Нельзя составлять закон

| | 0 Comment

Православие. Общество. Политика > Внутренняя политика. Вопросы практики и современности

Современная православная позиция.

Наталия Завьялова:
Точную цитату из Михалкова привести не могу, а вот из Столыпина — пожалуйста. 🙂

Когда П.А. Столыпину пришлось выступать по частному вопросу, в защиту одной из статей землеустроительного закона 9 ноября, после того, как большинство Государственной Думы уже высказалось за проект в его целом, причем пожелания возбудивших вопрос сводились к стремлению подменить в законе понятие о частной собственности для крестьян понятием семейной собственности, в чем они видели защиту крестьянского имущества от отцов и глав семьи — расточителей, пьяниц, слабых и нехозяйственных людей вообще, П.А., указывая, что такая опека явилась бы новой преградой свободной хозяйственной деятельности сильных и хозяйственных крестьян-работников, говорил:

«Нельзя ставить преграды обогащению сильного — для того, чтобы слабые разделили с ним его нищету.

Не разумнее ли идти по другому пути, который широко пред вами развил предыдущий оратор, граф Бобринский. Для уродливых, исключительных явлений надо создавать исключительные законы; надо развивать институт опеки за расточительность, который в настоящее время наш Сенат признает применимым и к лицам сельского состояния. Надо продумать и выработать закон о недробимости участков. Но главное, что необходимо, это, — когда мы пишем закон для всей страны, — иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых.

Господа, нужна вера. Была минута, и минута эта не далека, когда вера в будущее России была поколеблена, когда нарушены были многие понятия; не нарушена была в эту минуту лишь вера Царя в силу русского пахаря и русского крестьянина. Это было время не для колебаний, а для решений. И вот в эту тяжелую минуту правительство приняло на себя большую ответственность, проведя в порядке статьи 87, закон 9 ноября 1906г.; оно ставило ставку не на убогих и пьяных, а на крепких и сильных. Таковых в короткое время оказалось около полумиллиона домохозяев, закрепивших за собою более 3.200.000 десятин земли. Не парализуйте, господа, дальнейшего развития этих людей и помните, законодательствуя, что таких людей, таких сильных людей в России большинство. Ведь смысл закона, идея его для всех ясна. В тех местностях России, где личность крестьянина получила уже определенное развитие, где община, как принудительный союз, ставит преграду для его самодеятельности, — там необходимо дать крестьянину свободу приложения своего труда к земле, там необходимо дать ему свободу трудиться, богатеть, распоряжаться своей собственностью. Надо дать ему власть над землей; надо избавить его от кабалы отживающего общинного строя. Закон вместе с тем не ломает общины в тех местах, где хлебопашество имеет второстепенное значение, где существуют другие условия, которые делают общину лучшим способом использования земли.

Возвращаться к порядкам стеснения права крестьянской собственности нельзя, не нарушая основной идеи этого закона.

Нельзя только на верхах развешивать флаги какой-то мнимой свободы. Необходимо думать и о низах; нельзя уходить от черной работы; нельзя забывать, что мы призваны освободить народ от нищенства, от невежества, от бесправия.

И насколько нужен, господа, для переустройства нашего царства, переустройства его на крепких монархических устоях, крепкий личный собственник, настолько он является преградой для развития революционного движения.

Нельзя, господа, идти в бой, надевши на всех воинов броню, или заговорив всех их от поранений. Нельзя, господа, составлять закон, исключительно имея в виду слабых и немощных. Нет, в мировой борьбе, в соревновании народов, почетное место могут занять только те из них, которые достигнут полного напряжения своей материальной и нравственной мощи. Поэтому все силы и законодателя, и правительства должны быть обращены к тому, чтобы поднять производительные силы единственного источника нашего благосостояния — земли. Применением к ней личного труда, личной собственности, приложением к ней всех, решительно всех народных сил, необходимо поднять нашу обнищавшую, нашу слабую, нашу истощенную землю, так как земля — это залог нашей силы в будущем; земля — это Россия».

Надежда:
Пасибки, Наташ. Ситуация проясняется.

Дмитрий Сергеев:
Цитата: Наталия Завьялова от 13.02.2009, 20:05:39>>>>Точную цитату из Михалкова привести не могу, а вот из Столыпина — пожалуйста. 🙂

>>>Столыпинский текст имхо великолепен. >>>Андрюш, а судьи кто? И как быть серым и слабым — бечь из России? Я понимаю, что это не твоя позиция, ты только рассказываешь, но, может, еще что-то вспомнишь?
<<<<Мысль у Михалкова, как я понял, была именно такая, как в приведённой Наташей цитате. Я думаю, что создавать условия, чтоб каждый, и сильный и слабый, мог реализовать свои таланты и способности - это хорошо.

forum-slovo.ru

Нельзя составлять закон

Общий предмет всех законов есть учредить отношения людей к общей безопасности лиц и имуществ.

В великой сложности сих отношений и законов, от них возникающих, необходимо нужно поставить главные их разделения.

Началом сих разделений приемлются самые предметы законов: отношений людей, в обществе живущих.

Отношения сии двояки: каждое лицо имеет отношение ко всему государству, и все лица, в особенности, имеют отношения между собою.

Отсюда возникают два главные разделения законов.

Законы государственные определяют отношения частных лиц к государству.

Законы гражданские учреждают отношения лиц между ими. [Так, например, закон, налагающий подать или личную службу, есть закон государственный, ибо он определяет отношения частного лица к государству, но закон о разделе имуществ между наследниками есть закон гражданский, ибо он установляет отношения между частными людьми.]

Законы государственные суть двух родов: одни суть преходящие, другие коренные и неподвижные.

Законы, преходящие суть те, коими определяется отношение одного или многих лиц к государству в одном каком-либо случае. Таковы суть законы публичной экономии, законы мира и войны, уставы полиции и прочее. Они по существу своему должны изменяться по изменению обстоятельств.

Законы коренные, напротив, состоят в началах неподвижных и неизменяемых, с коими все другие законы должны быть соображаемы.

Нужно рассмотреть их свойство и степень необходимости.

II. О свойстве государственных коренных законов

Законы существуют для пользы и безопасности людей, им подвластных.

Но польза и безопасность суть понятия неопределенные, подверженные разным изменениям.

Если бы законы изменялись по различному образу сих понятий, они вскоре пришли бы в смешение и могли бы соделаться даже противными тому концу, для коего они существуют.

Почему, во всяком благоустроенном государстве должны быть начала законодательства положительные, постоянные, непреложные, неподвижные, с коими бы все другие законы могли быть соображаемы.

Сии положительные начала суть коренные государственные законы. Три силы движут и управляют государством: сила законодательная, исполнительная и судная.

Начало и источник сих сил в народе: ибо они не что другое суть, как нравственные и физические силы людей в отношении их к общежитию. Но силы сии в рассеянии их суть силы мертвые. Они не производят ни закона, ни прав, ни обязанностей. (Таково есть состояние сих сил в естественном положении человека или анархии.]

Чтоб сделать их действующими, надлежало их соединить и привести в равновесие, соединенное действие сил составляет державную власть. Сопряжения их в державной власти могут быть многоразличными. Из сих многоразличных сопряжении коренные законы определяют один постоянный и непременный.

Итак, предмет и свойство государственных коренных законов есть определить образ, коим силы государственные сопрягаются и действуют в их соединении.

III. Предметы коренных законов

Определив, таким образом, общее свойство коренных законов, не трудно будет в особенности означить все их предметы.

В самом деле, силы государственные, составляющие общий предмет законов коренных, могут быть рассматриваемы в двух положениях: или в состоянии их соединения, или в состоянии их личного разделения. [Прежде нежели существовала державная власть, лица, ею обладаемые, существовали. Каждый имел свою волю, свой закон и свое исполнение.

Сии личные силы были первыми стихиями, из соединения коих впоследствии составилась державная власть; таким образом, в силах государственных должно различать две степени бытия, или два состояния: первое — состояние рассеянности, второе — состояние соединения.]

В состоянии их соединения они производят державную власть и политические права ее.

От державной власти возникает закон и его исполнение.

В состоянии раздельном силы государственные рождают права подданных.

Если бы права державной власти были не ограничены, если бы силы государственные соединены были в державной власти в такой степени, что никаких прав не оставляли бы они подданным, тогда государство было бы в рабстве и правление было бы деспотическое.

Рабство сие может быть двоякое: политическое вместе и гражданское, или одно только политическое.

Первого рода рабство бывает, когда подданные не только не имеют никакого участия в силах государственных, но и, сверх того, не имеют и свободы располагать лицом их и собственностью в связи их с другими.

Рабство второго рода бывает, когда подданные, не участвуя в силах государственных, имеют, однако же, свободу в лице их и собственности.

[Крепостные люди в России находятся в первом положении, все государство — во втором. В Турции рабство есть второго рода, ибо там нет крепостных людей.)

Из сего видно, что при державной власти силы государственные, остающиеся в расположении подданных, суть двояки: одними пользуются они в их соединении; другими — каждый особенно. От первых рождаются права подданных политические, определяющие степень их участия в силах государственных. От вторых происходят права гражданские. определяющие степень их свободы в лице и имуществе.

Хотя права гражданские и могут существовать без прав политических, но бытие их в сем положении не может быть твердо.

В самом деле, права гражданские в существе своем не что другое суть, как те же права политические, но действующие разделенно и лично для каждого. Сие раздельное их действие не могло бы иметь никакой твердости, если бы не предполагало оно другого их действия соединенного. [Пример: контракт на куплю и продажу есть право гражданское. Но какую достоверность имело бы сие право, если бы закон политический не определил вообще, что всякая собственность есть неприкосновенна, и если бы не было власти исполнительной, приводящей сей закон в действие.]

Из сего следует, что истинные права гражданские должны быть основаны на правах политических, точно так же, как и закон гражданский, вообще, не может быть тверд без закона политического.

Здесь открывается причина и образ, в коем права гражданские могут иметь место в коренном законе государственном. Они должны быть в нем означены в виде первоначальных гражданских последствий, возникающих из прав политических. Дальнейшие же их сопряжения должны быть предоставлены постановлениями закона гражданского. [Так, например, в законе государственном определяется, что каждый может располагать своею собственностью по произволу. На сем основании закон гражданский распределяет, каким образом собственность должна переходить из родного владения в другое по общему согласию.]

Из сего происходят три главные предмета, входящие в состав коренных законов:

I. Права державной власти.

II. Закон, возникающий из прав державной власти.

III. Права подданных.

I. Об общем разуме преобразования

Общий предмет преобразования состоит в том, чтоб правление, доселе самодержавное, постановить и учредить на неприменяемом законе.

Нельзя основать правление на законе, если одна державная власть будет и составлять закон и исполнять его.

Отсюда необходимость установлений, действующих в составлении закона и его исполнении.

Из троякого порядка государственных сил возникает троякий порядок сих установлений. Одно из них должно действовать в образовании закона, другое — в исполнении, третье — в части судной. Разум всех сих установлений может быть различен.

Первое и главное различие происходит от самой силы установлений и внешних их форм.

Два различные устройства с первого воззрения здесь представляются. Первое состоит в том, чтобы облечь правление самодержавное всеми, так сказать, внешними формами закона, оставив в существе его ту же силу и то же пространство самодержавия.

Второе устройство состоит в том, чтобы не внешними только формами покрыть самодержавие, но ограничить его внутреннею и существенною силою установлений и учредить державную власть на законе не словами, но самим делом.

В самом преддверии преобразования должно решительно избрать одно из сих двух устройств. Избрание сие определяет истинный его разум.

Если будет избрано первое устройство, тогда все установления так должны быть соображены, чтобы они в мнении народном казались действующими, но никогда не действовали бы в самом деле. Главные черты сего устройства состоять могут в следующем:

1) Установить сословие, которое бы представляло силу законодательную, свободную, но на самом деле было бы под влиянием и в совершенной зависимости от власти самодержавной.

2) Силу исполнительную так учредить, чтоб она, по выражению закона, состояла в ответственности, но, по разуму его, была бы совершенно независима.

3) Власти судной дать все преимущества видимой свободы, но связать ее на самом деле такими учреждениями, чтоб она в существе своем всегда состояла во власти самодержавной. [На сих трех главных правилах основано настоящее политическое устройство Франции.]

Если, напротив, предпочтено будет второе устройство, тогда все сии установления расположены быть должны на следующих правилах:

1) Законодательное сословие должно быть так устроено, чтоб оно не могло совершать своих положений без державной власти, но чтоб мнения его были свободны и выражали бы собою мнение народное.

2) Сословие судебное должно быть так образовано, чтоб в бытии своем оно зависело от свободного выбора и один только надзор форм судебных и охранение общей безопасности принадлежали правительству.

3) Власть исполнительная должна быть вся исключительно вверена правительству; но поелику власть сия распоряжениями своими под видом исполнения законов не только могла бы обезобразить их, но и совсем уничтожить, то и должно ее поставить в соответственности власти законодательной.

Таков есть общий разум двух систем, коим можно следовать в составлении коренных законов.

Сравнивая сии две системы между собою, нет сомнения, что первая из них имеет только вид закона, а другая — самое существо его; первая под предлогом единства державной власти вводит совершенное самовластие, а другая ищет в самом деле ограничить его и умерить. Первая издалека готовит сама себе превращения, а другая, при благоприятных обстоятельствах, может утвердиться и долгое время без важных перемен, постепенно, следовать за гражданским усовершенствованием; первая может быть оправдана в народе своевольном, непостоянном, преклонном ко всем новым умствованиям и особливо тогда, как народ сей выходит из анархии с превратными привычками; но вторая одна может быть свойственна народу, который имеет более доброго смысла, нежели пытливости, более простого и твердого разума, нежели воображения, коего характер трудно обольстить, но легко убедить простою истинною,—словом, она может быть свойственна такому народу, коего нет нужды прельщать и обманывать по добронравию его и некоторой лености, всем народам северным природной.

Определив сим образом общий разум коренных законов, свойственных настоящему положению России, нужно приложить его к разным частям, Государственное уложение составляющим. (. )

Сперанский М.М. Проекты и записки / Под ред. С. Н. Валка. — М.-Л., 1961. — С. 144-147, 164-167.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.

www.history.ru

научная статья по теме РОЛЬ СТОЛЫПИНСКОЙ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ В РАЗВИТИИ КРЕСТЬЯНСКИХ (ФЕРМЕРСКИХ) ХОЗЯЙСТВ Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

АБАЕВ БОРИС ГЕННАДЬЕВИЧ

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «РОЛЬ СТОЛЫПИНСКОЙ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ В РАЗВИТИИ КРЕСТЬЯНСКИХ (ФЕРМЕРСКИХ) ХОЗЯЙСТВ»

РОЛЬ СТОЛЫПИНСКОЙ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ В РАЗВИТИИ КРЕСТЬЯНСКИХ (ФЕРМЕРСКИХ) ХОЗЯЙСТВ

АБАЕВ Борис Геннадьевич,

аспирант кафедры гражданского права и процесса Российского государственного социального университета. E-mail: boris-abaev@yandex.ru

Краткая аннотация: статья посвящена истории развития крестьянских (фермерских) хозяйств в период Столыпинской аграрной реформы. В статье рассматриваются как положительные результаты реформы, так и отрицательные её последствия, которые необходимо учитывать и в наши дни.

The article is devoted to the history of development of the peasant enterprises (farms) at the Stoli-pin’s agrarian reform’s period. The article considers positive results of the reform, and its negative consequences which are important in nowadays.

Ключевые слова: крестьянское (фермерское) хозяйство; Столыпинская аграрная реформа; история.

Peasant enterprise (farm); Stolipin’s agrarian reform; history.

Столыпинская аграрная реформа берёт своё начало с Указа Правительствующему сенату о дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования от 9 ноября 1906 г. В данном Указе предусматривалось право каждого домохозяина свободно выйти из общины и «укрепить в личную собственность» причитающуюся ему надельную землю, которой он пользовался в общине.

Общая собственность допускалась лишь в случаях, когда земельные участки находятся в нераздельном владении нескольких лиц, не состоящих между собой в родстве по прямой нисходящей линии (т.е. общая собственность допускалась только с боковыми родственниками домохозяина). Законом от 14 июня 1910 г. об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении допускалась также общая собственность матери и детей в отношении участков, находящихся в их нераздельном владении. Крестьяне могли требовать сведения всех находящихся в их пользовании чересполосных полевых участков к одному месту (отруб), усадьба при этом оставалась в деревне. Если же при выходе из общины крестьянин полностью переселялся на

обособленный участок, то такое землепользование называлось хутором.

Реформа открыла широкие возможности образования слоя зажиточных крестьян, многие из которых выходили из общины и образовывали хутора и отруба. К началу 1916 г. в 47 губерниях Европейской части России возникло 1000696 таких поселений. Произошло перераспределение сельскохозяйственных земель в пользу крестьянских хозяйств. Из общего количества 367 млн. гектаров земли у крестьян сосредоточилось 215 млн. (58,5%), у помещиков, царской фамилии, монастырей — 152 млн. гектаров (41,4%)2.

На «крепкого», наделенного землей крестьянина Столыпин возлагал большие надежды. Он считал такого хозяина фигурой, способной обеспечить подъем производительных сил в сельском хозяйстве, снабдить страну продовольствием. Известны его слова: «. нельзя составлять закон, исключительно имея в виду слабых и немощных, нет, в мировой борьбе, в соревновании народов почетное место могут занять только те из них, которые достигнут пол-

1 Комов Н., Родин В., Алакоз В. Земельные отношения и землеустройство в России. М.: Русслит, 1995. С. 88.

ного напряжения своей материальной и нравственной мощи»1.

В подтверждение этих слов можно привести следующие данные. За годы реформы (до 1917 г.) сельское хозяйство России достигло высоких результатов: выросли размеры посевных площадей, в том числе под техническими культурами, увеличилась продукция животноводства, возросли товарность и доходность хозяйств, экспортные поставки. Так, с 1905 по 1913 гг. экспорт зерна увеличился на 133%, продукции животноводства — на 124%. Россия обеспечила 30% мирового экспорта зерна, что позволило занять ей первое место (США -третье место). Производство товарного хлеба сосредоточилось главным образом в руках кулаков и новых помещиков, дававших 71,6% его общего количества.2

Хотя реформа привела к ускорению роста сельскохозяйственного производства и росту его эффективности, к некоторому приближению к уровням развития сельского хозяйства передовых стран Запада, в том числе США, все же сельское хозяйство России не смогло достичь уровня США. В 1913 г. среднедушевое производство зерна в России составило примерно 50%, мяса — 35%, молока — 58% от американского. Поголовье крупного рогатого скота (в расчете на душу населения) не превысило 62%, свиней — 29% уровня США при более низкой его продуктивности.3

Главное же то, что формирование частно-хозяйственных отношений шло медленно и болезненно. Накануне революции по 40 губерниям Европейской России вышло из общины и закрепило землю в частную собственность только 24% общего количества дворов, что составило 15% всех обрабатываемых крестьянских земель.4

Надельное общинное землепользование сохранило господствующее положение. Индивидуальная (частная) собственность не стала основной формой собственности в сель-

1 Комов Н., Родин В., Алакоз В. Земельные отношения и землеустройство в России. М.: Русслит, 1995. С. 89.

Жибинов Л.М., Жибинова К.В. Собственность на землю // Земля сибирская, дальневосточная. 1991. № 8. С. 4.

3 Демьяненко В. Сельское хозяйство России и США // Мировая экономика и международные отношения. 2001. № 8. С. 47-48.

4 Жибинов Л.М., Жибинова К.В. Указ. соч. С. 5.

Большинству хозяйств реформа не принесла процветания. Хотя крестьяне стали получать при выходе из общины денежный кредит на обустройство, а переселенцы — кредит и денежную компенсацию за свой надел, материальное положение крестьян улучшилось нена-много.5

В законодательстве Столыпина отчетливо прослеживается тенденция к установлению свободы наследования от стеснений, испытываемых единоличными собственниками в рамках общинного землевладения, где институт права наследования, принятый в Германии и других западноевропейских государствах, был заменен правом семейных разделов, основанных на местных обычаях и трудовом начале, в силу которых «родственникам постольку дается право на наследуемое имущество, поскольку они участвовали своим трудом в создании его»6. Однако степень трудового участия могла быть учтена при разделе семейного имущества, где она влияет на определение собственной доли, а не при наследовании, где характерным признаком является нахождение основания приобретения права на чужое имущество после смерти непосредственного правообладателя и производность прав наследника от прав наследодателя, то есть отсутствие у наследника-преемника правовых оснований для непосредственного правообладания при рассмотрении данного вопроса в рамках наследственного процесса. Семейный же раздел может проистекать из распределения прав обладателей, процесс наделения которых ими уже совершен, в том числе и в результате наследования.

Необходимо отметить, что обсуждение вопроса о субъекте права собственности на надельные земли было достаточно острым. Ряд членов комиссии Государственного совета, созданной для подготовки изменений в Указ от 9 ноября 1906 г., считали, что личная собственность главы семьи может нарушить права других членов семьи. Правительство и его сторонники в данной комиссии, отстаивая концепцию личной собственности домохозяина, указывали,

6 Ефименко П.С. Семья архангельского крестьянина // Судебный журнал. 1873. июль-август. С. 84.

что признание законом права семьи на надел связало бы домохозяина не меньше, чем община. Из каждого хозяйства при такой собственности образуется, по существу, община, против которой направлен закон.

Государство должно поддержать домохозяина и нельзя, чтобы он ничего не мог сделать без согласия жены, детей.1 Сам П.А. Столыпин считал не только вредным, но и опасным вводить в закон семейную собственность как туманное понятие «социалистически-сентиментального свойства»2. Эта точка зрения, в конечном счете, и нашла отражение в законе.

Нельзя не сказать, что проведение реформы, как обычно, не обошлось без «перегибов». Земские начальники часто злоупотребляли своей властью, т.е. «исполняя соответствующую директиву Министерства внутренних дел, не останавливались перед явным нарушением закона в целях принуждения общества к выделу»3. Имело место и сопротивление крестьян реформам. Многие сходы не давали согласие на укрепление наделов в частную собственность, высказывались за конфискацию и национализацию помещичьих земель.4

И все же, даже с учетом этих обстоятельств, «реформа не могла не принести положительных результатов. Разверстание земельных угодий и выделы крестьян способствовали пробуждению хозяйственной инициативы у наиболее энергичной их части. Следствием реформы было пробуждение в крестьянской среде экономического и правового сознания. От первоначального неприятия любых землеустроительных мероприятий правительства крестьяне постепенно переходили к их пониманию и поддержке»5.

Также можно отметить, что успеху реформы способствовал и продуманный механизм ее финансового обеспечения. Законом от 5 июля 1912 г. «О выдаче Крестьянским позе-

1 Сидельников С.М. Аграрная политика самодержавия в период империализма. М., 1980. С. 134.

3 Дубровский С.М. Столыпинская земельная реформа М., 1963, С. 155.

4 Василевский Е.Г. Идейная борьба вокруг Столыпинской аграрной реформы. М., 1960. С. 69-70.

5 Земельный вопрос. С. 75.

мельным банком ссуд под залог надельных зе-мель»6 были определены особенности правового регулирования ипотечного кредитования создававшихся в процессе реформы крестьянских хозяйств. Для этих целей создавалось специальное государственное кредитное учреждение — Крестьянский поземельный банк.

Надельные крестьянские земли могли быть заложены только в этом банке. Цель Закона состояла в оказании крестьянам, осуществляющим ведение хозяйства «на началах единоличного владения» (хуторского или отрубного), правительственной помощи в расширении их землевладения до установленных законодательством размеров, а также в обеспечении условий образования на этих землях жизнеспособных хозяйств.7 Первая мировая война, а затем революция не позволили завершить Столыпинскую реформу, но «и то, что было сделано

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

naukarus.com

1.1.12. П.А. Столыпин. Свободный труд на собственной земле. 5 декабря 1908 г.

Свободный труд на собственной земле

Господа члены Государственной думы! Если я считаю необходимым дать вам объяснение по отдельной статье, по частному вопросу, после того, как громадное большинство Государственной думы высказалось за проект в его целом, то делаю это потому, что придаю этому вопросу коренное значение. В основу закона 9 нояб-ря положена определенная мысль, определенный принцип. Мысль эта, очевидно, должна быть проведена по всем статьям законопроекта; выдернуть ее из отдельной статьи, а тем более заменить ее другой мыслью, значит исказить закон, значит лишить его руководящей идеи. А смысл закона, идея его для всех ясна. В тех местностях России, где личность крестьянина получила уже определенное развитие, где община, как принудительный союз, ставит преграду для его самодеятельности, там необходимо дать крестьянину свободу приложения своего труда к земле, там необходимо дать ему свободу трудиться, богатеть, распоряжаться своей собственностью; надо дать ему власть над землею, надо избавить его от кабалы отживающего общинного строя. (Голоса в центре и справа: «браво»).

Закон, вместе с тем, не ломает общины в тех местах, где хлебопашество имеет второстепенное значение, где существуют другие условия, которые делают общины лучшим способом использования земли. Если, господа, мысль эта понята, если она верна, то нельзя вводить в закон другое понятие, ей противоположное; нельзя, с одной стороны, исповедовать, что люди созрели для того, чтобы свободно без опеки располагать своими духовными силами, чтобы прилагать свободно свой труд к земле так, как они считают это лучшим, а, с другой стороны, признавать, что эти самые люди недостаточно надежны для того, чтобы без гнета сочленов своей семьи распоряжаться своим имуществом.

Противоречие это станет еще более ясным, если мы дадим себе отчет в том, как понимает правительство термин «личная собственность» и что понимают противники законопроекта под понятием «собственности семейной». Личный собственник, по смыслу закона, властен распоряжаться своей землей, властен закрепить за собою свою землю, властен требовать отвода отдельных участков ее к одному месту; он может прикупить себе земли, может заложить ее в Крестьянском банке, может, наконец, продать ее. Весь запас его разума, его воли находится в полном его распоряжении; он в полном смысле слова кузнец своего счастья. Но, вместе с тем, ни закон, ни государство не могут гарантировать его от известного риска, не могут обеспечить его от возможности утраты собственности, и ни одно государство не может обещать обывателю такого рода страховку, погашающую его самодеятельность.

Государство может, оно должно делать другое: оно должно обеспечить определенное владение не тому или иному лицу, а за известной группой лиц, за теми лицами, которые прилагают свой труд к земле; за ними оно должно сохранить известную площадь земли, а в России – это площадь земли надельной. Известные ограничения, известные стеснения закон должен налагать на землю, а не на ее владельца. Закон наш знает такие стеснения и ограничения, и мы, господа, в своем законопроекте ограничения эти сохраняем: надельная земля не может быть заложена иначе, как в Крестьянский банк; она не может быть продана за личные долги; она не может быть завещана иначе, как по обычаю.

Но что такое семейная собственность? Что такое она в понятиях тех лиц, которые ее защищают, и для чего она необходима? Ею, во-первых, создаются известные ограничения, и ограничения эти относятся не к земле, а к ее собственнику. Ограничения эти весьма серьезны: владелец земли, по предложению сторонников семейной собственности, не может, без согласия членов семьи, без согласия детей домохозяина, ни продать своего участка, ни заложить его, ни даже, кажется, закрепить его за собою, ни отвести надел к одному месту; он стеснен во всех своих действиях. Что же из этого может выйти? Возьмем домохозяина, который хочет прикупить к своему участку некоторое количество земли; для того, чтобы заплатить верхи 26), он должен или продать часть своего надела, или продать весь надел, или заложить свою землю, или, наконец, занять деньги в частных руках. И вот дело, для осуществления которого нужна единая воля, единое соображение, идет на суд семьи, и дети, его дети, могут разрушить зрелое, обдуманное, может быть, долголетнее решение своего отца. И все это для того, чтобы создать какую-то коллективную волю?! Как бы, господа, не наплодить этим не одну семейную драму. Мелкая семейная община грозит в будущем и мелкою чересполосицею, а в настоящую минуту она, несомненно, будет парализовывать и личную волю, и личную инициативу поселянина.

Во имя чего все это делается?

Думаете ли вы этим оградить имущество детей отцов пьяных, расточительных или женившихся на вторых женах? Ведь и в настоящее время община не обеспечивает их от разорения; и в настоящее время, к несчастью, и при общине народился сельский пролетариат; и в настоящее время собственник надельного участка может отказаться от него и за себя, и за своих совершеннолетних сыновей. Нельзя создавать общий закон ради исключительного, уродливого явления, нельзя убивать этим кредитоспособность крестьянина, нельзя лишать его веры в свои силы, надежд на лучшее будущее, нельзя ставить преграды обогащению сильного для того, чтобы слабые разделили с ним его нищету.

Не разумнее ли идти по другому пути . Для уродливых, исключительных явлений надо создавать исключительные законы; надо развить институт опеки за расточительность, который в настоящее время Сенат признает применимым и к лицам сельского состояния. Надо продумать и выработать закон о недробимости участков. Но главное, что необходимо, это, когда мы пишем закон для всей страны, иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых. (Рукоплескания центра).

Господа, нужна вера. Была минута, и минута эта недалека, когда вера в будущее России была поколеблена, когда нарушены были многие понятия; не нарушена была в эту минуту лишь вера Царя в силу русского пахаря и русского крестьянина. (Рукоплескания справа и в центре). Это было время не для колебаний, а для решений. И вот, в эту тяжелую минуту правительство приняло на себя большую ответственность, проведя в порядке ст. 87 закон 9 ноября 1906 г., оно делало ставку не на убогих и пьяных, а на крепких и на сильных. Таковых в короткое время оказалось около полумиллиона домохозяев, закрепивших за собою более 3 200 000 десятин земли. Не парализуйте, господа, дальнейшего развития этих людей и помните, законодательствуя, что таких людей, таких сильных людей в России большинство. (Рукоплескания центра и отдельные справа).

Многих смущает, что против принципа личной собственности раздаются нападки и слева, и справа, но левые, в данном случае, идут против принципов разумной и настоящей свободы. (Голос слева: «здорово»; голос из центра: «верно»). Неужели не ясно, что кабала общины, гнет семейной собственности является для 90 миллионов населения горькой неволей? Неужели забыто, что этот путь уже испробован, что колоссальный опыт опеки над громадной частью нашего населения потерпел уже громадную неудачу? (Голос из центра: «верно»).

Нельзя возвращаться на этот путь, нельзя только на верхах развешивать флаги какой-то мнимой свободы. (Голос из центра: «браво»). Необходимо думать и о низах, нельзя уходить от черной работы, нельзя забывать, что мы призваны освободить народ от нищенства, от невежества, от бесправия. (Бурные рукоплескания центра и на некоторых скамьях справа; голос слева: «а от виселиц?»). И насколько нужен для переустройства нашего царства, переустройства его на крепких монархических устоях, крепкий личный собственник, насколько он является преградой для развития революционного движения, видно из трудов последнего съезда социалистов-революционеров, бывшего в Лондоне в сентябре настоящего года 27).

Я позволю себе привести вам некоторые положения этого съезда. Вот то, между прочим, что он постановил: «Правительство, подавив попытку открытого восстания и захвата земель в деревне, поставило себе целью распылить крестьянство усиленным насаждением личной частной собственности или хуторским хозяйством. Всякий успех правительства в этом направлении наносит серьезный ущерб делу революции». (Бурные рукоплескания центра). Затем дальше: «С этой точки зрения, современное положение деревни прежде всего требует со стороны партии неуклонной критики частной собственности на землю, критики, чуждой компромиссов со всякими индивидуалистическими тяготениями».

Поэтому сторонники семейной собственности и справа, и слева, по мне, глубоко ошибаются. Нельзя, господа, идти в бой, надевши на всех воинов броню или заговорив всех от поранений. Нельзя, господа, составлять закон, исключительно имея в виду слабых и немощных. Нет, в мировой борьбе, в соревновании народов почетное место могут занять только те из них, которые достигнут полного напряжения своей материальной и нравственной мощи.

Поэтому все силы и законодателя, и правительства должны быть обращены к тому, чтобы поднять производительные силы единственного источника нашего благосостояния – земли. Применением к ней личного труда, личной собственности, приложением к ней всех, всех решительно народных сил необходимо поднять нашу обнищавшую, нашу слабую, нашу истощенную землю, так как земля – это залог нашей силы в будущем, земля – это Россия. (Бурные рукоплескания центра и на некоторых скамьях справа; иронические восклицания слева).

Из речи П.А. Столыпина 5 декабря 1908 г. //
Государственная дума. Третий созыв. Сессия вторая. 1908-1909 гг.
Стенографические отчеты. СПб., 1909. Ч. I. С. 2279-2284.

Примечания:

27) Столыпиным допущена неточность в датировке. Он имеет в виду 1-ую общепартийную конференцию эсеров, проходившую в Лондоне в августе 1908 г. На конференции заявило о себе более умеренное течение во главе с Н.Д. Авксентьевым, который предложил отказаться от «частичных боевых выступлений» и от подготовки к вооруженному восстанию и сосредоточиться, главным образом, на пропагандистско-организационной работе и на центральном терроре.

Электронную версию документа предоставил Фонд изучения наследия П.А.Столыпина

doc20vek.ru

Это интересно:

  • Закон рф о гражданской обороне с изменениями ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН N 28-ФЗ от 12.02.1998 г. О ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЕ См. графическую копию официальной публикации Федеральный закон от 12 февраля 1998 г. N 28-ФЗ "О гражданской обороне" (с изменениями от 9 октября 2002 г., 19 июня, 22 августа 2004 г., 19 июня 2007 г., 25 […]
  • Китай-город нотариус Нотариусы Москвы на станции метро Китай-город Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Алексахина Ирина Вячеславовна Телефон: (495) 623-59-20 Адрес: […]
  • Приказ морозова ржд Приказ морозова ржд ПРИКАЗ от 1 марта 2013 г. N 18 О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ПРИКАЗ ОАО "РЖД" ОТ 9 СЕНТЯБРЯ 2005 Г. N 140 В соответствии с пунктом 83 устава открытого акционерного общества "Российские железные дороги" приказываю: Внести в приказ ОАО "РЖД" от 9 сентября 2005 […]
  • Семейная пара с проживанием резюме Итак, вы на данной странице, значит, Вам требуется подбор персонала - семейной пары. Семейная пара в загородный дом Как правило, обязанности работы в доме распределяются следующим образом. Женщина семейной пары: уборка помещения (в доме) уход за прилегающей […]
  • Правило площадь прямоугольника Площадь фигур Две фигуры называют равными, если одну их них можно так наложить на другую, что эти фигуры совпадут. Площади равных фигур равны. Их периметры тоже равны. Площадь квадрата Для вычисления площади квадрата нужно умножить его длину на саму себя. SEKFM = EK · […]
  • Регламент в форме закона Технические регламенты Технический регламент "О безопасности оборудования для работы во взрывоопасных средах" Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 февраля 2010 г. № 86 утвержден Технический регламент "О безопасности оборудования для работы во […]
  • Минздравсоцразвития приказ от 05052008 216н Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 5 мая 2008 г. N 216н "Об утверждении профессиональных квалификационных групп должностей работников образования" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от […]
  • Закон 4-х д Модели (или, как еще любят говорить, методологии) процессов разработки ПО принято классифицировать по «весу» — количеству формализованных процессов (большинство процессов или только основные) и детальности их регламентации. Чем больше процессов документировано, чем более […]