Толкование даваемое европейским судом

| |0 Comment

Толкование даваемое европейским судом

Основное содержание работы

В первой главе «Регламентация толковательной функции Европейского суда по правам человека», состоящей из двух разделов, раскрывается содержание и специфика толковательной функции Суда, исследуются объектная и субъектная сфера ее действия, а также специальный механизм толкования, выработанный Судом в процессе своей деятельности.

Автор, исследовав регламентацию толковательной функции Суда, как в международных документах, так и в доктрине международного права, приходит к выводу, что она заключается, в первую очередь, в официальном разъяснении смысла норм Европейской конвенции 1950 г . в связи и по поводу рассмотрения им конкретного дела. Кроме того, Суд может делать консультативные заключения по вопросам толкования Европейской конвенции 1950 г . и Конвенции по правам человека и биомедицине 1997 г ., открытой для подписания как государствами-членами, так и государствами, не являющимися членами Совета Европы.

На основе анализа соответствующих положений Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г . и решений Европейского суда, автор приходит к заключению, что Суд широко использует трактовку процесса толкования, данную в Венской конвенции 1969 г ., при толковании Европейской конвенции по правам человека. Вместе с тем, в работе подчеркивается специфика Европейской конвенции 1950 г . как международной гарантии для осуществления на национальном уровне основных прав и свобод человека, что обусловило особенности толковательной деятельности Европейского суда, выражающиеся в применении им всех средств толкования, закрепленных в Венской

конвенции 1969 г ., без соблюдения их иерархии; в особой роли таких средств толкования, как преамбула Европейской конвенции 1950 г ., основополагающие положения Устава Совета Европы, Всеобщая декларация прав человека 1948 г ., международные договоры по правам человека; в применении специального механизма толкования.

Автор исследует доктринальные подходы, касающиеся механизма толкования международных договоров, а также решения Европейского суда, и приходит к выводу о недостаточной разработанности понятийного аппарата института толкования. В этой связи предпринимается попытка в целях унификации дать определение терминам «принципы» и «способы» толкования как наиболее обобщающим понятиям, отражающим механизм толкования. Под принципами толкования понимаются наиболее общие правила толкования, имеющие обязательную универсальную применимость. Под способом толкования — комплекс родственных приемов, не имеющих обязательной силы и применяемых для получения специальной информации о содержании нормы права.

В главе раскрывается содержание общих, традиционных принципов и способов толкования и приводятся примеры их использования в решениях Европейского суда. Автор рассматривает такие важнейшие общие принципы толкования международных договоров, как принцип добросовестности, принцип правомерности, принцип справедливости и принцип единства толкования. Кроме того, на основе решений Европейского суда по конкретным делам рассматриваются традиционные способы толкования: грамматическое, специально-юридическое, логическое, систематическое, историческое и обычное (узуальное), а также буквальное, расширительное (распространительное) и ограничительное (рестриктивное) толкование.

Автор концентрирует внимание на специальных, новационных принципах и способах толкования, применяемых Европейским судом при толковании положений Европейской конвенции 1950 г . К ним относятся: принцип эффективности и принцип автономного толкования, а также способы телеологического (целевого) и эволютивного (динамического) толкования. На примере решений Суда демонстрируется решающая роль этих принципов и способов в определении прав, защищаемых Конвенцией, а также пределов полномочий государств на вмешательство в эти права. Принцип эффективного толкования позволяет наилучшим образом адаптировать цель защиты прав индивида к меняющимся социальным условиям и развитию общества. Особенностью автономного толкования является то, что Судом учитываются фактические и правовые условия не только в государстве рассмотрения спора, но и в других государствах-участниках Конвенции, так как речь идет об общеевропейских понятиях. Принцип автономного толкования способствует определенной независимости Суда при выявлении европейских стандартов и решении конкретных дел. Применяя способ телеологического толкования, Суд исходит не из первоначальных намерений, которыми руководствовались государства в период разработки текста Конвенции, а из тех задач, которые, по мнению Суда, те или иные права человека могут и должны решать в современном демократическом обществе. Применяя способ эволютивного толкования, Суд рассматривает Конвенцию как

«живой акт», развивающийся наряду и параллельно с политической и социально-экономической эволюцией государств-участников. Суд придает решающее значение тем стандартам, которые приняты в европейском обществе в настоящее время, а не тем, которые доминировали во время принятия Конвенции.

В заключении первой главы автором делается вывод, что Европейский суд по правам человека при толковании положений Конвенции использует все общепризнанные принципы и способы толкования международных договоров. Однако наибольшее значение в его толковательной деятельности имеют специальные, новационные принципы и способы толкования, что подтверждается в решениях Суда, направленных на реализацию прав и свобод человека в конвенционной трактовке. Автор подчеркивает, что при телеологическом и эволютивном толковании должна быть соблюдена грань между судебным толкованием и судебным нормотворчеством с тем, чтобы не превышать рамки первоначальной воли государств-участников. Европейский суд по правам человека путем толкования не создает новые нормы, а лишь конкретизирует положения Конвенции, исходя из ее содержания и цели, и приспосабливает их к современным реалиям и европейским ценностям.

Во второй главе «Толкование Европейским судом по правам человека прав и свобод, содержащихся в Европейской конвенции 1950 г .», состоящей из трех разделов, рассматривается толковательная деятельность Европейского суда на примере интерпретации им прав и свобод, закрепленных в статьях 3, 6, 9 и 10 Конвенции. Выбор статей Конвенции для иллюстрации толковательной деятельности Суда обусловлен не только значимостью прав и свобод, закрепленных в данных статьях, но и наибольшим количеством индивидуальных жалоб на их нарушения государствами.

Автором рассматриваются и анализируются разъяснения ряда терминов и формулировок в контексте основополагающих прав человека, даваемые Европейским судом в своих решениях, а именно: толкование пыток, бесчеловечного или унижающего обращения или наказания, экстрадиции, трактовка права на свободу религии, свободу выражения мнения, толкование права на справедливое судебное разбирательство, трактовка принципа публичности и разумного срока судебного разбирательства, понятия независимого и беспристрастного суда, созданного на основании закона, принципа презумпции невиновности. Кроме того, акцентируется внимание на толковании Судом дерогационных мер государств в отношении прав и свобод, закрепленных в статьях 3, 6, 9 и 10 Европейской конвенции 1950 г .

На основе изучения практики Суда и основных тенденций ее развития автор делает вывод о все более расширительном толковании Судом прав и свобод, закрепленных в Конвенции. В силу того, что ряд положений и терминов, используемых в Конвенции, сформулированы абстрактно, толковательная функция Суда способствовала их конкретизации. Толкуя положения Конвенции, Суд вывел позитивные и негативные обязанности государства, а также ответственность государства, возникающую из поведения третьих лиц. Государства обязаны предпринимать все необходимые позитивные меры для материального и процессуального обеспечения прав человека, так как только воздержания от

действий со стороны государственной власти, нарушающих права человека, недостаточно. Кроме того, государства обязаны защищать права человека от любых посягательств, в том числе и со стороны третьих лиц. Государства могут нести ответственность не только в том случае, когда государственные органы непосредственно нарушают права человека, но и когда нарушения возникают в результате попустительства со стороны властей либо уклонения от совершения позитивных действий.

Третья глава «Влияние решений Европейского суда по правам человека на совершенствование законодательства государств-участников Европейской конвенции 1950 г .» содержит пять разделов, в которых анализируется статус решений Суда в правовых системах государств-участников Европейской конвенции 1950 г ., исследуются законодательство и практика национальных судов отдельных государств-участников Конвенции, реформированные под влиянием решений Суда, а также изучаются вопросы применимости прецедентного права Европейского суда в практике национальных судов Республики Беларусь.

С целью определения статуса решений Суда в правовых системах государств-участников Европейской конвенции 1950 г . исследуются степень признания национальными системами права Конвенции и решений Суда, а также место, занимаемое Конвенцией в национальных правовых системах государств-участников. Автор анализирует труды ученых стран СНГ, а также западных юристов, решения Европейского суда относительно обязательства инкорпорации конвенционных норм государствами-членами Совета Европы и трансформации ими своего законодательства в соответствии с решениями Суда. Автор подчеркивает, что обязанность государств-участников Конвенции обеспечивать каждому человеку, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, закрепленные в Конвенции, и обязанность включения Конвенции в национальное право не идентичны.

Европейская конвенция 1950 г . не содержит положений, обязывающих государства трансформировать свое законодательство в соответствии с решениями Суда. В компетенции Суда отсутствует возможность действовать in abstracto, то есть обращаться к анализу внутреннего права государства-участника вне связи с рассмотрением конкретной жалобы на нарушения этим государством прав, гарантированных Конвенцией. Кроме того, Суд в процедуре конкретного контроля не наделен правом признавать нормативные акты недействительными. Исходя из указанных особенностей, автор делает вывод, что возможность прямого воздействия решений Суда на национальное право существенно ограничена.

На основе анализа международных документов и доктрины международного права исследуется вопрос о значении решений Европейского суда как источников международного права. Европейский суд по правам человека — региональный, постоянно действующий правоприменительный орган, обладающий обязательной юрисдикцией. Обязательность решений Суда лишь для участвующих в деле сторон — это общий принцип международного права, определяющий сферу действия и юридическую силу решений международного судеб-

ного учреждения. Поэтому все государства должны уважать это решение. Они могут ссылаться на данное решение и аргументацию, использованную при его вынесении, в случае возникновения аналогичных обстоятельств. В свою очередь, Суд при мотивации решений по делам против одних государств активно использует решения, вынесенные по делам против других стран-членов Совета Европы. Указанный процесс способствовал формированию системы прецедентного права. Следовательно, несмотря на то, что решения Европейского суда обязательны лишь для государства-ответчика по делу, однако фактически они носят прецедентный характер, поскольку Европейский руд при вынесении новых решений руководствуется оценками и подходами, которые он сформулировал ранее по другим аналогичным долам. Автор подчеркивает что восприятие национальными системами права прецедентной практики. Европейского суда связано с общим вопросом определения места судебного прецедента в этих системах, что является усмотрением государств. Тем не менее, для каждого государства-участника потенциальный интерес представляют решения по всем делам, рассматриваемым Судом. Национальные суды могут ссылаться на соответствующее решение и аргументацию, использованную при его вынесении, в случае возникновения аналогичных обстоятельств.

В главе исследуются правовые формы воздействия решений Суда на национальное законодательство государств-участников Европейской конвенции 1950 г . С этой целью анализируются полномочия Суда в отпадении определения справедливой компенсации; применимость решений Суда во внутреннем праве в качестве оснований решений национальных судов, а также в обращении к ним как к средству интерпретации внутреннего права; государственные меры, направленные на исполнение решений Суда и основанные на резолюциях, принятых Комитетом министров Совета Ввр0пы, и рамках реализаций им надзорных полномочий по контролю за исполнением решений Суда. Автор акцентирует внимание на выявлении роли Европейского суда в совершенствовании законодательства государств-участников Конвенции на примере Австрии, Германии и России. Данные государства были выбраны с учетом критерия взаимосвязи национальной системы права и Европейской конвенции 1950 г .: в Австрии Конвенция включена в национальную систему права и имеет конституционный ранг, в Германии Конвенция имеет статус закона. Что касается России, то совершенствование ее законодательства представляет интерес вследствие близости ее правовой системы правовой системе Республики Беларусь также происходящего в настоящее время процесса интеграции и рамках формирования Союзного государства Республики Беларусь и Российской Федерации.

В главе рассматриваются вопросы применимости прецедентного права Европейского суда в практике национальных судов Республики Беларусь. С этой целью анализируются аргументы относительно использования в правоприменительной деятельности положений Европейской конвенции 1950 г ., существующие как в белорусской доктрине, так и приводимые представителями правоприменительных органов. Автор подчеркивает, что через применение положений международного договора в практике государевой, независимо от ратификации последнего, идет процесс формирования международного обычая в

международных отношениях. Кроме того, идентичная трактовка основополагающих международных стандартов в области прав человека позволяет квалифицировать их как обычные нормы международного права. Такой статус прав и свобод человека, закрепленных в Европейской конвенции, дает возможность государствам, не являющимся участниками Конвенции, применять ее нормы в национальной судебной практике.

Автор обосновывает целесообразность ориентации Конституционного Суда и Верховного Суда Республики Беларусь, а также судов общей юрисдикции на практику Европейского суда по правам человека и на положения Европейской конвенции 1950 г . Конституционным и Верховным Судами Республики Беларусь при осуществлении толкования национального законодательства могут быть использованы специальные принципы и способы толкования, применяемые Европейским судом. Разъяснения ряда терминов и формулировок в контексте основополагающих прав человека, даваемые Европейским судом, могут быть использованы соответствующими государственными органами при модификации законодательства в области прав человека. Кроме того, автором обосновывается целесообразность наделения судов Республики Беларусь полномочиями по толкованию международных договоров Республики Беларусь при рассмотрении дел, требующих применения норм международных договоров, а также предоставления Верховному Суду Республики Беларусь права решать вопрос о самоисполнимости международно-правовых норм и возможности непосредственного применения международного договора.

В заключении третьей главы исследуются результаты, достигнутые благодаря толковательной и правоприменительной деятельности Европейского суда, и обосновывается вывод о ключевой роли судов при исполнении государствами-участниками Европейской конвенции 1950 г . решений Европейского суда. Самые многочисленные нарушения Конвенции связаны не столько с явным несоответствием национальных законов ее положениям, сколько с проблемами, лежащими в сфере правоприменительной практики государственных органов, прежде всего судов.

В заключении обобщены основные результаты исследования и выводы, сделанные на их основе.

1. Европейский суд по правам человека является региональным международным судебным учреждением, наиболее эффективно обеспечивающим защиту прав человека на международном уровне. Его уникальность обусловлена не только судебной процедурой, создающей равные возможности для защиты прав человека и соблюдения интересов государства, но и толковательной функцией. Толковательная функция Европейского суда по правам человека заключается в официальном разъяснении смысла норм Европейской конвенции 1950 г . в связи и по поводу рассмотрения им конкретного дела. Кроме того, Суд может делать консультативные заключения по вопросам толкования Европейской конвенции 1950 г . и Конвенции по правам человека и биомедицине 1997 г . Европейский суд широко использует трактовку процесса толкования, данную в Венской кон-

венции о праве международных договоров 1969 г ., при толковании Европейской конвенции 1950 г . Суд применяет все средства толкования, закрепленные в Венской конвенции 1969 г ., без соблюдения иерархии, считая, что процесс толкования договора есть комплексный процесс. Особую роль при толковании Суд отводит преамбуле Европейской конвенции 1950 г ., основополагающим положениям Устава Совета Европы, Всеобщей декларации прав человека 1948 г ., а также международным договорам по правам человека. Толкуя положения Конвенции, Европейский суд раскрывает их смысл, наполняет определенным содержанием, устраняет пробелы и неточности, допущенные при создании, тем самым способствуя их правильному применению. Эти функции Суд осуществляет путем специального механизма толкования, выработанного им в процессе своей деятельности (2, 3,4).

2. При всей важности института толкования, способствующего эффективному применению международных договоров, понятийный аппарат в области толкования характеризуется неразработанностью и терминологическим многообразием. Множество применяемых терминов (метод, способ, прием) в области толкования ведет к терминологической путанице, поэтому представляется целесообразным в целях унификации использовать термины «принципы» и «способы» толкования как наиболее обобщающие понятия, отражающие механизм толкования. Под принципами толкования следует понимать наиболее общие правила толкования, имеющие, обязательную универсальную применимость. К важнейшим общим принципам толкования международных договоров относятся принцип добросовестности, принцип правомерности, принцип справедливости и принцип единства толкования. Под способом толкования следует понимать комплекс родственных приемов, не имеющих обязательной силы и применяемых для получения специальной информации о содержании нормы права. К традиционным способам следует отнести грамматическое, специально-юридическое, логическое, систематическое, историческое и обычное (узуальное) толкование. Кроме того, к общепризнанным способам относятся также буквальное, расширительное (распространительное) и ограничительное (рестриктивное) толкование. Ни один из способов толкования не имеет преимуществ над другими, и лишь использование их в комплексе может дать положительный результат (4, 7).

3. При осуществлении толковательной функции Европейский суд по правам человека наряду с использованием традиционных, общепризнанных принципов и способов применяет новационные, специальные принципы и способы толкования. К специальным принципам толкования, используемым Судом, относятся принцип эффективности и принцип автономности толкования прав и свобод человека, закрепленных в Конвенции. Использование принципа эффективности обусловлено тем, что имплементация основных прав, закрепленных в Конвенции, а также их практическое осуществление являются целью Конвенции. Принцип эффективного толкования проявляет свою особую «эффективность» в том, что позволяет наилучшим образом адаптировать цель защиты прав индивида к меняющимся социальным условиям и развитию общества. Особенностью автономного толкования является то, что Судом учитываются фактиче-

ские и правовые условия не только в государстве рассмотрения спора, но и в других государствах-участниках Конвенции, так как речь идет об общеевропейских понятиях. Суд считает понятия, содержащиеся в Конвенции, «автономными» в том смысле, что они в контексте Конвенции имеют иное содержание и объем, чем одноименные понятия в национальных системах права государств-участников.

К новационным способам толкования, применяемым Судом, относятся телеологическое (целевое) и эволютивное (динамическое) толкование положений Европейской конвенции 1950 г . Эти способы играют решающую роль в определении содержания прав, защищаемых Конвенцией, и пределов полномочий государств на вмешательство в эти права. Способ телеологического толкования означает, что Суд исходит, главным образом, не из первоначальных намерений, которыми руководствовались государства в период подготовки и подписания текста Конвенции, а из тех задач, которые, по его мнению, те или иные права человека могут и должны решать в современном демократическом обществе. Таким образом, Суд гарантирует бессрочность Конвенции, возможность применения ее положений в рамках современных национальных право порядков, несмотря на полувековую давность Конвенции. Согласно концепции эволютивного толкования Конвенция воспринимается как «живой акт», развивающийся наряду и параллельно с политической и социально-экономической эволюцией государств-участников. Применение способа эволютивного толкования позволило Суду давать с каждым годом все более расширительное толкование прав человека, учитывающее прогрессивные изменения, вносимые в национальное законодательство большинства государств-участников (4,7).

4. Европейский суд по правам человека, используя специальные принципы и способы толкования в сочетании с прецедентной системой вынесения решений, качественно улучшает содержание Европейской конвенции, приводя ее в соответствие с реалиями и сформировавшимися традициями государств-членов Совета Европы. Толкуя положения Конвенции, Суд вывел позитивные и негативные обязанности государства, а также ответственность государства, возникающую из поведения третьих лиц. Автономное и эффективное толкование конвенционных гарантий предполагает прямую проверку обстоятельств дела Судом, так как оценки представленных заинтересованным государством обстоятельств, как тратило, недостаточно. Однако в большинстве случаев при формулировании общих подходов Суд не должен стремиться к их индивидуализации, так как иначе теряются общая обязательность решений и функция воздействия конвенционного права. Проблематичным остается определение пределов толкования. Необходимо иметь в виду, что при телеологическом и эволютивном толковании должна быть соблюдена грань между судебным толкованием и судебным нормотворчеством. Представляется, что Европейский суд не создает новые нормы, не соответствующие конвенционным положениям, выходя за рамки первоначальной воли государств-участников, а лишь конкретизирует их с учетом характера и цели Конвенции (11,3,4).

5. Вследствие правоприменительной функции Европейского суда по правам человека возможность прямого, юридически обязательного воздействия его

решений на национальное право существенно ограничена. Европейская конвенция 1950 г . не обязывает государств-участников применять решения Суда непосредственно на национальном уровне. Однако, крайне редко дело, рассматриваемое Судом, ограничивается нарушением конвенционных прав определенного лица. Как правило, сам факт прохождения всех ступеней национальной судебной защиты »оказывает общий недостаток в правовой системе — несоответствие национальной правовой нормы или практики требованиям Конвенции. Обязательность решения Суда, выявляющего факт нарушения положений Конвенции и разъясняющего содержание нарушаемой нормы, обязывает государство внести изменения в законодательство для исправления упущений, которые привели к нарушению Конвенции. Причем, государства-участники Конвенции, разрабатывая законодательство по правам человека, предпочитают заранее ориентировался на выводы Европейского суда, закрепленные в его решениях. Этим обусловлена применимость решений Европейского суда в практике национальных судов государств-ч ленов и возможность обращения к ним как к средству интерпретации внутреннего права.

Можно выделить следующие формы влияния решений Европейского суда на законодательство и правоприменительную практику государств-участников Конвенции:

— возмещение государством-ответчиком в случае признания факта нарушения права заявителя причиненного ему материального ущерба и морального вреда в размере, определенном в решении Суда;

— использование решений Суда в качестве основания судебных решений национальных органов, а также обращение к ним как к средству интерпретации внутреннего права;

— осуществление государством законодательных и иных мер, необходимость которых следует из решений Суда.

Кроме того, решения Европейского суда, свидетельствующие о систематическом нарушении Конвенции государством, могут явиться основанием для нематериальной ответственности последнего согласно Уставу Совет Европы. Таким образом, толковательная и правоприменительная деятельность Суда способствует совершенствованию законодательства государств-участников Европейской конвенции 1950 г . Авторитет Европейского суда по правам человека и добросовестное соблюдение государствами-участниками Конвенции вынесенных в их адрес судебных решений способствуют единообразному пониманию и реализации прав человека. Европейскому суду удается предотвращать повторение выявляемых им нарушений прав человека. Созданы предпосылки для формирования единого правового пространства с общей правовой культурой и сходными правовыми традициями (5, 6, 8).

6. Растущая актуальность вопросов и решений, принимаемых Европейским судом по правам человека, находится в центре внимания государств, не являющихся участниками Европейской конвенции, в том числе и Республики Беларусь. Стандарты в области нрав человека, закрепленные в Конвенции, имеют статус общих норм международного права, что позволяет государствам, не являющимся участниками Конвенции, применять ее нормы в национальной су-

дебной практике. Кроме того, прослеживается тенденция расширения объектной сферы действия толковательной функции Европейского суда по правам человека, распространения ее на иные соглашения по правам человека, причем открытого характера (например, Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины 1997 г .). Поэтому Конституционный Суд и Верховный Суд Республики Беларусь должны ориентироваться на практику Европейского суда по правам человека при определении собственной позиции при рассмотрении дела. Кроме того, специальные принципы и способы, применяемые Судом при толковании положений Конвенции, могут быть использованы Конституционным Судом и Верховным Судом Республики Беларусь при осуществлении толкования национального законодательства, в частности конституционного и отраслевого законодательства. Разъяснения ряда терминов и формулировок в контексте основополагающих прав человека, даваемые Судом, а именно толкование пыток, бесчеловечного или унижающего обращения или наказания, трактовка права на свободу религии, самовыражения, толкование принципа публичности судебного разбирательства и разумного срока судебного разбирательства, могут быть использованы соответствующими государственными органами Республики Беларусь при совершенствовании законодательства в области прав человека.

Для обеспечения эффективного и правильного применения судами Республики Беларусь норм международного права при осуществлении правосудия предлагается включить в разрабатываемый в настоящее время проект Кодекса Республики Беларусь «О судоустройстве и статусе судей» следующую статью:

«Суды в Республике Беларусь при рассмотрении дел, требующих применения норм международных договоров, осуществляют толкование международных договоров Республики Беларусь, вступивших в силу».

В силу того, что принцип прямого действия международных договоров распространяется только на самоисполнимые международно-правовые нормы, которые пригодны для непосредственного применения в рамках национального права и не нуждаются в конкретизации при помощи принятия специального имплементирующего акта, предлагается наделить Верховный Суд Республики Беларусь правом решать вопрос о самоисполнимости международно-правовых норм и возможности применения международного договора судами Республики Беларусь при осуществлении правосудия. Таким образом, статья 46 проекта Кодекса Республики Беларусь «О судоустройстве и статусе судей», закрепляющая полномочия Верховного Суда Республики Беларусь, может быть дополнена следующим положением: Верховный Суд Республики Беларусь:

— осуществляет толкование международных договоров Республики Беларусь, вступивших в силу; даст разъяснения по вопросам о возможности применения норм права, содержащихся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, возникающим при рассмотрении судебных дел» (5, 6,7).

www.law.edu.ru

Правовое значение решений европейского суда по правам человека

Опарина М.В., доцент кафедры мировой политики и международных отношений Российского государственного гуманитарного университета, кандидат юридических наук.

Европейский суд по правам человека был учрежден в соответствии со ст. 19 Конвенции о защите прав человека и основных свобод , согласно которой в целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя договаривающимися сторонами по Конвенции и Протоколам к ней, учреждается Европейский суд по правам человека. Он работает на постоянной основе.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод, заключена в Риме 4 ноября 1950 г. // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Данный судебный орган уполномочен принимать решения, заставляющие государство-ответчика исправлять нарушения прав человека, при этом без данного суда движение европейского правосудия в сторону совершенствования было бы практически затруднено.

В период с 1959 по 1998 г. Европейский суд рассмотрел свыше 1000 дел. Принятые судом за 50 лет решения имеют значение прецедентов и служат важными источниками, которые обязательно используются судом при обосновании своих решений, а также заявителями при подготовке жалоб о нарушении прав и свобод, гарантированных Конвенцией.

В настоящее время Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и последующие Протоколы к ней обязательны для Российской Федерации. В соответствующем Федеральном законе от 30 марта 1998 г. содержится заявление о признании обязательными для Российской Федерации как юрисдикции Европейского суда по правам человека, так и решений этого суда, а также заявлений о праве российских граждан на обращение в названный суд за защитой своих нарушенных прав в течение шести месяцев после того, как исчерпаны внутригосударственные средства защиты этих прав.

Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.

Кроме того, в данном Законе содержится положение, что Россия признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации.

Помимо указанных выше актов в настоящее время действуют также и Резолюция «О судебной помощи и юридическом консультировании» 1978 г., Рекомендация «О средствах, способствующих доступу к правосудию» 1981 г. и др., принятые Комитетом Министров и направленные на предоставление каждому права на доступ к правосудию.

Следует отметить, что, присоединившись к Конвенции, Россия приняла для себя очень трудное решение: в случае установления судом фактов нарушения российскими властями прав человека Российское государство обязано устранить допущенные нарушения прав человека, гарантированные Конвенцией. Причем исправить их оно должно таким образом, чтобы установленные факты нарушения прав больше не повторялись в российской правовой жизни. Таким образом, решения суда могут существенно изменить ситуацию с правами человека в Российском государстве в лучшую сторону.

В 1998 г. была проведена реформа системы защиты прав человека в рамках Европейской конвенции. К этому времени стало ясно, что суд не справляется с потоком жалоб и чрезвычайно медленно их рассматривает. Чтобы ускорить процесс рассмотрения жалоб, Европейская комиссия по правам человека была упразднена, а ее функции переданы новому Европейскому суду по правам человека .

См.: Бордунов В.Д. Государство-ответчик (краткий практический путеводитель по Европейской конвенции о защите прав и основных свобод) // СПС «КонсультантПлюс».

В настоящее время действует единый суд в соответствии с порядком, введенным Протоколом N 11 к Европейской конвенции. Европейский суд вправе принимать заявления от физических и юридических лиц, конвенционные права которых нарушены государством, под юрисдикцией которого они находятся. Одним из условий приемлемости индивидуальных жалоб является исчерпание внутренних средств защиты. Иными словами, чтобы индивидуальная жалоба была принята к рассмотрению, заявитель должен исчерпать все средства защиты, закрепленные в национальном праве. Лишь после этого может быть задействован ее контрольный механизм.

В связи с этим можно сделать вывод, что Европейская конвенция с ее контрольным механизмом носит не межгосударственный, а надгосударственный характер. Контроль за соблюдением прав человека перестал быть чисто национальным, внутренним делом европейских государств, которые добровольно подчинили себя юрисдикции независимого наднационального судебного органа, имеющего право принимать юридически обязательные для них решения. Более того, для национальных судов и правоохранительных органов является обязательным и толкование Конвенции, даваемое Европейским судом .

См.: Водолагин С. Конвенция о правах человека как составная часть правовой системы России // Российская юстиция. 2001. N 8.

В ст. 32 Конвенции определено, что в ведении суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней, которые могут быть ему переданы в случаях, предусмотренных положениями ст. ст. 33, 34 и 47 данной Конвенции, а в случае спора относительно компетенции суда по конкретному делу вопрос решает сам суд.

Европейский суд может рассматривать спорные вопросы как по поводу предполагаемых нарушений положений Конвенций и Протоколов к ней другой договаривающейся стороной, так и принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из договаривающихся сторон их прав, признанных в Конвенции или в Протоколах к ней. Договаривающиеся стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права.

В течение трех месяцев после вынесения Палатой постановления любая из сторон спора может обратиться с просьбой о передаче дела в Большую Палату, если поднимается серьезный вопрос, касающийся толкования и применения положений Конвенции или Протоколов к ней, или вопрос общего характера. Подобные заявления рассматриваются Коллегией в составе пяти членов Большой Палаты.

Относительно постановлений и решений Европейского суда по правам человека (ст. 44 Конвенции) следует отметить, что постановление Большой Палаты является окончательным, а постановление любой из Палат становится окончательным, если:

a) стороны не заявляют, что они будут просить о передаче дела в Большую Палату; или

b) по истечении трех месяцев с даты вынесения постановления не поступило обращения о передаче дела в Большую Палату; или

c) Коллегия Большой Палаты отклоняет обращение о передаче дела согласно ст. 43.

В любом случае окончательное постановление подлежит публикации и должно быть мотивированным. Если постановление в целом или частично не выражает единогласного мнения судей, то любой судья вправе представить свое особое мнение.

Рассмотрение жалобы в суде — процесс достаточно длительный, с момента направления жалобы до ее регистрации проходит два-три месяца. Только на ответы сторон на запросы суда дается по три месяца. Более двух лет уходит на ожидание вынесения Комитетом решения о приемлемости или неприемлемости жалобы. Если жалобой займется Палата, то сроки растягиваются на несколько лет.

Однако в результате присоединения к юрисдикции Европейского суда российские механизмы судебного контроля за соблюдением имущественных прав участников экономического оборота в Российской Федерации получили поддержку в виде международного судебного контроля. Это означает, что компетенция арбитражных судов по рассмотрению имущественных споров и компетенция Европейского Суда по рассмотрению жалоб на нарушение имущественных прав взаимосвязаны .

См.: информационное письмо ВАС РФ от 20 декабря 1999 г. N С1-7/СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» // Вестник ВАС РФ. 2000. N 2.

Связь базируется на необходимости решения единой задачи международного и внутригосударственного судопроизводства — защите имущественных прав частных лиц при надлежащей охране общественного порядка, что вытекает из ст. 6 Европейской конвенции, ст. 1 Протокола 1 к этой Конвенции (1952 г.).

При этом следует учитывать, что общая идеология Европейского суда не допускает произвольного вмешательства в результаты правосудия в государствах — членах Совета Европы.

Судебные решения национальных органов правосудия подвергаются критике в прецедентах Европейского суда в исключительных случаях — при наличии нарушения в судебных актах основополагающих норм Европейской конвенции, а также положений, сформулированных Европейским судом и направленных на защиту имущественных прав и права на правосудие.

Немаловажным является то, что согласно ст. 46 Конвенции договаривающиеся стороны обязуются исполнять окончательные постановления суда по делам, в которых они принимали участие. Безусловно, в силу ратификации Конвенции данное требование распространяется и на Россию.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ нормы Конвенции входят в правовую систему Российской Федерации, поэтому решения Европейского суда по правам человека должны учитываться при рассмотрении конкретных дел судами Российской Федерации. Они ложатся в основу судебного решения независимо от мнения законодательной власти, к прерогативам которой отнесено принятие норм, имеющих юридическую силу источника права.

Решения Европейского суда имеют большое значение для правосудия в России, поскольку демонстрируют доступность юридической помощи для каждого нуждающегося и являют собой постепенное и поступательное развитие самого представления о должном правосудии, о том его состоянии, которое должно обеспечить государство для эффективной защиты прав каждого .

См.: Анишина В.И. Влияние решений Европейского суда по правам человека на российское правосудие // Международное публичное и частное право. 2007. N 3.

Европейским судом были сформулированы требования, при которых обращения по публичным спорам могли быть приняты к рассмотрению. В частности, для применения ст. 6 Конвенции к определенному делу требуется наличие трех условий:

  1. права и обязанности, по поводу которых возник спор, должны признаваться внутренним законодательством;
  2. исход спора должен прямо определять эти права и обязанности;
  3. эти права и обязанности должны иметь гражданский характер.

Европейский суд до настоящего времени придерживается мнения о том, что ст. 6 (п. 1) Конвенции неприменима к спорам о политических правах, например о праве участия в работе законодательного органа или органа местного самоуправления. Она не может быть применена к спорам о праве работы на государственной службе, если только работа осуществлялась не на основе трудового соглашения; она не применяется в области законодательства об иммиграции, если только не затрагиваются вопросы семейной жизни, она неприменима ко всем случаям, когда затрагиваются не личные, а общественные интересы.

Любой россиянин может прожить всю жизнь и без обращения в суд, если сложится. Даже когда факты нарушения прав и свобод очевидны, использование права на обращение в суд за защитой Конвенция оставляет на усмотрение каждого. Но если такое решение принято, Конвенция требует от каждого соблюдения многих ее требований, и одним из них является учет времени присоединения России к Конвенции.

Следует отметить, что появление ссылок на Европейскую конвенцию и практику Европейского суда по правам человека в актах высших судебных органов России можно выразить как положительную тенденцию применения норм международного права в судебной практике России.

Однако подобных прецедентов еще недостаточно, и в данной сфере необходимо распространять информацию о Конвенции и ее контрольном механизме среди судей, работников прокуратуры, внутренних дел, правоохранительных органов для прояснения ее содержания и практики применения.

wiselawyer.ru

Это интересно:

  • Экспертиза александр килин Актер из «Реальных пацанов» признан виновным в убийстве Коллегия присяжных сочла, что актер Александр Килин, сыгравший эпизодические роли в сериале «Реальные пацаны» и фильме «Географ глобус пропил», не заслуживает снисхождения. Актер Александр Килин, сыгравший […]
  • Кому выдают пенсии в донецке Преступная украинская власть не оставляет попыток дестабилизировать обстановку в Донецкой Народной Республике Используя разнообразные методы пропаганды, верные слуги киевского режима продолжают распространять лживую информацию в сфере социальной защиты населения Донецкой […]
  • Замена выпускной коллектор 2114 Замена прокладки выпускного коллектора на ВАЗ-2114 своими руками Замена прокладки выпускного коллектора на ВАЗ-2114 весьма сложная процедура и требует определенных знаний и опыта. Так, не все опытные автолюбители способны сделать это правильно. Кроме того, что через […]
  • Возврат остатка субсидии проводки На 01.01.2017 на отдельном лицевом счете бюджетного учреждения имеются остатки различных неиспользованных целевых субсидий, в учете они отражены по кредиту счета 5.205.81. Согласно п. 94 Инструкции к приказу Минфина РФ от 16.12.2010 174н (далее - Инструкция) "отражение […]
  • Правила армирования ростверка Свайный фундамент — универсальное основание для строительства кирпичных (об армировании кирпичной кладки — читаем отдельно), деревянных, газобетонных (про армирование газобетона — читаем отдельно) и пенобетонных малоэтажных домов в любых грунтовых условиях. Такие основания […]
  • Заявление на амнистию 2018 образец Налоговая амнистия для ИП – 2018 Сегодня долги по налогам в России числятся более чем за 40 млн человек, а сумма задолженности превышает 40 млрд руб., отметил на большой пресс-конференции в конце 2017 года Президент России Владимир Путин. В конце 2017 года Госдумой […]
  • Гос Реестр ккм Реестр онлайн-касс С 3 июля 2018 года большинство организаций и индивидуальных предпринимателей перешли на контрольно-кассовую технику с функцией онлайн-передачи данных в налоговую службу. Использование старых касс оказалось под запретом, и за их применение бизнесменов […]
  • Разрешение на выход с предприятия 9 стратегий выхода на внешние рынки: расширяем бизнес правильно Если компания приняла решение расширить свой бизнес и выйти на внешние (в том числе зарубежные и мировые рынки), у нее есть несколько путей сделать это. Выбор метода выхода фирмы на внешний рынок зависит от […]