Источником финансирования коллективных потребностей является налоги

| | 0 Comment

Особенности налогов как способа финансирования коллективных и общественных потребностей

Senatus consultum ultimum. (лат.).

Консулы да озаботятся, чтобы государство не понесло никакого ущерба.

Для определения особенностей налогов в гармоничной экономике попытаемся ответить на вопрос, всю ли описанную в Главе 7 настоящей монографии оплату труда следует выдавать работникам на руки в виде зарплаты?

Разумеется, нет. Человек живёт и трудится в обществе и в коллективах, получает от них определённые блага. Кто-то должен их создавать, а потому они не могут быть бесплатными. Более того, поскольку единственным источником вновь создаваемой стоимости признаётся человеческий труд, лишь налоги с получаемых людьми доходов могут явиться источниками бюджета.

Каким образом в этих условиях гармонично организовать финансирование государственного и местного бюджетов?

Как уже отмечалось в разделе 2.1.3, все предметы потребления, в зависимости от способов их распределения, целесообразно делить на личные, коллективные и общественные. Отсюда часть оплаты труда должна идти на удовлетворение коллективных и общественных потребностей работников, и только оставшаяся выдаваться на руки в виде зарплаты.

При этом за счёт средств, поступающих на удовлетворение общественных потребностей, проводятся различного рода природоохранные мероприятия. Формируются страховой и пенсионный фонды, выплачиваются государственные дотации, финансируется оборона и государственные, региональные правоохранительные органы. Содержится вся пенитенциарная система, представительная власть, оплачиваются высшее образование и фундаментальная наука, обеспечиваются нетрудоспособные члены общества и проч. То есть финансируется всё то, что не относится впрямую к производству, но способствует формированию стабильного государства, создаёт будущее страны, защищает его интересы, сохраняет здоровье, культуру, науку, образование и весь ареал проживания нации, содействует воспроизводству народа. И что может решаться только всем обществом как целым. К общественным потребностям можно отнести также создание централизованного фонда расширенного воспроизводства.

При этом отметим, что финансирование госаппарата, осуществляющего продуктивные функции, к общественным потребностям не относится. Они должны будут оплачиваться иным образом, как описывалось в предыдущем разделе и более подробно будет изложено в Главе 9.

Среди всех указанных затрат особое место занимает пенсионный фонд, поскольку по своему содержанию он представляет собой соответствующие сбережения работников, которые предназначены для обеспечения их безбедной старости. Пенсионный фонд формируется выделением специальной части оплаты работников. Их сбережения накапливаются на соответствующих персонификационных счетах в специальных банках, служат средствами для всякого рода инвестиций в производство и не должны отчуждаться у их владельцев ни при каких обстоятельствах. По желанию тех, кто их формирует, они должны выплачиваться сразу или по частям, передаваться по наследству, дариться и проч. Это – их собственность, личный неприкосновенный запас, расходуемый по достижении определённого возраста.

Подробнее об этом ниже.

Здесь важно помнить, что если хотя бы часть заработанной стоимости не будет получена создавшими её или их наследниками, она с неизбежностью достанется другим, которые не имеют к ней никакого касательства. То есть здесь с неизбежностью работает «закон сообщающихся сосудов», согласно которому что убудет у одних – обязательно будет получено другими, не участвующими в его создании. Иначе говоря, любые отклонения от указанного принципа ведут к появлению эксплуатации со всеми вытекающими из неё последствиями.

Аналогична роль страхового фонда, который должен обеспечивать социальную защиту каждого члена общества и любого коллектива при возникновении всякого рода общественных и личных форс-мажорных обстоятельств. Однако в отличие от пенсионного фонда, страховой не обязательно должен расходоваться только по старости или на тех, кто его сформировал. Данный фонд обеспечивает каждому гражданину уверенность в своём будущем вне зависимости от различных случайностей и непредсказуемых ситуаций, способствует формированию надёжной и высоконравственной атмосферы в обществе, становлению его человечности и гармонии.

В отличие от общественных, коллективные потребности могут удовлетворяться в рамках как производственных, так и территориальных коопераций. Поступающие на них средства расходуются на поддержку среды обитания людей, содержание муниципальной милиции, общественного транспорта, начального и среднего образования, дорог местного значения, коммуникаций, медицинских учреждений, оздоровительных и спортивных сооружений, жилищно-коммунальных служб и ещё многого другого.

Они предназначены для формирования и сохранения среды обитания каждого человека, проживающего на определённой территории. Расходуются на удовлетворение потребностей работающих на том или ином предприятии, проживающих в том или ином городе, районе, области, регионе. То есть средства, идущие на удовлетворение коллективных потребностей, способствуют сохранению здоровья людей, их безопасности, продолжению рода. Они содействуют реализации культурных запросов каждого человека, поддержанию традиций, национальных приоритетов, сохранению исторического наследия, дошкольному, школьному и внешкольному воспитанию молодого поколенья. И ещё многому другому.

Качественные различия в формах финансирования коллективных и общественных потребностей невелики. В самом деле, обе они формируются путём отчисления какой-то части от оплаты труда работников и по характеру реализации близки друг другу. Вместе с тем, по природе своей они неоднозначны. Общественные потребности рассчитаны на среднего человека, представляют собой синтез условий его нормального проживания. Коллективные потребности ближе к живому человеку, отвечают его конкретным запросам. А поэтому они должны быть приближены к каждому своему пользователю. Допускают более существенное влияние человека на характер удовлетворения его собственных потребностей.

Известно, что способы финансирования потребностей людей могут быть самыми разнообразными. Так, можно представить общество, в котором каждый получает в виде зарплаты всю свою оплату труда. Разумеется, что при этом он должен впрямую оплачивать все свои потребности: обучение, лечение, проезд в транспорте, защиту от всякого рода посягательств на жизнь, здоровье и имущество, строительство и содержание дорог и других общественных сооружений. Такая форма близка к используемой в странах раннего капитализма. Немало её сторонников и в наши дни, особенно в среде реформаторов, придерживающихся либеральной доктрины.

Можно представить другую крайность, когда зарплата как таковая отсутствует, а все потребности членов общества удовлетворяются исключительно за счёт общественных фондов. Такая форма распределения идентична коммунистической.

Нетрудно видеть, что обе эти формы, как и всякие крайности, не являются оптимальными. Действительно, не позавидуешь человеку, который обязан впрямую платить за удовлетворение всех без исключения своих потребностей. Так, при переходе улицы он обязан тут же платить пошлину, милиция его станет защищать только после оплаты её услуг и так далее. А сколько людей должны будут эту плату собирать, контролировать, оценивать . То есть при введении указанной компенсации коллективных и общественных потребностей половина людей будет платить эти сборы, а другая половина – собирать и проверять их расходование. Это и дорого, и неудобно.

Не менее парадоксальной выглядит коммунистическая форма распределения. При ней связь труда и его результатов оказывается полностью нарушенной, производство и распределение перестают зависеть друг от друга. Обратные связи между ними ликвидируются, а поэтому система общественной организации становится предельно аморфной, неструктурированной, вследствие чего экономическая эффективность её окажется крайне низкой.

Сколько копий поломано в борьбе сторонников обоих уродливых концепций!

Вместе с тем, здесь все достаточно просто. Имеются предметы потребления и услуги, которыми можно и удобно пользоваться только сообща. Например, армия, коммуникации, хозяйственные объекты, защитные сооружения и др. Существуют предметы, которые могут потребляться только индивидуально или семейно: пища, одежда, жильё и т.п. Но есть предметы потребления и услуги, которые могут оплачиваться как индивидуально, из зарплаты, так и коллективно, путём отчисления доли оплаты труда. Это образование и медицинская помощь, физкультура и спорт, транспорт и связь, и ещё многое другое, т.е. большая часть всего того, что отнесено здесь к коллективным потребностям.

Каждый из этих способов потребления имеет свои достоинства и недостатки. Так, при индивидуальной оплате удовлетворение коллективных потребностей в большей степени соответствует трудовым результатам. Зависимость исполнителей от потребителей сильнее, а поэтому качество оказываемых услуг выше. С другой стороны, при такой оплате нарушается принцип социальной справедливости. Образование получает не самый способный, а имеющий средства, медицинская помощь может не оказываться тем, кто больше в ней нуждается и проч. Возникает необходимость введения дополнительных видов труда по сбору, учёту и контролю таких проплат.

При коллективной оплате потребностей принцип социальной справедливости исполняется в большей мере, трудоёмкость при пользовании ею ниже. Реализуются все преимущества кооперации, в результате чего при прочих равных условиях услуги оказываются дешевле. Однако при этом нарушается принцип оплаты по труду, некоторые начинают пользоваться благами, оплаченными другими. Слабее влияние пользователей на оказывающих эти услуги, шире простор для различных злоупотреблений и т.д. Как тут быть?

Очевидно, что для всякой потребности, в каждом отдельном случае, при тех или иных условиях можно устанавливать такие формы оплаты, при которых в наибольшей степени сочетаются преимущества обоих способов потребления и минимизируются их недостатки. В частности, находить пути более эффективного воздействия потребителей на исполнителей, соблюдения социальной справедливости и проч.

Способы удовлетворения коллективных потребностей зависят от множества причин, условий, устоявшихся привычек, традиций. Однако в любом случае они должны выбираться только теми, кто такими потребностями пользуется, от них зависит, их оплачивает. То есть здесь также должен соблюдаться рыночный принцип расходования средств, однако количество участвующих в нём субъектов оказывается большим. Поэтому пользователи сумеют для различных своих потребностей установить наиболее совершенные способы их удовлетворения, организовывать эффективный контроль над деятельностью соответствующих служб и добиваться наилучшей их работы.

Например, где-то будет признано более удобным пользоваться коллективной формой оплаты городского транспорта, общественными туалетами, таксофонами, электроэнергией и теплом. В самом деле, затраты труда на это оказываются минимальными: никаких билетов, кондукторов, контролёров и счётчиков. Главное – всемерная экономия труда и времени, т.е. повышение общественной производительности труда (ОПТ), удобство людей. В других городах решат сохранить индивидуальную оплату этих услуг. В результате сидящий дома уже не станет оплачивать едущего в транспорте.

В каком-то регионе будет признано целесообразным ввести прямую оплату дошкольных учреждений, начального образования, в других – коллективную форму. Некоторые предприятия предпочтут организовать самостоятельное медицинское обслуживание своих работников и членов их семей, содержать спортивные сооружения, базы отдыха и др. В других не захотят иметь такие хлопоты и будут выдавать оплату на них в виде соответствующей части зарплаты. То же может относиться к жилищно-коммунальному хозяйству, с которым наши законодатели и власть никак не могут разобраться.

Отдельные регионы предпочтут частично или полностью оплачивать свои общественные потребности путём оказания соответствующих услуг. Например, вместо перечисления средств Министерству обороны они будут снабжать его вооружением, продуктами питания, содержать отдельные воинские части и проч. Всё это вполне допустимо и может быть оправданным, если при этом повышается ОПТ.

Проценты, отчисляемые на удовлетворение каждой из этих потребностей, могут варьироваться в широких пределах самими налогоплательщиками. Так, если обостряется международная обстановка, тогда потребуется увеличивать отчисления на содержание армии. Если в каком-то городе преступность сокращается, можно будет уменьшить расходы на милицию. Если медицинские учреждения работают неудовлетворительно – изменить характер их оплаты, способы финансирования и стимулирования. Если в детских садах обслуживание детей дорогое и неудовлетворительное – ввести соответствующее стимулирование работников, реорганизовать эти учреждения. Если общественная необходимость каких-то видов труда, услуг уменьшилась – сократить их, а других – увеличить. И так далее.

Таким образом, по сути своей система оплаты коллективных потребностей может быть достаточно гибкой, чувствительной и саморегулируемой. Вопрос лишь в том, сумеет ли коллектив найти такие формы их финансирования, которые в наибольшей мере способствуют улучшению качества услуг и сокращению затрат на них. Она способна в полной мере отвечать рыночным реалиям и ориентироваться на то, чтобы с наименьшими затратами добиваться наилучшего удовлетворения всех видов человеческих потребностей.

Вместе с тем, из всех способов удовлетворения коллективных потребностей следует выбирать только такие, при которых влияние потребления на производство, и наоборот, оказывается наивысшим. Только тогда обратные связи между пользователями услуг и теми, кто призван удовлетворять соответствующие потребности, окажутся наиболее совершенными. Лишь в этом случае организуется гармоничное единство потребления и производства, в наибольшей мере производственные и потребительские качества предметов потребления, о которых писалось выше, будут стимулировать друг друга. И критериями здесь, в конечном итоге, могут выступать не только соображения экономии, удобства, качества, но, прежде всего, повышение общественной производительности труда, которая с неизбежностью достигается при оптимизации указанных соотношений.

Все это позволит увеличить эффективность деятельности служб, призванных удовлетворять такие потребности, а также существенно повысить качество этих услуг и уменьшить их стоимость.

Дискуссионным остаётся вопрос о том, должны ли плата за обеспечение коллективных и общественных потребностей быть одинаковой для всех работающих или прогрессивной?

Имеется достаточно оснований, чтобы защитить каждую из этих позиций. В самом деле, если сделать их физически одинаковыми, это явится отображением того бесспорного обстоятельства, что каждый одинаково нуждается в здоровой экологии, в защите, в медицинском и социальном обеспечении, образовании вне зависимости от получаемого им дохода. Однако это приведёт к тому, что выдаваемая на руки зарплата низкооплачиваемых ещё более понизится, а высокооплачиваемых – соответствующим образом увеличится.

С другой стороны, если ввести прогрессивную форму оплаты потребностей, тогда труженики станут содержать бездельников, появится социальное иждивенчество. Это приведёт к нарушению распределения доходов, описываемого законом Парето, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Кроме того, существенно усложнится и станет более трудоёмкой сама система взимания налогов. Потребуется внедрение соответствующих градаций по доходам, специальный учёт их и контроль, что и наблюдается в настоящее время. Это ведёт к возникновению связанных со всем этим нарушений, к необходимости существенного укрепления налоговых служб, полиции и проч.

Поэтому в настоящей работе предлагается отчисления на удовлетворение общественных потребностей сделать в виде одинакового для всех процента от дохода независимо от его величины. Это сохранит распределение доходов, соответствующее закону Парето, существенно упростит саму систему взимания налогов, в том числе и при одновременной работе человека в нескольких местах. Повысится контролируемость сбора налогов. И вместе с тем богатые будут частично оплачивать потребности бедных. Сохранится различие между заработком и благотворительностью.

Однако оплата коллективных потребностей может базироваться не только на доходном, но и на иных принципах. В самом деле, налог на пользователей дорог не может взиматься с тех, кто не имеет собственного автомобиля, плата за коммунальное жильё не должна соответствовать таковой за индивидуальный коттедж. И так далее.

В таком случае открывается ещё одно немаловажное преимущество. При пропорциональной оплате общественных и адаптивном – коллективных потребностей в значительной мере увеличивается прогнозируемость и надёжность поступления средств по каждой из налоговых позиций. В самом деле, объём трудовых ресурсов той или иной кооперации обычно известен. Денежный эквивалент труда при использовании выше разработанной модели денег (см. раздел 6.2.1 настоящей монографии) является постоянной величиной. Поэтому помножив эти показатели на долю отчислений, предназначенных для удовлетворения той или иной общественной потребности , получают требуемую сумму , которая должна поступить на её удовлетворение от каждой кооперации или потребителя вне зависимости от величины их дохода. То есть:

. (8.1)

А суммируя количество средств, требуемых государству для качественного исполнения его функций, можно установить искомый процент отчислений с доходов. Отсюда без особого труда прогнозируется объём поступающих от налогов средств, а также конкретные адресаты, ответственные за их задержку или неполную проплату. В результате государственные чиновники уже не смогут ссылаться на недостаток средств для прикрытия своей бездеятельности или неквалифицированности, а налогоплательщики – требовать то, за что они не платили.

Перечисленные обстоятельства являются достаточно важными и будут способствовать не только надёжной работе, но и увеличению коэффициента полезной деятельности налоговых служб. Как уже отмечалось, на сбор налогов в США тратится больше средств, чем на оборону. Очевидно, что наши расходы на содержание фискальных органов вряд ли являются меньшими, особенно принимая во внимание, что часть их передаётся налоговикам в виде взяток. Поэтому всякое снижение трудоёмкости сбора налогов не может не принести реальной общественной пользы.

Заметим, кстати, что часть общественных потребностей может удовлетворяться как коллективные, а часть коллективных – как общественные. И в этом нет ничего удивительного. Всё определяется мерой целесообразности, удобством, эффективностью применения того или иного механизма удовлетворения потребностей. Может допускаться трансформация одних её форм в другие. И возможность широкого маневра формами налога только увеличивает эффективность гармоничной организации общественного потребления.

На первый взгляд, в изложенном нет ничего принципиально нового. В той или иной степени удовлетворение общественных потребностей именно так и осуществляется во всех цивилизованных странах мира. Существенно новым здесь является только характер поступления средств для этого. Сейчас они, как правило, получаются в виде налогов или доходов от государственной деятельности. В данной работе предлагается удовлетворять их путём целевого перечисления трудящимися части заработка для удовлетворения их собственных потребностей. Поэтому ко всем иным источникам государственных поступлений следует относиться осторожно, поскольку их применение способно разрушить всю систему гармонизации государственного налога, привести к эксплуатации и к другим патологичным проявлениям человеческих отношений.

И данная особенность гармоничного взимания налогов играет принципиальную роль. В самом деле, налог в той или иной степени всегда выступает в виде наказания. Иногда прямого, в качестве штрафов за какие-либо нарушения, дополнительной платы за превышение уровня доходов, использование природных ресурсов и проч. В других случаях – в виде платы за какие-то достижения или преимущества: результаты хозяйственной деятельности, используемые ресурсы, имущество, землю, получение наследства и т.д.

Это маскирует природу налога как источника оплаты коллективных, общественных потребностей. Вызывает естественное стремление каждого всеми возможными способами минимизировать эти проплаты. Особенно в нашем государстве, где отношение его к своим гражданам столь цинично, а политика властей и их представителей настолько безнравственна и корыстна, что обман его большинством населения не считается чем-то предосудительным.

В условиях гармоничной экономики философия налога становится иной, чем была она при тоталитарном режиме или в современных капиталистических государствах. Так, при социализме налог выступал в качестве долгаперед государством, обществом (надоплатить бюджетникам, правоохранительным органам, пенсионерам и др.). В странах капитализма налог выступает в качестве компенсации за право заниматься предпринимательской деятельностью, за поддержание порядка в деловых и житейских отношениях, защиту собственности, личных и общественных интересов. В гармоничных условиях такой подход неприемлем, в них может надёжно работать только принцип партнёрства, эквивалентности всякого рода обменов. Если некто платит налоги государству, тогда чем ему обязано за это государство?

Согласно рыночной идеологии, если собирается налог на правоохранительные органы, тогда последние обязаныобеспечить налогоплательщикам полную безопасность, охрану прав, общественный порядок. Если же этого не происходит и предприниматели кроме правоохранительных органов вынужденытакже содержать «крышу», тогда выплачивать такой налог не следует. Правоохранительные органы его не зарабатывают, не заслужили, и, возможно, следует платить только бандитам, которые нередко лучше «отрабатывают» эти деньги. Пусть возникнет конкуренция и на этот вид заработка.

Аналогично, если собирается налог на ремонт дорог, последние должны находиться в удовлетворительном состоянии. Если налог предназначен для оплаты административного аппарата, финансовых органов – тогда административное управление обязано в полной мере выполнять свои функции, а финансовое обращение призваноспособствовать высокой конъюнктуре, деловой активности граждан. И так далее. А пенсионеры уже сами заработали свои средства, заплатили государству, и последнему просто следует им этот долг вернуть.

Если всего этого нет, тогда фискальное налогообложение воспринимается как элементарный грабёж, чем оно нередко и является в действительности. И всякая защита от него не может не приветствоваться обществом. Напомним, что в рыночных условиях деньги не отчуждаются, а зарабатываются. Забвение этого обстоятельства нашим руководством и ведёт к возникновению всякого рода негативных явлений при сборе налогов. В большей степени требует реорганизации деятельности потребителей налогов, чем налогоплательщиков. Но у нас, как всегда, всё ставится с ног на голову.

В самом деле, используемая сейчас налоговая система непредсказуема, похожа на шантаж по отношению к предприятиям и всем жителям страны. Она заставляет утаивать заработок, провоцирует взяточничество, помогающее снижать налоги. Увеличивает ряды работающих в «тени», неимущих, поскольку активнейшим образом угнетает производство и потребление. Действительно, чем лучше работаешь – тем больше платишь налогов. И такой подход вряд ли способен стимулировать производительный труд. Налоги берутся не у тех, кто имеет возможность хорошо работать, но не делает этого, т.е. не с кого следует, а у тех, у кого их проще взять, кто наименее защищён. Обычно это население, честные бизнесмены, государственные предприятия. Но совсем не олигархи, коррупционеры и криминал.

Поступающие в виде налога средства не имеют чёткого целевого предназначения, а поэтому их расходование не зависит впрямую от тех, кто указанные деньги платит. Неизбежным следствием этого является хронический дефицит бюджета, терроризирующий всякое правительственное начинание, нередко наблюдается нерациональное, нецелевое расходование средств, зачастую переходящее в воровство их правящей верхушкой.

Вспомним злоупотребления, допущенные при выборе Президента страны в 1996 году. В процессе их во имя сохранения за собой власти правящая камарилья буквально разбазарила государственный бюджет, всю страну оставила без средств и без зарплат. Только регионам в процессе предвыборной борьбы Б. Ельциным было обещано 75 трлн. неденоминированных рублей. И за это не только никто не был наказан, но даже наоборот . О каком совпадении интересов Власти и Народа в этих условиях может идти речь?

Дата добавления: 2015-01-19 ; просмотров: 32 ; Нарушение авторских прав

lektsii.com

Генезис терминологической природы налога в системе представлений о государстве

Построение эффективной налоговой системы невозможно без осмысления опыта и истоков формирования данного механизма. Подобный анализ, в свою очередь, должен основываться на систематизации множества фактов и факторов, оказывающих свое влияние на формирование налогообложения, как целостной системы. Выявление наиболее важных направлений развития налоговой системы — как совокупности элементов, инструментов и методов изъятия части дохода или продукта у их собственника в пользу государства, т.е. изменение формы собственности в процессе данного взаимодействия, наиболее адекватно выражается через осмысление развития налога – как элемента не только экономических, но и общественных отношений.

Изучение поставленной проблемы следует начать с осмысления генезиса самого термина налог, как элемента государственного устройства той или иной территории. Поскольку, по нашему мнению, именно такой анализ способен выявить необходимые и наиболее эффективные критерии для понимания внутренней природы процессов формирования и эволюционирования налоговых систем. При этом анализ необходимо провести с точки зрения формирования налога, как института от истоков его развития до понимания последнего, непосредственно,как термина экономической науки. По нашему мнению первоначально налог – т.е. безвозмездное отчуждение части собственности в пользу третьих лиц, возник как элемент культа. его истоки следует искать, по всей видимости, в практике религиозных жертвоприношений. Поскольку религиозно-философская картина мира определила и систему взглядов на государство – как некий Божественный порядок. Поэтому автор склонен предположить, что в данной системе взглядов добровольность, чаще всего, была основана на принуждении, как проявлении «высшего закона», который в свою очередь формировал зарождающиеся государственные институты.

Формирование же государственных институтов невозможно без наличия необходимых ресурсов и соответственно требовало поиска источников покрытия государственных расходов.

изначально формирование налоговой системы было основано на взаимодействии и взаимопогашении мотиваций двух основных агентов налоговых отношений: государства и плательщика. Причем общий характер данного взаимодействия определялся характером государственного устройства в рамках религиозной картины мира.

Античная демократия базировалась на принципах равного, безвозмездного и всеобщего жертвования части имущества граждан, преимущественно в натуральной форме, как плату за права гражданина.

Аристотель писал: «…В Лакедемоне каждый поголовно должен сделать положенный взнос – в противном случае закон лишает его гражданских прав… . На Крите… от всего урожая, от всего приплода, от всех доходов, и взносов…отчисляется одна часть, идущая на дела культа и на общегосударственные расходы, а другая часть идет на сисситии (общественные обеды). Таким образом, все кормятся на государственный счет». [49, с. 44]. Кроме того, несение государственной службы также рассматривалось, как форма жертвования на общее благо.

Также, необходимо отметить, что налоги уже тогда понимались, как средство поддержания демократии через распределение доходов сообщества в пользу неимущих слоев, чтобы «…благосостояние граждан было долговечным» [49 , с. 45].

Таким образом, изначально налог, как метод перераспределения доходов сообщества в целях поддержания государственных расходов (мотивация государства) характеризовался следующими отличительными признаками: безвозмездность (жертвенность), всеобщность.

Дальнейшее развитие государственных и экономических институтов привело соответственно и к развитию форм обобществления и перераспределения доходов на государственном уровне.

Феодализм развил теорию жертвенности в условиях монархического государства и божественной природы власти монарха в теорию дара в пользу государя, ознаменовав таким образом некоторое изменение мотивации плательщиков, хотя последние все еще оставались в рамках философско-религиозных концепций .

Однако, общее преобладание натуральных форм хозяйствования не позволяло еще изжить натуральную же форму податей, которые в подавляющем большинстве являлись косвенными налогами на потребление в форме акцизов. Налоги на доходы еще не приняли форму постоянных платежей, а оставались временными и даже чрезвычайными мерами пополнения казны.

развитие денежного хозяйства и международной торговли привело к обособлению налога, как денежной категории, однако, общие тенденции развития налогообложения, отмеченные выше, остались незыблемыми. Система налогов практически исчерпывалась таможенными пошлинами, которые обособились, как преимущественно денежные налоги еще в античных демократиях. Мотивы же государства, на перераспределительные отношения в обществе, оставались прежними. Их сформулировал еще древнеримский философ Агриппа «…ибо без солдат государство существовать не может, а без денежного довольствия невозможно содержать армию …» [49 , с. 45].

Налоги и проблемы организации и объяснения налоговых систем явились одной из основ и катализатором развития экономической науки в целом. Однако при всей кажущейся древности этой проблемы истоки научного подхода к понятию налог следует искать в 17 веке.

Необходимо отметить, что теории налогообложения, как таковые, все еще являлись частью теории государства и обосновывали ответ на вопрос: — почему нужно платить налоги? Ведь, как писал Ф. Бэкон в своей книге «Опыты и наставления нравственные и политические» (1625 год): « Налоги, взимаемые с согласия народа не так ослабляют его мужество… заметьте, что речь у нас идет не о кошельке, а о сердце…» [50, с. 52].

Исторически первой формой оправдания существования государства, явились сакрально-религиозные теории, которые обосновывая власть, как выражение божественного порядка, определили жертвенность как первую мотивационную характеристику налогообложения. Неслучайно одной из первых форм налогообложения явилась церковная десятина (отчисления на дела культа). А священность власти (обряды коронации или иного освящения власти характерны для всех типов культур), в свою очередь определяло не только ее легитимность, но и законность, ее финансовых притязаний. Таким образом, по нашему мнению мотивация как обобщающая характеристика формирования налоговых отношений, первоначально развивалась в системе преимущественно религиозных воззрений на государство и государственную власть выработав концепцию жертвенности — первую ступень формирования налога – как социально- экономического института. И определяя его структуру методы и функциональную природу (рис. 1.1.) .Построение системы налоговых отношений непосредственно влияет на формирование элементов налоговой системы – как социально-экономического института. Причем первоначальный импульс этого процесса находится в сфере философии налога т.е. восприятии его, как общественной необходимости, как части объективных социально экономических процессов развития общественных институтов. Определяющими характеристиками для формирования налоговых отношений, на наш взгляд являются: типология систем управления, особенности формирования экономической системы, и исторически сложившиеся традиции и стереотипы общественного поведения. Данные особенности, по нашему мнению возможно охарактеризовать, как продукт взаимодействия противоречивых, в своей основе, мотиваций ( интересов, побудительных причин) основных агентов налоговых отношений (государства и плательщика).

Новые принципы формирования государственных институтов оказали свое влияние и на систему оправдания существования налога – как аспекта договорных отношений между государем и гражданами. Теории налогообложения явились продолжением оправдания и подтверждения теории договорного государства (в основном сформулированной Т. Гоббсом в книге «НовыйЛевифиан»)

Гоббс, обосновывая налогообложение, как природное право государя полагал, что: «. Государство прекращает войну всех против всех, и налоги являются той ценой, которой покупается этот мир». [ 94, с. 60]

Кроме того, понимая налог, как плату за защиту Гоббс выступал за пропорциональное обложение, основанное на одинаковости потребления, а не на богатстве плательщика. Следовательно, предпочтение отдавалось налогам на потребление (косвенное обложение). Следует отметить, что к концу 17 века налог становится финансовой категорией, т.е. приобретает долгосрочный характер, как постоянный денежный платеж.

Мотивы субъектов налоговых отношений характерные для посвященной монархии в рамках общественного договора блистательно охарактеризовал французский философ Поль Анри Гольбах: «Подчиняясь верховной власти, нации, несомненно, должны были предоставить ей средства, чтобы она могла успешно трудиться ради их счастья … Таково происхождение налогового обложения. Оно справедливо лишь в том случае, если народ дал согласие подчиняться ему; его применение законно лишь при условии, что оно используется строго по назначению, т.е. в интересах сохранения государства». [51, с. 57]

Гольбах проповедует необходимость прозрачности и эффективности расходов казны, освобождения от акцизов предметов первой необходимости. Но в тоже время, предлагает возродить систему прямых натуральных налогов с земледельцев и арендаторов.

Это еще раз косвенно подтверждает, что налог не сразу понимался, как денежная категория. Основными критериями изначально служили мотивы субъектов перераспределительных отношений государства и плательщика соответственно.

Школа физиократов (Кене, Мирабо, Тюрго), ставшая наиболее влиятельным направлением экономической науки, в целом, продолжила традицию обоснования некоей косвенной возмездности налогообложения в рамках обменных теорий налогообложения. Обогатив однако теорию налогообложения, впервые увязав налог непосредственно с процессом производства. В частности Кене и его школа считая земельную ренту единственным источником богатства верили в преимущество единого налога, который, в свою очередь, не должен тормозить развитие производства.

Другая интерпретация обменной теории возникла во Франции эпохи просвещения, ее яркими представителями являлись Вобан и Монтескье. Эта теория основана на понимании налога, как платы государству за поддержание порядка и спокойствия в стране (в эту систему включались не только военные расходы, но и судопроизводство, чиновничий аппарат). Для их содержания и необходимо платить налоги, которые являются возмещением государству за его услуги по обеспечению общественной безопасности.

И хотя этот обмен не всегда справедлив и эквивалентен, однако, он определяется необходимостью существования государства как общественного института.

Из этих посылок разрабатывается теория фискального договора (по аналогии с теорией договорного государства).

Если в силу теории общественного договора люди объединяются в государство для защиты своих интересов, то фискальный договор является необходимым условием оплаты этих услуг государства со стороны граждан.

Монтескье определил налог как: « часть своего имущества, которую каждый гражданин уплачивает, чтобы быть уверенным в другой части и спокойно пользоваться ею».

А для Мирабо налог есть «предварительная уплата за предоставление защиты общественного порядка». [51, c. 59]

Следовательно, по нашему мнению, с точки зрения обменных теорий налогообложения — налог — это долговременный, осознанный, всеобщий и приемлемый инструмент безвозмездного изъятия части дохода (в денежной форме) в пользу государства, являющийся элементом системы сообщающихся договорных отношений между плательщиком с одной стороны и государством с другой.

Теория фискального договора явилась основой для понимания налога в системе экономических взглядов, однако, и в «договорной период» налог не являлся для основателей экономического мировоззрения экономической характеристикой оставаясь социальным институтом, хотя, в общих чертах, влияние налогов на экономические процессы отслеживалось.

Взгляды Смита на природу налогов носили двойственный характер.

С одной стороны он не признавал за налогом производительной функции, поскольку, во-первых, государство не может и не должно быть субъектом рыночных отношений, во — вторых налог есть изъятие ресурсов из производительной сферы. Однако «…по некоторым отдельным местам, можно заключить, что теория о непроизводительности государственных услуг не оказывает помехи для признания их пользы и для признания налога справедливой ценой оплачивающей эти услуги». [9, с. 7]

Таким образом, Смит признавал теорию фискального договора, ведь по его мнению «…расходы правительства по отношению к подданным тоже, что издержки управления относительно хозяев большого владения, обязанных участвовать в этих издержках в размере доходов получаемых каждым из этого владения» [9, с. 7]

Однако, в тоже время, Смит резко ограничивал сферы деятельности правительства, которые, соответственно, могли бы оплачиваться налогами «. Только расходы на общественную оборону и поддержание достоинства верховной власти должны покрываться общими сборами со всего общества . все остальные расходы должны оплачиваться специальными пошлинами. » [94, с. 61-62]

Таким образом, взгляды Смита в вопросах теории налогообложения можно считать близкими к теории обмена .

Давид Рикардо , в целом, развивая мысли А. Смита полагал «Нет налогов, которые не тормозили бы накопления, поскольку нет ни одного налога, который не мешал бы производству. Налоги имеют тот же эффект что неплодородная почва, плохой климат, отсутствие ловкости или активности, плохое распределение рабочих мест, утрата станков». [94, с. 62]

Однако,Рикардо внес в своем прочтении теории обмена важное — «классовое» дополнение, по его мнению, в структуре обмена участвуют не все общество, а лишь правящие классы, т.е. капиталисты, желания которых и исполняет государство. В связи с этим, «…все, что увеличивает издержки производства, возвышает цену, а следовательно такое действие оказывает и налог на обрабатывателей земли, будет ли он в форме поземельного налога, десятины, или налога на земледельческие продукты — все равно». [9, с. 76] При всей противоречивости взглядов классической школы и ее основоположников на налоги, именно они во многом заложили основу для дальнейшего исследования природы налогообложения, как элемента процесса воспроизводства.

Поскольку налогообложение всегда являлось прерогативой государства, то наука вела исследования природы налога в рамках учений о государстве. Выделение финансовой науки в самостоятельную позволило ей в последней четверти 19-века и в начале 20 века, используя идеи неоклассической школы и учение о правовом государстве, обосновать необходимость изымания налогов, сформулировать определение налога . выяснить природу налога, которые концептуально не оспаривается и в конце 20 века [94, c. 56].

Исходя из данного нами выше определения налога (стр. 16), теоретическое обоснование было необходимо для создания приемлемого психологического образа налога у плательщика в системе формирования основ договорной (правовой) государственности.

Первоначально налог непосредственно рассматривался как ущерб для плательщика и к тому же, как нарушение «священных» прав собственника. Поэтому ранее Ж. Боден рассматривал налог лишь как экстраординарный источник государственных доходов.

После утверждения налогов как постоянных источников финансирования государственных расходов, появились индивидуалистические теории налогообложения: Развитием теории фискального договора можно считать теорию страхования, которая постаралась утвердить и объяснить предпосылку о равноценности общественного блага и налоговых жертв индивидуума. Основоположниками этой идеи выступили французский экономист 19 века А.Тьер и его последователи Э. де Жирарден, Д. Мак-Куллох. Основной постулат этой идеи состоит в том, что общество образует как бы страховую компанию, в которой каждый должен платить пропорционально своему доходу или имуществу, поскольку издержки охраны и защиты должны распределяться по сумме охраняемой собственности. Отсюда и новое определение налога, как страховой премии, выплачиваемой, чтобы застраховать себя от всякого риска, который мог бы помешать обществу во владении и пользовании благом. (де Жирарден).

Важно отметить, что в этой теории налогу отводилось место основания важнейших социальных и политических реформ. Теория страхования была популярна до 30-х годов 20 века. Однако она подвергалась резкой критике в СССР, на том основании, что между страхованием и налогами нет никакого сходства, государство не берет на себя фактических обязательств по возмещению убытков пострадавшим и тем более не гарантирует охрану от воровства или убийств, для каждого индивида в равной мере.

Последователи теории обмена предполагали, что в общем «коллективном» обмене сумма услуг и их возмещение равны, однако это уводит проблему в сферу философских изысканий, да и практика показывает, что государство — вряд ли разучиться брать много и давать мало.

Одной из наиболее интересных трактовок индивидуалистической теории обмена, на наш взгляд, является теория налога как наслаждения Ж. де Сисмонди, которую этот швейцарский экономист сформулировал в своей книге «Новые начала политэкономии» (1819 г.). Согласно этой теории при помощи налога плательщик покупает себе наслаждение от пользования общественными благами (здравоохранение, образование, хорошие дороги, защита и охрана ). Сисмонди признавая государство, как участника экономических отношений выдвинул следующие характеристики дабы оценить различные формы обложения:

1. Каждый налог должен падать на доход, а не на капитал. Поскольку во втором случае государство уничтожает средства своего существования;

2. Облагаться должен лишь непосредственно чистый доход;

3. Сисмонди обосновывает необлагаемый минимум как «…часть дохода, которая необходима для существования плательщика»;

4. Налог никогда не должен содействовать удалению богатства из страны. Он должен поэтому быть тем умереннее, чем легче перемещать данный род богатства. [107, с. 149]

Однако в его теории налог имеет статус жертвы в глазах плательщика и становится наслаждением лишь в меру своего возмещения.

Перечисленные выше взгляды, по нашему мнению, сыграли немаловажную роль в оправдании налогообложения, необходимого в новых условиях демократического развития, однако обладали рядом недостатков:

1. Переоценивалась связь между «услугами» государства и их возмещением, поскольку — налогообложение не добровольно, а основано на принудительной власти государства;

2. Невозможно четко уследить количественную зависимость в этих отношениях.

Все вышеизложенные теории, как было указано, вытекают из идей общественного договора и в этой или иной мере вследствие взглядов классической школы политэкономии на ограничение государственного вмешательства в экономику, трактуют налог исключительно или в большей мере как необходимое зло, что демонстрирует следующее высказывание А. Смита : «. При какой либо особой крайности народ может под влиянием сильного общественного воодушевления, сделать большое усилие и дать даже часть своего капитала, чтобы прийти на помощь правительству, но совершенно не мыслимо, чтобы он делал это сколько-нибудь продолжительное время, если бы он делал это, налог скоро разорил бы его в такой степени, что он вообще утратил бы способность поддерживать государство». [15, с.68]

Это высказывание также подтверждает жертвенный характер налога. Но в законченном виде констатация принудительного характера налогообложения, стала, возможно, после признания за государством широких экономических функций (19 век), что позволило придать налогу экономическую основу, так как придание государству статуса полноправного субъекта экономических отношений позволило перейти от теорий оправдания существования налогов к теориям, рассматривающим их как необходимую экономическую категорию.

Теория жертвы — одна из первых теорий трактующих идею принудительности налога как экономическую необходимость лишенную зачастую принципа эквивалентности. Однако и здесь налог трактуется с позиций теории государства: налог — это сумма, взимаемая государством с населения в силу его верховной власти без эквивалента, но для обеспечения общественных потребностей, вне зависимости от воли плательщика.

Эта идея получила свое развитие в теории коллективных общественных потребностей. Основой этой теории является выделение государственного хозяйства как необходимой части экономической системы и закрепление за ним отраслей и благ непосильных для частного сектора . Как следствие признания неких общественных благ, действующих и на каждого индивида и на общество в целом. Причем эти блага являются частью богатства общества. Таким образом достигается удовлетворение различных индивидуальных и общественных потребностей.

В системе подобных взглядов на государство налог трактуется как принудительный безэквивалентный платеж в пользу последнего. Данная теоретическая основа рассматривалась практически всеми экономическими школами, обогащая последнюю новыми нюансами.

· немецкая школа (А. Штейн, А. Шефле) признала за государством экономические функции (анализ приведен выше);

· итальянская школа (Нитти) трактует государство как высшую форму экономической кооперации;

· советская наука (Соколов, Буковецкий) считала, что налоговая политика должна выявлять и удовлетворять общественные и индивидуальные потребности;

« Под налогом нужно разуметь принудительный сбор, взимаемый государственной властью с отдельных лиц или хозяйств для покрытия производимых ею расходов для достижения каких либо задач экономической политики, без предоставления плательщикам его специального эквивалента.» [110, с. 11]

· австрийская школа (Э. Сакс) обосновала эту теорию с позиций теории предельной полезности. Государство обращает к удовлетворению коллективных потребностей, то количество благ, которое иначе пошло бы на удовлетворение интенсивных индивидуальных потребностей [94 , с. 70]

· американская школа ( Э. Селигман) декларирует отсутствие конкретной выгоды налогообложения для плательщика.

Следовательно, в недрах договорного периода ( рис. 1.2.) постепенно выкристаллизовалась мысль о безвозмездности налога, как экономической категории действующей в рамках юридического поля .а этот процесс стал основой осмысления налога – как экономической категории на функциональном и институциональном уровнях.

Таким образом, эволюция теорий налогообложения в разрезе понимания налога как научной категории включала в себя следующие этапы:

1. Налоги как элемент общественного договора — «необходимое зло», не имеют четкой экономической направленности (индивидуалистические теории);

2. Налог — самостоятельная и независимая часть прав и функций государства как полноправного участника экономических отношений;

На первом этапе необходимым считалось обосновать «добрую волю» плательщика в структуре фискальных отношений. Центральным является обоснование некой возмездности платежа. Второй этап охарактеризован переходом налогов в систему экономических отношений и явился новым подходом к изучению проблем налогообложения как системы.

Подход к налогу, с точки зрения теории коллективных общественных потребностей, является наиболее приемлемым и на сегодняшний день. Причем основа этой теории (принудительность выплаты) стала основополагающей для определения налога как термина, «. Налог — принудительная выплата правительству домохозяйством или фирмой денег (или передача товаров и услуг), в обмен на которые домохозяйство или фирма непосредственно не получают товары или услуги, причем такая выплата не является штрафом наложенным судом за незаконные действия.» [73 , c. 390]

По нашему мнению, развиваясь первоначально, как элемент философского мировоззрения, перейдя со временем в систему социологических представлений, терминологическая природа налога, даже став краеугольным камнем финансовой науки, осталась в системе юридических терминов. Безвозмездность платежа ныне закрепляется, как конституционная обязанность гражданина: «Налог — необходимое условие существования государства, поэтому обязанность платить налоги, закрепленная в статье 57 Конституции РФ, распространяется на всех плательщиков в качестве безусловного требования государства. В этой обязанности налогоплательщиков (в том числе граждан занятых предпринимательской деятельностью с образованием юридического лица) воплощен публичный интерес всех членов общества.» [19, с. 31]

в рамках проведенного анализа хорошо просматривается постепенная переориентация мотиваций агентов налоговых отношений, что в свою очередь послужило импульсом для изменения функциональных и институциональных характеристик налоговой системы (выделение новых элементов и аспектов налоговых отношений), т.к.. в основе формирования подходов к налогу, как элементу государственного устройства лежит столкновение мотиваций государства и плательщика, как основных агентов налоговых отношений.

При этом плательщик руководствуется вопросом:

— Почему нужно платить?

Мотивы плательщика прошли несколько этапов своего формирования.сначала в рамках сакрально-религиозной доктрины власти плательщик жертвовал часть своего имущества государству, преподносил его в дар, на следующем этапе возникают договорные отношения между субъектами налоговых отношений, в рамках которых граждане платят государству за защиту, или же оказывают помощь государству. Только к началу двадцатого века возмездность, пройдя этап осознанной принудительности, теряет свое оправдательное значение в системе налоговых отношений получив форму юридической обязанности, находящейся вне зависимости от доброй воли плательщика.

Последняя стадия связана с формированием гражданского общества, где основой справедливости служит юридическое равенство всех членов общества воплощенное в системе гражданских прав и обязанностей.

Государство в своих мотивах исходило из проблем процесса и принципов изъятия средств плательщика, однако, изначально основой мотивации являются функции государства. Взгляды на состав последних, и формировали практические аспекты налогообложения.

Исторически проблема интеграции государства в экономические процессы прошла несколько этапов

Физиократы и меркантилисты последовательно ограничивали экономическую природу государства функциями обеспечивавшими, по их мнению, полную свободу конкуренции.

Кене, Смит и их последователи выступали против участия государства в экономической жизни, поскольку таковое противоречит «законам природы», функции государства ограничивались его социологической природой т.е. поддержанием существования государства, как института социального (военные и административные расходы, народное образование, благотворительность).

Смит видел в государстве институт поддерживающий мир и порядок в сообществе и охраняющий священный институт собственности.

Однако, постоянная двойственность подобной логики не подтверждалось практическими процессами развития экономических систем.

Милль завершил традицию фактически признав, что существуют функции, которые может исполнять только государство.

Кейнс в свою очередь теоретически обосновал необходимость государственного регулирования экономических процессов напрямую, с использованием системы регуляторов в структуре финансово-бюджетной политики.

Таким образом, в дальнейшем проблема переместилась в область применения конкретных экономических методов воздействия на экономику.

Хотя споры о приоритетах государственного регулирования экономики не утихают и по сей день, однако необходимость государственного регулирования признается практически повсеместно.

Новое понимание государства, как части экономической системы повлияло и на функциональную природу налогообложения. Постепенно чисто фискальный характер налоговых систем изменился в сторону выделения регулирующей и стимулирующей составляющих.

Таким образом, мотивация государства, на сегодняшний день характеризуются конфликтом фискальной природы налогообложения с регулирующей и стимулирующими функциями последнего.

В целом можно условно разделить генезис функциональной природы налогообложения в системе развития гражданского общества и государственных институтов на следующие этапы:

Характеризуется ранним этапом развития гражданского общества, основной функцией государства является поддержание и защита государственных устоев и самой независимости . Причем и некоторые зачатки регулирующей и стимулирующей подфункций использовались лишь как элемент поддержания существующих государственных устоев, поскольку еще Сюнь- цзы -китайский философ II века до нашей эры сказал : « Взимание непомерных налогов — это путь вызывающий разбой, обогащение врага, приводящий к гибели государства». [34, с. 73 ]

К концу 19 века государство стало осознаваться уже не как божественный порядок, но как сообщество индивидуумов и социальных групп подобная тенденция нашла свое отражение и в понимании природы налогообложения.

Выдающийся представитель социальной школы Адольф Вагнер впервые выявил необходимость использования налоговых рычагов для перераспределения национального хозяйства, чем сглаживалось бы социальное неравенство:

« Необходимо требовать частью отмены, частью по крайней мере лучшего выбора объекта косвенных налогов и понижения процента обложения.

Но это возможно лишь тогда, когда предвидится значительное уменьшение государственных потребностей или, что случается гораздо чаще, когда изыскивается соответствующее возмещение в прямых налогах. Это последнее предполагает чувство чести и долга высших классов, с которыми, к сожалению, встречаешься очень редко». [30 , с. 42-43]

Необходимо отметить, что достижение подобного классового замирения виделось уже через примирение различных мотиваций классов, как экономических субъектов в частности и достижения паритета между эгоистическими (индивидуальными) и альтруистическими (общественными) побуждениями (Зомбарт).Однако подобное примирение через регулирующую функцию налогообложения, которая понималась как социальная все еще основано на теории договорного государства, а следовательно, на доброй воле сторон, на их гражданской совести.

На сегодняшний день, как уже отмечалось выше, налог стал элементом гражданского самосознания и конституционной обязанностью. Государство признается субъектом экономических отношений, поэтому основой функциональной природы налогообложения становятся регулирующая и стимулирующая функции налоговой системы, как аспекты экономической конъюнктуры.

Декларация прав человека и гражданина трактует налог, как общие взносы для содержания государственной власти распределяемые равномерно между всеми гражданами сообразно их возможностям. [91 , с. 45]

Таким образом, принудительность налогообложения непосредственно вытекает из столкновения интересов государства и плательщика при их взаимодействии как субъектов налоговых отношений в рамках юридического поля.

Именно неоднозначность принуждения и возмездности, как признаков определяющих терминологическую структуру налога, лежит в основе классификации видов налоговых платежей. (( см. рис. 1.3.) [130, с. 72])

Принудительный характер налога на современном этапе выражается по видимому, через принцип презумпции виновности, как основы налогового права, т.е. налогоплательщик обязан доказать собственную невиновность в случае допущения налоговых нарушений.

Таким образом, по нашему мнению, основой формирования теорий налогообложения служит, в первую очередь доктрина формирования государства, соответственно, первоначально как сакрально- религиозного института, позднее договорного института и наконец непосредственно социально — экономической системы.

При этом природа налога непосредственно выражалась через столкновение мотиваций (интересов) основных агентов налоговых отношений:.

В период античности и в средние века налог оправдывался божественным происхождением государства, а необходимость подобных платежей объяснялось необходимостью поддержания существования божественного порядка и защиты плательщиков от внешних вторжений и внутренних междоусобиц.

Позднее, в 16-17 веках, с появлением в западной Европе доктрины договорного государства и одновременным спадом влияния религиозной идеологии мотивация плательщика, так или иначе увязывалась с непосредственными договорными обязательствами сторон, налог становится жертвой или платой, а позднее, и непосредственным взносом в рамках построения нового в той или иной мере социально ориентированного государственного устройства. Хотя государство все еще не признается полноправным субъектом экономических отношений.

В 19 веке налог становится элементом гражданских обязанностей сторон и окончательно приобретает долгосрочный юридический статус. Таким образом проблема оправдания необходимости существования налоговых институтов снова перестает быть первостепенной и переходит в сферу некоей природной закономерности вновь, как и на первом этапе теряя возмездность, как основную образующую характеристику.

studopedia.info

Это интересно:

  • Фз 213 о пенсиях Федеральный закон от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального […]
  • Приказ 302 приложение 1 п24 Про прохождение медицинских осмотров сотрудников Вопрос-ответ по теме Должны проходить обязательные предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры сотрудники, связанные с эксплуатацией персональных компьютеров, то есть работающие с […]
  • Штрафы гибдд в бюджет Автомобили Закон и право ГИБДД следит за тобой В 2016 году водители получили 61 млн штрафов с камер ГИБДД В 2016 году российские автовладельцы получили на 11 млн штрафов с дорожных камер больше, чем в 2015-м. Эксперты уверены, что множество законопослушных водителей […]
  • Карпюк суд Суд в России оштрафовал Карпюка и Клиха на миллион рублей за гибель солдата во время чеченской войны По решению суда Екатеринбурга, украинские политзаключенные Николай Карпюк и Станислав Клих должны выплатить по 500 тыс. руб. Зинаиде Николаевой, матери российского […]
  • Право собственности граждан гражданское право Право частной собственности граждан Гражданское право Предмет и методы гражданского права Принципы гражданского права Право собственности граждан В соответствии с Конституцией РФ в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, […]
  • Доплата к пенсии по потере кормильца документы ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 13 июля 2016 Государственное учреждение-Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Кабардино-Балкарской Республике […]
  • Ст 6 закона 255-фз Федеральный закон N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" Федеральный закон от 29.12.2006 N 255-ФЗ (ред. от 25.11.2013) "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности […]
  • Приказ 302 о прохождении медосмотра с приложениями Приказ Минздрава 302н: актуальные изменения и дополнения Организация медосмотров на некоторых предприятиях является обязательным. А допуск сотрудников к работе без его прохождения влечет серьезные правовые последствия для работодателя. Мы решили детально разобраться и […]