем как делать чехол, мы снимаем с деревьев мерки. Это важно: все деревья разной толщины, разные в обхвате. Чтобы это выглядело красиво и аккуратно, нужно сначала все замерить и, строго соблюдая размеры, сделать шкурку для конкретного дерева.

Для создания чехлов мы используем вязальные машины. Есть фанаты, которые вяжут вручную, считая, что настоящий ярнбомбер делает все только руками. Но мне кажется, что главное — результат и те эмоции, которые он приносит людям. Использование машин дает экономию времени. В среднем чехол для одного дерева вяжется 20 минут. Вручную с ним можно возиться целую неделю. А смысл?
Для монтажа украшений мы часто привлекаем добровольцев. Но бывают случаи, когда плохая погода и никто из желающих не приходит. Тогда я вынужден все делать самостоятельно. Но я уже натренировался и справляюсь с этим довольно быстро. Сложнее всего, если приходится монтировать в сильный мороз: руки быстро замерзают.

О трудностях

Сложностей с законом у нас не бывает. В отличие от красочных вязаные граффити легко снимаются и не причиняют вреда объекту. Но иногда бомбить запрещают. Например, в сентябре к Дню города мы одевали водосточные трубы Маросейки и Покровки. И нашлись две организации, которые не разрешили нам это делать на своих зданиях, — Госнаркоконтроль и посольство Белоруссии.

А вообще про нас все знают. Я не раз общался с управами. Никто не против того, что мы делаем. Мы не совершаем ничего противозаконного или неприличного, не наносим вред чьему-либо имуществу.
Бывают трудности с людьми. Не все относятся к нам с пониманием. Большинство всячески оберегает наше творчество. Некоторые даже подшивают, если что-то где-то разошлось. Но есть и те, кто реагирует иначе. Приходится сталкиваться с такими комментариями: «Зачем вы это делаете? Лучше бы связали одежду для бездомных! Это было бы полезнее для общества».
Мне кажется, то, что мы делаем, тоже важно: в городе необходимы яркие красочные акценты. Это создает позитивный настрой в обществе.

Порой украшения просто крадут. Недавно мы украсили несколько деревьев, и через два дня все шкурки пропали. В прошлый раз хоть пару месяцев провисели. А еще был случай: я припарковал одну из наших вязаных машин во дворе. Отошел буквально на пару минут. Вернулся, а там уже успели выбить окно, испортить крышу и даже пошуровать внутри. Ужасно обидно.

Об обучении и детях

Стать ярнбомбером несложно. Если вы уже умеете вязать, то можете начать прямо сейчас. Мы будем рады любым контактам, готовы поделиться опытом. Можем даже сделать комплект полотен и выслать в другие города, если будет такая необходимость. Приедем и сами, чтобы помочь, если нам оплатят командировочные расходы.

Если вы не умеете вязать, но хотите заниматься ярнбомбингом, начать можно с обычных курсов вязания. Иногда мы и сами занимаемся обучением: прошлым летом организовали бесплатные мастер-классы для всех желающих в сквере рядом с нашим магазином. Можно было прийти и под руководством профессионалов научиться вязать на спицах, вилках, пальцах, крючком. Из квадратов, которые тогда связали ученики, мы сделали пледы и отправили связанное в детские дома. Получилась такая импровизированная благотворительная акция.

О планах и перспективах

Мы собираемся работать с расцветками, рисунками — в целом с дизайном и формами. Хочется постоянно придумывать что-то новое. Заказчикам нравится то, что мы делаем именно яркими разноцветными полосками. Но мы это в прошлом году уже делали и, так как мы люди творческие, хотим попробовать что-то другое. На зиму, скорее всего, сделаем полотна с оленями и снежинками, а весной — со звездами и сердечками. Развиваем такую графическую тему. Но ноябрь для производства одежды — сложный месяц, потому что сейчас все отшивается на декабрь. А вот в декабре у нас будет больше свободного времени, и мы будем уже опять хулиганить, как мы это называем.

На данный момент мы единственные, кто занимается ярнбомбингом массово. Но довольно часто бывают разовые акции. Людям это нравится, и они хотят попробовать свои силы. Были акции в Тамбовской области, на Дальнем Востоке, в Екатеринбурге. Я считаю, что то, что мы привели это явление в Россию, уже наше большое достижение.

Где стать вязайнером:

Кол-во пряжи: 200–400 г
Времени: от 5 (для опытного вязайнера) до 15–20 минут

Кол-во пряжи: от 7 кг пряжи
Времени: от недели до месяца

www.mn.ru

Сутяги: В суд как на работу

Для обыкновенного человека обращение в суд всегда сопряжено со стрессом – значит, исчерпаны все способы урегулировать конфликт мирным путем. Теперь слово за Фемидой. И даже после того как суд состоялся, через несколько лет о нем вспоминают с содроганием. Однако существует особая порода людей, которые. любят судиться. Ходят в суды как на работу. В былые времена их называли сутягами. Пообщавшись с работниками суда, мы выяснили: есть несколько категорий таких поклонников Фемиды.

Принципиальные. К ним относятся граждане и организации, которые волею судеб постоянно попадают в ситуации, когда их права действительно нарушаются. И они цивилизованным путем добиваются их восстановления. В судах к таким относятся с уважением.

Хроники. Это довольно большая и неоднородная масса. Наплыв хроников в судах чаще всего наблюдается весной и осенью, а также в полнолунье. В такие дни служители Фемиды стараются прошмыгнуть мимо знакомых лиц в коридоре как можно незаметнее. Это не всегда удается.

«У этого цветка дурная аура – выбросьте его», – с такими словами заходила в кабинет ныне уже покойная биоэнерготерапевт М., которая прославилась в городе тем, что убивала и сжигала соседских кошек. Другой завсегдатай строчит судьям распоряжение: «Аннулировать решение. Помощник прокурора Лондона». Третий подозревает всех в продажности и заваливает жалобами вышестоящие инстанции. Кстати, такие любители потусоваться в судебных коридорах иногда не прочь помочь наивным гражданам составить иск за 10 рублей. Сидит где-нибудь в уголочке и строчит опус, от которого потом у судей волосы дыбом встают.

Подвидом этой группы можно считать людей, которые однажды, ввязавшись в разбирательство, никак не могут остановиться. Если бы нашелся второй Гоголь, то мог бы появиться челнинский вариант «Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем».

Чаще всего соседи по малосемейке истребляют друг друга исками, в которых пишут: «обязать ответчиков не разговаривать со мной» или «запретить открывать дверь без нашего ведома». Поводом для похода в суд становились и натянутая веревка в коридоре, и беспорядок в туалете, и соседская собачка.

Представители. Пожалуй, это самая серьезная категория, состоящая из людей с юридическим образованием и без оного, но крепко поднаторевших в судебных делах. Они предлагают свои услуги гражданам, которые оказались в коридорах правосудия впервые.

Есть представители, которые исполняют работу честно. Но есть и такие, кто нарочно затягивает развязку абсолютно проигрышного иска – поскольку за каждое свое действие получает деньги. Поэтому от процесса к процессу и растет сумма возмещения якобы имевшего место ущерба. Иногда представители пытаются повлиять на исход дела, подавая жалобу на судью в квалификационную коллегию. Дескать, нервы помотаю, авось, поможет.

Представителем может выступать организация. В последнее время челнинский суд организация «Мы – вместе!» завалила исками об отсутствии. аннотации на русском языке на лаке для ногтей, инструкции к выключателю, о просроченном йогурте и т. д.

Эта организация выступает от лица покупателей, которые приобретают «рублевые» вещи, после чего находят в них изъяны. И подают на продавца в суд. В качестве ответчика в основном выступают не солидные торговые фирмы (при которых существуют не менее солидные юрслужбы), а киоскеры и другие мелкие лавочники. Как потом выясняется, они охотно сразу бы обменяли непонравившийся товар или предоставили все документы на него. Но представитель требует суда. Спрашивается, зачем?

Возможно, надеется получить серьезные деньги. Действительно, в заявлении чаще всего фигурирует не меньше тысячи рублей. Но пока суд еще ни разу не удовлетворил такой иск в полном объеме. В лучшем случае продавца обязуют забрать товар (десятирублевый лак, к примеру) и вернуть за него деньги. А за моральный ущерб выплатить не более 50 рублей.

Эльвира МУХАМЕТДИНОВА, «Вечерние Челны»

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

www.pravda.ru

Прямая речь

Куда приводят мечты? Как показал опрос, большая часть нынешних директоров с пеленок грезила о бизнесе и руководстве, другие, правда, вовсе не ожидали оказаться в тех местах и отраслях, где сейчас находятся. На вопрос «Кем вы хотели стать в детстве?» собеседники BG ответили с душой и рвением, искренне делясь историями о сложном выборе между цирком и кибернетикой и детскими сомнениями в удобстве скафандров.

Подготовила Юлия Чаюн

Дмитрий Петров, генеральный директор оператора связи «Комфортел»:

— В детстве я мечтал стать следователем, расследовать сложные преступления, ловить преступников и негодяев, помогать справедливости восторжествовать! Увы, но детские мечты разбиваются о суровые реалии жизни, и судьба предначертала мне стать генеральным директором компании, в которой мы тоже боремся за справедливость, но уже не с точки зрения преступления и наказания, а с целью повышения эффективности бизнеса наших клиентов.

Владимир Вишневский, управляющий директор «ВТБ Капитал Управление активами», руководитель индустриального парка «Марьино»:

— Как многие советские школьники, я мечтал стать космонавтом, но смущал скафандр. Помню, писал сочинение на эту тему и мечталось мне стать сталеваром. Классе в десятом решил, что круто быть барменом и, будучи студентом Политеха, пробовал себя на этом поприще (правда, не совсем легально), одно из самых ярких воспоминаний от работы! Об инвестициях и рынке коммерческой недвижимости, конечно, и предположить не мог, так как не знал, что это такое.

Тамаз Мчедлидзе, президент группы компаний «Меди»:

— Сколько себя помню, всегда хотел быть врачом. Врачеванием занимались мои бабушка и мама. Брат, сестра и я — все мы стали врачами. А вот каким именно доктором быть — над этим я стал думать уже в школьные годы. Будучи впечатленным научно-фантастической литературой, романами Беляева, я хотел стать нейрофизиологом. Перед окончанием школы стал склоняться к пластической хирургии. Поступил на стоматологический факультет, где на базе челюстно-лицевой хирургии можно было стать пластическим хирургом. На четвертом курсе ко мне пришла пациентка со сломанным зубом, я долго над ней колдовал, и результат получился поразительным. Тогда я понял, что это мое.

Аксель Хилгерс, региональный директор Lufthansa Group в России и странах СНГ:

— В детстве я мечтал стать экскаваторщиком — меня завораживали эти огромные грохочущие машины, которые с легкостью вгрызались в землю и оставляли за собой огромные ямы. Сложно понять, что тогда творилось в моей голове, но позднее интерес к огромным механизмам превратился в мечту стать капитаном большого судна. К сожалению, капитаном я стать не смог, мое зрение оказалось неидеальным, однако я удовлетворил свою страсть к двигателям и прочим сложным устройствам, устроившись работать на корабле механиком. Спустя пару лет, правда, я понял, что это не мое. Оказалось, что в работе капитаном меня привлекали бескрайние морские просторы и возможность путешествовать, а не только техника. Как раз в тот момент, когда я снова находился на перепутье, моя супруга устроилась работать в авиакомпанию в Париже. Ее рассказы звучали как работа моей мечты: там были и огромные птицы-механизмы, взмывающие в воздух, и путешествия. Так я подал заявление в Lufthansa, и меня приняли.

Думаю, у меня с рождения был вирус путешественника, и такая работа, когда сегодня ты решаешь самые разнообразные, порой межкультурные вопросы в Индии, а завтра должен быть на встрече региональных директоров в Мюнхене, как раз для меня. Для меня это работа мечты, и не только из-за путешествий, но и благодаря тому, с какими разнообразными людьми мне приходится работать, все они — представители различных культур с совершенно отличным друг от друга мышлением. Каждый день я узнаю что-то новое, учусь и познаю этот мир. Думаю, об этом мечтает каждый ребенок.

Алексей Никишов, исполнительный директор инженерной компании «МегаМейд Изыскания»:

— Ярко-зеленый Volkswagen двадцати лет отроду, отвратительно скрипящий при каждом движении, обшарпанный и такой притягательный — моя первая детская мечта. Нам, детям 1990-х, были близки конкретные материальные блага. Мы выживали вместе с родителями. Нас не учили мечтать и строить карьеру, нас прельщали деньги и вещи. Поэтому грезили мы о «Сникерсах» и «Юппи», а спортивный костюм «Абибас» с Апрашки был мечтой практически каждого мальчишки. В атмосфере неопределенности и непонятных перспектив завтра было слишком эфемерным понятием. Так что решение стать автомехаником, чтобы ездить на подержанных иномарках, казалось мне вполне логичным в тот момент. Я изучил всю литературу об устройстве двигателей, которую смог достать, хотел разобраться, как и что там работает. И был несказанно счастлив каждый раз, когда удавалось покопаться под капотом автомобиля кого-нибудь из родителей одноклассников. К девятому классу я был в одном шаге от осуществления своей мечты. Но все закончилось в один момент, когда я узнал, что автомобильный техникум находится в полутора часах езды от дома. Это непреодолимое препятствие заставило меня круто поменять свои устремления. И именно оно стало первым событием, которое заставило меня задуматься о планировании карьеры. С того времени осталось только желание разбираться в процессах и алгоритмах работы, и это привело меня туда, где я нахожусь сегодня.

Тако Ким Плейт, генеральный менеджер отеля Crowne Plaza St. Petersburg-Ligovsky:

— С детства кухня в родительском доме была для меня центром притяжения. Еда и все, что связано с ее приготовлением, интриговали меня неимоверно. Я мечтал стать поваром. В нашей семье было принято готовить дома, но, выбравшись на воскресный обед в ресторан, мы часто играли в игру: я должен был угадать все ингредиенты заказанного блюда. С тех пор я представлял каждое блюдо как конструктор, в котором открывалось бесчисленное количество комбинаций. Эксперименты с продуктами и поиск новых вкусовых сочетаний стали моим увлечением. Выбрав в университете фундаментальную и далекую от кулинарии специальность «Юриспруденция и основы русской культуры», я не оставил своих изысканий и подрабатывал в нескольких ресторанах Амстердама.

На деле оказалось, что в ежедневной рутинной работе повара мало места экспериментам. Задачи кухни были строго регламентированы и распределены по цехам таким образом, что на импровизацию времени не оставалось.

Тогда же, в студенческие годы, я начал работать в отеле. Гостиничное дело захватило меня и стало профессией. Сегодня я продолжаю много готовить дома, а в роли генерального менеджера отеля у меня есть возможность принимать участие в работе F&B-отдела: вносить свои коррективы в меню аутлетов, консультировать по выбору продуктов.

Георгий Побелянский, генеральный директор фармацевтической компании «Вертекс»:

— Как это ни курьезно, с детства я хотел быть директором. Но так как конкретного представления об этой должности, уровне ответственности и прочих связанных с ней составляющих тогда у меня, конечно, не было, то хотел быть просто директором без привязки к чему-либо. Раз я им стал, значит, можно считать, что детская мечта сбылась.

Фируза Марченко, директор агентства «PPF Страхование жизни в Санкт-Петербурге»:

— В детстве была мечта стать летчицей, причем военной. Но не сложилось — девушек перестали принимать в летные военные училища. Уже в отрочестве мечтала заниматься спортивной журналистикой. Спортивной, потому что играла в хоккей на траве. Пробовала писать для молодежных изданий, нравилось встречаться с людьми, брать интервью, словом, общаться.

Сложилась ли карьера так, как мечталось в детстве? И да, и нет. Я также каждый день встречаюсь с людьми разных профессий и судеб, задаю вопросы о работе, семье. Вот только теперь не рассказываю об этом на страницах газет и журналов, а формирую для них план финансовой защиты и уверенности в будущем.

Игорь Логинов, генеральный директор провайдера услуг бесперебойной печати «Венета Систем»:

— Моя история очень простая, она о том, как я учился зарабатывать и как детское развлечение стало делом всей жизни. С самого детства я продавал. Первую продажу я совершил во втором классе — продал однокласснику спички. Это были не просто спички, а охотничьи спички, которые горели на ветру. Они продавались не везде — в нашем городе, например, их вообще не было. Когда знакомый моих родителей привез их нам впервые, я был в восторге. Я продемонстрировал спички соседу, и он сразу захотел их приобрести. Я продал очень много спичек, заработал какое-то количество денег, на которые я смог купить у школьного товарища альбом с марками. Я был в третьем классе, когда взялся за продажу марок и довольно быстро обменял первый альбом с марками на более ценные марки. И тут, совсем неожиданно, я стал вязать. Связанные вещи я относил на рынок бабушкам, чтобы они эти вещи продавали. Часть вырученных денег я отдавал им как комиссию. К восьмому классу у меня было столько денег, что можно было купить машину. Я мог купить свой первый автомобиль!

Но деньги для меня всегда были лишь элементом мены, как игра, развлечение. Эта способность сопровождала и помогала мне везде. Когда я служил на флоте — а тогда были очень тяжелые времена, — у меня одного из немногих были деньги. Сослуживцы это знали и брали в долг, естественно, без каких-либо процентов. Каким-то образом, не знаю каким, мне удавалось аккумулировать деньги даже в закрытом пространстве.

Думаю, любовь к продажам и предопределила мою карьеру. Сейчас я генеральный директор федеральной компании в секторе b2b, и наши клиенты — это крупнейшие компании, лидеры отраслей со сложной организационной структурой. Найти подход к таким клиентам бывает нелегко, но мне нравится изучать, экспериментировать, давать рекомендации менеджерам, как можно попробовать «достучаться» до клиента.

Виктория Тишина, владелец торгово-производственной марки «Ведунья», председатель комитета по развитию текстильной и швейной индустрии петербургской «Деловой России»:

— В детстве я хотела быть в двух ролях: это актриса и милиционер, который расследует преступления. Самое интересное, что двойственность детского восприятия у меня длится и по сей момент (нет, это не шизофрения). Мир многогранен, я нахожу свое место в нем благодаря ведению своего бизнеса, а также параллельно обучаясь психологии. И я твердо уверена: чем больше уровней восприятия реальности, тем ты успешнее в этом обществе.

В реальности трудно, реальность такая «скрипучая». Наши предприниматели ведут свой бизнес не по правилам жизни, а зачастую вопреки им. Но я устала от утверждения «то, что нас не убивает, делает сильнее». Есть желание жить, делать, творить. Тем более отрасль у меня такая — фэшн-индустрия. Я за красоту.

Дмитрий Золин, управляющий директор сети бизнес-центров «Сенатор»:

— Не помню, кем я мечтал стать в детстве, но в школьные годы хотел быть бухгалтером. Потому что люди именно этой профессии первыми начали работать на компьютерах. У меня на тот момент был ZX Spectrum. После школы я фактически решил воплотить мечту в жизнь и поступил на специальность «Бухгалтерский учет и аудит», но спустя семестр понял, что это совершенно не то, чем хочу заниматься в будущем, и перевелся на «Экономику и управление предприятием», в чем и специализируюсь по сей день.

Алексей Кольчик, управляющий филиалом АКБ «Российский капитал» в Санкт-Петербурге:

— Меня с детства привлекала военная тематика. Началось все с игрушечных солдатиков и танчиков. Огромное впечатление производили парады на 9 Мая: множество людей, как один, идут четко и слаженно, звучат громкие приветствия, двигается суровая военная техника — во всем этом просто невероятная энергетика и сила. А форма?! После школьной неуютной формы военные мундиры казались мне верхом совершенства: тут и фуражка с козырьком (бейсболок тогда еще не было и в помине), и разные цвета, и лацканы, петлички, шевроны — помню, учился различать род войск, звания, знаки отличия. А как девушки на молодых офицеров смотрели, ух! За одно это уже хотелось идти в военные и дослужить до генерала. В итоге моим первым образованием стала военная специальность — детское увлечение оказалось очень серьезным.

Но одновременно с моим выпуском сменилась страна, ее ценности, сменились и мои приоритеты. Получить профессию экономиста мне помог не случай или мечта, а вполне серьезное стремление работать, зарабатывать, обеспечивать семью. Это был зрелый, осознанный выбор пути, который и сделал меня тем, кто я есть.

Вячеслав Нестеров, директор Санкт-Петербургского центра разработок Dell EMC:

— С раннего детства я проявлял нездоровой интерес к числам и всему, что с ними связано. В три года это были натуральные числа, потом вещественные, потом уравнения с числами, потом дифференциальные уравнения и так по возрастающей. Мечта не была в детстве четко сформулирована, но от чисел и прочих абстракций я далеко не ушел. Карьера выстроилась стандартно: физматшкола, матмех в университете, аспирантура, две диссертации — все как полагается. В карьере случилось только два небольших поворота: от чистой математики к прикладной и от науки — к разработке ПО.

Владимир Храбрых, директор филиала СПАО «Ингосстрах» в Санкт-Петербурге:

— В моем советском детстве список желанных профессий был совсем не широк. Все мечтали быть космонавтами, милиционерами или врачами. Я не исключение и, глядя на свою маму, связывал будущую профессию с медициной. Судьба распорядилась так, что я пошел скорее по пути отца — в экономику и финансы. Сразу после института, в 2000 году, я устроился на работу в сфере медицинского страхования. Так мне в определенной мере удалось совместить работу в бизнес-среде с желанием помогать людям в непростых ситуациях.

Дмитрий Дергачев, президент фармацевтической компании «РИА «Панда»»:

— В раннем детстве я, как и многие, хотел стать космонавтом, собирал марки и значки по теме «Космос», следил за репортажами из ЦУПа. Со временем затянула семейная врачебная история, и в вузе я уже учился на врача. До сего дня я недалеко ушел от темы здоровья: управление компанией считаю работой за деньги, разработка же лекарств, функциональных продуктов, медицинской косметики, изучение опыта комплементарной медицины Индии и Китая — это удовольствие. Космосом не перестаю интересоваться, но теперь уже чисто с философской точки зрения.

Дмитрий Жданухин, директор Центра развития коллекторства:

— В детстве я хотел быть военным художником, так как мне нравилось все военное и я любил рисовать. Мне хотелось объединить то, что мне нравилось и казалось интересным. В карьере получается примерно так же. Правда, объединяются теперь право и PR для возврата проблемных долгов организаций, VIP-коллекторства. Хотя и от военного художника что-то есть: нередко для сложных взысканий надо нарисовать схему ситуации, в которой есть что-то от военных карт, и требуются иногда элементы художеств, чтобы не было скучно.

Светлана Увакина, финансовый директор российского подразделения деревообрабатывающей компании UPM (ООО «ЮПМ-Кюммене»):

— Я хотела быть библиотекарем. Меня всегда привлекала возможность чтения книг и обсуждения прочитанного с другими людьми. Здесь не надо все время держать в голове тысячу дел, прокручивать риски и постоянно думать о временных ограничениях и дедлайнах.

Алексей Жуков, коммерческий директор компании Wrigley в России:

— В детстве я мечтал стать спортивным тренером. Мне хотелось видеть результат своей работы, помогать спортсменам расти и достигать новых высот. И тогда я очень много времени уделял шахматам, мне нравилось разрабатывать стратегии, совершенствовать свои навыки и искать нестандартные решения. На первый взгляд, моя карьера не имеет ничего общего с карьерой спортивного тренера, но это не совсем так. Обязанности руководителя и спортивного тренера очень похожи. Моя карьера во многом похожа и на шахматную игру. В шахматах, как и в бизнесе, побеждает тот, у кого лучше стратегия.

Анна Устиянц, коммерческий директор Kelly Services:

— Первой «работой мечты» для меня была работа продавца. Когда мне было четыре или пять лет, моя мама работала директором магазина детской одежды. Приход к ней на работу был для меня настоящим праздником. Мне разрешали постоять за прилавком, завернуть покупки в шуршащую бумагу или помочь с маркировкой новых товаров на складе. Профессия продавца казалась мне невероятно романтичной. Другой «работой мечты», которая появилась после покраски нашего загородного дома, была работа маляра. Мне так понравились кисти, краски и сам процесс, что несколько лет подряд я искренне хотела стать маляром. Когда мама однажды спросила меня, зачем же я учусь в специальной английской школе, нисколько не задумываясь, я ответила: «А вдруг придется красить посольство, вот тут мой английский и пригодится!»

Когда пришло время выбирать, куда пойти работать после института (это был 1997 год, момент прихода в Россию мультинациональных компаний), у меня было одно желание — попасть в этот мир бизнеса, мир костюмов и галстуков, больших сделок, переговоров. Они казались такими структурированными, серьезными и дающими столько возможностей для реализации!

Мне как выпускнице гуманитарного вуза было достаточно сложно найти такую работу. В качестве стартовых позиций я рассматривала должности секретаря или администратора в крупных международных компаниях. Но после нескольких собеседований мне так понравилась профессия рекрутера, что, получив оффер на позицию персонального ассистента в одной известной компании, я медлила и все думала: как было бы здорово работать этим самым рекрутером. И тут мне перезвонили из Kelly, где я тоже была на интервью, и предложили позицию вечернего координатора. Я пришла и уже через две недели получила предложение о постоянной работе в роли рекрутера. Это было самое быстрое мое продвижение по карьерной лестнице.

Борис Бобровников, генеральный директор системного интегратора КРОК:

— В детстве у меня было много интересов, но я точно знал, что хочу быть независимым. В девятом классе я заработал первые 25 рублей в трудовом лагере. В институте работал на полставки на кафедре, получал повышенную стипендию. Занимался перепродажей горнолыжного оборудования — в те времена оно стоило очень дорого, и, чтобы иметь возможность купить, нужно было на него заработать. Так из своего увлечения я сделал первый бизнес. Потом я достаточно долго занимался ремонтом автомобилей по ночам. Днем писал диссертацию. Эти подработки дали мне четкое понимание: независимость — это в первую очередь результат труда и потраченного времени. Уверен в этом и сейчас.

Дмитрий Москалюк, вице-президент инвестиционной компании QBF:

— В детстве я мечтал стать космонавтом. Мне часто снилось, как в скафандре со множеством датчиков я иду в невесомости. Казалось, что где-то в галактике есть более совершенная цивилизация, надо лишь достичь ее — и тогда мы поймем, как изменить жизнь землян к лучшему. Мне никогда не мечталось улететь в космос навсегда. Свою задачу я видел в том, чтобы выяснить нечто неведомое людям, а потом обязательно рассказать об этом всем, кто родился на нашей планете. А еще мне хотелось быть там, где опасно, где следует очень быстро принимать решения, где нет места слабым и трусливым.

В классе втором-третьем я стал сомневаться, что мне на самом деле откроется новая цивилизация и что знания о ней помогут людям перемениться. Я все чаще и чаще наблюдал за мальчишками, которым взрослые сотни раз объясняли, что значит быть честным и справедливым, а они снова и снова делали подлости. Тогда мечта о космонавтике сменилось желанием стать доктором и работать в МЧС. Я обязательно хотел быть там, где опасно, рядом с людьми, которым больше всего нужна помощь.

Но в медицинский вуз я так и не пошел, зато окончил Киевский национальный экономический университет им. Вадима Гетьмана и устроился на работу в QBF, постепенно дорос до поста вице-президента петербургского филиала этой компании. Землю сейчас я наблюдаю не в иллюминатор, как мечталось в детстве, а из окна элитного питерского офиса.

Павел Акатов, управляющий партнер digital-агентства Akatovmedia:

— В детстве я мечтал стать артистом цирка. В шесть лет поступил в школу цирка и до института выступал в представлениях как акробат, жонглер, даже иллюзионист. У нас была большая группа артистов, около 80 человек, мы много гастролировали, и я думал связать с этим свою судьбу. Но после того как я побывал за сценой реального цирка, мне расхотелось: во-первых, каждодневные тренировки, во-вторых это травмоопасный вид деятельности. Артисты — это в основном фанаты своего дела, нужно иметь холодную голову, чтобы выступать, а у меня все-таки было чувство семейных ценностей.

Я понял, что развитие на ближайшие 30-50 лет будет за интернетом и IT. Когда встал выбор между цирком и институтом, я поступил в МИРЭА на факультет кибернетики. И в результате не прогадал: на третьем курсе я уже работал в крупной компании системным администратором. После института мы с братом создали свое digital-агентство, и параллельно сделали крупный проект под названием Pricelabs — управление ставками в «Яндекс.Маркете». Разрабатывали и улучшали его полтора года, потом успешно продали «Яндексу», где часть команды так и развивает его уже внутри этой компании. А часть продолжает развивать digital-агентство Akatovmedia.

Сергей Сучков, сооснователь и генеральный директор Radario, компании — разработчика специализированного софта для автоматизации бизнеса на культурно-развлекательном рынке:

— Как и всякий мальчик, в детстве я сперва мечтал стать летчиком или космонавтом. Сыграла роль профессия моего отца, связанная с самолетостроением. Все, что касалось полетов, казалось мне тогда (да и сейчас кажется) очень романтичным. Вообще, у меня было крайне увлекательное детство — из-за работы отца мы с семьей два года (с четырех до шести лет) жили в Ливии. По возвращении я поступил в школу в Петербурге. Примерно тогда же начал увлекаться технологиями и гаджетами — у меня довольно рано появился первый российский компьютер, он был странный, с красным экраном и тремя цветами, но тогда это было невероятно круто. После окончания школы я немного запутался в своих желаниях и некоторое время хотел стать президентом, думал: «Почему бы и нет», ведь тогда в нашей стране было возможно все. Пробовал даже поступать в Академию госслужбы при президенте Российской Федерации, но в итоге выбрал Академию гражданской авиации (вот они, детские мечты!), гуманитарный факультет и связи с общественностью. Тогда же мои интересы начали становиться более конкретными и осмысленными: с одной стороны, компьютеры и информационные технологии, с другой — реклама и творчество. Чуть позже, после университета, я начал сотрудничать с ребятами из компании своих друзей, которые организовывали вечеринки, в том числе на больших спортивных аренах. Тогда я начал помогать им с рекламой и продвижением, все промо было на мне — концепции, брендинг, креатив. Я получал за это неплохие деньги, но эти заработки все-таки не были постоянными. Параллельно я продолжал копаться в компьютерах, и тоже монетизировал свои умения в этой области — обслуживал частных клиентов.

Моим первым бизнесом стало рекламное агентство Positive Communications, я довольно быстро поставил его на ноги и стал думать, чем заниматься дальше. И самым простым ответом стала сумма моих хобби и опыта — интернет, технологии, event, PR. Собрав воедино все эти, как бы сейчас сказали, хэштеги, мы с моим партнером и техническим директором Антоном Брянцевым в 2012 году основали компанию Radario. Одними из первых мы стали продвигать на российском рынке продажу электронных билетов на мероприятия, а теперь, следуя логике эволюционного развития, переродились в разработчика облачных решений для автоматизации продаж, маркетинга и спонсорства в индустрии развлечений. Таким образом пазл из моих детских и юношеских фантазий и увлечений сложился окончательно.

Сергей Кадочников, директор НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург:

— В детстве я мечтал о море, о том, чтобы быть капитаном на большом морском лайнере. И эта мечта не казалась такой уж далекой. Почти каждое лето в детстве я проводил на море у близких друзей моих родителей, а их племянник Володя работал рулевым на пароме на переправе в Керченском проливе. Мы с ним быстро договорились, и он стал меня брать с собой на смену. Я жил в кубрике как бывалый матрос, ел вместе с командой (и очень часто это были креветки) и стоял вместе с Володей с разрешения капитана у штурвала в капитанской рубке. Самым большим счастьем для меня было выполнять просьбы капитана (он мне не отдавал приказы, хотя вся команда получала именно их). Мне очень хотелось быть на него похожим!

Раиль Хисматуллин, президент группы предприятий «Тенториум»:

— Я не особо охотно верю во всякую паранормальность и эзотерику, но вынужден признать, что какое-то обоснование у всего этого все же есть. К примеру, вся моя жизнь — одно большое доказательство того, что все желания имеют свойство материализоваться. Мой отец был директором магазина, и с самого детства я хотел быть, как он — директором. Но не простым, а директором-врачом. Моя мама тяжело болела во время беременности мной, но всегда говорила, что я ее вылечил, еще не родившись. Ей приходилось много работать, особенно после того, как отец, заболев раком, покинул нас в 51 год. Она работала на износ и оттого часто болела. Я мечтал, что чуть-чуть подрасту и вылечу ее от всех забот.

Сегодня руковожу крупным холдингом по переработке продуктов пчеловодства и производству функционального питания и косметики и настолько хорошо знаю эту сферу, что чувствую себя врачом. Желания материализуются, а значит, посыл во Вселенную должен быть только позитивным!

Андрей Макаров, управляющий партнер бизнес-центра «Сова»:

— В детстве я не думал о том, кем именно я бы хотел стать в будущем, но каждое утро по дороге в школу я мечтал, чтобы моя будущая работа не зависела от строгого расписания. Я хотел работать с друзьями, чтобы можно было общаться с ними и на работе, и после нее. В результате я всего год трудился в качестве наемного сотрудника. А сейчас, несмотря на то, что моя голова занята работой и по вечерам, и на выходных, и по праздникам, мне не надо находиться в офисе с 9:00 до 18:00. И мои коллеги — действительно близкие для меня люди, с которыми мы не только работаем, но и вместе отдыхаем, отмечаем праздники.

Эмиль Агаджанян, директор сети стоматологий «Клиника доброго стоматолога»:

— В раннем детстве я хотел стать пожарным. Для этого ходил в пожарную часть, которая находилась в здании, где работала моя мама, выучил названия всех огнетушителей, знал наизусть, какой как работает и для чего применяется, перечитал все инструкции и даже заработал значок участника Юной добровольной пожарной дружины. Пожарные, пришедшие в школу рассказать малышам про свою работу, были очень сильно удивлены моими познаниями. Но потом захотелось стать астрономом. Перечитал все книги, которые смог понять, выучил названия всех планет и их спутников в Солнечной системе, строил модели космических кораблей. В самом конце школы решил стать хирургом, как мой дедушка. Сдал все экзамены в Военно-медицинскую академию, поступил, но за день до присяги передумал и ушел в Первый ленинградский медицинский институт и стал стоматологом. Так что сказать, что детские мечты сбылись, никак нельзя, но сказать, что я недоволен тем, как повернулась моя жизнь, нельзя тем более — мне все нравится.

Владимир Калявин, директор Fazer в России:

— Я занимался легкой атлетикой, и все мои детские и юношеские устремления, планы, мечты и надежды были сфокусированы на барьерном беге. Я храню свои награды и атрибуты экипировки юношеской, юниорской и молодежной сборной СССР, СНГ и России. Многие мечты сбылись. Поэтому в 1996 году после последних соревнований, получив красный диплом ЛЭТИ и грант на MBA, я принял решение уйти из спорта. Но целеустремленность, в том числе и в мечтах, осталась со мной до сих пор и помогает достигать результатов.

www.kommersant.ru

Это интересно:

  • Как правильно оформить заявление о приёме на работу Образец заявления о приеме на работу Несмотря на то, что заявление о приеме не является обязательным документом при оформлении сотрудника на работу, некоторые работодатели предпочитают получать подобный документ от кандидатов. Юридической силы он не имеет, но […]
  • Судебная практика по делам о наследовании по закону Судебная практика по делам о наследовании по закону Законодательство, регулирующее правоотношения, связанные с наследованием, является достаточно стабильным. Напомню, что нормы наследственного права содержатся в части 3 ГК РФ, раздел 5 «Наследственное право», главы с 61 по […]
  • Фьючерсные рынки Портфельные стратегии управление рисками и арбитраж Моя счастливая жизнь Русе Лагеркранц У нас вы можете скачать книгу фьючерсные рынки. портфельные стратегии, управление рисками и арбитраж дэниел сигел, дайан сигел в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf! Авторы исходят из того, что концепции ценообразования, […]
  • Сроки рассмотрение заявления граждан полицией Как контролировать (сопровождать) рассмотрение вашего заявления в полиции На самом деле, сопровождение заявления, направленного в полицию, полезно не только непосредственному заявителю, но и фигуранту, в отношении которого указанное заявление направлено. Под сопровождением […]
  • Закона забайкальского края о правительстве забайкальского края Закон Забайкальского края от 23 сентября 2009 г. N 226-ЗЗК "О Правительстве Забайкальского края" (с изменениями и дополнениями) Закон Забайкальского края от 23 сентября 2009 г. N 226-ЗЗК"О Правительстве Забайкальского края" С изменениями и дополнениями от: 23 декабря 2009 […]
  • Оформить претензию на услуги Образец, как написать претензию на некачественное оказание услуги Каждый потребитель практически ежедневно сталкивается с получением и оказанием различных услуг, в том числе и с недобросовестным отношением исполнителей услуг к своим обязанностям. В ситуациях, когда […]
  • Форма заявления 23-фсс Приложение N 3. Форма 23-ФСС РФ "Заявление о возврате сумм излишне уплаченных страховых взносов, пеней и штрафов в Фонд социального страхования Российской Федерации" Информация об изменениях: Приказом ФСС РФ от 20 июля 2015 г. N 305 в приложение внесены изменения См. […]
  • Условная судимость виза Многие уже давно решили, что поедут отдыхать, учиться или работать за границу в 2018 году. Некоторые даже начали готовить соответствующие документы для оформления загранпаспорта и визы, искать подходящего туроператора или работодателя. Некоторые готовятся к вступительным […]