Когда же приказ салаги считают дни

| | 0 Comment

Текст песни Армейская — Когда же приказ

Для вашего ознакомления предоставлен текст песни Армейская — Когда же приказ, а еще перевод песни с видео или клипом.

Am
Когда же приказ,
F
Салаги, считайте дни,
Dm
Уволен в запас,
E
Ребята уходят свои.

Выйдем за ворота части,
Сразу выпьем мы от счастья,
Вот и кончился срок службы,
Стала крепче наша дружба.
Там мы стали повзрослее,
Голос стал чуть погрубее,
Но не стоит горевать —
Дома ждет родная мать.

Мчится поезд и Кыштыма,
Мама ждет родного сына,
Вот в окне вокзал знакомый,
Вот и все теперь я дома.
Листва шуршит под сапогами,
Дембель вот он под ногами,
Мама, вытри с глаз слезу,
Дверь открой — я в дом войду.

Вот вышел приказ,
Салаги, считали дни,
Уволен в запас,
Но память о службе храни.

Am
When the order,
F
Salagi, count the days,
Dm
Dismissed to the reserve,
E
The guys are leaving theirs.

Let’s go out the gate part,
Immediately we drink from happiness,
That’s the end of the service,
Our friendship has become stronger.
There we became more mature,
The voice was a little more steep,
But do not grieve —
Home is waiting for his own mother.

The train and Kyshtym are rushing,
Mother is waiting for her own son,
Here is the train station familiar,
That’s all I’m at home now.
Foliage rustled under the boots,
Dembel is under his feet,
Mom, wipe off your eyes with a tear,
Open the door — I’ll enter the house.

Here came the order,
The Salagi, counted the days,
Dismissed to the reserve,
But keep the memory of the service.

teksti-pesenok.ru

Песни Когда же приказ?салаги считайте дни,уволен в запас,уходят ребята-а свои.. и клип Видеоклип Уволенный со скандалом модельер Джон Гальяно нашёл новую работу

  • Скачать Когда же приказ?салаги считайте дни,уволен в запас,уходят ребята-а свои.. мп3 бесплатно
  • Текст песни
  • Слушать онлайн бесплатно
  • Смотреть видеоклип Видеоклип Уволенный со скандалом модельер Джон Гальяно нашёл новую работу
  • Другие песни Армейские песни
  • Добавил: 2017-03-09

    Посетило: 396

    Время: 02:04

    Текст данной песни:

    Am
    Снова дождик за окошком
    F
    Осталось нам совсем немножко
    Dm
    Год не видели мы дома
    E
    В том краю нам незнакомом
    Надоели нам погоны
    И отбои и подъёмы
    Дома некому нас ждать
    Дома ждёт родная мать
    припев
    Am
    Когда же приказ
    F
    Салаги считайте дни
    Dm
    Уволен в запас
    E
    Уходят ребята твои

    Выйдем за ворота части
    Тут же выпьем мы от счастья
    Вот и кончился срок службы
    Стала крепче наша дружба
    Там мы стали повзрослее
    Голос стал чуть погрубее
    Но не стоит горевать
    Дома ждёт родная мать

    припев
    Мчится поезд и Кыштыма
    Мама ждёт родного сына
    Вот в окне вокзал знакомый
    Вот и всё теперь я дома
    И зашуршит под сапогами
    Дембель вот он под ногами
    Мама вытри с глаз слезу
    Дверь открой я в дом войду

    И вышел приказ
    Салаги считали дни
    Уволен в запас
    Но памать о службе храни

    А ещё вы обязаны послушать и:

    • Сквирт Шампанского в Лицо | PHARAON
    Видеоклип Уволенный со скандалом модельер Джон Гальяно нашёл новую работу

    Джон Гальяно назначен креативным директором французского дома мод Maison Martin Margiela. Свою новую коллекцию модельер представит уже в январе 2015 года.

    Скандально известный британский модельер Джон Гальяно возвращается в индустрию моды. Он станет креативным директором французского бренда Maison Martin Margiela. Свою новую коллекцию кутюрье представит уже в январе в ходе парижской Недели высокой моды.

    Ренцо Россо, президент компании Only The Brave, контролирующей бренды Martin Margiela и Diesel, заявил, что приветствует Джона Гальяно на его новой должности и считает его «одним из самых талантливых людей всех времён».

    Джон Гальяно занимал пост креативного директора Dior с 1996 по 2011 год, когда был со скандалом уволен после того, как в интернете появилась видеозапись, на которой модельер оскорблял посетителей парижского кафе и признавался в симпатии к Адольфу Гитлеру.

    По решению суда, кутюрье был оштрафован на 6 тысяч евро с испытательным сроком. Сам Гальяно обвинял в случившемся алкоголь и наркотики, и был вынужден пройти курс терапии.

    xn--80adh8aedqi8b8f.xn--p1ai

    Испанского историка взволновал сталинский приказ «Ни шагу назад!»

    Приказ Иосифа Сталина №227 «Ни шагу назад!» был одним из самых страшных решений советского вождя. Стрелять по своим — что может быть на войне хуже?

    Об этом рассказывает испанский сайт канала «ABC» .

    Приказ «Ни шагу назад!» Сталин принял в сложный период Великой Отечественной войны. Согласно этому ужасному приказу были сформированы штрафные роты и заградотряды, которые занимались расстрелом дезертиров. Стрелять по своим — приказ ужасный, считает испанский канал.

    Без этого приказа «советские солдаты не сражались бы так же стойко», цитирует испанский материал сайт «ИноТВ» . Вот на какие жертвы готов был пойти товарищ Сталин ради победы, делает вывод испанское издание. И даёт пример.

    В 1942 г. под Сталинградом солдаты Красной армии (примерно 50 человек) сражались против превосходящих сил фашистов. Советские воины один за другим погибали от вражеских пуль. Раздаётся чей-то крик: «Это невозможно, бегите, товарищи!» В ответ — голос командира: «Ни шагу назад, это приказ Сталина. Отступать некуда!» Затем командир подаёт знак солдату с тяжёлым пулемётом в руках. И советские солдаты, попавшие в ловушку между вражеским и своим огнём, мёртвыми падают на землю.

    Такого рода события происходили «в реальной жизни», отмечает «ABC», и всё «по вине приказа №227». Согласно приказу, каждый солдат, попытавшийся отступить без приказа с поля боя, должен быть расстрелян.

    Также «АВС» пишет о провалах Сталина, поступавшего вопреки советам полководца Жукова. Спустя несколько месяцев войны, в декабре 1941 года, продвижение фашистов замедлилось. Причинами стали холода и успехи Красной армии. Ослеплённый победами Сталин решил отвоевать советские территории, но армия его была голодна и имела низкий моральный дух, указывает «ABC». А ещё армии не хватало подготовки. Однако Сталин «был настолько одурманен успехом, что пренебрёг мнением одного из виднейших маршалов, Георгия Константиновича Жукова, который полагал, что, прежде чем предпринимать атаку, необходимо укрепить границы».

    В итоге сталинская операция «стала полным провалом и способствовала германской контроперации». Немецкие танковые дивизии направились на Кавказ и к Сталинграду. Надо было реагировать, и вот вам результат: приказ №227, говорит историк Хесус Эрнандес. Сталин издал сей ужасный приказ в момент отчаяния. Сталин даже заявлял, что население страны начинает разочаровываться в Красной армии, потому как видит: солдаты трусливо бегут. Такое поведение Сталин назвал позорным.

    Тем не менее, меры Сталина по отношению к «трусам» были жестокими, ибо в солдат стреляли их же товарищи. «ABC» цитирует приказ:

    С другой стороны, ужасный приказ Сталина принимался и в ужасное время. Гитлеровцы приближались к ключевым промышленным районам страны, и их захват означал бы катастрофу для СССР. Кстати, это понимает и испанский историк, всё же признавая в конце концов, что «ужасный приказ» был обусловлен тяжёлыми военными временами. Без этого приказа сопротивление СССР фашистам «закончилось бы катастрофой», предполагает автор. Товарищ Сталин не колебался, и это «во многом» привело к победе.

    topwar.ru

    Посвящается друзьям – однополчанам из воинской части 51946 и сыну моему, Станиславу

    Два года прослужили и уволились в запас, оставив себе достойную смену, высококлассные специалисты сержант Назаров, ефрейтор Алдаев и рядовой Лычаков.
    Младший сержант Гей, у которого наставником был Назаров, теперь самостоятельно проверяет бортовую аппаратуру ракет, и проверяет качественно.
    Ефрейтор Алдаев помог освоить боевую технику рядовому Калинову, и тот очень скоро научился выполнять норматив.
    После долгих занятий и напряженных тренировок успешно сдал зачеты и получил допуск к самостоятельной работе рядовой Симонов, которого обучал работе на технике Лычаков.
    Эти воины, как и их наствники, тоже станут высококлассными специалистами и передадут опыт следующему поколению воинов.

    Капитан Ю.Тулаев
    (газета “На страже”)

    — Так, греешься, сука?
    Сержантик был пьян. Он стоял, покачиваясь с носка на пятку, шинель с новенькими погонами на плечи небрежно наброшена. Перед праздником в роте прочитали приказ: кому — благодарность, кому — отпуск, кому — лычки… Еще вчера сержантик был младшим, носил на погонах две золотые “макаронины”, сегодня нашил третью – стал, как говориться, полным кавалером. Здесь, на командном пункте полка, третью лычку, видимо, и обмыл.
    — Виноват, товарищ сержант!
    Лицо у сержантика бледное — считай два года под землей просидел, не считая самоволок, ножки тоненькие, ручки пухлые. Морщил лобик сержант, видимо, размышляя: дать молодому в нюх, или нет?
    Патронов нам в караул не давали, но карабин был, как положено, со штыком. Штык не острее десертного ножа, но брюхо сержантское проколет. Эх, хряснуть бы его прикладом по харе…
    Сержантик мне по морде все-таки дать не решился – знал, что связываться с борцом классического стиля чревато: вдруг вниз башкой на кафель с испугу опустит! Набрал он в рот воздуха, аж покраснел, и заорал:
    — Нале-ва! Шагом марш!
    И зашагал я по плиткам коридора, солдатскими рученьками до блеска отшлифованными, застучал подковками – бац, бац, бац… Ветер за дверью воет, на улице мороз минус тридцать. Две шинели и тулуп от холода не спасают, вот и зашел погреться на КП, да тут, как на грех, этот хрен нарисовался – вышел на снег побрызгать.
    — Запе-вай!
    — Шумела в поле злая осень, на землю падала листва…
    Песня “Не плачь, девчонка” только лишь через год на солдатском плацу зазвучит.. А нам про злую осень и 28 героев — панфиловцев приходиться петь по несколько раз в день в любое время года. После команды “Запевай!”, бывало, замешкаются молодые, как тут же по мордам — бам-бам -бам– пройдутся кулаками черпаки – им первые полгода за молодежью приглядывать положено, и загорланят испуганно несколько голосов:
    — Их было только двадцать восемь, а за спиной была Москва…
    Доволен сержантик. Он на гражданке в колхозе трактором-развалюхой командовал, механизаторам — алкашам за бутылкой бегал, а здесь – бог! Выпускников консерватории на очко в сортир посылал, учителей заставлял картошку чистить (было у нас несколько солдат-годичников, попавших в армию после окончания вузов), где еще такой кайф испытать можно? Спел я для него несколько куплетов, ружейные приемы продемонстрировал. Не нащ сержантик, из радистов, но приказал доложить командиру отделения, что объявил мне пару нарядов. И пошел свою молодежь сношать.
    В нашей части воины делились на четыре возрастные категории: те, кто служил первые полгода – салаги, кто пошел на вторую половину – молодые. Жизнь молодых и салаг отличалась несущественно, разве что молодежь чуть пореже ходила в наряды. Молодые обучали боевой работе салаг, чтобы потом, став черпаками, переложить на них часть своей нагрузки. Черпаки, отслужившие год, были основой всех боевых расчетов, так как в отличие от стариков, они, классные специалисты, еще несли боевое дежурство. Черпаки неустанно долбили молодежь, чтобы молодежь, в свою очередь, долбила салаг: чем раньше первогодки обучались работе, тем быстрее черпаки уходили на заслуженный отдых. На боевом дежурстве черпаки занимали места в боевом расчете только во время какой-нибудь серьезной работы, в остальное же время дрыхли, жрали, пили водку, или, с разрешения стариков, бегали в самоход. Но не дай Бог,если первогодки плохо справлялись со своими обязанностями и дедушкам приходилось занимать места в боевом расчете: старики начинали яростно долбить черпаков, а черпаки — воспитывать молодежь: начинались походы на “очко” – полковой сортир блестел, как Кремлевский дворец, кроссы по жаре в комплектах химической защиты, и так далее, и так далее.
    После “дембельского” приказа министра обороны черпаки становились стариками, а старики – дедушками. За два месяца до дембеля дедушки и вовсе забивали… на военную службу. В это время дедульки становились добренькими, и почти заискивали перед старичками. . А объяснялось все просто: слишком суровых дедушек старички провожали на дембель очень душевно – подстерегали около КПП и от души п… Кому же охота являться домой с разбитой мордой?
    Служить в планшетном взводе было тоскливо, но все же легче, чем у радистов. Мы погорбатимся полгода, но потом придет новое пополнение, и мы в категорию молодых перейдем – часть черновой работы на салаг свалится. Радистов же полгода в учебном взводе сержанты прессуют, а когда они из учебки в боевую роту переходят, то остаются салагами еще на полгода, так как ниже них никого нет. Черпаки – радисты долбили молодежь по полной программе: воины сутками в наушниках сидели, пописать их только на три минуты отпускали, и уложиться в этот норматив было никак невозможно: сортира на командном пункте не было, он на улице стоял, под горкой. Дорожка скользкая, дистанция – длинная, а воин за три минуты должен не только нужду справить, но и командиру доложить. Не успел – получай наряд. Сколько раз сбегал пописать – столько нарядов получишь.. Это только черпаки со старичками в сортир по морозцу не бегали, “автографы” на плацу оставляли – их привилегия была. Желтые вензеля утречком часовой сапогом затирал, снежком закидывал. Впрочем, о солдатских привилегиях расскажу позже.
    Время на часах – половина второго ночи. Новый день начался, вернее, сутки. Вернусь к себе в диспетчерскую – первым делом на планшете число поменяю. На один день уже служить меньше. Так, наверное, в тюрьме деньки считают. В армии черпаки каждый месяц на ремне делают зарубки. Молодым это не положено – рано еще о дембеле думать, а увидят – накажут. Старики на карманных календариках дни иголками протыкают, а потом месяца квадратиками вырезают – тает дембельский срок! Разбудят салагу ночью: “Сколько дней до приказа?” Салага, конечно, знает, ибо он тоже считает, когда в категорию молодых перейдет. Можно, однако, и проколоться: зададут, допустим, этот вопрос после завтрака – нужно день скинуть. Принято считать, что если масло съедено, значит день прошел, так как ничего хорошего, кроме масла, а армии нет. Задавали салагам и другие задачки, типа: сколько метров рыбы осталось до дембеля дедушкам съесть (рыбу давали на ужин) и проч. и проч. Ляжет рота спать, кто-нибудь из молодых угодливо кричит: “ Дембель стал на день короче, старикам спокойной ночи!” Хорошо кричит, громко – ефрейтором будет!
    Тоскливо в карауле стоять. В принципе, это и не караул вовсе. Дают карабин без патронов ( на дежурство возили один карабин на всех, в караул же каждый ходил со своим), и стоишь возле входа в командный пункт полка, как сторож. КП расположен в степи, недалеко поселок, а еще чуть дальше – городишко районного масштаба. Кругом сугробы, никто сюда даже по пьянке не забредет. Воин в карауле, замученный от бессонницы, голодный, нет-нет, да и зайдет в коридор погреться. Прислониться к стенке и – поплыли слюни на воротник. Придет сержант, вытащит затвор тихонько смоется. Проснется солдат – нет затвора! Трясет воина от страха – все, конец – либо идти на гаупвахту, либо в дисбате срок мотать! Рассказывали мне, что однажды, дежурная смена забыла на КП карабин взять, так оперативный дежурный заставил в караул с огнетушителем ходить. Кстати, тот сержант, который меня вздрючил, и ходил! Да, были и старики молодыми.
    Смотрю, наш командир отделения из КП вылез. Не успел еще оборзеть ефрейтор, командовать стесняется, краснеет перед строем. Ничего, это пройдет. С ефрейтором Анарбаев, узбек из солнечного Ташкента. До службы никогда снега не видел.
    — Смирнов, утром командир полка приедет. Так вот, чтоб тропинка от ворот до КП была гладкая, как шоссе. Понял? Этот воин тебе в помощь…
    Ветер наметает барханы снегов. Пашем мы эти барханы металлическим щитом. Я налегаю на щит, Анарбаев тянет. Леденеют руки, Анарбаев воет, как волк. Пройдем в одну сторону, как сзади уже замело снова. Бесполезная работа. Утром все бы расчистили, зачем всю ночть упираться? Но приказы не обсуждают – Устав!
    Зашли на КП погреться. Бахтиер сосет пальцы-сосульки, на службу жалуется, жизнь на гражданке вспоминает. По-русски ведь, черт возьми, совсем недавно совсем не фурычил, но в армии и без курсов Илоны Давыдовой за месяц гутарить научат.
    — Ой, знаешь как я на гражданка жил? Чтоб сам постель заправлять? А бабы на что? Утром в сад пойдешь, персик сорвешь, в арык вымоешь, кожура снимешь… А потом чай, лепешка горячий…
    Анарбаев из знатного узбекского рода, непонятно, почему его от армии не откупили? К тому же Бахтиер хорошо пел, подыгрывая себе на национальном инструменте “одна палка – два струна” под названием рубоб. В Ташкенте его хорошо знали и приглашали на свадьбы, где он заколачивал по 500 рублей в день – невиданные по нашим понятиям, деньги! В армии, конечно, первый год было не до песен, только и оставалось, что от холода выть.
    Тяжко после ночной смены. Но и в казарму, как мы говорили – в роту, возвращаться тоскливо. Приедешь в часть часов в десять, в столовой тебя будто не ждали – чай холодный, от завтрака одни остатки. Ночью не спал? А кого это волнует? Все тяжести и лишения военной службы солдат стойко переносить должен. Забудь, что в сутки восемь часов спать должен – профсоюзов здесь нет. Топай на политзанятия, изучай агрессивные империалистические блоки — НАТО, СЕАТО и прочие, что мечтают на твою страну напасть, повышай бдительность. На гражданке выспишься.
    А упасть на кровать не удастся вплоть до самого отбоя. Но и отбой – лотерея. Допустим, пришла очередь нашей роте картошку на кухне чистить. Кому, как не молодым, ножи в руки? Ванну картошки с верхом раньше, чем до двух ночи не заполнишь, а если повар из стариков, то заставит и котлы выдраить, и жирные полы до хруста вымыть. Если же на кухню пошли салажата из роты обслуживания (шофера, повара, свинари и прочий армейский пролетариат), начинаются другие игры.
    Пузо у старшины ремнем надвое перерезано. Зато на груди – брежневский иконостас: знак специалиста первого класса (видать за то, что бушлаты из каптерки на сторону загонял?), “Отличник Советской Армии”, “ВСК” (военный спортивный комплекс, вроде ГТО), ленинская юбилейная медаль. Старшина, как водится, хохол – недаром про них анекдоты сочиняют. Земляки, правда, на него зубы сильно точили: они свои лычки ревностной службой заработали, а он первые полгода в санчасти провалялся, а затем самые тяжелые времена в каптерке пересидел. И надо же – в чинах всех остальных хохлов опередил, на дембель с широкой продольной полосой на погонах поедет – старшина!
    Ходит старшина перед строем, сапожками яловыми поскрипывает. Не по уставу обувь – солдатам кирза положена, но кто же разует старшину, всем ротным офицерам задницы вылизавшего? Хорошее настроение у козла, выспался, небось за день.
    — Командуй отбой, морда! – орут старики, особенно те, кто намылилося в самоход, — не тяни резину!
    Сперма старикам уже к головному мозгу подступает, а этот все прохаживается перед строем, как беременная топ-модель на подиуме.
    — Нарядчики есть?
    Молчит рота – нет нарядчиков! Даже неловко как-то, надо же – за день никому нарядов не объявили! Не дышит молодежь, чувствует, что не ляжет спать вовремя, ох не ляжет…
    — На-ряд-чи-ков нет? Ни хрена себе! Ну, тогда попрыгаем…
    Вот тут и начинается тренаж, как в парашютно-десантных войсках. Койки в роте стоят в два яруса. По команде отбой – подъем скачут салаги, как мартышки по пальмам. Пока горит в руках старшины спичка, надо раздеться, амуницию на табуретке аккуратненько сложить и под одеяло нырнуть. И кто это придумал “отбиваться” на время? Подъем – дело понятное. По тревоге солдат в строю через сорок пять секунд стоять должен. А вот раздеваться на скорость, наверное, в солдатском борделе пригодилось бы: когда время ограничено и сзади очередь подпирает.
    — Рота, 45 секунд, отбой!
    Пока старики ремни расстегнули, молодые уже без штанов. На рукавах гимнастерок и на ширинках штанов у них предварительно пуговички расстегнуты были, крючки на воротниках ослаблены. Все в срок уложились. Морда у старшины, словно говном подавился:
    — Ни хрена себе, вот, бля, салаги, прыгать научились! Ничего, мы вам устроим День авиации… Подъем!
    Кто-то на плечи соседу со второго яруса приземляется, кто-то штаны чужие напялил. Но в строю все опять вовремя. Старшину, однако, не проведешь: поднимает полы гимнастерок, словно подол у юбки женской, и ржет довольно – ширинка-то у воина не застегнута! Ты к боевой задаче готов, или на ****ки собрался?
    — На кухню!
    Сержант Иващенко из телефонного взвода своих молодых дрючил отдельно: “Я два часа в сутки спал, и не сдох!” Во взводе всего-то полтора десятка человек, так что молодежь из нарядов не вылезала, отрабатывая за черпаков и стариков то на кухне, то дневальными по роте. Нет нарядов? Траншею в снегу копать можно, снега у нас плотные, глубокие, мороз хваткий. Не лень ведь Иващенко, встанет ночью, шинель на плечи набросит, выйдет на крыльцо казармы:
    — Замерзли, сыны степей? Сейчас строевую проведем!
    Молодежь в телефонном взводе – одни киргизы. Топают по плацу, носок тянут. Ничего, придет время, и они во взводе шишку держать будут. Глядишь, и хохлов погоняют.
    — Ать-два, ать-два, спину прямо, не руби пяткой…
    Закончилось мое время в карауле. Сдаю карабин сменщику, спускаюсь под землю. Лампы дневного света подрагивают под потолком, потрескивает аппаратура. В зале боевого управления работа только что завершилась. Оперативный дежурный капитан Ларин ходит прямо по столу ( стол – метров 15 в длину!), машет указкой. Брови – не брови, а усы над глазами, в капельках пота. Орет капитан, по планшетам указкой лупит.
    Мой шеф, ефрейтор Попов, диспетчер Канады, крючок на гимнастерке застегивает, глазенками хлопает. Получит сейчас сполна, и бумерангом – мне! До каких пор, мол, салага, я за тебя дежурить буду? Попов на КП человек незаменимый, в последнее время, как напарник Завьялов в школу прапоров уехал, его даже в баню не возят : вдруг тревогу объявят? Притащит ему старшина на КП свежее белье и смеется: “ Знаешь, Попов, почему тебе Танька не дает? Вонючий ты!” Ефрейтор очень переживает за свою невинность: роста он маленького, хоть и личико симпатичное, голос мягкий и сладкий, Танька-телеграфистка к нему равнодушна. Задолбал ее Попов туманными намеками, а она не трепачей – нахальных любит, чтоб без разговоров – раз, и на шинель!
    Пока Ларин ругался, я мышкой в диспетчерскую шмыгнул. Жду начальника. Попов сразу за телефон схватился, давай с диспетчерами из корпуса договариваться, как соврать лучше – видать и те труханулись. Полчаса прошло в суете, отболтались. Попов достал пузырек “Шипра”, вылил на ладонь, шею протер, на волосы брызнул.
    — Понял, как надо работать? Ну, ладно, я спать пошел…
    Два часа осталось до приезда смены. Мне еще участок пола вымыть надо. За сутки этих полов намываешь гектары. Водопровода на КП нет, приходится воду из речки таскать. С пожарного щита топор взять не моги – вдруг пожар? Чем прорубь рубить? Да хоть х….! Найдем железку, дырочку во льду проковыряем, воду вместе со льдом кружкой черпаем. Подъем на берег крутой, грохнешься с ведрами – опять возвращайся. Меня с тех пор, как из планшетистов в диспетчеры перевели, за водой не посылают. Но полы мою регулярно, три раза в сутки.
    Зал боевого управления линолеумом застлан. На нем в конце каждой смены “почеркушки” от солдатских сапог – черкнет какой-нибудь мудак ребром подошвы – на полу черная полоса. Попробуй, ототри его ледяной водичкой, мыльца бы, или порошка стирального, но где там! В бане и то обмылками моемся, порошок на хознужды только по великим праздникам выдают, или когда высокое начальство приехать соизволит.
    Ползу раком, тру пол. Навстречу Сережка-Нос, гусь шадринский, приближается. Встречаемся на границе: “Привет!” Сережка призвался из Шадринского района Курганской области, при царе Горохе гусями славного. Сережка нарядчик вечный, стариками битый, колени на штанах засалены, грязь на хэбэ (так в армии форму звали – от слова “хлопчатобумажный”) хоть ножом срезай, а постирать некогда – загоняли. Он, да Аркаша (Аркашу по паспорту Толиком звали, да как-то приклеилось к нему – Аркаша, да Аркаша) рекордсмены по нарядам на кухню, свои люди на посудомойке. Аркаша как-то сдуру пожаловался на стариков ротному, и очередную порцию нарядов получил: нарушил субординацию – надо было сначала к взводному обращаться! А кого волнует, что тот вторую неделю в запое и на службу не выходит? Получай сполна!
    Пол я вымыл, протер столы. Сержант Кулик лично пришел проверять. Приподнял телефон, присел, смотрит на свет: протер ли под телефоном? Знаю я эти штуки – протер. Недоволен командир, не удалось докопаться: “Протри еще!”
    Слышу топот сапог, пищевые бачки загремели – смена приехала. А с ней и Батя. Бате тридцать три года, недавно еще батальоном командовал. В возрасте Христа полком командовать – это не шутка. Где-то, говорят, есть у него волосатая рука, которая с “точки” вытащила. Оперативный руки вдоль брюк вытянул, загундосил доклад. КП корпуса полку за дежурство поставил 4,5 балла, едва на отлично не натянули, а “пятеркой” считалось 4,6 балла и выше. Все в порядке, пожали друг другу руки, оперативный сдал смену. Теперь от дежурства трое суток отходить будет. Есть время напиться, опохмелиться и протрезветь.
    В машине едем стоя, на бачках старики сидят. Пол скользкий, солдатскими щами смазанный, бросает воинов друг на друга, цепляемся за борта. Перед контрольно-пропускным пунктом (КПП) притормозили, и солдат, что ворота открывал, крикнул: “Смирнов есть тута? Передайте, что к нему чувиха приехала…”
    Перед приемом пищи солдат обязательно помучить надо. Орет сержант: “Рота садись! Отставить! Рота садись!” Не слишком дружно мы, видите ли, садимся, надо физкультурой после ночной смены позаниматься. Хорошо еще, что на очко по команде не опускаемся, а то кто-нибудь не выдержал бы, наверное. “Разводящий” – тот, кто сидит в начале стола, накладывает картошку. Этим пюре чуть-чуть тарелку смазать можно, хлеба дают только два куска – черный и белый, кусочек масла. Ем я сушеную картошку, клейкую, как сопли младенца, а в голове одна мысль: “Неужели Наташка приезжала? Одумалась, что ли? Или совесть замучила?” После завтрака на КПП сбегаю, пусть на политзанятия опоздаю, но будь, что будет…

    www.proza.ru

    Колонка: Носки и пена для бритья на страже Родины

    Так уж сложилось, что 23 февраля безжалостная военная машина, подмигивая, наливает любому мужчине вне зависимости от того, служил он или не служил. В школе, ВУЗе, а потом уже и где-нибудь в офисе женщины одаривают носками и бритвенной пеной всех обладателей пениса без разбора. Однако в последнее время некоторые неблагонадежные элементы начали усматривать в этом страшную несправедливость. В соцсетях наметилась дурная тенденция: девушки все чаще публикуют посты, примерное содержание которых сводится к фразе: «Не служил — не мужик». То есть носков и бритвенной пены, по их мнению, достойны лишь избранные — те, кто отслужил в армии, другие же обречены обрастать бородой и ботинки надевать на босу ногу. Некоторые мои недалекие гендерные собратья (в основном из разряда только что отслуживших) одобрительно лайкают эту вредоносную чепуху, надеясь, видимо, на то, что им достанется сегодня больше почестей, а может быть, просто из мести за проведенный в армии год. Есть у новоявленных дембелей такая детская обида: «Пока вы тут на «гражданке» кутили, я плац топтал, плак-плак-плак». Мотивы не так важны здесь — главное, что такое поведение подрывает боеспособность нашей страны!

    С самой школы наше Отечество старательно вдалбливает пацанам, что они будущие его защитники, и каждый год 23 февраля авансом с самых младых ногтей выдает им подарки, чествует их и разрешает в этот день не ходить в школу. Даже если мужчина не пошел в армию по каким-либо причинам, то это ничего: прозорливое Отечество все равно дозволяет одаривать таких сувенирами. И когда настанет тяжелый для Родины час и грянет всеобщая мобилизация, собрав волю в кулак, все от мала до велика, как во времена Великой Отечественной, пойдут, не думая, бросаться под танки и на амбразуры, потому что ему из года в год повторяли: «Ты защитник, ты защитник! Придут фашисты — пойдешь воевать!» А знаете, почему традиционно все дарят носки, пену для бритья или одеколон? Потому что это предметы ежедневного пользования (ну, только если вы не конченый неряха), и каждый раз, мыля лицо подаренной пеной, сбрызгивая себя подаренным одеколоном и надевая подаренные носки, подопытный как бы программирует себя на то, что он защитник, а не абы кто.

    Это был приказ 85 года, по которому начальнику вещевой службы необходимо было к 23 февраля выделить всему женскому составу части либо носки, либо пену для бритья, либо одеколон — зависело все от звания служащей и количества наград.

    Вы подумаете, наверное, что я с ума сошел, но не спешите с выводами. Дело в том, что я в свое время два года в секретной службе нашей части прослужил, рисовал красивые карты нападения на Америку и не очень красивые — так, на всякий случай — карты обороны от Америки. Однажды меня послали уничтожать секретные документы из архива. Процесс этот происходил так: ночью я брал с собой дежурного по штабу к мусорке, возле которой стояло старое железобетонное колодезное кольцо; дежурного, как салагу, отправлял через забор за водкой, а сам принимался потрошить огромные кипы старых приказов, чтобы они полностью сгорели. Дело в том, что если какая-то секретная бумажка не сгорит и ее не дай бог найдет проверяющий из штаба Армии, то нас всех будут долго и усердно сношать: моего начальника лишат премии, а я буду мыть полы, а то и туалеты. Хотя это уж совсем надо что-то страшное совершить, чтобы тебя на туалеты отправили: Родину продать или спирт с самолета слить. Так вот, когда дежурный пришел с водкой, мы с ним начали ее распивать, почитывая секреты нашей Родины и тут же отправляя их в безжалостный огонь. Тут одна бумажка меня насторожила. Это был приказ 85 года, по которому начальнику вещевой службы необходимо было к 23 февраля выделить всему женскому составу части либо носки, либо пену для бритья, либо одеколон — зависело все от звания служащей и количества наград. Удивился я потому, что праздник вроде бы мужской, а одаривают женщин. Осмелевший от водки и провонявший костром, я пошел к своему непосредственному начальнику подполковнику Зверюгину (прим. авт. — фамилия изменена).

    Подполковник в это время тоже пил водку с адъютантом командира, а потому был откровенен и разговорчив. Он рассказал, что в 60-е годы все армии мира проводили эксперименты над программированием подсознания: лсд, гипноз, 25-й кадр, создание спящих агентов и прочее. Конечно, большинство экспериментов провалилось, и их российские жертвы до сих пор рвутся из смирительных рубашек убивать Никсона, а американские — Хрущева или Фиделя Кастро. Но наши советские ученые кое-каких успехов все-таки достигли. Они выяснили, что подарки отлично программируют людей, в подарках можно заложить послание подсознанию. В итоге был поставлен грандиозный всесоюзный эксперимент: всем женщинам на работе к 23 февраля в течение нескольких лет выдавали носки, пену для бритья и одеколон. Результаты соцопросов среди мужчин показали небывалый прилив патриотизма, тогда как до этого в мужских умах уже прочно укоренился солженицинский антипатриотичный дух, проросший из зерен его «Архипелага». Эксперимент решено было продолжить, и так бы и выдавали нашим женщинам дежурные носки с пеной для бритья, если бы Союз не развалился вместе с Берлинской стеной. Стоит отдать должное нашим военным: они не бросили свою затею и до сих пор Министерство обороны продолжает свою скрытую пропаганду о том, что лучший подарок — это подарок повседневного пользования. Страшно представить, сколько средств тратит наше министерство обороны на поддержание боевого духа среди запасников. Но не нам судить о целесообразности этих трат. Если подумать стратегически, то запасники — это огромный боевой ресурс и глупо было бы пренебрегать им.

    Даже в самом тщедушном горбатом рахитике с астмой и плоскостопием должен теплиться священный огонь веры в то, что в один прекрасный день он сможет совершить геройский подвиг и имя его не канет в картотеке отдела кадров какого-нибудь богом забытого ООО, а будет высечено в граните.

    Врать не стану, я не эксперт в геополитических кознях, но будь на моем месте какой-нибудь , скажем, Дугин, он бы тут же на основе этих вот данных от моего подполковника объявил всех женщин с их постами про «не служил — не мужик» врагами народа, которые скрытно действуют в интересах Запада, подтачивают самооценку наших неслуживых мужчин, навсегда отбивая у них желание брать в руки автомат, какая бы страшная угроза ни нависала над их Отечеством. Но я не Дугин и такого, конечно, говорить не буду. Я даже скажу, что все написанное выше — просто бредни пьяного подпола с кислой капустой в усах, которому уже осточертела его служба, и он считает дни до пенсии так же, как я тогда до дембеля. Документ же, попавший мне в руки, скорее всего опечатка вечно сонного писаря, который перепутал приказы за 8 марта и 23 февраля, а командир, как всегда не глядя, эту ахинею подписал. В армии у нас тот еще бардак — уж поверьте мне, я там всякого насмотрелся. Но! Но даже если учесть, что не было никакого всесоюзного эксперимента, все равно, дамы, ваша святая обязанность — поддерживать в мужчинах, пусть даже и не служивших, чувство, что они защитники Отечества. Даже в самом тщедушном горбатом рахитике с астмой и плоскостопием должен теплиться священный огонь веры в то, что в один прекрасный день он сможет совершить геройский подвиг и имя его не канет в картотеке отдела кадров какого-нибудь богом забытого ООО, а будет высечено в граните, и к нему каждый год будут приносить цветы, и школьники будут вдохновляться его бесстрашием и самоотверженностью, и гордый горбатый правнук будет показывать своим горбатым детям его пожелтевшую аватарку «ВКонтакте». Да, и все это благодаря своевременно подаренным носкам и пене для бритья. На вас, дорогие женщины, лежит задача государственной важности: на карту поставлена обороноспособность страны! Вдохновляйте своих мужчин, вдохновляйте чужих мужчин, пусть они раздуваются от гордости за себя, лопаются от нее — рано или поздно это может пригодиться.

    Иллюстрация: Platonov illustration agency

    www.feelmore.ru

    Это интересно:

    • Построение английских предложений правила Порядок слов в английском языке В отличие от гибкого русского языка, где возможно начать фразу с практически любой части речи, английскому присущ строгий порядок слов (word order), который подчиняется ряду незамысловатых правил. Причина кроется в том, что в нем существует […]
    • Ing окончание правила Правила прибавления окончаний –ing к глаголам. Spelling of endings –ing Окончание -ing прибавляется к глаголам для образования причастия настоящего времени (Present Participle) и герундия, которые одинаковы по форме (-ing form), но различны по значению и функции. 1. […]
    • Что такое разрешения сенсора мыши DPI что это такое на мышке В данной статье я расскажу что это такое DPI и как его регулировать на мышке. DPI (Dots per inch) или, если правильно – CPI (Counts per inch) – это термин, описывающий количество пикселей, которые курсор проходит при сдвиге мыши (фиксировании […]
    • Зарплата юриста киев Зарплата юриста киев В украинских неюридических компаниях зарплата юристов за последний год почти не изменилась — показывает статистика консалтинговой компании Staff Service. Вера Тамко, руководитель направления подбора персонала Staff Service, объясняет это тем, что […]
    • Дополнения в закон 242 Дополнения в закон 242 Для того, что бы получить pin-код для доступа к данному документу на нашем сайте, отправьте sms-сообщение с текстом zan на номер Абоненты GSM-операторов ( Activ, Kcell, Beeline, NEO, Tele2 ) отправив SMS на номер , получат доступ к […]
    • Ирина безрукова личная жизнь после развода Ирина Безрукова: «Жизнь стала полнее после развода» Актриса призналась, что у нее наконец-то появилось время на себя. Вот уже год как Ирина и Сергей Безруковы не вместе. Сергей окунулся в омут нового романа. Его избранницей стала режиссер Анна Матисон. Ирина тем временем […]
    • Приказ мз рк no 636 Для того, что бы получить pin-код для доступа к данному документу на нашем сайте, отправьте sms-сообщение с текстом zan на номер Абоненты GSM-операторов ( Activ, Kcell, Beeline, NEO, Tele2 ) отправив SMS на номер , получат доступ к Java-книге. Абоненты CDMA-оператора ( […]
    • Закон 768 Абоненты CDMA-оператора ( Dalacom, City, PaThword ) отправив SMS на номер , получат ссылку для скачивания обоев. 1. Перед отправкой SMS-сообщения Абонент обязан ознакомиться с Условиями предоставления услуг.2. Отправка SMS-сообщения на короткие номера 7107, 7208, 7109 […]