Инновационная деятельность россии в законе

| | 0 Comment

Инновационная деятельность россии в законе

Исследуются проблемы исполнения и применения будущего закона об инновационной деятельности в Российской Федерации. Анализируются дефинитивные характеристики содержания закона, влияющие на эффективность его реализации.

Инновации, инновационная деятельность, правовое регулирование инновационной деятельности, правовые дефиниции.

Инновационная деятельность в Российской Федерации: правовые проблемы реального осуществления и законодательного оформления

Г.Б. Морозов, кандидат экономических наук, заведующий кафедрой экономики и финансов ГОУ ВПО УрГПУ

Проблемы формирования инновационной экономики России в настоящее время – предмет пристального внимания органов государственной власти, политиков, научных работников, представителей СМИ: по степени активности и популярности обсуждение этой темы схоже с обсуждением путей построения коммунизма в СССР в 60-х гг. прошлого века и демократического общества в постсоветской России. В российских властных структурах создаются программы долгосрочного инновационного социально-экономического развития страны, формируются общественные и государственные институты активизации инноваций во всех возможных сферах общественной жизни страны.

Так, в течение ряда лет функционирует Федеральное агентство по науке и инновациям. В формах статистической отчетности ряда коммерческих и некоммерческих организаций предусмотрено отражение показателей инновационной деятельности. В числе аттестационных показателей деятельности российских вузов и научных организаций показатели инновационной деятельности занимают весомое место. 30.07.2008 г. № 1144 Президент России издал Указ «О премии Президента Российской Федерации в области науки и инноваций для молодых ученых». По сути, страна переживает период модной, так сказать, повсеместной «инновационализации».

Однако реальность и эффективность осуществления данной деятельности можно с уверенностью подвергнуть серьезному сомнению. И вот почему.

1. Начнем с правового толкования терминов «инновация» и «инновационная деятельность». Дело в том, что в юридическом обороте в нормативных правовых актах (далее по тексту – НПА) правовые толкования основополагающих терминов используются в виде норм-дефиниций. Как известно, в отличие от трехзвенных «поведенческих» норм, сконструированных из гипотезы, диспозиции и санкции, анализируемые нормы всегда «однозвенны», поскольку они устанавливают нормативное правовое обозначение терминов и понятий, используемых законодателем для создания «поведенческих» норм права. И чем чаще и точнее в НПА помещают дефинитивные нормы, тем точнее и правомернее соблюдаются и исполняются правовые предписания субъектами права, справедливее и обоснованнее выносятся судебные решения в случаях споров сторон правоотношений или при совершении субъектами права конкретных правонарушений.

Конечно, в НПА нельзя дать каждому используемому в нем понятию нормативное обозначение. Поэтому, по общему юридическому правилу, для терминов, не получивших в НПА нормативного толкования, таковыми могут являться толкования, данные в толковых словарях, изданных издательством «Русский язык» Российской Академии наук, научным учреждениям языковедческого профиля которой дано право создавать единые на территории России нормы русского языка. Но часто многим терминам в этих словарях придается неоднозначное смысловое толкование. И если такой термин использовать в правовом обороте, неоднозначным станет и его толкование при осуществлении субъектами права определенных действий в рамках правил норм права, в которых этот термин использован. Возникают коллизии (нормативные противоречия), вызванные неустранимыми сомнениями в квалификации конкретных правовых действий субъектов, действующих в соответствии с такими неконкретно толкуемыми нормами права. В гражданском праве эти сомнения устраняются в соответствии с изложенными в ст. 6 ГК РФ принципами применения данного законодательства по аналогии закона или права. Но в отраслях публичного (уголовного и административного) права эти принципы не применяются. Поэтому все неустранимые сомнения в действующих НПА толкуются в пользу лица, обвиняемого в совершении соответствующего правонарушения (обладателя презумпции невиновности).

Касаясь установления правовой сущности инновационных институтов, отметим, что в нынешних НПА нет правовых дефиниций обозначения терминов, связанных с инновациями. Кроме, пожалуй, Приложения к Федеральному закону от 10.04.2000 г. № 51-ФЗ «Федеральная программа развития образования» 1 . В документе (цитируем) «… реализация целей Программы обеспечивается посредством как текущего финансирования за счет бюджетов всех уровней, необходимого для устойчивого функционирования системы образования …, так и дополнительного целевого финансирования непосредственно мероприятий и проектов Программы, направленных на решение задач развития системы на основе достижений науки и практики (инноваций)» (выделено автором). Иначе говоря, мероприятия и проекты, решающие задачи системы образования в стране на основе достижений науки и практики, и есть инновации. Какие достижения – старые или новые, эффективные или нет, нужные или не нужные, истинные или ложные – не ясно! А если в данном фрагменте, да и в других случаях речь идет о финансировании инноваций (за счет бюджета и иных источников), то для финансирования нечетко выраженных мероприятий под инновации в данном контексте их правового толкования можно подвести что угодно. Главное, чтобы в отчетах по исполнению мероприятий и проектов указанные признаки инноваций были каким-то образом (эмоционально, наукообразно, политизировано и т. п.) отражены.

Естественно, можно обратиться и к толковым словарям, в том числе и к энциклопедическим. Так, в «Большом энциклопедическом словаре» 2 под инновацией понимается «новообразование». Отсылка к значению данного термина в энциклопедии дает следующее его толкование: «Новообразование (инновация) (лингв.) – новое явление в языке, преимущественно в области морфологии, возникающее в данном языке в более позднюю эпоху его развития» 3 . Причем в других словарях толкования данного термина настолько многозначны, что затраченные денежные средства на обозначенные указанным образом инновации будут давать мало кому нужные, не всегда полезные результаты, кроме самих исполнителей.

Тогда, по логике, можно было бы позаимствовать данные толкования в научных источниках по проблеме, где дается множество толкований понятий «инновация» по принципу: «По данному вопросу имеется три точки зрения: две из них неправильные, третья – моя», и по возможности выбрать наиболее приемлемое и авторитетное, и использовать его для целей практического применения. Но, как известно, по общему юридическому правилу, такие доктринальные толкования терминов, выражающие позицию определенных ученых или научных школ, нормативного правового значения не имеют.

Вот почему, по нашему убеждению, законодательство об инновационной деятельности необходимо начинать разрабатывать с определения нормы-дефиниции терминов «инновации», «инновационная деятельность», установив в данном толковании точные формально-логические характеристики общественных отношений, связанных с осуществлением названной деятельности. Кстати, в 1998 г. внесенный в Госдуму проект Федерального закона «Об инновационной деятельности в Российской Федерации» был отклонен и. о. Президента РФ В. В. Путиным. В своем письме от 03.01.2000 г. №Пр-14 он обратил внимание на то, что в Законе: «не дается четкого определения предмета его регулирования – инновационной деятельности»; «в Федеральном законе не указаны признаки, по которым продукцию или технологический процесс можно отнести к новым или усовершенствованным до такой степени, чтобы деятельность по созданию и освоению этой продукции или технологического процесса можно было отнести к инновационной»; «поскольку в Федеральном законе нет четкого определения предмета его регулирования, нет и возможности установить весь круг субъектов отношений, регулируемых Федеральным законом, что неизбежно приведет к значительным затруднениям в правоприменительной практике, позволит произвольно толковать большинство норм Федерального закона»; «некоторые положения этого Федерального закона напрямую противоречат Конституции РФ и иным Федеральным законам» 4 .

2. Второй вопрос, возникающий при подготовке законопроекта об инновационной деятельности: какие отношения и как должен регулировать новый НПА? Как известно, любые общественные отношения должны осуществляться во благо всего населения страны и государства. Если при этом нарушаются законные права и интересы других субъектов и государства в целом, в результате чего возникают негативные последствия, государство издает конкретные нормы в законодательных актах, устанавливая для субъектов таких отношений определенные запреты, императивные ограничения, диспозитивные дозволения действий субъектов. За нарушение данных норм предусматриваются соответствующие наказания (юридические санкции).

Поэтому любой НПА принимается не для всех случаев жизни, не для регулирования всех и разных общественных отношений, а лишь тех из них, неурегулированность которых нормами права приводит или может привести к весомым негативным последствиям. Если осуществление отношений не ведёт к таким последствиям, то законодателю нет нужды издавать специальные НПА для регулирования таких отношений. В этих случаях субъекты гражданского права осуществляют эти отношения в соответствии с принципом «всеобщих дозволений»: «Все, что не запрещено законом, либо специально не урегулировано императивными нормами закона – разрешено, если это не нарушает законных прав и интересов других лиц».

В случаях, когда одним из субъектов отношений выступает государство как субъект публичной власти в лице соответствующих органов административного контроля и принуждения, действует принцип «административных запретов»: «Государству и его органам запрещено всё, что им не разрешено законом». Такие разрешения изложены в НПА в нормах, устанавливающих полномочия (права) данных органов и их должностных лиц по отношению к обязанным исполнять их законные требования субъектам права.

Вот почему при разработке законопроектов о регулировании инновационных отношений следует установить круг самих отношений и определить последствия их осуществления в результате принятия нового закона, ответив на следующие вопросы:

1) к каким негативным последствиям для России приводит отсутствие государственного регулирования инновационной деятельности?

2) каково содержание причинно-следственных связей между такими последствиями и действиями (бездействием) конкретных субъектов права?

3) какие необходимо установить запреты, кому и на какие действия, а так же и меры юридической ответственности за их нарушения?

4) какие и кому необходимо установить императивные обязывания по осуществлению конкретных юридически значимых действий, в том числе и меры юридической ответственности за их нарушения?

5) какие и для кого предусмотреть государственные стимулы за активизацию полезных действий, в результате чего инновационное бездействие определенных субъектов станет им невыгодно, если активная полезная работа в этой сфере будет весомо поощряться путем финансирования данной деятельности, либо (и) предоставления таким субъектам определенных налоговых и иных льгот и преференций?

3. Краткие ответы на названные вопросы.

3.1–3.2. Отсутствие государственного регулирования инновационной деятельности в России, в принципе, не приводит к серьезным социально-экономическим негативным последствиям по вине (умыслу или неосторожности) субъектов права. Кроме, разве что, отставания страны в использовании достижений НТП и передовых организационно-управленческих решений (но это – не вина, а беда на протяжении всей истории существования российского государства). Поэтому законодательство об инновациях, прежде всего, необходимо направить на стимулирование данной деятельности, на активизацию творчества талантливых людей и коллективов, обеспечивая за счет этого высокий прирост полезных социально-экономических и иных результатов хозяйственной и иной деятельности.

Иначе новый закон будет преследовать судьба ряда принятых, но де-факто бездействующих законов, которые, по сути, имеют статус облеченных в правовые нормы методических рекомендаций по технологии ведения конкретной деятельности. Для иллюстрации данного утверждения проанализируем содержание двух законов, принятых в 90-х гг. прошлого века, – Закона РСФСР «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» 5 и Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге) 6 ».

В чем у данных законов сущность такого рода пороков? Начнем с Закона об инвестиционной деятельности.

1. Он был принят в 1991 г., когда еще не было современного ГК РФ, в котором, как и в принятых в соответствии с ним федеральных законах и иных правовых актах, по сути, содержание инвестиционной деятельности изложено достаточно четко практически без использования данного термина. Для того времени этот закон, конечно, сыграл свою позитивную роль в решении вопросов организации российского предпринимательства. Однако ныне надобность в нем практически отпала, разве что он может быть полезным лишь для целей образовательной или консультационной деятельности.

Во-вторых, каких-либо ограничений и запретов в нем реально нет, а нормы закона носят сквозной диспозитивный характер (субъект «может», «вправе» и т. п.). Юридические обязанности субъектов инвестиционной деятельности по п. 1 ст. 6 Закона заключаются в следующем (цитирую):

–«соблюдать нормы и стандарты, порядок которых определяется законодательством СССР, РСФСР и республик в составе РСФСР;

–выполнять требования государственных органов и должностных лиц, предъявляемые в пределах их компетенции.

2. Участники инвестиционной деятельности, выполняющие соответствующие виды работ, должны иметь лицензии или сертификаты на осуществление своей деятельности в соответствии с законодательством РФ. (п. 2 в ред. Федерального закона от 10.01.2003 г. № 15-ФЗ).

По сути, для практически любых действий субъектов с такого рода обязанностями, которые законопослушный субъект права исполняет «по умолчанию», можно принимать свой закон, и тогда по их количеству можно быть «впереди планеты всей». А главное, законодатели всегда будут при деле.

Что касается Закона о лизинге, то можно привести следующие цифровые данные: 1) за 10 лет его действия из 39 статей исключено 14; 2) в оставшихся 25 статьях исключено 11 и изменено 10 пунктов; 3) императивно обязывающие нормы Закона для участников лизинговых отношений практически повторяют аналогичные нормы ГК РФ, НК РФ и Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».Собственно, нормы Закона о лизинге самостоятельного применения практически не имеют.

3.3. По нашему убеждению, новый закон должен больше носить характер правовой дефинитивности содержания собственно инновационной деятельности. В нем следует дать четкое нормативное правовое толкование основных понятий, характеризующих данную деятельность, установив признаки, виды и формы инноваций, сделав отсылки к нормам смежного законодательства, а также к подзаконным актам, которые нужно будет принять для обеспечения конкретизации исполнения данного закона.

В этом контексте нельзя повторить ошибки, допущенные законодателем при принятии Федерального закона «Об охране окружающей среды» № 7-ФЗ 7 , в ст. 1 которого из 36 норм-дефиниций (кстати, большинство из них с позиций четкости толкования крайне неудачны) дано нормативное толкование термина «наилучшая существующая технология»: «Технология, основанная на последних достижениях науки и техники, направленная на снижение негативного воздействия на окружающую среду и имеющая установленный срок практического применения с учетом экономических и социальных факторов» (выделено автором). Если провести лингвистический анализ буквального толкования термина для принятия логичного судебного решения по вопросам о том, использовалась ли технология субъектами соответствующих отношений для решения ресурсно-экологических проблем, что позволяет претендовать им на определенные финансовые льготы, стимулы и освобождения, то может возникнуть множество неустранимых сомнений.

Во-первых, «последние достижения» – это последние по дате их появления и юридической индивидуализации? А если достижения малоэффективны? По сути, получается, что достижения, за которые их авторы получают Нобелевские премии, в данную категорию никогда не войдут. Во-вторых, «установленный срок практического их применения»: кто его установил – сам создатель технологии путем добровольной сертификации или какой-то официальный орган, обязанный ее проводить? В-третьих, какова правовая процедура «учета экономических и социальных факторов», если тех и других в реальной жизни бесконечное множество?

Поэтому в процессе установления факта использования «наилучших существующих технологий», что позволило бы субъектам такого использования получить законные финансовые выгоды, возникает необозримое поле трудно доказуемых коррупционных действий. Одним претендентам на данные выгоды на вполне формальных законных основаниях может быть отказано в их предоставлении из-за отсутствия учета какого-либо фактора. А другим претендентам на тех же основаниях эти выгоды будут предоставлены.

3.4. По поводу установления запретов и императивных предписаний: их целесообразно поместить в нормы смежного законодательства, например, в статьи НК РФ о предоставлении налоговых льгот и преференций для субъектов-производителей инновационных продуктов и услуг, в отдельный законодательный акт о государственной или частной регистрации инноваций, в федеральный закон о размещении государственного заказа на создание инновационных продуктов и услуг и в др. законы и подзаконные акты.

3.5. О государственных стимулах активизации инноваций. Это самая деликатная проблема исполнения требований будущего инновационного законодательства. Дело в том, что эта сфера деятельности, когда она будет осуществляться за счет бюджетного финансирования путем размещения государственного заказа на конкурсной основе либо путем выделения грантов на создание инновационных проектов, а также при условиях предоставления так называемым «инноваторам» налоговых льгот и освобождений, может оказаться достаточно коррумпированной либо протекционистской.

Иллюстрацией такого положения дел может служить система грантового финансирования ряда научных исследований, когда подробным образом заявки неизвестных или малоизвестных (а, возможно, и не угодных) членам комиссий по определению претендентов на присуждение грантов получают ничем не обоснованный отказ. Кстати, в Положениях о грантах есть записи о том, что отказ или поддержка комиссиями не обосновываются, в то время как гранты, чаще всего, присуждаются определенно известному кругу лиц и организаций. Такие ситуации могут возникать и тогда, когда неудачно сформулированные нормы законодательства об инновационной деятельности позволят распределителям финансовых средств и льгот, направленных на стимулирование инноваций, создавать преимущества для отдельно взятых претендентов, создав новую безотказную форму бюджетных «откатов».

Поэтому необходим строгий отбор тех направлений позитивных качественных изменений в жизни российского общества, где эффективные инновации смогут реально обеспечить достижение таких изменений. В данных условиях основная часть финансовых стимулов исполнителям инновационных проектов должна поступать в том случае, когда необходимые запланированные позитивные результаты проектов реально проявились на практике, дав высокий эффект, не только превышающий затраченные средства экономически, но и обеспечивающий приоритет России на международном уровне.

На первых этапах осуществления инновационных проектов, когда еще имеется неопределенность в возможности получения позитивных результатов их осуществления, исполнителям могут быть предоставлены определенные налоговые освобождения на срок планового периода работы над проектом. И не только в форме инвестиционного налогового кредита, но и частичного либо полного освобождения от уплаты налогов при получении конкретного нового полезного результата.

И последнее. Чтобы инновационная деятельность не оказалась, выражаясь молодежным сленгом, очередной модной гламурной «фишкой», новый закон следует скрупулезно проработать не только специалистам в области организации науки, но в большей мере специалистам в области гражданского права. Когда он станет реально действовать, тогда Россия сможет находиться в числе стран-мировых лидеров обеспечения благополучия жизни населения и передовых достижений науки и организации осуществления важнейших социально-экономических процессов.

_____________________________

www.bmpravo.ru

Информационно-аналитический журнал

Наиболее актуальная проблема уходящего года в инновационной деятельности – несовершенство законодательства, которое становится серьезным препятствием на пути развития прорывных технологий.

Без закона не будет преобразований

Вряд ли кто-то возьмется оспаривать факт, что в уходящем году одним из самых популярных, используемых применительно к будущему России являлось слово «инновации».

Наверное, только ленивые представители образовательного и других сообществ после призывов Президента РФ Дмитрия Медведева ориентироваться на инновационные технологии не заявили о том, что с инновациями им явно по пути. В свою очередь, практики говорят о несовершенстве российского законодательства, которое может стать серьезным препятствием на пути развития прорывных технологий.

Но ситуация после стратегических заявлений главы государства стала быстро меняться.

В октябре 2010 года в Государственной Думе РФ рассматривался, но был отклонен очередной депутатский законопроект, регламентирующий инновационную деятельность в стране. Придет ли ему на смену другой, более совершенный проект закона? Каким он должен быть? Об этом журналу «АО» рассказал заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по науке и наукоемким технологиям Вячеслав ОСИПОВ.

Не соответствует масштабу задач

– Вячеслав Константинович, сегодня много говорится о том, что России нужен закон об инновационной деятельности. Какие существующие проблемы в области инноваций должен, в первую очередь, решать такой нормативно-правовой акт?

–Действительно,интерес к проблемам законодательного обеспечения инновационной деятельности в нашей стране чрезвычайно высок. Последствия глобального кризиса, аномальной засухи и других негативных явлений прошлого года существенно актуализировали необходимость перехода экономики на новую модель развития, принципиально отличную от существовавшей последние два десятилетия. Параметры предлагаемых новаций у всех на слуху. Их обсуждают представители законодательной и исполнительной властей, предприниматели и товаропроизводители, научное сообщество и рядовые граждане. И все сходятся во мнении: Россия должна перейти на инновационные рельсы развития, модернизировать свою экономику, создать многоотраслевое производство.

Серьезным тормозом на этом пути стало несовершенство нормативно-правовой базы, не соответствующей масштабам задач и вызовам времени, перед которыми оказалась наша страна в первом десятилетии XXI века. Неслучайно, Президент РФ Дмитрий Медведев в двух последних ежегодных посланиях Федеральному Собранию уделил особое внимание этой проблеме. «Мы должны выйти на такие изменения в законодательстве и государственном управлении, – подчеркнул он, – которые помогут переходу нашей экономики на инновационный характер развития».

Сегодня все хорошо понимают, что без соответствующей нормативной базы даже самая радикальная политика в сфере инновационной деятельности не может быть реализована. Мы создаем правовое государство, и нам нужны такие законы, которые, с одной стороны, обеспечивали бы благоприятные условия для адаптации науки и научно-исследовательских организаций к практике рыночных отношений. А с другой – значительно повысили бы заинтересованность предпринимателей и товаропроизводителей в развитии и внедрении наукоемких технологий.

Дело в том, что бизнес, особенно крупный, весьма неохотно инвестирует инновационную деятельность, поскольку у его представителей нет уверенности, что они получат быстрый и высокий доход. С другой стороны, у научного сообщества нет достаточных средств, чтобы активно развивать наукоемкие технологии и внедрять их в реальную экономику. Без активной и волевой позиции государства в решении этих проблем нам не обойтись.

Завершается разработка нового проекта

– В начале октября 2010 года в Государственной Думе в первом чтении был отклонен закон «Об инновационной деятельности в Российской Федерации», подготовленный депутатами фракции «Справедливая Россия». Профильный комитет изначально предлагал отклонить его. Каковы причины отрицательного заключения по законопроекту?

– Этот документ летом 2010 года дважды рассматривался на заседаниях Комитета по науке и наукоемким технологиям. Предлагалось доработать ряд его положений и определений. К сожалению, авторы законопроекта к нашим рекомендациям не прислушались. В итоге, было принято решение рекомендовать Государственной Думе отклонить проект закона. В чем причина? Прежде всего, в том что большинство его положений и формулировок носит декларативный и неконкретный характер. Кроме того, в предлагаемом к законопроекту финансовоэкономическом обосновании представлены суммы выпадающих, в результате налоговых льгот, бюджетных доходов – 426,1 млрд. рублей, но не указываются источники, за счет которых они будут компенсироваться.

Также отрицательное заключение на законопроект дали комитеты Государственной Думы по промышленности, по экономической политике и предпринимательству, а также комитеты Совета Федерации – по образованию и науке, по промышленной политике. Из 75 отзывов законодательных и исполнительных органов субъектов Российской Федерации 49 не поддерживают этот документ. Поэтому вполне естественно, что при голосовании в первом чтении на пленарном заседании Государственной Думы он был отклонен большинством депутатов.

Вместе с тем необходимость создания специального закона в области инноваций существует. С предложением принять такой документ обратились государственные органы более 50 регионов.

Сейчас рабочая группа, созданная на базе совета по инновациям Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям, разработала другой базовый законопроект «О государственной поддержке инновационной деятельности в Российской Федерации». Его подготовка находится в завершающей стадии, и в ближайшее время, в соответствии с регламентом, он пройдет процедуру рассмотрения в Государственной Думе.

Принципиальное отличие предлагаемого законопроекта заключается в том, что он отвечает современным тенденциям инновационного развития и модернизации страны. В нем впервые системно решается задача стимулирования инновационной деятельности на правовой основе. Документ гармонизирован с отечественными и международными документами в области инноваций.

В соответствии с положениями законопроекта, государственная поддержка должна оказываться адресно: физическим и юридическим лицам, ведущим инновационную деятельность. Такой подход опирается на четкие нормативные определения: «инновации», «инновационная деятельность», «инновационная продукция» и ряд других. Это позволяет придать необходимую определенность регулируемым законом отношениям. Главный смысл предлагаемого документа в том, что в стране на правовой основе формируются не отдельные виды, а целостная система государственной поддержки создания, коммерциализации и практического внедрения интеллектуальной собственности.

На что опираются инновации

– Какими законодательными актами сегодня регулируется инновационная деятельность в нашей стране?

– Сейчас базовым законом, регулирующим отношения между субъектами научной и научно-технической деятельности, органами государственной власти и потребителями инновационной продукции и наукоемких технологий является федеральный закон «О науке и государственной научно-технической деятельности». Принят он был еще в 1996 году. Однако ситуация в стране и мире с тех пор кардинально изменилась. Поэтому в 2009 году в этот закон и связанные с ним законодательные акты были внесены существенные коррективы. Существует также еще ряд законодательных актов, таких как «О статусе наукограда Российской Федерации», «Об особых экономических зонах», «О банке развития», «О Российской корпорации нанотехнологий», «О передаче прав на единые технологии», «О патентных поверенных» и другие. Однако в них решаются лишь отдельные проблемы, связанные с инновационной деятельностью.

В августе 2009 года Государственная Дума одобрила федеральный закон №217ФЗ, позволяющий бюджетным организациям науки и образования создавать малые и средние предприятия, занимающиеся коммерциализацией результатов научно-технической деятельности. Это, безусловно, важный шаг вперед по развитию инновационной деятельности. Однако предстоит еще многое сделать, чтобы научные и образовательные учреждения смогли себя проявить как среда, активно рождающая новые, коммерчески привлекательные разработки и создающая инновационные предприятия.

Серьезным препятствием на этом пути является отсутствие эффективного механизма стимулирования научно-технической деятельности, а также хозяйственных субъектов, внедряющих результаты НИОКР. Поэтому к данному закону необходимо принять еще ряд документов, предусматривающих упрощенную систему налогообложения для подобных организаций. Тем самым должна быть обеспечена основа для расходования научными и образовательными учреждениями доходов от их участия в предпринимательской деятельности.

Особо следует остановиться на федеральном законе «Об инновационном центре «Сколково», принятом в прошлом году. По существу, речь идет о создании в стране нового элемента инновационной инфраструктуры, которая будет действовать по примеру Силиконовой долины в США.

В законе о центре «Сколково», в частности, предусматривается оказание значительных преференций и налоговых льгот физическим и юридическим лицам, занимающимся разработкой и внедрением наукоемких технологий в новом подмосковном наукограде. Его создатели во многом использовали опыт деятельности Силиконовой долины в США. Однако законодатели полагают, что это лишь первый шаг в нужном направлении и останавливаться на нем не следует. Упомянутый законопроект «О государственной поддержке инновационной деятельности в Российской Федерации» не противоречит, а дополняет закон о центре «Сколково», образует вместе с ним правовое поле регулирования и стимуляции разработки и внедрения наукоемких технологий по всей стране.

Связать воедино все документы

– В 2009 году партия «Единая Россия» учредила проект «Национальная инновационная система России». Какова его судьба? Как он увязывается с работой по созданию законодательной базы в отношении инновационной деятельности?

– Фракция партии «Единая Россия», как известно, имеет в Государственной Думе парламентское большинство. Вполне естественно, что именно она выступила инициатором разработки проекта «Национальная инновационная система России». Ведь от его реализации зависит будущее отечественной экономики, всей страны. Цель проекта – помочь в решении проблем, стоящих на пути инновационного развития нашей экономики, в частности, в преодолении фрагментарности отечественной инновационной системы.

Исходя из положений упомянутого проекта, в 2009 году – кстати, объявленном Годом науки и инноваций, – Государственная Дума приняла заявление «О необходимости формирования нормативной базы для обеспечения развития инновационной экономики». В нем нашли отражение первоочередные меры по созданию правовых норм в различных отраслях законодательства – налогового, административного, таможенного и других.

На данный момент принят целый ряд законов и постановлений правительства, направленных на стимулирование инновационной деятельности. Однако практика их реализации свидетельствует о том, что они недостаточно взаимосвязаны между собой. Нужна автоматизированная система учета движения объектов интеллектуальной собственности и создание полноценной системы защиты прав ее владельцев, мониторинг разработки, капитализации и внедрения высоких технологий. И эти задачи требуют четкого законодательного обеспечения.

Мы часто пытаемся использовать инструменты инновационной политики, применяемой на Западе. Однако там эти механизмы действуют в естественной институциональной, организационной, управленческой, инфраструктурной и ментальной среде. У нас такая среда пока только создается. В регионах она особенно слабая и мало укомплектованная.

Формирование инновационной системы – задача сложная и, безусловно, творческая. А в творчестве, как известно, нельзя пользоваться старыми схемами и штампами. И Россия, обладающая богатейшим интеллектуальным капиталом и огромными материальными ресурсами, может создать собственные направления модернизации экономики и общества в целом. Учитывая, конечно, те проблемы и сложности, с которыми сталкиваются сегодня развитые страны. Именно на это и направлены проект «Национальная инновационная система России» и формируемая в настоящее время нормативно-правовая база обеспечения инновационной деятельности.

www.akvobr.ru

Это интересно:

  • Максимальное пособие декретных Расчет декретных выплат Новый порядок назначения и расчета суммы декретных выплат, вступивший в силу с 1 января 2011 года, предполагает использование утвержденного Правительством РФ правила определения размера пособия по беременности и родам на основе величины средней […]
  • Где получить вкладыш о гражданстве Получаем штамп, вкладыш или отметку о гражданстве РФ для ребенка Гражданство – важнейший институт регулирования отношений государства и человека. Получить заграничный паспорт на ребенка – обычная процедура для жителей РФ, планирующих зарубежное путешествие. Именно эта […]
  • Наказание детей 3 лет Воспитательный процесс: если ребенок перешел границы допустимого Каким бы хорошим не был ваш малыш, иногда он ведет себя из ряда вон плохо или просто делает что-то нехорошее. Вы обязательно должны объяснить и показать малышу границы допустимого поведения. Если же он их […]
  • Предоставление земельного участка в собственность под строительство Статья 30. Порядок предоставления земельных участков для строительства из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности Федеральным законом от 30 октября 2007 г. N 240-ФЗ в статью 30 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу по […]
  • Потребительский кредит в сбербанке без страховки Кредит в Сбербанке без страховки Добрый день, Роман! Многих интересует вопрос, как взять кредит в Сбербанке без страховки? Это можно сделать, если знать некоторые нюансы процедуры и законы РФ по данному вопросу. Можно ли получить кредит в Сбербанке без страховки? Отметим, […]
  • Стоматологическая экспертиза отзывы Независимая стоматологическая экспертиза в Москве При выполнении стоматологической экспертизы оценивается качество оказания стоматологической медицинской помощи, удаления и протезирования зубов. Эксперты могут быть привлечены как по заявлению заинтересованных лиц, так и по […]
  • Приказ минздрава от 12042011 302-н Приложение N 3. Порядок проведения обязательных предварительных (при поступлении на работу) и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда Настоящий Порядок вводится в […]
  • Практика по методике осаго Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Статья 12.1 закона об ОСАГО. Независимая […]