Анализ федерального закона об информации

| | 0 Comment

Анализ закона «О защите детей от информации»

К информации, распространение которой среди детей определенных возрастных категорий ограничено, относится информация… представляемая в виде изображения или описания половых отношений между мужчиной и женщиной (Статья 5. ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» N 436-ФЗ)

Анализ текста закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (Принят Государственной Думой 21 декабря 2010 года) показывает, что как минимум текст закона имеет ошибки и пробелы, а как максимум – содержит лазейки для осуществления пропаганды извращенных форм секса.

Нормы права не имеют расширительного толкования, список запретов является закрытым и при квалификации деяния ни один суд не может воспользоваться лазейкой, чтобы «догрузить» обвиняемого, расширив квалификацию того или иного нормативного акта. Здесь не может быть никакой альтернативы.

Из текста Федерального закона следует, что под запретом оказываются демонстрация информации о сексуальных отношениях между мужчиной и женщиной (вполне нормальных и естественных), но под это дело НЕ ПОПАДЕТ демонстрация информации об АЛЬТЕРНАТИВНЫХ сексуальных отношениях между мужчиной и мужчиной, между женщиной и женщиной, между мужчиной и животным, между женщиной и животным, а так же другие формы сексуальных извращений.

Спрашивается, что является более травмирующим психику вашего ребенка: то, что он случайно подсмотрел половой акт между мужчиной и женщиной? Или жесткое извращенное порево? Так вот за первое – могут наказать, за второе – в силу пробела в законе ушлый адвокат отмажет педофила, порнографа и другого извращенца.

Таким образом, если вдруг по улице Москвы пройдет «парад натуралов» или вдруг его организаторы вздумают провести культурно-разъяснительное (вполне целомудренное и невинное) мероприятие по разъяснению и пропоганде нормальных отношений между мужчиной и женщиной – то они попадают под действие этого законодательства. И на основе указанного Федерального закона им можно сделать отказ.

А вот если организаторы решат провести «гей-парад» или иной «парад гордости» или «парад зоофилов», и даже просто культурно-разъяснительное мероприятие (с демонстрацией соответствующей информации или без оного) – то они под действие данного Федерального закона не попадают.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 сентября 2012 года. С текстом можно познакомится, например, на сайте Министерства образования и науки — http://mon.gov.ru/dok/fz/vosp/8172/ И, как видно, ни правозащитники, ни депутаты пока не озаботились поправками к данному нормативному акту. Так что 1 сентября 2012 года можно будет объявить днем окончательной и бесповоротной победы «альтернативно натуральных» над «натуралами».

Да прибудет с вами ювенальная юстиция и сила толерантности!

newsland.com

Анализ закона об информации

Анализ Федеральный закона «Об информации, информатизации и защите информации»

Информация как объект правового регулирования…………………………….4

Основные положения Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»…………………………………….…7

Недостатки Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»……………………………………………………………11

Список использованной литературы…………………………………………. 18

Информационное законодательство – это новая, развивающаяся ныне в России отрасль законодательства, обеспечивающая регулирование отношений в информационной сфере – сфере, связанной с созданием, движением и потреблением информации в обществе и государстве.

В бывшем СССР информационного законодательства практически не было. Немногочисленные постановления ЦК КПСС и правительства были направлены, в основном, на создание крупных информационных систем, имеющих целью обеспечение информацией государственных органов, а гражданин – основной потребитель информации – находился при этом за пределами внимания государства. Информация была закрыта для общества.

Сегодня положение дел кардинально меняется. Принята новая Конституция РФ, которая включает и правовые нормы, относящиеся к информационной сфере. Только с 1991 по 1995 гг. по вопросам информационного законодательства было издано около 500 основных нормативных правовых актов. Из них 75 актов полностью относятся к тематике информационного законодательства, остальные акты включают отдельные нормы по этим вопросам. Важнейшим событием следует считать принятие и ввод в действие с 20 февраля 1995 г. Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» (далее Закон).

Тем не менее, до сих пор все еще нет четкого представления об информационном законодательстве как важнейшей отрасли права.

Даже основной категориальный аппарат законодательства об информации, заложенный в вышеуказанном Федеральном законе, имеет ряд существенных недостатков.

Все это делает актуальным вопрос – есть ли среди недостатков существующего Закона такие, которые носят фундаментальный характер, т.е. касаются наличия в его составе значительной доли фактически не действующих норм, а также противоречий с действующим законодательством и общепризнанными нормами международного права.

Таким образом, становится необходимым рассмотрение информации как объекта правового регулирования в российском законодательстве и последующее анализирование Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации».

Информация как объект правового регулирования

Информация как предмет отношений различных субъектов является объектом внимания различных отраслей права.

С введением в 1996 году нового Гражданского кодекса РФ впервые в российском законодательстве информация стала полноправным объектом права, что закреплено в статье 128 «Виды объектов гражданских прав», которая гласит: «К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность) нематериальные блага».

Само определение информации вызывает сегодня большие споры. У разных авторов можно найти различные толкования этого термина. Вероятно, было бы ошибкой отметать устоявшиеся понятия и отдавать приоритет лишь какому-то одному из них.

Российское законодательство же определяет информацию как сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления; документированную информацию (документ) – как зафиксированную на материальном носителе информацию с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать (ст. 2 Федерального закона от 20.02.95 № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»).

Несмотря на кажущуюся простоту данных определений, уяснить фактическую сущность понятия «информация» довольно сложно, так как данное понятие весьма широко и не всегда удачно используется и в законодательстве, и в литературе, и в обиходной речи.

Кроме того, используются и более узкие понятия. Так, компьютерная информация – это информация, которая передается, обрабатывается и хранится с использованием электронно-вычислительной техники. Компьютерная информация может быть перенесена в пространстве, сохранена во времени, передана другому субъекту или техническому устройству, подвергнута иным операциям (копирование, модификация и т.п.). Понятия собственника, владельца и пользователя также определены указанным законом.

Документ на машинном носителе – это документ, созданный с использованием носителей и способов записи, обеспечивающих обработку содержащейся в нем информации электронно-вычислительной машиной. Требования к составу и содержанию реквизитов, придающих юридическую силу документам на машинном носителе и машинограмме, создаваемым средствами вычислительной техники, определены ГОСТом 6.10.4-84 «Унифицированные системы документации. Придание юридической силы документам на машинном носителе и машинограмме, создаваемым средствами вычислительной техники. Основные положения».

Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод: любая информация в момент своего создания является тайной или конфиденциальной и подлежит дальнейшей защите ее собственником в зависимости от степени секретности. Так, в ст. 2 Федерального закона Российской Федерации «Об информации, информатизации и защите информации» устанавливается, что конфиденциальной информацией является документированная информация, доступ к которой ограничивается в соответствии с законодательством Российской Федерации, а ст. 21 устанавливает правило, согласно которому «защите подлежит любая документированная информация, неправомерное обращение с которой может нанести ущерб ее собственнику, владельцу, пользователю и иному лицу». Режим защиты информации устанавливается в отношении:

сведений, отнесенных к государственной тайне, – уполномоченными органами на основании Федерального закона Российской Федерации «О государственной тайне»;

конфиденциальной документированной информации – собственником информационных ресурсов или уполномоченным лицом на основании настоящего федерального закона;

персональных данных – федеральными законами.

Термин «нарушение целостности и конфиденциальности» широко используется в специальной литературе, в которой рассматривается проблема безопасности информационных систем, базирующихся на применении информационной техники. Специалисты обычно имеют в виду конкретные организационные и программно-технические меры, обеспечивающие защиту систем и сетей ЭВМ от действий, которые могут повлечь вредные последствия для хранящейся в памяти компьютеров информации. Говоря о целостности информации, подразумевают защиту данных от разрушения и изменения, в том числе и от вирусов. Конфиденциальность же понимается как предотвращение возможности использования информации лицами, которые не имеют к ней отношения. Появление вслед за специальной литературой и в законодательстве об информации термина «конфиденциальность» наряду с термином «тайна», по-видимому, оправданно.

Слово «конфиденциальный» означает «доверительный, не подлежащий огласке». В словаре В. Даля слово «тайна» означает все сокрытое, неизвестное, неведомое или скрываемое, секретное, неоглашаемое.

Как видно из сравнений смысла данных терминов, они обозначают одно и то же. Таким образом, тайна или конфиденциальность есть свойство документированной информации.

Тайны имеют градацию по степени секретности. Так, Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» (с изменениями от 6 октября 1997 г., 30 июня 2003 г., 11 ноября 2003 г.) устанавливает три степени секретности сведений, составляющих государственную тайну, и соответствующие этим степеням грифы секретности: «Особой важности», «Совершенно секретно» и «Секретно» (ст. 8 указанного закона). Собственником информации могут использоваться также грифы «Конфиденциально» и «Для служебного пользования».

Вопросы конфиденциальности всегда тесно связаны с вопросами собственности на информацию, поскольку именно собственник обычно является жертвой при совершении информационных преступлений.

Известно, что в Российской Федерации существует право собственности граждан, юридических лиц и государства (ст. 212 ГК РФ). Это законодательное установление позволяет в дальнейшем определить режим использования различных видов информации. Поэтому собственниками информации являются граждане, юридические лица и государство.

Законодательно установлена защита нескольких видов информации, принадлежащей гражданам и называемой «личной конфиденциальной информацией» или «персональными данным». К ним можно отнести коммуникационные тайны: тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ; ст. 138 УК РФ); тайна усыновления (ст. 155 УК РФ; ст. 39 Семейного кодекса РФ); сведения о частной жизни лица (ст. 137 УК РФ; ст. 150 ГК РФ); личная тайна (ст. 137 УК РФ, ст. 150 ГК РФ); семейная тайна (ст. 137 УК РФ, ст. 150 ГК РФ), тайна голосования (ст. 142 УК РФ), информация, являющаяся объектом авторских и смежных прав (Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах»: ст. 146 УК РФ, ст. 150 ГК РФ); информация, непосредственно затрагивающая права и свободы гражданина или персональные данные (Федеральный закон «Об информации. »; ст.140 УК РФ); профессиональная (нотариальная, адвокатская) тайна (ст. 51 УПК); медицинская (врачебная) тайна (ст. 30 ФЗ РФ «Об охране здоровья граждан»).

Законом защищена конфиденциальная информация юридических лиц: коммерческая тайна (ст. 139 ГК РФ; ст. 183 УК РФ); банковская тайна (ст. 183 УК РФ; ст. 26 ФЗ РФ «О банках и банковской деятельности»); тайна связи (ст. 1 ФЗ РФ «О почтовой связи»); служебная тайна (ст. 139 ГК РФ).

Конфиденциальной объявляется информация, принадлежащая государству или его субъектам и их образованиям («государственная конфиденциальная информация»). К ней относятся: служебная тайна (ст. 139 ГК РФ); государственная тайна (Закон РФ «О государственной тайне»; ФЗ РФ «О федеральной фельдъегерской связи», ст. 275, 276, 283, 284 УК РФ); данные предварительного следствия (ст. 310 УК РФ); сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311 УК РФ); сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК РФ).

Однако важнейшие положения об информации содержатся в Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации», принятого 20 февраля 1995 года.

Основные положения Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»

К основным функциям Закона относят регулирование отношений, возникающих при:

формировании и использовании информационных ресурсов на основе создания, сбора, обработки, накопления, хранения, поиска, распространения и предоставления потребителю документированной информации;

создании и использовании информационных технологий и средств их обеспечения;

защите информации, прав субъектов, участвующих в информационных процессах и информатизации.

Стоит отметить, что Закон не затрагивает отношений, регулируемых Законом Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах».

Данный закон подробно раскрывает следующие понятия: информация, информатизация, документированная информация (документ), информационные процессы, информационная система, информационные ресурсы, информация о гражданах (персональные данные), конфиденциальная информация, средства обеспечения автоматизированных информационных систем и их технологий, собственник информационных ресурсов, информационных систем, технологий и средств их обеспечения, владелец информационных ресурсов, информационных систем, технологий и средств их обеспечения, пользователь (потребитель) информации.

Законом определяется государственная политика в сфере формирования информационных ресурсов и информатизации, и ее направлений. Например: создание и развитие федеральных и региональных информационных систем и сетей, обеспечение их совместимости и взаимодействия в едином информационном пространстве Российской Федерации (Глава 2), формирование и осуществление единой научно-технической и промышленной политики в сфере информатизации с учетом современного мирового уровня развития информационных технологий (Глава 3), а также развитие законодательства в сфере информационных процессов (Глава 4), информатизации и защиты информации (Глава 5).

Закон определяет и правовой режим информационных ресурсов, который включает в себя: порядок документирования информации, право собственности на отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах, категорию информации по уровню доступа к ней, порядок правовой защиты информации.

Далее отметим некоторые сущностные аспекты Закона, связанные с цифровой подписью, доступностью информации, лицензированием отдельных видов деятельности связанных с обработкой информации, правом на защиту информации и сертификацией информационных систем.

Согласно п.3 ст.5 настоящего Закона, юридическая сила документа, хранимого, обрабатываемого и передаваемого с помощью автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем, может подтверждаться электронной цифровой подписью.

Для признания электронной цифровой подписи необходимо наличие в автоматизированных информационных системах сертифицированных программно-технических средств, обеспечивающих идентификацию подписи, и соблюдение установленного режима их использования. В п.4 ст.5. предусмотрено обязательное лицензирование деятельности, связанной с реализацией права удостоверять идентичность электронно-цифровой подписи. Еще предстоит разработка актов, регулирующих единый порядок лицензирования и сертификации в этой области.

Граждане, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и общественные объединения обязаны представлять документированную информацию органам и организациям, ответственным за формирование и использование государственных информационных ресурсов.

П.2 ст.6 Закона устанавливает, что физические и юридические лица являются собственниками тех документов, массивов документов, которые созданы за счет их средств, приобретены ими на законных основаниях, получены в порядке дарения или наследования.

Органы государственной власти и органы местного самоуправления создают доступные для каждого информационные ресурсы по вопросам деятельности этих органов и подведомственных им организаций, а также в пределах своей компетенции осуществляют массовое информационное обеспечение пользователей по вопросам прав, свобод и обязанностей граждан, их безопасности и другим вопросам, представляющим общественный интерес.

Комитет при Президенте Российской Федерации по политике информатизации организует регистрацию всех информационных ресурсов, информационных систем и публикацию сведений о них для обеспечения права граждан на доступ к информации (п.3 ст.13 Закона).

Перечень информационных услуг, предоставляемых пользователям из государственных информационных ресурсов бесплатно или за плату, не возмещающую в полном размере расходы на услуги, устанавливает Правительство Российской Федерации.

Государственные и негосударственные организации, а также граждане имеют равные права на разработку и производство информационных систем, технологий и средств их обеспечения (п.2 ст.16).

Закон решает вопрос повышения качества, надежности средств защиты информации от несанкционированного доступа, а также ответственности организаций, производящих такие средства, устанавливая лицензирование такой деятельности: организации, разрабатывающие и производящие такие средства, должны получить лицензию на этот вид деятельности (п.3 ст.19).

Организации, выполняющие работы в области обработки персональных данных, также должны получать лицензию на такую деятельность. Это направлено на реализацию конституционных гарантий прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (п.1 ст.23 Конституция РФ). Лицензирование такой деятельности дает возможность ее контроля компетентными органами и создает дополнительные условия для защиты персональных данных как информации конфиденциальной.

Создание средств защиты информации подлежит лицензированию в соответствии с Положением о лицензировании деятельности предприятий, учреждений и организаций по проведению работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну, созданием средств защиты информации, а также осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите государственной тайны. Ведение лицензионной деятельности в данной области поручено Федеральному агентству правительственной связи и информации при президенте РФ и государственной технической комиссии при Президенте РФ.

П.1 ст.21 Закона гласит, что защите подлежит любая документированная информация, неправомерное обращение с которой может нанести ущерб ее собственнику, владельцу, пользователю и иному лицу, и устанавливает режим защиты информации.

Контроль за соблюдением требований к защите информации и эксплуатацией специальных программно-технических средств защиты, а также обеспечение организационных мер защиты информационных систем, осуществляется органами государственной власти в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Защита прав субъектов в сфере формирования информационных ресурсов, пользования информационными ресурсами, разработки, производства и применения информационных систем, технологий и средств их обеспечения осуществляется судом, арбитражным судом, третейским судом с учетом специфики правонарушений и нанесенного ущерба.

Согласно п.2 ст.22, владелец информации при определении уровня ее защиты обязан руководствоваться законодательством РФ. Он имеет возможность пользоваться средствами специализированных органов в области информационной безопасности. Вместе с тем защита документированной информации не должна наносить ущерба ее собственнику и пользователям. Таким образом, самостоятельность владельца и собственника в данном случае также находится под контролем Закона.

При обработке информации всегда существует угроза нанесения ущерба ее владельцу. Для снижения риска Закон предписывает использовать механизм сертификации информационных систем и средств защиты информации (ст.19), при этом ответственность за возникающий риск берет на себя орган сертификации. В том случае, если используются не сертифицированные информационные системы или средства защиты, то риск лежит на собственнике (владельце) этих систем и средств. Пользователь, получивший информацию из не сертифицированных систем и знающий об этом, берет риск на себя. Однако владелец системы обязан предупредить пользователя об отсутствии у него сертификата.

Недостатки Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»

Представляется наиболее плодотворным подход, по которому фундаментальные недостатки Закона следует искать в плоскости введения новых положений, системно противоречащих другим законодательным актам РФ или содержанию общественных отношений в сфере информационных технологий. Ярким примером этого можно считать предпринятую попытку сконструировать в Законе новый объект прав, а именно – информационный ресурс как документ или массив документов (документированную информацию). Закон упоминает среди прочих такие гражданско-правовые аспекты, как право собственности на информационный ресурс (ст.6), документированную информацию (ст.4), информационную систему (ст.17), информационные технологии и средства их обеспечения (ст.17), информацию (п.4 ст.21). При этом с точки зрения юридической техники, представляется не совсем удачным и избыточным параллельное использование в тексте Закона термина «информационный ресурс» и его синонимов – «документированная информация», «документ», «массив документов», «объект информационного ресурса». Представляет определенный интерес мнение научного руководителя коллектива по подготовке существующего Закона, признающего в своей работе с несколько противоречивым названием «Информационное право: основы практической информатики», что «…такие определения, как «документ», «документированная информация», «информатизация», «информационная безопасность», в строгом смысле не являются правовыми понятиями».

Сфера действия Закона была определена, по сути, как отношения в сфере документированной информации (ст.1). Однако в самом Законе не удалось удержаться в рамках заявленной в начале сферы действия. Грань между документированной информацией и информацией вообще в Законе оказалась размытой. Вопросы регулирования отношений по поводу информации затрагиваются так или иначе в пункте 2 статьи 4, пункте 2 статьи 8, пункте 4 статьи 10, статьях 11-13, 21 и др. В результате указанной нечеткости, несмотря на то что в Конституции РФ, ее статьях 29, 41 и 42, речь идет о свободе информации и достоверной информации об окружающей среде, в Законе эти права и свободы в ряде статей ограничены только предоставлением информации из информационных ресурсов, т.е. документированной информацией. Вместе с тем в статье 24 Закона говорится о возможности судебного обжалования отказа в доступе к информации, поэтому указание в предыдущих статьях на право доступа к информационному ресурсу (документированной информации), видимо, объясняется нечеткостью применения при разработке Закона терминов «информационный ресурс», «документированная информация» и «информация». Надо отметить, что негативные следствия применения данной нормы Закона частично устраняются ст. 237 Уголовного кодекса РФ, устанавливающей ответственность за сокрытие информации об обстоятельствах, создающих угрозу для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды. Уголовный кодекс РФ по сравнению с Законом не ограничивает форму представления информации только документированной. Определение конфиденциальной информации в Законе (ст.2) как документированной также неоправданно сужает сферу защиты охраняемых законом сведений, которые могут выступать и в недокументированной форме. С учетом изложенного желательно привести эти нормы Закона в соответствие с конституционными положениями и общепризнанными международными нормами, установив право доступа и защиты информации независимо от формы ее представления.

Следующей формально-юридической проблемой Закона являются попытки установить право собственности на информацию вообще и на документированную информацию в частности, которые не скоординированы с конституционными и международно-правовыми нормами о праве свободно искать, получать и распространять информацию. Сам смысл свободы каждого искать, получать и распространять информацию не вяжется с институтом права собственности, который предоставляет собственнику абсолютное право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Не согласуются нормы о праве собственности на информацию и с положениями Гражданского кодекса РФ, устанавливающими, что информация не является имуществом, на которое может быть установлено право собственности.

Предоставляемые собственнику правомочия владения, пользования, распоряжения фактически не могут быть распространены на информацию как нематериальный объект. В случае копирования информации ее «собственников» сразу становится двое или более. Защитить «право собственности на информацию» иском или другими способами защиты права собственности невозможно. Документированность информации не вносит в эту ситуацию принципиальных изменений, т.к. лицо, скопировавшее документированную информацию на другой носитель, является таким же «собственником» этой информации, как и лицо, обладающее оригиналами документов или просто запомнившее содержание документа. При этом авторские права на произведение, выраженное в документе, в любом случае перекрывают полномочия «собственника». Следовательно, попытку установить в Законе право собственности на документированную информацию нужно признать неудачной.

Другой проблемой является попытка установления права собственности и включения в состав имущества банков данных, информационных технологий и средств их обеспечения, представляющих собой совокупность программных, лингвистических, правовых и организационных средств (ст.16). Помимо фактической невозможности представить в качестве имущества правовые, организационные, лингвистические и иные средства, технологии, возникла коллизия с нормами Закона РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» и Закона от 23 сентября 1992 г. №3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных». Так, при создании за счет заказчика базы данных, исключительные права (интеллектуальная собственность) на нее возникают у автора (ст.9 Закона «Об авторских правах…»), а собственность на эту же базу данных, как информационную систему, возникают у заказчика в силу пунктов 2 и 3 статьи 6 Закона. Собственник в этой ситуации не вправе модифицировать, тиражировать и распространять информационную систему без согласия автора, что в данном случае ставит под сомнение смысл введения такого номинального титула собственника.

Учитывая изложенное, необходимо отказаться от использования в законодательстве права собственности на информацию, в т.ч. относительно баз данных и документированной информации.

В связи с этим содержание термина «информационный ресурс» должно быть изменено и применено в значении «материальный носитель информации с закрепленной на нем информацией». Причем исключение собственности на информацию никоим образом не повлияет на защищенность сведений в государственных информационных ресурсах, так как данная информация является конфиденциальной и охраняется в соответствии с нормами о защите информации, а отнюдь не с нормами о защите права собственности.

В целом анализ Закона методами социально-правовых исследований позволяет говорить о наличии в Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» в лучшем случае менее 50 процентов действующих норм. Это нормы, изложенные в статьях 1 и 2 (сфера действия и терминология), 4 (основы правового режима информационных ресурсов); частично в части 2 статьи 5 (о применении электронной цифровой подписи); статье 6 (информационные ресурсы как элемент состава имущества и объект права собственности) с оговорками, при условии фактического изменения содержания термина информационный ресурс; статье 7 (государственные информационные ресурсы); статье 10 (информационные ресурсы по категориям доступа); статье 11 (информация о гражданах); статье 16 (разработка информационных систем, технологий и средств их обеспечения в части закрепления статьи расходов федерального бюджета); статье 18 (право авторства и право собственности на информационные системы, технологии и средства их обеспечения); статье 21 (в части создания специальных служб для защиты информации и возможности обратиться в уполномоченные государственные органы для оценки правильности выполнения норм и требований по защите информации в информационных системах); статье 25 (вступление в силу).

Среди указанных действующих с оговорками норм, изложенных в 12 из всех 25 статей, составляющих существующую редакцию Закона, есть ряд норм, которые необоснованно ограничивают права граждан и организаций, а также не учитывают фактически сложившийся порядок в общественных отношениях.

Первой такой социально-правовой коллизией Закона является закрепление правила о том, что юридическая сила документа, хранимого в автоматизированной информационной системе, может подтверждаться электронной цифровой подписью (ч.2 ст.5 Закона). Не касаясь вопроса об удачности формулировки «может подтверждаться», следует обратить внимание на привязку нормы только к одному аналогу собственноручной подписи. Существующая доктрина и действующее законодательство РФ, международная практика и зарубежное законодательство не знают обоснований для применения исключительно электронной цифровой подписи. Следовательно, необходимо привести указанную норму в соответствие с Гражданским кодексом РФ (п.2 ст.160), разрешающим применение наряду с электронно-цифровой подписью иных аналогов собственноручной подписи, в том числе таких наиболее распространенных на практике аналогов подписи, как пароли, электронные ключи и т.д.

Вторая социально-правовая проблема, нашедшая свое отражение в Законе, – это нечеткость разграничения прав субъектов, создающих или получающих информационные ресурсы. Так, в части 4 статьи 6 указывается, что «…субъекты, представляющие в обязательном порядке документированную информацию в органы государственной власти и организации, не утрачивают своих прав на эти документы и на использование информации, содержащейся в них…». Эти документы формируют информационный ресурс в совместном ведении государства и субъектов, представляющих эту информацию. Из содержания нормы совершенно неясно, о чем идет речь, о каком совместном ведении можно говорить, в частности, относительно документов, сданных в качестве налоговой отчетности. Можно ли вообще говорить о совместном ведении гражданина и государства на какой-то объект права собственности. Если бы такое совместное ведение могло существовать, то тогда распоряжение налоговыми отчетами, например, при необходимости передачи их в суд, архив, вышестоящему органу должно осуществляться органом налоговой службы по согласованию с субъектом, предоставившим эту информацию, т.е. налогоплательщиком.

Другая достаточно крупная социально-правовая проблема Закона – в силу части 1 статьи 11 разработка информационных систем признается незаконной, если в этих системах содержится информация о гражданах (персональные данные) и отсутствует утвержденный Федеральным законом перечень данных, включаемых в такие информационные системы. Иными словами, по формально-правовым основаниям, заложенным в Законе, создание любым государственным органом, к примеру налоговой службой, или органами социального обеспечения либо коммерческой организацией перечня физических лиц, с которыми они постоянно работают, и данных о них (паспортные данные и т.д.) требует предварительного включения перечня таких данных в федеральный закон. При этом на практике указанные персональные данные использовались и до, и после принятия Закона с согласия гражданина, а при создании информационных систем государственных органов – на основе соответствующего распоряжения руководителя такого органа о создании и использовании автоматизированной системы для упорядочения и ускорения обработки информации, получаемой государственным органом при реализации им своих полномочий.

Учитывая это, предлагается разрешить использование персональных данных гражданина не только в случаях, установленных федеральным законом, но также с его согласия в других случаях. Реализация этого предложения позволяет легитимизировать в правовой системе России общепринятую российскую и международную практику использования персональных данных с согласия гражданина, поскольку без их применения невозможно, в частности, делопроизводство с применением компьютерной техники при подготовке текстов подавляющего большинства гражданско-правовых сделок. Также указанное положение проекта позволяет сформировать четкую правовую основу создания новых и функционирования существующих корпоративных и муниципальных информационных систем, построенных на договорной основе и содержащих персональные данные.

Закон содержит пробел в части неурегулированности статуса информационных посредников. По мнению большинства российских и зарубежных специалистов, существенную правовую проблему составляет ограничение ответственности информационных посредников (провайдеров). В качестве такого посредника выступает лицо, передающее информацию по поручению другого лица, в т.ч. операторы связи при оказании услуг доступа к международной сети Интернет, услуг хостинга, а также организации, предоставляющие и обслуживающие электронные торговые системы и т.д.

В мире сложились два основных подхода к ответственности информационных посредников при использовании их информационных систем для совершения противоправных действий. В Китае и странах Ближнего Востока исходят из постулата, что провайдер должен знать, каким образом пользователь задействует его оборудование, и соответственно должен нести ответственность вместе с пользователем, совершившим правонарушение.

В США, Европе и других экономически развитых странах применяется ограничение ответственности провайдеров, связанное с тем, что по общепризнанным международным нормам о праве на неприкосновенность частной жизни провайдер не вправе следить за содержанием информации, передаваемой пользователем. Однако когда провайдер получает уведомление от третьего лица о неправомерности передачи информации, предоставляемой пользователем, он обязан принять меры к прекращению передачи такой информации.

Критика и предложения по изменению федерального законодательства в сфере информации не претендуют в настоящее время на законченность, а являются широко обсуждаемыми.

Изложенное позволяет сделать вывод о необходимости повышения качества разработки проектов федеральных законов, регулирующих отношения по поводу информации и информационных технологий. Представляется целесообразной в этой связи подготовка Методических рекомендаций, включающих в себя как традиционные методы формально-юридических исследований для выявления внутрисистемных противоречий, так и методы социально-правовых исследований для выявления межсистемных противоречий, социально-правовых проблем в сфере информационных технологий.

Также подготовлены Методические рекомендации по оформлению законопроектов, но они, во-первых, не опубликованы, что затрудняет их широкое применение юридической общественностью, а во-вторых, не ставят своей целью рассмотрение вопросов методологии выявления общих социальных условий подготовки и принятия законодательных актов для выявления социально-правовых проблем в сфере применения информационных технологий, что подтверждает актуальность подготовки специализированных методических рекомендаций по совершенствованию законодательства в сфере информационных технологий.

В настоящее время в законодательных планах Правительства России – внести в Государственную Думу законопроект о принятии новой редакции Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации», в связи с концептуальными ошибками в процессе правоприменения.

Список использованной литературы

Об информации, информатизации и защите информации. Федеральный закон РФ от 20.02.95 № 24 // Российская газета. — 2006. — №12. — С.11-12.

Концепция современной государственной информационной политики // Российская газета. — 2008. — №5. — С.16-18.

Копылов В.А. Информационное право. — М: Юрист, 2007. — 386 с.

Косовец А.А. Правовое регулирование электронного документооборота// Юрист компании. — 2006. — №2. — С.28-30.

Кульба В.В., Малюгин В.Д. Ведение в информационное управление. — СПб: Дело, 2008. — 421 с.

Петровский С.В. К вопросу об изменении Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»// Информационное право — 2006. — №4. — С.56-57.

Сергиенко Л. А. Правовая защита персональных данных. Цели и принципы правового регулирования //Проблемы информатизации. — 2006. — №14. — С.25-29.

Тиновицкая И.Д. Субъективные права в информационной сфере. — М: Инфра, 2005. — 253 с.

works.doklad.ru

Это интересно:

  • Реестр должностей сотрудников Приказ Министерства культуры Российской Федерации от 5 мая 2014 г. N 763 г. Москва "Об утверждении перечней должностей и профессий работников федеральных государственных учреждений, подведомственных Министерству культуры Российской Федерации, относимых к основному […]
  • Приказ о фиксированном размере Приказ Федеральной таможенной службы от 21 февраля 2012 г. N 302 "Об установлении фиксированных сумм обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов в отношении подакцизных товаров" Приказ Федеральной таможенной службы от 21 февраля 2012 г. N 302"Об установлении […]
  • В какие сроки рассматриваются жалобы граждан В какие сроки рассматриваются жалобы граждан РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации(с изменениями на 29 июня 2010 года) Принят Государственной Думой 21 апреля 2006 года Одобрен Советом Федерации 26 апреля 2006 […]
  • Федеральный закон о разумных сроках Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ"О компенсации за […]
  • Приказ 645 мчс россии программы инструктажей Приказ МЧС РФ от 12 декабря 2007 г. N 645 "Об утверждении Норм пожарной безопасности "Обучение мерам пожарной безопасности работников организаций" (с изменениями и дополнениями) Приказ МЧС РФ от 12 декабря 2007 г. N 645"Об утверждении Норм пожарной безопасности "Обучение […]
  • Закон о негативной информации Подписан закон, направленный на защиту детей от негативной и вредной для них информации Президент подписал Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Федеральный закон принят Государственной Думой 21 декабря 2010 года и […]
  • Приказ о внесении дополнений в ооп ноо Приказ о внесении дополнений в ооп ноо Управление образования администрации города Иванова Муниципальное бюджетное образовательное учреждение общеобразовательный лицей № 33 от 02.03.2012г. № 179А «О внесении изменений в На основании приказа Министерства образования и науки […]
  • Приказ 928н порядок оказания Приказ Министерства здравоохранения РФ от 15 ноября 2012 г. № 928н "Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения" (не вступил в силу) В соответствии со статьей 37 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ […]